Вечное яблоко

30 сентября 2013 - Роза Хастян
article162121.jpg

Мое воображение творит невероятное…

Оно сливается с реальностью. И порой я не могу различить,  ЧТО воображаемое, и ЧТО реальность?

Не могу в полной мере осознавать, мешает  или помогает моё воображение мне жить, потому,  что и то, и другое состояния  - нелегки и вынуждают меня жить НЕ своей жизнью, а других…

Это воображение перевоплощает меня.  И не только в людей, но и животные, растения, предметы.

Расскажу…

Сегодня солнечный день, последний день сентября. Погода прекрасная, солнечная.

Переделав домашние дела, выхожу любоваться своим садиком.

 Стоят молодые деревца, довольные собой,  гордые, с чувством исполненного долга: не подвели хозяйку: урожайными были.

И предстоящей зимы не боятся: заботлива  их хозяйка, окучила  листвой, смолой покрыла в нужных местах.  Не замерзнут, перезимуют.

 А там… новая весна, солнце, яркость, тепло,  новые почки, листва, цветы… новый урожай…

 

Смотрю  на деревца сливы, персика, айвы, груши, абрикоса, вишни, инжира, яблони… радуют глаз!

 

О!  Какое чудо! - На яблони, на самой верхней ветке осталось красивое,  темно бордовое, крупное яблоко…

Не  заметила!  Не сорвала с остальными  во время сбора урожая.

Надо же! Оно такое аппетитное, такое сочное!

Сорвать?

Или, как предки наши говорили, оставить  Божьим тварям,  - это их доля: птиц, насекомых…

 

И, вдруг, я ощущаю себя… тем яблоком(!), и  это ощущение настолько реально, что все мое тело пробирает дрожь.

Я начинаю бояться…

Сознание куда-то плывет, и я уже сад вижу по-другому:  с высоты двух с половиной метров.

***

 

«Приближается женщина.

Это хозяйка сада. Я её узнаю среди сотен других. По прическе её узнаю, вечно растрепанной.

 По «летящим»  пружинкам-волосам на ветру.

 По походке степенной, хотя часто охает и ахает, что  времени у неё нет. Спрашивается, чего же так «павой» ходишь, если времени нет?

Наверное,  в походку «вмонтировала» свою гордость.

Да, конечно же,  горда она!  За семь лет вырастила такой садик! На зависть соседям.

 Но, справедливости ради, надо сказать, имеет право гордиться.  Сердобольно ухаживает за деревцами, посаженными собственноручно и колированными, ею же.

 

Хозяйка мне нравится. Она добра.

Разговаривает не только со всеми деревцами, нежно проводит рукой по их стволам, ласкает  их кожицу  шершавую,  но и по отдельности говорит со всеми плодами. И даже с травками. Некоторых ругает, но так, мягко, незлобиво, ЧТО(?)  де  растете в ненужных местах… места вам мало, что ли на Земле?

 

Однажды она и со мной заговорила. Так, мельком. Подмигнула мне и сказала второпях: ««Растешь? Расти, Расти! Наверху хорошо, солнца много! Набирайся сил! Смотри у меня, не созрей раньше времени, птички склюют, не славным будет конец твой!»

Интересно, ЧТО она имела в виду? А каким бывает «славный конец»? «Конец» - всегда плохо. Славный он или бесславный. Вот с того времени я и… боюсь...

Со страхом жду своего конца. Одно это  слово «конец» приводит меня в ужас.

 

Но я тогда не успело спросить у неё, ЧТО это такое – «КОНЕЦ»!

Хозяйка ушла к сливовому дереву и там заговорила  с незрелыми сливами.

Я на неё не обиделось. Понимаю: многие нуждаются в её внимании, не я одно…

 А она, хозяйка -  всего… одна…

 

 

Я и сейчас дрожу. Не от холода. От страха.

Да, я боюсь. Я очень боюсь.

Тогда, когда хозяйка срывала все яблоки, она меня не заметила, и я обрадовалось этому, потому что не знало, ЧТО(?) там, после срывания, а  я очень боюсь неизвестности.

Еще больше – «конца».

 

Хозяйка встала под деревом. Подняла голову и прищуренными глазами посмотрела на меня.

- Привет, красавец! Один остался? Не дрейф! Сейчас заберу тебя с собой!

- Я боюсь!

- Чего? (Любопытно,  хозяйка не только говорит, но и слышит,  КАК говорят другие!)

- Конца!

- Конца не бывает!

- Как не бывает? Ты же сама мне однажды сказала: «… птички склюют, не славным будет конец твой!»

