ГлавнаяВся прозаМалые формыМиниатюры → Удача улыбается мертвым

Удача улыбается мертвым

6 октября 2012 - Олег Айдаров
article82153.jpg

Пришел я на работу, разложил на столе: книги, тетради, игральные карты, поставил на подоконник три стакана и стал ждать гостей.

Директор магазина, отдавая мне ключи, с любопытством покосилась на стаканы и спросила:

-         Вы учитесь где-нибудь? Студент?

-         Нет.

- Почему? – удивилась директриса. Обычно все, узнавая, что я работаю ночным сторожем, удивляются тому, что я нигде не учусь и больше нигде не работаю. Сейчас и эта спросит про основную работу.

-         Наверное, работаете? – догадливо ответила она себе.

-         Нет.

-                Что же, так и живете на семьдесят рублей в месяц?! – ужаснулась директриса.

-                На семьдесят три, - обиженно поправил я, а мысленно добавил: «Черт подери!». Мне некогда было разговаривать с ней: гости могли прийти в любую минуту.

Директриса посмотрела на меня с жалостью растворенной в недоумении и, покачивая широкобортным задом, зацокала по кафелю к выходу. Там ее ждал груженый авоськами детина в «варенке». Из авосек торчали чудовищные титьки вареной колбасы. Директриса покачнулась, когда детина протянул ей навстречу свои обусаченные губы.

Звук поцелуя до меня не дополз.

-                Молодой человек, закройте за нами, - обернулась директриса. Детина был уже на улице.

Вскоре журчание их «Волги» растворилось среди текущих по шоссе огоньков.

Я остался один.

… Уже давно замок висел на двери. Уже половина тетради было исписана новым рассказом, когда стекло зазвенело от стука. «Пришли», - подумал я, переставляя стаканы на стол. Не успел я встать, как стук повторился с утроенной силой. «Наверное, уже бухнули», - забеспокоился я за стекло и пошел открывать.

Не успел я отодвинуть щеколду, как дверь распахнулась, и в коридор подсобки ворвался низкорослый крепыш окутанный облаком инея.

-         Почему долго не открывал?! – ощетинился он в приветствии.

-         Не понял, а ты кто такой? – поздоровался я.

-         Ча-а-аво?! – опешил крепыш и, обернувшись, прицелился глазами.

-         Ты кто такой? – я облокотился о косяк и прикурил бычок.

-         Инкассатор, - прошмыгнув под рукой, огрызнулся он.

-                А почему такой борзый? – провожая взглядом взъерошенный затылок, удивился я.

Затылок обернулся злыми глазами:

-                Не понял.

-                Я спрашиваю, почему ты такой борзый.

Глазки вспыхнули, но тут же погасли:

-                Где продавцы?

-                Дома, - выпустив дым в дверь, ответил я.

Крепыш что-то буркнул, сбил плечом пепел с моей сигареты, прокатился под рукой и, хлопнув дверью, исчез.

Задвинув щеколду, я вернулся в кабинет директора и раскрыл тетрадь. Так появился этот рассказ. Не сразу, конечно, а года два или три спустя.

И вот сейчас я думаю: если бы мы с ним тогда сцепились, то меня посадили за нападение на инкассатора, а его – за нападение на сторожа.

А, может быть, и не посадили.

А насчет названия рассказа… Не знаю… Просто, когда сходятся вместе хорошие слова, хочется вынести этот союз слов на самое видное место. Например, в заголовок.

 

© Copyright: Олег Айдаров, 2012

Регистрационный номер №0082153

от 6 октября 2012

[Скрыть] Регистрационный номер 0082153 выдан для произведения:

Пришел я на работу, разложил на столе: книги, тетради, игральные карты, поставил на подоконник три стакана и стал ждать гостей.

Директор магазина, отдавая мне ключи, с любопытством покосилась на стаканы и спросила:

-         Вы учитесь где-нибудь? Студент?

-         Нет.

- Почему? – удивилась директриса. Обычно все, узнавая, что я работаю ночным сторожем, удивляются тому, что я нигде не учусь и больше нигде не работаю. Сейчас и эта спросит про основную работу.

-         Наверное, работаете? – догадливо ответила она себе.

-         Нет.

-                Что же, так и живете на семьдесят рублей в месяц?! – ужаснулась директриса.

-                На семьдесят три, - обиженно поправил я, а мысленно добавил: «Черт подери!». Мне некогда было разговаривать с ней: гости могли прийти в любую минуту.

