ГлавнаяВся прозаМалые формыМиниатюры → Удача улыбается мертвым

 

Удача улыбается мертвым

6 октября 2012 - Олег Айдаров
article82153.jpg

Пришел я на работу, разложил на столе: книги, тетради, игральные карты, поставил на подоконник три стакана и стал ждать гостей.

Директор магазина, отдавая мне ключи, с любопытством покосилась на стаканы и спросила:

-         Вы учитесь где-нибудь? Студент?

-         Нет.

- Почему? – удивилась директриса. Обычно все, узнавая, что я работаю ночным сторожем, удивляются тому, что я нигде не учусь и больше нигде не работаю. Сейчас и эта спросит про основную работу.

-         Наверное, работаете? – догадливо ответила она себе.

-         Нет.

-                Что же, так и живете на семьдесят рублей в месяц?! – ужаснулась директриса.

-                На семьдесят три, - обиженно поправил я, а мысленно добавил: «Черт подери!». Мне некогда было разговаривать с ней: гости могли прийти в любую минуту.

Директриса посмотрела на меня с жалостью растворенной в недоумении и, покачивая широкобортным задом, зацокала по кафелю к выходу. Там ее ждал груженый авоськами детина в «варенке». Из авосек торчали чудовищные титьки вареной колбасы. Директриса покачнулась, когда детина протянул ей навстречу свои обусаченные губы.

Звук поцелуя до меня не дополз.

-                Молодой человек, закройте за нами, - обернулась директриса. Детина был уже на улице.

Вскоре журчание их «Волги» растворилось среди текущих по шоссе огоньков.

Я остался один.

… Уже давно замок висел на двери. Уже половина тетради было исписана новым рассказом, когда стекло зазвенело от стука. «Пришли», - подумал я, переставляя стаканы на стол. Не успел я встать, как стук повторился с утроенной силой. «Наверное, уже бухнули», - забеспокоился я за стекло и пошел открывать.

Не успел я отодвинуть щеколду, как дверь распахнулась, и в коридор подсобки ворвался низкорослый крепыш окутанный облаком инея.

-         Почему долго не открывал?! – ощетинился он в приветствии.

-         Не понял, а ты кто такой? – поздоровался я.

-         Ча-а-аво?! – опешил крепыш и, обернувшись, прицелился глазами.

-         Ты кто такой? – я облокотился о косяк и прикурил бычок.

-         Инкассатор, - прошмыгнув под рукой, огрызнулся он.

-                А почему такой борзый? – провожая взглядом взъерошенный затылок, удивился я.

Затылок обернулся злыми глазами:

-                Не понял.

-                Я спрашиваю, почему ты такой борзый.

Глазки вспыхнули, но тут же погасли:

-                Где продавцы?

-                Дома, - выпустив дым в дверь, ответил я.

Крепыш что-то буркнул, сбил плечом пепел с моей сигареты, прокатился под рукой и, хлопнув дверью, исчез.

Задвинув щеколду, я вернулся в кабинет директора и раскрыл тетрадь. Так появился этот рассказ. Не сразу, конечно, а года два или три спустя.

И вот сейчас я думаю: если бы мы с ним тогда сцепились, то меня посадили за нападение на инкассатора, а его – за нападение на сторожа.

А, может быть, и не посадили.

А насчет названия рассказа… Не знаю… Просто, когда сходятся вместе хорошие слова, хочется вынести этот союз слов на самое видное место. Например, в заголовок.

 

© Copyright: Олег Айдаров, 2012

Регистрационный номер №0082153

от 6 октября 2012

[Скрыть] Регистрационный номер 0082153 выдан для произведения:

Пришел я на работу, разложил на столе: книги, тетради, игральные карты, поставил на подоконник три стакана и стал ждать гостей.

Директор магазина, отдавая мне ключи, с любопытством покосилась на стаканы и спросила:

-         Вы учитесь где-нибудь? Студент?

-         Нет.

- Почему? – удивилась директриса. Обычно все, узнавая, что я работаю ночным сторожем, удивляются тому, что я нигде не учусь и больше нигде не работаю. Сейчас и эта спросит про основную работу.

-         Наверное, работаете? – догадливо ответила она себе.

-         Нет.

-                Что же, так и живете на семьдесят рублей в месяц?! – ужаснулась директриса.

-                На семьдесят три, - обиженно поправил я, а мысленно добавил: «Черт подери!». Мне некогда было разговаривать с ней: гости могли прийти в любую минуту.