- Ах, это! Так это – о бесславии!

 Когда бесславие – это изначально конец!

Но ты избежал этой участи! Вон, каким красавцем стал, сейчас сорву тебя, понесу домой, протру и отдам моей Люси. Она очень любит яблоки.  Сначала поцелует тебя, прижмет к нежной щеке, понюхает, а потом откусит…»

- Я боюсь!

- Не бойся! У  тебя самая счастливая судьба среди всех остальных. Ты  перезрел и сладкий, как мед. Ты сочный, ты красивый. И для тебя не бесславием, а честью будет, если тебя скушает Люси.

- Но это же будет мой конец? А я боюсь конца!

 

Хозяйка на миг призадумалась…

 

- Хорошо, - сказала она после недолгой паузы. - Я сначала нарисую тебя. Да, да.  Я сначала нарисую тебя, так сказать, увековечу! – она мило улыбнулась, - и ты благополучно избежишь конца, которого так боишься.

Знаешь, красавец, ЧТО я тебе скажу? – В подлунном мире все конечно! Но с другой стороны, конца не существует! Потому что там, где конец, начинается начало. Все циклично в природе, в нашем мире.  После того, как я нарисую тебя,   я отдам тебе Люси.

Она будет рада, Она съест тебя. Но это совсем не страшно! Это – не конец.  Я возьму сердцевину твою,  соберу косточки твои нежные и посажу.  Весной пойдут ростки.  А еще через год я колирую саженец твой. И  ты явишься в свет уже не яблоком, а целой яблоней!

Это  ли не вечность? Это ли не победа над смертью? Это ли не Счастье? 

Сказала? – НЕ бойся! Кроме того, останешься на холсте навеки вечные!

 Вечность -  это память!

 А ты остаешься  памятью:

на холсте;

у Люси, в мгновениях радости;

у меня,  в общении с тобой;

у  тех, кто вкусит новые плоды от  деревца, которым ты станешь…

 

Мой страх прошел.

Я поверил хозяйке.

Она никогда не врет, лишь… сочиняет…

И слово свое держит! Пусть даже сказанное… под вдохновением…

 

Я вечное яблоко…

 

 

 

© Copyright: Роза Хастян, 2013

Регистрационный номер №0162121

от 30 сентября 2013

[Скрыть] Регистрационный номер 0162121 выдан для произведения:

Мое воображение творит невероятное…

Оно сливается с реальностью. И порой я не могу различить,  ЧТО воображаемое, и ЧТО реальность?

Не могу в полной мере осознавать, мешает  или помогает моё воображение мне жить, потому,  что и то, и другое состояния  - нелегки и вынуждают меня жить НЕ своей жизнью, а других…

Это воображение перевоплощает меня.  И не только в людей, но и животные, растения, предметы.

Расскажу…

Сегодня солнечный день, последний день сентября. Погода прекрасная, солнечная.

Переделав домашние дела, выхожу любоваться своим садиком.

 Стоят молодые деревца, довольные собой,  гордые, с чувством исполненного долга: не подвели хозяйку: урожайными были.

И предстоящей зимы не боятся: заботлива  их хозяйка, окучила  листвой, смолой покрыла в нужных местах.  Не замерзнут, перезимуют.

 А там… новая весна, солнце, яркость, тепло,  новые почки, листва, цветы… новый урожай…

 

Смотрю  на деревца сливы, персика, айвы, груши, абрикоса, вишни, инжира, яблони… радуют глаз!

 

О!  Какое чудо! - На яблони, на самой верхней ветке осталось красивое,  темно бордовое, крупное яблоко…

Не  заметила!  Не сорвала с остальными  во время сбора урожая.

Надо же! Оно такое аппетитное, такое сочное!

Сорвать?

Или, как предки наши говорили, оставить  Божьим тварям,  - это их доля: птиц, насекомых…

 

И, вдруг, я ощущаю себя… тем яблоком(!), и  это ощущение настолько реально, что все мое тело пробирает дрожь.

Я начинаю бояться…

Сознание куда-то плывет, и я уже сад вижу по-другому:  с высоты двух с половиной метров.

***

 

«Приближается женщина.

Это хозяйка сада. Я её узнаю среди сотен других. По прическе её узнаю, вечно растрепанной.

 По «летящим»  пружинкам-волосам на ветру.

 По походке степенной, хотя часто охает и ахает, что  времени у неё нет. Спрашивается, чего же так «павой» ходишь, если времени нет?

Наверное,  в походку «вмонтировала» свою гордость.

