Иван Бунин ~ Дочь

    «Дочь»
~~~*~~~~*~~~~*~~~~*~~~~
    Все снится: дочь есть у меня,
    И вот я, с нежностью, с тоской,
    Дождался радостного дня,
    Когда ее к венцу убрали,
    И сам, неловкою рукой,
    Поправил газ ее вуали.

    Глядеть на чистое чело,
    На робкий блеск невинных глаз
    Не по себе мне, тяжело.
    Но все ж бледнею я от счастья.
    Крестя ее в последний раз
    На это женское причастье.

    Что снится мне потом? Потом
    Она уж с ним, — как страшен он! –
    Потом мой опустевший дом –
    И чувством молодости странной.
    Как будто после похорон,
    Кончается мой сон туманный.

Анализ стихотворения Бунина «Дочь»

Нежная отцовская любовь — сокровенное переживание, редкое для бунинской лирики. Пронзительное чувство в полной мере проявляется в произведении «На глазки синие, прелестные…» Жанровые признаки, заявленные в тексте, позволяют отнести его к колыбельной. Она посвящена единственному ребенку — любимому сыну, скончавшемуся в пятилетнем возрасте.

В стихотворении 1923 г. поэт возвращается к теме отцовства, пессимистическая трактовка которой предстает в свете личного трагического опыта. В зачине моделируется ситуация повторяющегося сна, тревожащего ночной покой лирического «я». Субъект речи примеряет на себя роль заботливого родителя, взрослая дочь которого готовится к свадьбе. Случай, обозначенный эпитетом «радостный», вызывает противоречивые чувства у отца невесты, не готового безоговорочно принять новый статус своего ребенка. Герой напрямую обозначает собственные переживания: к привычной нежности примешиваются тревога и тоска. Волнение выдает неловкий жест родительской руки, поправляющей фату новобрачной.

В начале второй строфы получают развитие характеристики, описывающие внутреннее состояние героя. Беспокойство растет, и родителю приходится прилагать немалые силы, чтобы не выдать дочери сокровенные чувства, терзающие душу. Факт бракосочетания воспринимается лирическим «я» в негативном свете. Герой опасается, что свершившееся замужество ослабит близкие и доверительные отношения с любимым ребенком, предвещает длительную разлуку.

Отрицательными эмоциями насыщена антитеза, противопоставляющая «страшного» новобрачного и его кроткую, робкую и беззащитную супругу, оставшуюся без надежной родительской поддержки. За этой миниатюрной сценой следует другая. Она также призвана уточнить характер отцовских фобий: субъект речи, покинутый родным человеком, возвращается в опустевший дом.

Заключает кошмарное сновидение изображение странных, непривычных чувств: новоиспеченный тесть, с успехом выполнивший родительскую миссию, обретает нежеланную свободу, ассоциируемую с молодостью. Сложный психологический портрет включает в себя детали, семантика которых вступает в противоречие: ситуация освобождения от ответственных обязанностей контрастирует с тягостными, томительными ощущениями. Поразмыслив, субъект речи находит шокирующую основу для сравнения: отцу, пришедшему со свадьбы своей любимицы, кажется, что он вернулся с похорон.
 
 

Рейтинг: +1 Голосов: 1 584 просмотра

Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!

Это Вы не читали...