ГлавнаяКлубы → Владимир Высоцкий
Владимир Высоцкий
Администратор клуба:
Рейтинг: 33173355 22 участника 12 февраля 2012 в 12:39
Стена клуба
Daniel Major, 14 декабря 2015:
Владимир Высоцкий Всем делам моим на суше вопреки...
Александр Исаев, 19 августа 2013:
Памяти В. Высоцкого

Броню наращивая с длинными шипами,
Немногие из нас вскрывают стены лбом.
Как лягушата вязнем в жизненной сметане,
Сбиваем масло и царапаем за дно.

По странным правилам стареющие дети…
Вслепую учимся, играя в поддавки.
Ловцы потухших человеков тянут сетью.
Попытки бегства так бессмысленно легки.

Ревун над морем, в глубину уходит лодка.
Поэт не зря: «Мой SOS всё глуше…» написал.
Пророкам - путь печальный и короткий
На одиночества колючий пьедестал.
Сеня Весенний, 11 августа 2013:
Владимир Высоцкий

Володя, трогал чуткие ты струны
И этим души выправлял людей,
То мудрый вОлхов, ведающий руны,
Сошёл на Землю в облаке идей.

Сакральный хрип, взволнованный немного,
И мысль ясна для тех, кто сердцем чист,
Ведь всю страну собрал с собой в дорогу
Простой московский парень, гитарист.

Ах, как легки и как понятны песни,
И как ты их напевно исторгал,
Когда на многолюдной Красной Пресне
Перед Вселенной целой выступал.

Но завершён тот непомерный спич,
Что сделал, то поистине нетленно,
Да, по анкете ты – всего москвич,
А для России – гражданин вселенной.

Увенчан светом луг и колосится лето
И у забора чахнет лебеда,
Как хорошо, что есть в Руси поэты
И чудно как, что будет так всегда.
Сергей Степанов, 9 апреля 2013:
ВСТРЕЧА БЫЛА КОРОТКА

Он ворвался в мою жизнь штормовым ветром, ревущим в корабельных снастях, совершенно не похожим на других своей неповторимой манерой исполнения, усиленной горловым «эр» и обилием глаголов – они всегда преобладали над существительными. А самое главное – песни его были «нелакированными» – в отличие от тех, что звучали тогда с эстрады. Наверное, поэтому его и не любили «верхи». Боялись, что взбаламутит сонное болото, в которое погрузилась страна.

Как замполит пленки замылил

Всенародная известность пришла к Высоцкому после выхода на экраны фильма «Вертикаль». Я служил тогда в армии. И по дивизионному радио вечерами крутили исключительно только песни Высоцкого.

Но магнитофонные ленты вскоре затерли до дыр. А когда появились новые песни (поклонники барда тиражировали их во всех городах и весях бывшего Союза), они неожиданно исчезли. Впрочем, следствие продолжалось недолго. Замполит Протопопов громогласно объявил, что пленки изъял он сам и больше не потерпит, чтобы по радио звучали блатные песни.

- У нас советская армия, а не тюремная камера, - сказал он.

Напрасно убеждали Протопопова, что «блатной цикл» Высоцкого – это всего лишь пародия, что не надо путать героев его песен с ним самим, но замполит, похоже, не знал, что такое пародия. Он потрясал номером газеты «Советская Россия», в котором сообщалось, что на концерты Владимира Высоцкого в Куйбышеве (ныне Самаре) 14 тысяч человек (по тем меркам, колоссальная цифра) пришли лишь затем, чтобы послушать песни, которые «распевают во время пьянок». В один голос ругали певца, набиравшего неслыханную популярность, «Комсомолка», «Советская культура», другие издания. Даже такие, совершенно «правильные» песни, как «Братские могилы», подвергались зубодробительной критике. Человека просто травили и нигде не печатали. Но – странное дело! – песни его можно было услышать чуть ли не в каждом доме.

Здравствуйте – всем!

