ГлавнаяВся прозаМалые формыМиниатюры → Тексты на одну букву

 

Тексты на одну букву

27 ноября 2014 - Работник Неба
АННАЛЫ АРДЫ
(посвящается Питеру Джексону)
 
Анфалас. Аккуратная архитектура акрополя, ажурные арки. Аккорды арф. Алебастровый алтарь Анор. Ароматы анемонов. Атласный архалук Арвен. Атлетический абрис арана Арагорна. Арагорн амурится, Арвен артачится…
 Ахтунг! Антиэльфийская акция агентов Ангбанда! Ангмарская армия атаковала Анфалас! Акрополь аккумулирует арбалетчиков, алебардщиков, артиллерию – ай, артиллерия – анахронизм! Алчные абреки, агрессивные арапы. Архаичные аркебузы, ассиметричная амуниция, армяки а-ля «апломб алкаша». Анаконды, анкилозавры, армированные агрегаты. Анархия, апокалипсис, ад!
Арвен ахает, а Арагорн агитирует армию. Арагорн – атасный атаман, Андрил – авантажный артефакт. Азарт атаки… Антагонисты агонизируют, Ангмарец арестован.
Аннексировать Анфалас – абсурд! Алчность аукнется!
Айнур аплодируют Арагорну.
Аминь!
                              Конец января 2014
***
Безвременье… Бездушная бумага.
Блевотина бесцветной болтовни.
Без божества… Без братьев… Без брони –
Бредешь болотом, брошенный бродяга.
 
Бодрятся банковские болтуны.
Бугай БГ безвкусно бредит благом.
Бесстыдства бесконечная бадяга.
Багровые баланды буруны.
 
Борьба бесцельна. Бесконечна бойня.
Безвинный брошен банде басмачей!
Братва бухих бездарностей  - бойчей,
Бойцы безвольней, бегство беспокойней…
 
Бодритесь! Будет бал бесперебойный, -
Блаженный брег: без бедствий, без бичей.
                                                                             2004
 
ВАВИЛОНСКИЕ ВИДЕНИЯ
 
Валтасар воцарился в Вавилоне в восемьдесят втором. Валтасар велик, властен. Вокруг Валтасара вьются велеречивые вельможи, выклянчивают владения, вещи… Время военное. Вавилон всегда воюет. Вокруг вечно враги. В Вавилоне все высматривают, вынюхивают, выслушивают… В восемьдесят восьмом вавилонские войска выбивают варваров. Виктория! Вторая виктория! Вновь выиграли!  - Вести восхитительны. Впрочем, Валтасар велит вводить выплаты, вновь выплаты… Вельможи вкушают вино – вдовы воинов варят ветки, волнушки… Восторженные вояки вещают всякий вздор. Водоносы, волопасы – возмущены. Вавилон волнуется. Вдогонку Валтасару вылетают высказывания:  «Великие виктории – выдумка! Вся важность войны – вымышленная!» Вот возмущённые выкрики: «Валтасар – выродок! Верни выкраденное, вахлак! Вознагради военачальников! Воскреси воевавших в варварских весях! Выплати вдовам виру! Выгони воров-вельмож!» Все вопят: «Валтасару – виселица! Валтасару – вилы!» Вавилон взбаламучен, взвихрён. Выбирается вече, выдвигаются вожаки. Валтасара выгоняют…
Взбодрившиеся варвары врываются в Вавилон.
                                   12 февраля 2014
 
***
Гляди: горят границы, гибнут горы,
Гнилого града гнется городьба.
Голодный год – говеет голытьба.
Газетчики глотают гной Гоморры.
 
Гребет грабитель гривны… Гвалт, гульба!
Гремит гортанный гогот гренадёра.
Героям гроб готовят горлодёры.
Глумится голоштанников гурьба.
 
Гнетет гордыня… Горе Гардарикам!
Гарь гнева гложет груди горемыкам.
Глазищи грифов… Грубость гайдуков…
 
Гэбисты грузят горы гексагена.
Где, где гармония?! Грядёт геена!
Грозит Господь:
                   Громаден груз грехов.
 
                                                 Июнь 2005
(Стихи на разные буквы русского алфавита)
 
1.
Давай достанем доски, друг,
да долгий день делам даруем:
дворец достроим, дорисуем,
достойный доведём досуг.
 
Доедем до других долин:
до деревень – дыханья дыма,
дубрав, драконьих домовин…
Для дерзких дали – достижимы!
 
