ГлавнаяВся прозаМалые формыМиниатюры → Этнобайки.Цыгане

 

Этнобайки.Цыгане

8 ноября 2014 - Владимир Суслов

       К концу лета продвижение  македонского войска  Александра на восток  Индии остановилось. На берегу реки Биас  воины взбунтовались. На гневный призыв  Великого: «Продолжать движение!»,  - собранные в  круг  подчинённые военачальники   опустили головы и один из них, любимец полководца, смог промолвить: «Мой господин,  воины устали от длительного похода и бесконечных сражений. Дай отдохнуть». Александр поджал губы и уже собирался разразиться гневом, потом тяжело вздохнул  и махнул рукой, что означало: «Я  согласен». Все с облегчением  подняли  глаза от земли,  а  у самых  преданных  тут же пропало  желание    шепнуть Александру  на ушко, что воинов  пугают слухи, будто бы за рекой собрана огромная армия с тысячами слонов.  От этой вести никому бы    не поздоровилось.

Слово взял полководец: «Я даю  всем моим воинам время на отдых. Отдохну и я.  Скоро сюда прибудут  знатные женщины, которых я выбрал себе в жёны. Статира – старшая дочь царя Дария и Парисат – дочь персидского царя Артаксеркса.  Вас  я тоже  одарю  жёнами из знатных  персидских фамилий. Готовьтесь к свадьбам!». Военачальники  радостно  заговорили, зашумели, принялись благодарить полководца за неожиданный и приятный  для каждого подарок.

       Уже через пару месяцев Александр пригласил к себе сатрапа, который был назначен управлять завоёванной территорией,  и поставил перед ним задачу: на его свадьбе  должно быть много пищи, вина, музыки и танцев. С напитками не было хлопот – бочки с вином уже доставили издалёка, а вот с музыкантами и танцорами  были проблемы. Его люди доносили, что от местных племен никто ещё не слышал    

 музыки и танцы в их исполнении  тоже никто не наблюдал. Видели только их горящие ненавистью глаза. «Даю семь дней на поиски танцоров и музыкантов! – приказал полководец, - на восьмой день жду тебя с докладом, иди!».

       В назначенный день сатрап пришёл не один, с ним были  десятка два людей: шумливых и говорливых женщин и мужчин. Когда к ним вышел Александр, никто из этих людей и не подумал преклонять колени. Полководец от  гнева побледнел и  вознамерился  казнить неблагодарных рабов. Но увидав на их лицах улыбки, нескрываемую радость от встречи с  господином, в невиданной  доселе для них одежде,  свой гнев тотчас сменил на милость. «Кто они? - спросил  он у сатрапа. «Это племя цыган дОма, вольнолюбивый и радостный народ, - ответил сатрап, преклонив перед Александром голову. «А что они умеют?, - последовал ещё вопрос.  «Мужчины умеют обращаться с железом, а женщины угадывают будущее человека по ладони,  а ещё они славятся  исполнением  танцев и песен. Их приглашал на праздники плененный тобой царь Абхи из Таксила, - ответил сатрап.

      «Кто из вас вождь племени? - обратился полководец к толпе. Из группы мужчин, стоявших чуть в стороне от женщин, вышел высокий, пышноусый человек с большой шапкой курчавых волос на голове и назвал себя вождём. Александр внимательно осмотрел костюм человека, бросил взгляд  на его кинжал за  поясом,  и его тотчас  затянуло в черные пронизывающие глаза на   смуглом лице. «Да, - подумал Македонский, - такого злить не стоит, ни перед чем не устоит, сумеет постоять за себя и защитить людей своего племени». «Хочешь быть воином моей армии?» – спросил полководец  у вождя. «Нет, люди цыганского племени   не умеют подчиняться гаже (чужим)», - ответил  человек, - но мы можем  помочь твоей армии, наши мужчины  знают, как подковать лошадей». Александру  такое предложение пришлось  по душе. «Привести коня! - приказал Македонский, - проверим, какие вы  кузнецы!».

     «А теперь покажи,  что за  музыканты и  танцоры в  твоём  племени, - продолжил полководец.  «Господин, ты услышишь пение моих соплеменников и танцы тоже увидишь, только когда ты будешь готов это увидеть и услышать. Наши  прозорливые   женщины говорят мне, что глаза твои сейчас плохо видят, а уши плохо слышат, потому что ты, как сосуд, лишь наполовину заполнен добротой. Позволь нам здесь остаться до утра, утро всегда мудренее  вечера», -  спокойным тоном высказал своё пожелание вождь. Этот  тон сразу заметил Александр. «Да,  ты хитрее всех хитрых. Я жду до утра, а к обеду следующего дня  ты и все люди твоего племени будут обезглавлены, если окажется, что мой сосуд будет заполнен до краёв злостью», - ответил полководец.