Директриса посмотрела на меня с жалостью растворенной в недоумении и, покачивая широкобортным задом, зацокала по кафелю к выходу. Там ее ждал груженый авоськами детина в «варенке». Из авосек торчали чудовищные титьки вареной колбасы. Директриса покачнулась, когда детина протянул ей навстречу свои обусаченные губы.

Звук поцелуя до меня не дополз.

-                Молодой человек, закройте за нами, - обернулась директриса. Детина был уже на улице.

Вскоре журчание их «Волги» растворилось среди текущих по шоссе огоньков.

Я остался один.

… Уже давно замок висел на двери. Уже половина тетради было исписано новым рассказом, когда стекло зазвенело от стука. «Пришли», - подумал я, переставляя стаканы на стол. Не успел я встать, как стук повторился с утроенной силой. «Наверное, уже бухнули», - забеспокоился я за стекло и пошел открывать.

Не успел я отодвинуть щеколду, как дверь распахнулась, и в коридор подзобки ворвался низкорослый крепыш окутанный облаком инея.

-         Почему долго не открывал?! – ощетинился он в приветствии.

-         Не понял, а ты кто такой? – поздоровался я.

-         Ча-а-аво?! – опешил крепыш и, обернувшись, прицелился глазами.

-         Ты кто такой? – я облокотился о косяк и прикурил бычок.

-         Инкассатор, - прошмыгнув под рукой, огрызнулся он.

-                А почему такой борзый? – провожая взглядом взъерошенный затылок, удивился я.

Затылок обернулся злыми глазами:

-                Не понял.

-                Я спрашиваю, почему ты такой борзый.

Глазки вспыхнули, но тут же погасли:

-                Где продавцы?

-                Дома, - выпустив дым в дверь, ответил я.

Крепыш что-то буркнул, сбил плечом пепел с моей сигареты, прокатился под рукой и, хлопнув дверью, исчез.

Задвинув щеколду, я вернулся в кабинет директора и раскрыл тетрадь. Так появился этот рассказ. Не сразу, конечно, а года два или три спустя.

И вот сейчас я думаю: если бы мы с ним тогда сцепились, то меня посадили за нападение на инкассатора, а его – за нападение на сторожа.

А, может быть, и не посадили.

А насчет названия рассказа… Не знаю… Просто, когда сходятся вместе хорошие слова, хочется вынести этот союз слов на самое видное место. Например, в заголовок.

Рейтинг: +7 336 просмотров
Комментарии (10)
чудо Света # 6 октября 2012 в 16:28 +1
Здорово! Улыбнулась! Как вовремя подскочил инкассатор! Воодушевил!
Так, а с гостями то, что?
soln
Олег Айдаров # 6 октября 2012 в 17:46 +3
А гости пришли, и мы долго играли в карты, прихлебывая из запотевших стаканов жигулевское пиво:)))
чудо Света # 6 октября 2012 в 22:56 +1
а как же охранение вверенного имущества?
и почему ты решил, что ОНА улыбается только мертвым? живым тоже, иногда, фартит!
Олег Айдаров # 7 октября 2012 в 10:01 +2
А я охранял. Один раз даже случайно пол-магазина в карты проиграл. Правда, все осталось на месте, так как до игры договорились, что играем понарошку.
0 # 7 октября 2012 в 03:52 +1
625530bdc4096c98467b2e0537a7c9cd да...с названием Вы интересно завернули
Олег Айдаров # 7 октября 2012 в 10:01 +1
Это вдохновение:)))
0 # 24 октября 2012 в 07:27 +1
Прекрасный стиль. Талант рассказчика.
Хочется продолжения и развития темы - как складываются события, и как потом складываются судьбы.
Развития хочу. Чтобы мозаика сложилась.
Великолепно владеете словом.
Олег Айдаров # 24 октября 2012 в 07:36 +1
Мозаику складывать сложно, ибо хитросплетение судеб дозволено изображать лишь гениям.
Валентина Попова # 24 октября 2012 в 14:54 +2
"хитросплетение судеб дозволено изображать лишь гениям" - классно сказано. А ещё мне понравилось ваше выссказывание о добре и зле, точно не помню, но где говорится, что добро зло поставит на колени и после этого ещё и добьёт. Я после этой реплики постоянно читаю ваши рассказы.
Олег Айдаров # 24 октября 2012 в 19:46 +1
Гыыы! Насчет добра и зла, это не я сказал, а народ. То есть, безымянный представитель народа. Фольклор, одним словом:)))