Давай-ка, досчитай до двух –
да двинемся дорогой дальней.
 
Дрозд допоёт деревьям дайну.
Дойдёт до дома детства дух.
 
2.
Держись, дружок! Диктует день
дурного духа директивы.
Дьяки дерутся. Дремлет диво,
да душу давит дребедень.
 
Дубины, дула… домино…
Дикарство древнее довлеет…
Да, деградация давно
достала даже дуралеев.
 
Довольно драк! Даёшь доверье!
Долой дремоту! Дурь долой!
Донжонов дымных дрогнут двери,
да добрый дух дойдёт домой.
 
                        Март 2014
***
Единоверцы! Есть ещё елей,
единомыслие, единогласье.
Единоверцы, есть единовластье!
Есть единообразье, ей-же-ей!
 
Есть ереси: Европа егозит:
единственным епископом – Емеля.
Епископат ершится еле-еле.
Естественно, ехидствует Евклид.
 
Европа… Едем! Единенье – есть!
Епископу её – епитимья!
Ефрейторов – еретикам ея!
 
(Епископаты, ересь – ерунда.
Единоверцы, если есть еда,
естественно, ещё езжайте есть!)
 
                              март 2014
 
 
 
***
… Живём же! Жадно жирный жмых жуём.
Журналы жемчугá живописуют.
Жиреют жопы. Жулики жируют.
Жизнелюбивых жерло жрёт живьём.
 
Живём… Желая – жрём, жaлея – жжём…
Жжёт жаром жилы жадность живореза.
Жестокой жертвы живодёрам ждём.
Жердиной жахнет жабу жрец железа.
 
Житуха! Желтопузые жестянки,
Живучесть жирных жаб, жуки, жерлянки,
Животной жизни жухлое жнивьё.
 
Журчанье жижи, жалкие желанья.
Жеманных женщин желчное жужжанье…
…Жестокий жребий, жуткое житьё!
                                                                 Январь 2004
 
ЗАДАЧА ЗАКОНОВЕДА
 
Захария Зерзан – законовед; знает законодательство Забайкалья, Зеландии, Зимбабве, законы зулусов, заповеди запорожцев…
Зерзан засиделся, заработался. Завечерело, звёзды зажглись. Заскрипели засовы, загремели задвижки, зашуршал зипун. Зашла замарашка, знакомится: «Злата!» Зерзан засуетился: «Заходите, злата! Занимайте зал! Закусывайте! За знакомство!» злата заюлила, зенки заискрились: «Знатный законник, знаменитый законник, защити, золотой! Задай задачку золовке, злой змеюке! Заверни законопроект, запрещающий злонамеренность!»  - «Зачем?» - Злата заплакала: «Замучила золовка! Зажралась, зараза! Зазналась!»
Знай, законовед, Злата заливает, золовка Златы замечательная, заботливая. Злата – завистливая, задиристая. Злата захотела заграбастать золовкины заначки: звонкое золото, запястья, запонки, заграничные значки, запасы зелени, закрома зерна…
Зерзан задумался: «Заходи завтра, злата, запишем законы». – «Замётано! Заря займётся – зайду!»
Занялась заря. Зерзан заждался Злату за зерцалом. Забежала зарёванная закройщица Заряна. Зарыдала, закричала: «Злата золовку зарезала!»  - «Злодейство!»  - заявил Зерзан. – «Засудишь?» - заинтересовалась закройщица. Законовед замялся.
«Злата заблуждалась, - заговаривала зубы закройщица. – Злилась-злилась, затем закаялась. Засудишь – засадят Злату за замОк, замучат, замордуют, зачахнет злосчастная, загинет. Заведи Злате защитника! Злата забудет злоумышленничество, забудет зависть. Заведёшь? Заплачу за заботу золотом!»
Зерзан заметался: Засудить злодейку? Защитить злосчастную? Золото заманчиво – закон зорок. Зерзану зябко. Зрачки заволокло зеленоватым… Законовед зачем-то зашёл за забор, зло зашептал: «Заколебали, заразы!» - затем зашагал зеленями.
 