В 1968 году я поступил в Московский полиграфический институт на заочное отделение. Первая сессия была в мае следующего года. И я, приехав в столицу, начал с того, что разыскал своего бывшего одноклассника Славу Купцова, который учился в Московском авиационном институте.

Слава сразу меня огорошил.

- Хочешь Высоцкого вживую увидеть? – спросил он меня. И, не давая возможности что-то ответить, продолжил: - Сегодня вечером пообещал у нас выступить.

Было это так. Студенты нашли номер телефона квартиры, где жил Высоцкий после развода с Людмилой Абрамовой. Позвонили. Предлагали деньги, которые собрали вскладчину, но бард заявил, что с бедных студентов ничего брать не будет. Дескать, сам такой. Концертная ставка у него всего 11 рублей 50 копеек.

- А как насчет стакана водки? – спросил главный переговорщик из студпрофкома.

Высоцкий рассмеялся:

- Ну что ж, не откажусь.

К шести часам вечера актовый зал МАИ был забит под завязку. Ректорат, узнав о том, что Высоцкий дает концерт, препятствий не чинил. Преподаватели сами хотели послушать его песни.

Потянулись томительные минуты ожидания. Шесть часов, половина седьмого, семь... Наконец, дверь распахнулась, и с гитарой в руках на пороге появился тот, кого так долго ждали.

- Извините, ребята, - сказал он, словно знал всех нас минимум лет сто. – С поезда только. А он запоздал.

И неожиданно добавил, улыбаясь:

- Здравствуйте – всем!

В зале зашумели, засмеялись. Одна из студенток поднесла в это время Высоцкому граненый стакан водки и соленый огурец.

- Ну, уважили! – удивился бард, и, одним махом выпив полстакана, ударил по струнам.

Больше часа продолжался этот удивительный концерт. Он был сплошной импровизацией. Высоцкий пел, рассказывал о том, как и над чем работает, отвечал на вопросы. И никакой дистанции не чувствовалось между ним и нами.

Закончил он как-то на полуслове:

- Все! Устал. Пойду с вашего разрешения.

Все встали, долго аплодировали опальному барду. Студпрофком (его как раз и возглавлял Слава) затянул Высоцкого в одну из пустых аудиторий. Здесь опять ему поднесли стопку.

На этот раз он выпил раздумчиво. Выкурил сигарету и неожиданно снова взял гитару. Осмотревшись, увидел, что девушек среди его окружения нет, объявил:

- А теперь – хулиганские!


И тут пошел репертуар, который сегодня бы назвали блатной лирикой. Исполнял Высоцкий и песни одесские, и про Ростов-«папу», и другие, которые уже выветрились из памяти. А все это втихомолку записывалось на магнитофон. И вполне вероятно, что те самые записи стали дополнительным компроматом для Владимира Семеновича.

«Спроси любого москвича»

В 1978 году я жил в Ставрополе. И вдруг звонит мне по телефону мой приятель, фотокор «Ставропольской правды» Саша Волков:

- Бросай все дела, бери ноги в руки и дуй к нам в редакцию. Через полчаса придут Высоцкий и Всеволод Абдулов. Театр на Таганке на гастроли приехал.

Я сломя голову бросился в «Ставрополку». Успел как раз к приходу артистов. Абдулов был в строгом костюме и при галстуке, Высоцкий – в кожаном пиджаке и джинсах. Впрочем, в другом прикиде я его до сих пор как-то не представляю.

Пресс-конференция включала в себя рассказ о театре, его актерах и репертуаре. Она длилась недолго. Под конец Высоцкий исполнил несколько своих новых песен.

После этого Саша Волков и я вызвались проводить гостей, а заодно показать им город. Но от экскурсии они отказались, сославшись на усталость. Попросили только найти такси.

Пока Саша ловил тачку, я купил бутылку коньяка и марочное вино «Янтарь Ставрополья», которое выпускалось на Прасковейском винзаводе и завоевало много золотых медалей на престижных международных выставках.