Да, конечно же,  горда она!  За семь лет вырастила такой садик! На зависть соседям.

 Но, справедливости ради, надо сказать, имеет право гордиться.  Сердобольно ухаживает за деревцами, посаженными собственноручно и колированными, ею же.

 

Хозяйка мне нравится. Она добра.

Разговаривает не только со всеми деревцами, нежно проводит рукой по их стволам, ласкает  их кожицу  шершавую,  но и по отдельности говорит со всеми плодами. И даже с травками. Некоторых ругает, но так, мягко, незлобиво, ЧТО(?)  де  растете в ненужных местах… места вам мало, что ли на Земле?

 

Однажды она и со мной заговорила. Так, мельком. Подмигнула мне и сказала второпях: ««Растешь? Расти, Расти! Наверху хорошо, солнца много! Набирайся сил! Смотри у меня, не созрей раньше времени, птички склюют, не славным будет конец твой!»

Интересно, ЧТО она имела в виду? А каким бывает «славный конец»? «Конец» - всегда плохо. Славный он или бесславный. Вот с того времени я и… боюсь...

Со страхом жду своего конца. Одно это  слово «конец» приводит меня в ужас.

 

Но я тогда не успело спросить у неё, ЧТО это такое – «КОНЕЦ»!

Хозяйка ушла к сливовому дереву и там заговорила  с незрелыми сливами.

Я на неё не обиделось. Понимаю: многие нуждаются в её внимании, не я одно…

 А она, хозяйка -  всего… одна…

 

 

Я и сейчас дрожу. Не от холода. От страха.

Да, я боюсь. Я очень боюсь.

Тогда, когда хозяйка срывала все яблоки, она меня не заметила, и я обрадовалось этому, потому что не знало, ЧТО(?) там, после срывания, а  я очень боюсь неизвестности.

Еще больше – «конца».

 

Хозяйка встала под деревом. Подняла голову и прищуренными глазами посмотрела на меня.

- Привет, красавец! Один остался? Не дрейф! Сейчас заберу тебя с собой!

- Я боюсь!

- Чего? (Любопытно,  хозяйка не только говорит, но и слышит,  КАК говорят другие!)

- Конца!

- Конца не бывает!

- Как не бывает? Ты же сама мне однажды сказала: «… птички склюют, не славным будет конец твой!»

- Ах, это! Так это – о бесславии!

 Когда бесславие – это изначально конец!

Но ты избежал этой участи! Вон, каким красавцем стал, сейчас сорву тебя, понесу домой, протру и отдам моей Люси. Она очень любит яблоки.  Сначала поцелует тебя, прижмет к нежной щеке, понюхает, а потом откусит…»

- Я боюсь!

- Не бойся! У  тебя самая счастливая судьба среди всех остальных. Ты  перезрел и сладкий, как мед. Ты сочный, ты красивый. И для тебя не бесславием, а честью будет, если тебя скушает Люси.

- Но это же будет мой конец? А я боюсь конца!

 

Хозяйка на миг призадумалась…

 

- Хорошо, - сказала она после недолгой паузы. - Я сначала нарисую тебя. Да, да.  Я сначала нарисую тебя, так сказать, увековечу! – она мило улыбнулась, - и ты благополучно избежишь конца, которого так боишься.

Знаешь, красавец, ЧТО я тебе скажу? – В подлунном мире все конечно! Но с другой стороны, конца не существует! Потому что там, где конец, начинается начало. Все циклично в природе, в нашем мире.  После того, как я нарисую тебя,   я отдам тебе Люси.

Она будет рада, Она съест тебя. Но это совсем не страшно! Это – не конец.  Я возьму сердцевину твою,  соберу косточки твои нежные и посажу.  Весной пойдут ростки.  А еще через год я колирую саженец твой. И  ты явишься в свет уже не яблоком, а целой яблоней!

Это  ли не вечность? Это ли не победа над смертью? Это ли не Счастье? 

Сказала? – НЕ бойся! Кроме того, останешься на холсте навеки вечные!

 Вечность -  это память!

 А ты остаешься  памятью:

на холсте;

у Люси, в мгновениях радости;

у меня,  в общении с тобой;

у  тех, кто вкусит новые плоды от  деревца, которым ты станешь…

 

Мой страх прошел.

Я поверил хозяйке.

Она никогда не врет, лишь… сочиняет…

И слово свое держит! Пусть даже сказанное… под вдохновением…

 

Я вечное яблоко…

 

 

 

Рейтинг: +1 213 просмотров
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!