28 февраля 2014
 
ИСКАНИЯ ИМПЕРАТОРА
 
Император инков Иксион искал истину. Искал интенсивно: исправно изучал источники, исследовал информацию и инициировал испытания.
Истеблишмент изгалялся: «Император – идиот, игрушками играется!» Инженеры информировали: «Ища истину, используйте искусственный интеллект!» Искусствоведы интересовались: «История инков – истина? Иконы – истина?»
Иногда изученная информация  исчезала. Император изображал истерику. Интеллигенция, известно, игнорировала исступление Иксиона. Инакомыслящие «испарялись». Иноверцам икалось. Иноки истово исполняли исон.
Императорский изограф изветшал. Иксион извёлся, изнервничался: «Ироды! Инструмент испортился из-за измены! Исправьте! Изобретите иной, иначе испепелю! Идите исполняйте!»  - Инженеры изготовили императору индивидуальный инвентарь, инкрустированный изумрудами и изукрашенный. Император излечился, истерика исчезла. Иксион инициировал игрища, иллюминации, издал иллюстрированную историю. Измучившиеся инки изведали изобилие, идиллию…
 
… Искать истину – изощрённое искусство!
 
                    17 февраля 2014
 
КОЛЯН
 
Контрабандист Колян Коряжемский кончил колупать колымские камни, канает к Костроме. Когда-то Коляна кидало: Камчатка – Краснодарский край – Кавказ… Калининград: кража каменного креста. Казахстан: контрабанда китайских кинокамер. Карелия: купил краденый «КАМАЗ», карелы «кинули» Коляна; кончилось, конечно, каталажкой…
.. Красавица Кострома. Квартира Камиля – кореша Коляна. Колченогая койка, кривая кушетка, кашемировый ковёр. Курносая кассирша Клава. Клава клеится к Камилю, клянчит: «Купи кольцо, купи колье! Купи «Камелоты» - километровые каблуки!Канючит: «Камиль, купи Клавочке «Кадиллак»!» Камиль купил капризнице комолую корову. Клава куксится: «Какой кошмар!» Камиль кайфует: клёво крутанул! Колян кормит корову.
Круто: купили Клаве – кормит Колян!
Колян купает корову, колет комли, квасит капусту, косит коням клевер, кидает куски кобелям, крошит краюхи курам…
Короче, Колян – костромской колхозник.
                      
                              13 февраля 2014
 
ЛЕГЕНДАРНЫЙ ЛЁТЧИК
 
Лётчикам – лафа! Летаешь-летаешь: ласковая лазурь, лунные лучи, летние ливни, ловкие ласточки… Любят ли лётчики лежать, лениться?  - Лётчики любят лепет лопастей, лётчики любят лазоревые линии, любят лайф!
Лётчик Ливаневский летал легко. Ленобласть? – Летим! Ливия? – Лады! Лима? – Легко! Лабрадор…  - Ладно, Лабрадор лучше Лабытнанг, лечу!
 
Латунная лабрадорская луна; лиловые лунки; ледостав… Ледопад! Ледяная лавина! Лётчик лавирует…Левее…  Лезвие льдины! Лобовое лопается, люк ломается, лопасти – лапша. Люди, ловите!
Лязг! Льётся липкое, летят лоскуты…
Лихо!
 
Льются ламентации… Люди ладят лютни, лиры, лепечут лозунги, лепят лавры… Лозунги, лавры – лекарство лишившихся любимого лётчика.
Люди любили Ливаневского.
Ливаневский – лучистая легенда.
                                                                            10-12 февраля 2014
 
МОЛОДЁЖНОЕ
 
Мы -  мировая молодёжь, миновавшая миллениум. Мы – маастрихтские молочники, миасские механики, мексиканские музыканты. Мы многолики, многообразны.
Мамаши морализируют: «Мол, молодёжь медлительна, может мало. Мерит меха, «мочит» механических монстров, меркантильно мечтает: «Машины! Мальдивы! Мильоны!» Максимум, мусолит методички». Мизантропы мечутся: «Молодёжь манипулирует миром! Марширует, мучает мигрантов, минирует молельни. Место мерзкой молодёжи – Магадан!»
М-да…
Мнения мизантропов – маразм!
Молодёжь мыслит масштабно! Молодёжи милы музы. Мы мужественны, методичны, мы музицируем, моделируем миры, мастерим машинерию. Мы мерим моря мерой материализованной мечты! Мозги молодёжи, мышцы – могут многое. Мы много месяцев мешали мародёрам, мы модифицировали московский метрополитен, мы меняли министров, муштровали маньяков. Мы мистики – мы материалисты, мы медики – мы математики, мы – межпланетные мореходы, мы  - мушкетёры, менестрели…
Мы – мощный мотор мироздания.
                               22 февраля 2014
 
 
На небе нет несчастий, нет невзгод.
На небе непростительна небрежность.
На небе – набожность, на небе – нежность,
неведомая ночь не настаёт…
 
На небе – настоящая неспешность.
На небесах Нирвана нас найдёт…
… Насторожись: настанет неизбежность:
на небеса нацелится народ.
 