Вскоре мы оказались в гостинице. Высоцкий коньяк пить не стал, плеснул себе немного вина и потягивал его, пока мы находились вместе. Был он почему-то мрачным, похоже, со здоровьем у него имелись проблемы. На это указывала, прежде всего, серая бугристая кожа лица.

Зато Абдулов был в ударе. Он рассказал, каких трудов Любимову стоило протолкнуть свой самый «шедевральный» спектакль – речь шла о «Гамлете»:

- Кто только ему ни звонил из номенклатуры, когда узнавали, что Гамлета будет играть Владимир Семенович! «Какой это Гамлет?! – кричали они в трубку. – Это же пьяница из подворотни с пропитым голосом».

Но Любимов все же сумел отстоять Высоцкого. Роль Гамлета стала его звездной ролью.

Запомнилась и байка Абдулова об актрисе Алле Демидовой. Абдулов и Михаил Козаков о чем-то беседовали в Доме актера. Неожиданно к ним подошла Демидова.

- Миша, как ты полагаешь, в Высоцком действительно что-то есть? – спросила она Козакова.

Тот поначалу даже опешил.

- Алла, ты в каком веке вообще живешь? – сказал он. – Вся Москва Высоцкого знает, знает его песни наизусть, весь Союз тоже. Хочешь, я тебе его пластинку подарю? Послушаешь – больше таких вопросов не возникнет.

Когда мы уходили, Высоцкий вроде бы пришел в себя и простился с нами очень дружелюбно.

- Спасибо вам за все, - сказал он. – Будете в Москве, заходите. А вино просто прекрасное. Если бы я не в завязке был, выпил бы бочку.

- А какой теперь у вас адрес в Москве? – спросил Саша Волков.

- Адрес? – переспросил Владимир Семенович и усмехнулся. – Когда приедешь, спросишь любого москвича – он тебе скажет.

Вот и все. Сумбурный, беспредметный разговор, мало что значащие фразы, ничего существенного. А только запомнились эти короткие встречи. Видимо, все дело в обаянии личности этого человека.

... А жить Высоцкому оставалось совсем мало. Год спустя, в Бухаре у него прервалось дыхание, пульс не прощупывался. Это была клиническая смерть.

В тот день врач Анатолий Федотов и Абдулов спасли Владимира Семеновича. Но летом 1980 года сердце его остановилось...
МИХАИЛ ТАРАСОВ, 25 января 2013:
25 ЯНВАРЯ
(ПАМЯТИ В.С. ВЫСОЦКОГО)

Уж скоро кончится январь,
Сегодня двадцать пятое,
А за окном дрожит фонарь
И небо, будто мятое.

Не видно звёзд. Опять туман.
Капель стучит по форточке.
Портрет твой, он мой талисман,
Стоит на книжной полочке.

Я, молча рюмочку налью.
Весь день как на иголках…
Потом, чего-нибудь спою,
Из песен твоих - громко.

Потом начну читать стихи:
Твои, свои, чужие.
Ещё налью. И за грехи,
И времена лихие.

Ты в юность врезался мою,
Как Ангел загулявший
И я судьбу благодарю,
За каждый день вчерашний.

Я помню всё: твои слова,
Твоё рукопожатие.
Потом, вдруг кругом голова,
От нашего объятия.