Директриса посмотрела на меня с жалостью растворенной в недоумении и, покачивая широкобортным задом, зацокала по кафелю к выходу. Там ее ждал груженый авоськами детина в «варенке». Из авосек торчали чудовищные титьки вареной колбасы. Директриса покачнулась, когда детина протянул ей навстречу свои обусаченные губы.

Звук поцелуя до меня не дополз.

-                Молодой человек, закройте за нами, - обернулась директриса. Детина был уже на улице.

Вскоре журчание их «Волги» растворилось среди текущих по шоссе огоньков.

Я остался один.

… Уже давно замок висел на двери. Уже половина тетради было исписано новым рассказом, когда стекло зазвенело от стука. «Пришли», - подумал я, переставляя стаканы на стол. Не успел я встать, как стук повторился с утроенной силой. «Наверное, уже бухнули», - забеспокоился я за стекло и пошел открывать.

Не успел я отодвинуть щеколду, как дверь распахнулась, и в коридор подзобки ворвался низкорослый крепыш окутанный облаком инея.

-         Почему долго не открывал?! – ощетинился он в приветствии.

-         Не понял, а ты кто такой? – поздоровался я.

-         Ча-а-аво?! – опешил крепыш и, обернувшись, прицелился глазами.

-         Ты кто такой? – я облокотился о косяк и прикурил бычок.

-         Инкассатор, - прошмыгнув под рукой, огрызнулся он.

-                А почему такой борзый? – провожая взглядом взъерошенный затылок, удивился я.

Затылок обернулся злыми глазами:

-                Не понял.

-                Я спрашиваю, почему ты такой борзый.

Глазки вспыхнули, но тут же погасли:

-                Где продавцы?

-                Дома, - выпустив дым в дверь, ответил я.

Крепыш что-то буркнул, сбил плечом пепел с моей сигареты, прокатился под рукой и, хлопнув дверью, исчез.

Задвинув щеколду, я вернулся в кабинет директора и раскрыл тетрадь. Так появился этот рассказ. Не сразу, конечно, а года два или три спустя.

И вот сейчас я думаю: если бы мы с ним тогда сцепились, то меня посадили за нападение на инкассатора, а его – за нападение на сторожа.

А, может быть, и не посадили.

А насчет названия рассказа… Не знаю… Просто, когда сходятся вместе хорошие слова, хочется вынести этот союз слов на самое видное место. Например, в заголовок.

Рейтинг: +7 358 просмотров
Комментарии (10)
чудо Света # 6 октября 2012 в 16:28 +1
Здорово! Улыбнулась! Как вовремя подскочил инкассатор! Воодушевил!
Так, а с гостями то, что?
soln
Олег Айдаров # 6 октября 2012 в 17:46 +3
А гости пришли, и мы долго играли в карты, прихлебывая из запотевших стаканов жигулевское пиво:)))
чудо Света # 6 октября 2012 в 22:56 +1
а как же охранение вверенного имущества?
и почему ты решил, что ОНА улыбается только мертвым? живым тоже, иногда, фартит!
Олег Айдаров # 7 октября 2012 в 10:01 +2
А я охранял. Один раз даже случайно пол-магазина в карты проиграл. Правда, все осталось на месте, так как до игры договорились, что играем понарошку.
0 # 7 октября 2012 в 03:52 +1
625530bdc4096c98467b2e0537a7c9cd да...с названием Вы интересно завернули
Олег Айдаров # 7 октября 2012 в 10:01 +1
Это вдохновение:)))
0 # 24 октября 2012 в 07:27 +1
Прекрасный стиль. Талант рассказчика.
Хочется продолжения и развития темы - как складываются события, и как потом складываются судьбы.
Развития хочу. Чтобы мозаика сложилась.
Великолепно владеете словом.
Олег Айдаров # 24 октября 2012 в 07:36 +1
Мозаику складывать сложно, ибо хитросплетение судеб дозволено изображать лишь гениям.
Валентина Попова # 24 октября 2012 в 14:54 +2
"хитросплетение судеб дозволено изображать лишь гениям" - классно сказано. А ещё мне понравилось ваше выссказывание о добре и зле, точно не помню, но где говорится, что добро зло поставит на колени и после этого ещё и добьёт. Я после этой реплики постоянно читаю ваши рассказы.
Олег Айдаров # 24 октября 2012 в 19:46 +1
Гыыы! Насчет добра и зла, это не я сказал, а народ. То есть, безымянный представитель народа. Фольклор, одним словом:)))
Популярная проза за месяц
117
116
113
107
102
96
96
92
91
91
90
86
82
79
78
73
72
70
70
69
66
66
66
64
63
61
60
58
56
54