Народ – нахальный, низкий, неопрятный;
небось, навоз ногами нанесёт,
на небе насвинячит, наплюёт…
 
Надеюсь, нечестивым непонятна
нить навигации на небосвод…
Незыблем наигрыш небесных нот!
                     Март – апрель 2014
 
ОБИДА ОФЕЛИИ
 
Отличница Офелия Осипова ответила ОБЖ, отбарабанила Островских – «Онегиных», отыграла опусы Орффа… Офелии оставалось одно обществоведение…
Однако ответила Офелия отвратительно. «Обществоведша» Ольга Онисимовна обалдела. «Офелия, отчего?  - отчитывала она оплошавшую отличницу. – Ответственность ослабла?  Обломовщина одолела? Отец отругает – оконфузишься!»
Огорчённую одиннадцатиклассницу ожидал отец – отменный оптимист.
- Обломалась! – орала отцу обезумевшая от отчаяния Офелия. – Опозорилась! Одноклассники ославят! Общественность осудит! Остается отчалить отсюда!
- Остынь! – осадил отец одиннадцатиклассницу. – Общественность отступится, одноклассники отстанут. Отдохнёшь, отоспишься, - опять ответишь обществоведение!
- Оконфузилась! – охала Офелия. – Опростоволосилась!
- Оптимизм, отвага, опыт – оптимальнее отличных оценок, - оповестил отец. – Отеческий очаг, общая обустроенность – ого-го! Оценки – ох-ох-ох! Отставить огорчаться!
- Ой-ой-ой, - отвечала Офелия.
Обида Офелии – острый осколок. Отчаяние – огромный океан. Отец, одноклассники, Ольга Онисимовна обнадёживают Офелию – Офелия отмалчивается: очевидно, онемела. Опять океан огорчения, омут обиды… Офелия отчего-то очень облюбовала озерцо около окраины. Она отходит от ограды, остаётся одна…
Одиннадцатого октября около озерца отряд обнаружил одежду Офелии, ошмётки обуви… Очевидно, Офелия «отчалила».
О, Олимпийцы! Обнимите одинокую отчаявшуюся одиннадцатиклассницу!
                                      13 февраля 2014
 
ПОХОРОНЫ ПОЭТА
 
Пойдем, побродим по пустым полям,
Приятель, по погосту погуляем!
Последнего поэта повидаем:
Попался песнопевец патрулям.
 
Поэт погиб полночною порою.
Покуда панихида – помолчи;
Прекрасны похоронные покои…
Под пальмой пьянка: пляшут палачи.
 
Потом придётся пережить поминки.
Пир – подлецам, прекрасным – поединки,
Пегас поруган, правда – под плетьми…
 
Повсюду прах, порушены палаццо.
Померк под пеплом пёстрый плащ паяца…
        Приятель, песнь последнюю прими!
                                                  27 декабря 2005, Úlfsstaðir
 
 
РУБИН. РОМАНТИЧЕСКИЙ РАССКАЗ
 
Рождество. Рабочий район. Резные рябины. Ржавые «ракушки». Рассохшиеся рамы. Рваная реклама. Ровные ряды ракит.
Работница Равшан Рахметова рассыпает реагент.
Рыжеволосая Риммочка разбежалась – растянулась! Разревелась.
Ротвейлер Рекс разрезвился – растянулся! Раздражённо рычит.
Ромка Ручкин: разбойничья рожа, разодранная рубаха. Раскачивается, раздумывает… Рухнул!
Роза Рудольфовна: роскошная, раскрасневшаяся – ругает Равшан Рахметову: «Ровнее рассыпай! Разленилась! Распустилась! Работай!»
Равшан робкая… Раскрыла рот, развела руками… разглядывает ракитник. Рдяное, розовое… Раздвинула ракиты, разгребла руками – рубин! Растёрла – р-раз! – растаяли ропаки, расцвели розы, распелись ремизы… Рай!
Равшан разжала руку, роняет рубин. Р-раз!  - рождество, «ракушки», ржавчина реагент, Роза Рудольфовна ругается… Равшан рванула рубин рукой – расцветают райские рощи… Работает! Реально работает!
Р-раз! Рекс резвится, Риммочка развеселилась. Роза Рудольфовна радуется. Ромка Ручкин расхотел разбойничать, рисует рябины.
Разливаются реки, распускаются рододендроны, развеваются ризы. Раскинулись ровные радуги.
Раздвигаются решётки, разбиваются ракетницы.
Ружья расколоты, рядовые распущены…
Рай!
                     Апрель 2014, Исландия
 