      На закате солнца цыгане  развели костер и сели вокруг него, поджав под себя ноги, ничто не говорило, что они готовятся показывать своё искусство завоевателю. Затем тихо зазвучали струны саранги, и полился тихий женский голос, который был подхвачен ещё одним, а потом и ещё одним, и зазвучала печальная мелодия из множества голосов. Песня неспешно набирала силу и уверенность, потом она вырвалась из круга людей и полилась  над землёй, над палатками  воинов македонского гарнизона и достигла того, кому предназначалась. Александр вышел из своего шатра и   побрёл, как загипнотизированный,  к костру. В принесённом слугами кресле он расслабился, закрыл глаза и так некоторое время  слушал  пение тех, кого собирался  завтра казнить. 

     Мелодии  звучали  не прерываясь, каждая    была похожа  на другую своею завораживающей силой и энергией. Такими же чарующими были и танцы: начинались они медленными движениями  танцующей полуобнажённой  женщины, под негромкие удары сначала бубна,  затем  барабанов  гхатам и нагара.  Потом незаметно к одной исполнительнице присоединялись другие, и всё это действо постепенно перерастало  в такую бурю человеческой страсти, что захватывало душу каждого присутствующего и как смерч  закручивало  эту душу и  уносило  в звёздное небо.    До утра Александр не смог сомкнуть глаз и  после    первых лучей   солнца у затухающего костра, вокруг которого вповалку лежали спящие,  полководец  продолжал, опьянённый музыкой, слушать тихие звуки  ситары.

      После своей свадьбы и свадеб  военачальников, где веселье и вино лилось через край,  Александр пригласил вождя  цыган дОма  и спросил, какой   он хочет подарок для себя и своих людей. Тот ответил: «Пусть каждый мужчина получит по коню, потому что  у  коня и  у цыгана  сердце бьётся  вместе.  Полководец немного подумал и  согласился с  просьбой,   но при этом поставил условие:  люди  племени сопровождает  его войско в  походах,  чтобы   ковать  железо,  петь  песни и  танцевать.

      С тех далеких времён  рома, синти, дома, кале, ловари,  как они себя называют, или цыгане, как их зовут в России, расселились по всей земле. Они почитают огонь, потому что цыганская пляска от огня загорелась,  не могут  жить без самого сладкого – свободы,  и  без коня: никто цыгану не поможет - один  конь из беды выручит.

 

© Copyright: Владимир Суслов, 2014

Регистрационный номер №0251465

от 8 ноября 2014

[Скрыть] Регистрационный номер 0251465 выдан для произведения:

       К концу лета продвижение  македонского войска  Александра на восток  Индии остановилось. На берегу реки Биас  воины взбунтовались. На гневный призыв  Великого: «Продолжать движение!»,  - собранные в  круг  подчинённые военачальники   опустили головы и один из них, любимец полководца, смог промолвить: «Мой господин,  воины устали от длительного похода и бесконечных сражений. Дай отдохнуть». Александр поджал губы и уже собирался разразиться гневом, потом тяжело вздохнул  и махнул рукой, что означало: «Я  согласен». Все с облегчением  подняли  глаза от земли,  а  у самых  преданных  тут же пропало  желание    шепнуть Александру  на ушко, что воинов  пугают слухи, будто бы за рекой собрана огромная армия с тысячами слонов.  От этой вести никому бы    не поздоровилось.

Слово взял полководец: «Я даю  всем моим воинам время на отдых. Отдохну и я.  Скоро сюда прибудут  знатные женщины, которых я выбрал себе в жёны. Статира – старшая дочь царя Дария и Парисат – дочь персидского царя Артаксеркса.  Вас  я тоже  одарю  жёнами из знатных  персидских фамилий. Готовьтесь к свадьбам!». Военачальники  радостно  заговорили, зашумели, принялись благодарить полководца за неожиданный и приятный  для каждого подарок.

       Уже через пару месяцев Александр пригласил к себе сатрапа, который был назначен управлять завоёванной территорией,  и поставил перед ним задачу: на его свадьбе  должно быть много пищи, вина, музыки и танцев. С напитками не было хлопот – бочки с вином уже доставили издалёка, а вот с музыкантами и танцорами  были проблемы. Его люди доносили, что от местных племен никто ещё не слышал    

 музыки и танцы в их исполнении  тоже никто не наблюдал. Видели только их горящие ненавистью глаза. «Даю семь дней на поиски танцоров и музыкантов! – приказал полководец, - на восьмой день жду тебя с докладом, иди!».