Уж скоро кончится январь.
Сегодня двадцать пятое.
На стенке новый календарь
И месяц с твоей датою.
Владимир Тихомиров, 22 октября 2012:
ИЗ ПРОСТОЙ ТЕЛЕСНОЙ ОБОЛОЧКИ
ОН ПЕРЕСЕЛЯЕТСЯ В МЕЧТЫ.
И ЛОЖАТСЯ НА БУМАГУ СТРОЧКИ
ИЗ ЦВЕТОВ,ЛЮБВИ ,И КРАСОТЫ.
***
ИЗ ВЕСЕННИХ РОЗОВЫХ ВОСХОДОВ,
СОТКАНЫХ ЖИВЫМ ЕГО УМОМ,
ПРОРАСТАЮТ ИСТИННЫЕ ВСХОДЫ,
НАЗВАНЫЕ РИФМОЙ И СТИХОМ.
***
ТО,ЧТО НАРИСОВАНО ПОЭТОМ,
ВИДИТ ВЗОР,И СЕРДЦЕ,И ДУША.
ОСЕНЬЮ,ЗИМОЙ,ВЕСНОЙ ЛИ, ЛЕТОМ.
МУЗА И МУДРА И ХОРОША...
***
СОЛНЦЕ,И ЛУНУ,И ЗВЁЗДНЫЙ ПОЯС
ВОСПЕВАЛ ПИИТ ИЗ ВЕКА В ВЕК.
ТЫ ПРЕКРАСНО СЛЫШИШЬ ЭТОТ ГОЛОС!
ЭТО ОН ПОЭТ!"СЕ ЧЕЛОВЕК!"
Владимир Тихомиров, 22 октября 2012:
ВЛАДИМИРУ ВЫСОЦКОМУ,,,
Погасите софиты,-оставте прожектор один.
Пусть лучом восковым освещает кусок этой сцены.
ОН с гитарой и голосом хриплым своим,
Появляется сразу средь рокота моря и пены.
***
Ревуну-маяку этот голос сродни.
Среди тьмы он береге отчем вещает.
В этом яростном море,где мы не одни,
Успокоит лишь он.И покоя лишь он нас лишает.
***
Наплывает из тьмы бригантиной гитара не зал.
Стонут струны как снасти,а он капитан бригантины.
Нас захлёстывал голос,но вдруг оборвался,пропал.
И овации зала как шквалы,как смерч из пучины.
***
Вновь аккорд,и его хрипловатая злость,
Вдруг летит в нас калёной стрелою из лука.
Леденит,согревает,пронзает насквозь.
Мы не знаем ещё,как печальна разлука.
***
Уплыла бригантина в далёкую даль.
Капитан нас покинул,и больше сюда не вернётся.
Как он пел,говорил,как смеялся,страдал,
В нашей памяти, в нас навсегда остаётся...
***
Погасите софиты...
Людмила Пименова, 1 августа 2012:
За меня невеста отрыдает честно,
За меня ребята отдадут долги,
За меня другие отпоют все песни,
И, быть может, выпьют за меня враги.

Не дают мне больше интересных книжек,
И моя гитара — без струны.
И нельзя мне выше, и нельзя мне ниже,
И нельзя мне солнца, и нельзя луны.

Мне нельзя на волю — не имею права,
Можно лишь от двери до стены.
Мне нельзя налево, мне нельзя направо —
Можно только неба кусок, можно только сны.

Сны про то, как выйду, как замок мой снимут,
Как мою гитару отдадут,
Кто меня там встретит, как меня обнимут
И какие песни мне споют.

1963

Николай Климкин, 27 февраля 2012:
Налей вина мне в день его рождения,
Я в честь поэта тост сказать хочу,
И это вот свое стихотворенье
Не голосом, а сердцем прокричу.

Гора Парнас тяжелую утрату
Одной из муз своих пережила,
И памяти печальную нам дату
Поэзия в историю внесла.

Остановилось сердце разорвавшись,
И нет уже дороги впереди,
И он прилег, с гитарою обнявшись,
Уснув у матери-России на груди...

Дорога не заказана поэту:
Неси свой крест правдивый до конца.
И расскажи ты правду всему свету,
Не пряча глаз, не отвернув лица.

Он петь любил, душа его рыдала,
А в сердце боль народная была.
И эта боль, воткнувшись точно жало,
Его, ранимого, на кладбище свела.

Мы не забыли голос твой скорбящий
О верных долгу, Родине сынах.
И о погибших, без вести пропавших
В дни мирные под звездами в горах.