СЛАВА СОЧИНИТЕЛЯ
 
Сумбатов сказал: «Слушай, Саня! Сможешь создать сочинение с созвучными словами? Скажем: «Солнце смеётся сиреневым смехом». «Синица стибрила секундомер»… Страниц сорок? Срок – среда. Слабо? Сочинишь смешное – снесём «Смехопанораме»; сложится серьёзное – спишемся с Союзом Сочинителей. Стяжаешь славу, сколотишь состояние… Сможешь?»
 
Саня сдвинул стол, стул, схватил свой словарь – старый солидный советский словарь, - стал сосредоточенно сортировать слова, связывать созвучия. Слов – сотни, сочетаются странно… сложно создать сорок серьёзных страниц! Срок сдачи – среда – совсем скоро…
Синтетический саунд сотового. Сумбатов:
- Слышь, старик! Северную сагу сочини! Символистскую сказку сваргань! Сконтачимся с Содружеством сибирских Сюрреалистов! С самарскими стихотворцами! Станем суперзвёздами! Сам «Современник» со Сретенки салютовать станет!
- Сложно… - сетует Саня.
- Совестно, старик! – сипит Сумбатов.  – «Сложности» - стыдное слово, сам согласись! Стань суперменом, старина! Срок сдачи совсем скоро. Созвонимся!
 
Сумерки. Саня слистнул стотысячную страницу словаря, списывает созвучные слова. Сложно Сане!
Снова сотовый. Сумбатов советует:
- Стиль соблюдай! Согласуй существительные складно! Скуку, сальность, страхи – своди! Сделай современно, солидно. Следуй Стендалю!
- Странные советы, - смущается собеседник Сумбатова.
Сумбатов своё:
- Слава, смекаешь? Свежие страницы! Славословие СМИ! Симпозиумы, слёты, сборники, сотенные, стотысячные! Сорок страниц, старик!
- Спать… - стонет Санька.
- Спать? – срывается Сумбатов.  – совсем спятил? Спать свалишься – слава сбежит! Сон – скука, слава – святыня сочинителей!
- Сон слаще, – сражается с собеседником Санька.  – Сроки слишком сжатые, сабджект слишком сложный… Сочиняй сам, стяжатель славы!
- Сумасшедший! – скандалит Сумбатов.  – Стараешься-стараешься – сталкиваешься со свинством!
- Сгинь, суккуб! – сквернословит Санька.
Сотовый смолк.
 
Сегодня среда, семь-семнадцать. Санька свешивается со стула: спит. Сновидения Саньки солнечны.
Сладкий сон своевременнее славы сочинителя!
                                    12 января 2014
 
 
ТАНКИСТЫ
 
Танкоград торжествовал. Тянулась тяжёлая техника. Тужились тягачи. Трепетали тополя. Темнели тучные травы.
Танкист Тоша Татарский тосковал. Тошин танк требовал техосмотра. Траки тронуло тление. Тумблеры треснули. Тормоза тарахтели. Тосол тёк.
- Тук-тук-тук! – Тимоха Травкин топает, тоже танкист.
- Тоха! – трезвонит Травкин. – Тридцатого тренировка. Товарищ Терентьев требует тебя, твой танк…
- Тебя тоже требует?
- Так точно. Тренируем танковождение.
- Тимоха! – томится Татарский. – Танк – «того»!
Тимоха тыкает телефон:
- Техстанция? Требуется техобслуживание танка тотчас!
- Так-так, - тараторит телефонистка. – Тяжёлый танк? Точка техобслуживания – Томилино. Тащите туда танк Тюменским трактом.
- Транспортировка танка трудна! Там тормоза «тю-тю».
- Транспортируйте тепловозом, троллейбусом, телегой… - талдычит телефонистка.
- Телепортация требуется? – такая туфта тошна Тимохе.
- Тебе требуется трепанация! – тявкает телефонистка. – Ты – тронутый!
- Тупая! – трясётся Тима.
Теперь телефон терзает Тоша… Техслужба «Трансцендентальная техника» - тишина!... Товарищество «Тайфун»: техобслуживание тяжёлой техники тут, тотчас, тариф – триста тысяч.
- Тираны! – тужит Тоша. – Такие тарифы!
Товарищи теряют терпение. Тоша топчет телефон.
 
