ГлавнаяКлассикаБатюшков Константин Николаевич (1787-1855) → Константин Батюшков ~ Тень друга

Константин Батюшков ~ Тень друга

Тень друга

------------------ ------------------

Sunt aliquid manes: letum non omnia finit; 
Luridaque evictos effugit umbra rogos.
                                Propertius*
   Я берег покидал туманный Альбиона:
Казалось, он в волнах свинцовых утопал.
   За кораблем вилася гальциона,
И тихий глас ее пловцов увеселял.
   Вечерний ветр, валов плесканье,
Однообразный шум, и трепет парусов,
   И кормчего на палубе взыванье
Ко страже, дремлющей под говором валов,—
   Все сладкую задумчивость питало.
Как очарованный, у мачты я стоял
   И сквозь туман и ночи покрывало 
Светила севера любезного искал.
   Вся мысль моя была в воспоминанье 
Под небом сладостным отеческой земли,
   Но ветров шум и моря колыханье
На вежды томное забвенье навели.
   Мечты сменялися мечтами, 
И вдруг... то был ли сон?.. предстал товарищ мне,
   Погибший в роковом огне 
Завидной смертию, над плейсскими струями.
   Но вид не страшен был; чело
   Глубоких ран не сохраняло, 
Как утро майское, веселием цвело 
И все небесное душе напоминало. 
«Ты ль это, милый друг, товарищ лучших дней! 
Ты ль это?— я вскричал,— о воин, вечно милый! 
Не я ли над твоей безвременной могилой, 
При страшном зареве Беллониных огней,
   Не я ли с верными друзьями 
Мечом на дереве твой подвиг начертал 
И тень в небесную отчизну провождал
   С мольбой, рыданьем и слезами? 
Тень незабвенного! Ответствуй, милый брат! 
Или протекшее все было сон, мечтанье; 
Все, все — и бледный труп, могила и обряд,
Свершенный дружбою в твое воспоминанье?
О! молви слово мне! Пускай знакомый звук
   Еще мой жадный слух ласкает,
Пускай рука моя, о незабвенный друг!
   Твою с любовию сжимает...»
И я летел к нему... Но горний дух исчез
В бездонной синеве безоблачных небес,
Как дым, как метеор, как призрак полуночи,
   Исчез — и сон покинул очи.
Все спало вкруг меня под кровом тишины.
Стихии грозные казалися безмолвны.
При свете облаком подернутой луны
Чуть веял ветерок, едва сверкали волны,
Но сладостный покой бежал моих очей,
   И все душа за призраком летела,
Все гостя горнего остановить хотела:
Тебя, о милый брат! о лучший из друзей!

* Души усопших не призрак: не все кончается смертью; 
Бледная тень ускользает, скорбный костер победив.
                         Проперций (лат.).
 
<1814>
 ------------------ ------------------
 Анализ стихотворения Батюшкова «Тень друга»
 
Стихотворение «Тень друга» Константина Николаевича Батюшкова (1787 – 1855) критики называют одним из лучших произведений, когда-либо выходивших из-под пера поэта. А. С. Пушкин отозвался о нём как о прелестном и совершенном произведении. Что же делает это стихотворение таким впечатляющим?

«Тень друга» — это элегия. Она посвящена трагическому событию – смерти И. А. Петина, павшего в битве под Лейпцигом в 1813 году. Иван Александрович был близким другом Батюшкова, поэтому его безвременная кончина стала страшным ударом для чувствительного сердца поэта. Переживания Константина Николаевича нашли отражение в стихотворении, которое он создал в 1814 году.

Это произведение обладает необычной структурой. Строфы представляют собой простые четверостишия, но их схема меняется в зависимости от того, какое место они занимают в композиции.

Для первой части, которая знакомит читателя с окружающей лирического героя – автора действительностью, характерны строфы типа abab. Всего их четыре. Затем следует одна строфа с кольцевой рифмой:
Мечты сменялися мечтами
И вдруг… то был ли сон?.. предстал товарищ мне,
Погибший в роковом огне
Завидной смертию, над Плейсскими струями.

За ней – четверостишие с уже встречавшейся формой abab. Представляется, что этот способ рифмования поэт применяет, когда описывает пейзаж или внешность персонажа. Предпоследняя строфа имеет ту же форму и действительно отображает окружающий ландшафт.

Далее лирический герой произносит пламенную речь. Он спрашивает видение – дух погибшего товарища – как это возможно, ведь он своими руками предал его тело земле. Герой просит произнести хоть слово, чтобы знакомый голос порадовал истерзанную скорбью душу. Здесь поэт использует кольцевую форму четверостиший, которая усиливает эмоциональный накал монолога.

Следующая строфа имеет парную рифму. Это кульминация стихотворения, возвращение к реальности. Призрак исчезает, а поэт остаётся один посреди холодной ночи.

Последняя строфа – развязка. И снова здесь кольцевая рифма, так как поэт обращается к другу (продолжает монолог): «Тебя, о милый брат! о лучший из друзей!»

Читатель понимает, что герой не хочет отпускать душу товарища, не желает мириться с его потерей.

Несмотря на то, что некоторые метафоры, например «Беллонины огни» (Беллона – древнеримская богиня войны), «Гальциона» (душа дочери бога Эоса, превращённая по легенде в чайку), незнакомы современному читателю, элегия «Тень друга» не становится менее трогательной. Она наполнена настоящими искренними чувствами, выраженными в нежных эпитетах («милый друг», «горний дух»). Стихотворение и сегодня может утешить читателя и придать ему сил в трудный момент.

 


Рейтинг: +1 Голосов: 1 79 просмотров
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!

Это Вы не читали...