       В назначенный день сатрап пришёл не один, с ним были  десятка два людей: шумливых и говорливых женщин и мужчин. Когда к ним вышел Александр, никто из этих людей и не подумал преклонять колени. Полководец от  гнева побледнел и  вознамерился  казнить неблагодарных рабов. Но увидав на их лицах улыбки, нескрываемую радость от встречи с  господином, в невиданной  доселе для них одежде,  свой гнев тотчас сменил на милость. «Кто они? - спросил  он у сатрапа. «Это племя цыган дОма, вольнолюбивый и радостный народ, - ответил сатрап, преклонив перед Александром голову. «А что они умеют?, - последовал ещё вопрос.  «Мужчины умеют обращаться с железом, а женщины угадывают будущее человека по ладони,  а ещё они славятся  исполнением  танцев и песен. Их приглашал на праздники плененный тобой царь Абхи из Таксила, - ответил сатрап.

      «Кто из вас вождь племени? - обратился полководец к толпе. Из группы мужчин, стоявших чуть в стороне от женщин, вышел высокий, пышноусый человек с большой шапкой курчавых волос на голове и назвал себя вождём. Александр внимательно осмотрел костюм человека, бросил взгляд  на его кинжал за  поясом,  и его тотчас  затянуло в черные пронизывающие глаза на   смуглом лице. «Да, - подумал Македонский, - такого злить не стоит, ни перед чем не устоит, сумеет постоять за себя и защитить людей своего племени». «Хочешь быть воином моей армии?» – спросил полководец  у вождя. «Нет, люди цыганского племени   не умеют подчиняться гаже (чужим)», - ответил  человек, - но мы можем  помочь твоей армии, наши мужчины  знают, как подковать лошадей». Александру  такое предложение пришлось  по душе. «Привести коня! - приказал Македонский, - проверим, какие вы  кузнецы!».

     «А теперь покажи,  что за  музыканты и  танцоры в  твоём  племени, - продолжил полководец.  «Господин, ты услышишь пение моих соплеменников и танцы тоже увидишь, только когда ты будешь готов это увидеть и услышать. Наши  прозорливые   женщины говорят мне, что глаза твои сейчас плохо видят, а уши плохо слышат, потому что ты, как сосуд, лишь наполовину заполнен добротой. Позволь нам здесь остаться до утра, утро всегда мудренее  вечера», -  спокойным тоном высказал своё пожелание вождь. Этот  тон сразу заметил Александр. «Да,  ты хитрее всех хитрых. Я жду до утра, а к обеду следующего дня  ты и все люди твоего племени будут обезглавлены, если окажется, что мой сосуд будет заполнен до краёв злостью», - ответил полководец.

      На закате солнца цыгане  развели костер и сели вокруг него, поджав под себя ноги, ничто не говорило, что они готовятся показывать своё искусство завоевателю. Затем тихо зазвучали струны саранги, и полился тихий женский голос, который был подхвачен ещё одним, а потом и ещё одним, и зазвучала печальная мелодия из множества голосов. Песня неспешно набирала силу и уверенность, потом она вырвалась из круга людей и полилась  над землёй, над палатками  воинов македонского гарнизона и достигла того, кому предназначалась. Александр вышел из своего шатра и   побрёл, как загипнотизированный,  к костру. В принесённом слугами кресле он расслабился, закрыл глаза и так некоторое время  слушал  пение тех, кого собирался  завтра казнить. 

     Мелодии  звучали  не прерываясь, каждая    была похожа  на другую своею завораживающей силой и энергией. Такими же чарующими были и танцы: начинались они медленными движениями  танцующей полуобнажённой  женщины, под негромкие удары сначала бубна,  затем  барабанов  гхатам и нагара.  Потом незаметно к одной исполнительнице присоединялись другие, и всё это действо постепенно перерастало  в такую бурю человеческой страсти, что захватывало душу каждого присутствующего и как смерч  закручивало  эту душу и  уносило  в звёздное небо.    До утра Александр не смог сомкнуть глаз и  после    первых лучей   солнца у затухающего костра, вокруг которого вповалку лежали спящие,  полководец  продолжал, опьянённый музыкой, слушать тихие звуки  ситары.

      После своей свадьбы и свадеб  военачальников, где веселье и вино лилось через край,  Александр пригласил вождя  цыган дОма  и спросил, какой   он хочет подарок для себя и своих людей. Тот ответил: «Пусть каждый мужчина получит по коню, потому что  у  коня и  у цыгана  сердце бьётся  вместе.  Полководец немного подумал и  согласился с  просьбой,   но при этом поставил условие:  люди  племени сопровождает  его войско в  походах,  чтобы   ковать  железо,  петь  песни и  танцевать.

      С тех далеких времён  рома, синти, дома, кале, ловари,  как они себя называют, или цыгане, как их зовут в России, расселились по всей земле. Они почитают огонь, потому что цыганская пляска от огня загорелась,  не могут  жить без самого сладкого – свободы,  и  без коня: никто цыгану не поможет - один  конь из беды выручит.

 

Рейтинг: +3 170 просмотров
Комментарии (1)
Влад Устимов # 8 ноября 2014 в 18:39 0
Интересно. Нравится!