 
… Тридцатое. Томилинская торговая точка. Там тусуются: Тоша, Тимоха, тамбовская трактористка Тамарка. Товарищи тянут «Трёх толстяков», «Туборг», трескают тараньку. Телефон тренькает танцевальные треки; Тамарка танцует, Тоша таращится…
Товарищи толкуют так: танковождение – титанический труд, техосмотр – тяжело, тупо. Тусоваться – толковее.
 
Такой текст.
Точка.
                                Конец марта 2014
 
УЧАСТКОВЫЙ
 
Усть-Илимск – угрюмый уголок Урала. Удалённая улочка, уютное учреждение. Участковый Усман Умаров устроил учёт.
Усольская улица – умиротворение! Усольские уголовники, ужасавшие уезд, узнав Умарова, устрашились,угомонились… Уральская улица? – Уснула Уральская улица! Унылое увядание… Улица Урицкого?  - Ух ты, убийство! Уборщик укокошил укладчицу. Уведомить угрозыск! Уже узнали? Удача!
Усово… Умопомрачительный уголок у устья Урал-реки. Усовские уроженцы уехали, у устья устроились узбеки, украинцы, уйгуры. Узбеки устраивают уразу – украинцы ухохатываются. Украинцы упьются – уйгуры улюлюкают. Устаёшь утешать униженных…
Участковый усовещивал-усовещивал усовских – увы! Ужели Усово утихомирится?! Утром у узбеков украли урюк; ушлые ученики угнали «Урал»; украинская уборщица увидела упыря; укротитель упустил удава; Урбан ударил Устинью; учительница утопилась…
Ужасное утро!
                                      16 февраля 2014
 
 
                                                                
ФОРТУНА ФИЛИППА
 
Филипп Фомичёв (Фрязино) – физкультурник, фокусник, франт. Фрязинские фифочки – фанатки Филиппа, фигуристая Фая – фактически, фаворитка. Филипп – фантазёр: фотографирует Фаю фрейлиной, феей. Фижмы, флёр, фланель, фарфор… Фае – фрукты, финики, фаршированные фазаны, финская форель; фантасмагории Фофанова, фильмы Федерико Феллини, Фридрика Фридрикссона, флейты, фисгармонии фешенебельные фотогалереи…
Фотовыставка Фридриха Фасмера «Фарерские фьорды». Факты: Фасмер – фрязинский   фанфарон Фалалей Фокин, фотографии – фальшивка, фьорды – фотошоп. Филипп фигеет: «Фотовыставка – фейк! Фалалей – фигляр!» Фая фанатеет: «Фантастично! Феерично!» Филипп фыркает: «Фаечка, фу!» Фая: «Фарвель, фетюк!»
Финиш!..
Филипп философствует: «Фаечка – фря, фотоискусство – фикция!» Филиппу фигово. Фужер «фруктового», фляжка «Фетяски»… Фужер – фляга, фужер – фляга – фиал – флакон… Физиономия Филиппа фиолетова, фразы фрагментарны. Фрязинский франт – фрустрированный фантом, Франкенштейн.
Фурор!
 
…Февраль. Фаворитка Филиппа – фабричная Фёкла: фланелевая фуфайка, фартук, формы… Фёкла фамильярна: «Философия – фигня, фотографы – фармазоны; фатально: физиология, финансы. Ферштейн?»
 
        Фортуна Филиппа феерична!
                             15 февраля 2014
 
***
Хвороба. Холод. Хлябь. Худая хата.
Холопий хлеб. Хрипенье хищных харь.
Хрустят хребтины. Хлещет хлыстик хвата.
Хлебают хутора хмельную хмарь.
 
Хромой хорёк храпя ховает хвост.
Хозяева халупок ходят хмуро.
Хавронья хвалит худшую халтуру.
Хохочут холуи: «Хотим хаóс!»
 
Хорошее хулят – худое холят!
Хоронит херувимов хворый хоббит.
Хранитель храма – хлипок, хромоног.
 
Халявой хвастают холопы хама,
Хватают – хоть хрусталь, хоть xóлмы хлама…
…Христопродавцы, хватит!!! Хенде хох!
 
                  25 декабря 2005, Úlfsstaðir
 
ЦЕЛЬ ЦАРЕДВОРЦА
 
Центральная Цезия – цивилизованное царство. Царица Цезии ценит цветистые церемонии, целомудренную Цереру. Царица – целый центнер целомудрия! Царевич ценит цезарей, Цинцинната, Цицерона. Царевна ценит цацки, цыганщину, цветастый цирк.
Царь Цезии Цвин ценит целеустремлённость.
 
Царедворец Цинтий целеустремлён.
Цинтий циклится, цыкает: «Цвин – цербер! Цапает целковые, цензурирует ценности. Цена Цвину – цент! Царевич – цыплёнок. Царица – циклоп целюллитный. Царевна цепляет ценники: «цельно», «цветисто», - цитирует Цветаеву, целует цирюльников… Центавры цезийские! Церемониться?! Цыц!  Царице – цианид, царёнышам – цугундер, Цвину – цистерна цикуты!»
Цинтий циничен, цепок.
Цель Цинтия – цареубийство.
 
                           28 февраля 2014
 
ЧИСТОТА ЧУВСТВ
 
Чэрити Чанс, чадо чикагских чиновников – чаровница: чёлка, чулочки, чепцы, чистоплотность. Чэрити чарует Чарли Чипа. Чарли – чугунолитейщик: чумазый, чернявый, челюсть четырёхугольная. Чэрити читает Чосера, Чарли – четырёхгрошовое чтиво. Чэрити чинно чаёвничает,  Чарли чавкает чипсами. Чэрити – чертоги, Чарли – чужой чердак. Чэрити чешет чихуахуа, Чарли чинит чугунолитейку. Чэрити чирикает чижом: Чайковский, Челлентано, чарльстон, чардаш, ча-ча-ча… Чарли чертыхается: чугун, чад, чеки, числа четырёхзначные…
Чарли – честный человек. Чувства Чарли чисты.
Чарли черпает чернила… Черканул: «Чудная, чуткая, чистая! Что чувствуешь, чародейка?»
Через час читает: «Чего?! Чаешь чувств Чэрити? Чокнутый! Чем чепуху черкать – чисти чеснок, червь!»
Чарли чувствует, что Чэрити чопорна. Чересчур чопорна. Чэрити чванливее, чем чадские чалмоносцы, честолюбивее, чем чилийские чемпионы. Чьи-то чувства? – Чепуха! Чэрити черства.
«Чудовище!» - чеканит Чарли, черкая черновики.
Честному Чарли чёрствость чужда.
                                           Июнь 2014, Исландия
 
ШПИОНОМАНИЯ
 
Шелонь. Шикарный шопинг-центр. Шоколадки, шампуни, шторы, шузы, шарфы, шампиньоны, шахматы… Ширпотреб…  Шелест, шорохи.
Шагают: Шурочка Шинкаренко – шиншилловая шубка, широкие шорты, - шестидесятилетняя Шарлотта Шульц – шёлковое шитьё, шерстяная шаль. Шепчутся, шушукаются.
- Шухер! – шепчет Шарлотта. – Шурик Шаталин – шпион!
- Шо? Шурик? – Шурочка Шинкаренко шокирована. – Шурик – шестнадцатилетний шалопай: шатается шелонскими ширями, шугает шершней, шмаляет шилохвостей.
- Ша! – шумит Шарлотта. – Шпион Щаталин, шпион! Шастает, шебаршится… Шустрый, шибздик! Шелонь – штаб шпионов! Шатры, шалаши, шарашки… шаланды швартуются. Штатовские шерифы шныряют: шляпы широкие. Шошонские шаманы шастают. Штуттгардские штурмовики шмыгают: шинели шевиотовые, штыки шестиметровые…
- Штаб шпионов? – шепчет Шурочка. – Шпана шляется… Шайки шалят…
Шарлотта: - Шпионаж, шпионаж! Шпионы штурмуют шахты, штудируют шоссе, шмонают шофёров… Шурик шлёт штабу шпионские штуковины:  шнуры, шурупы, штепсели, шлемы, шпаги… Шифровки шестнадцатым шрифтом. Шестого Шельнью шла шотландская шхуна… Шаталин – шотландский шпион! Шведский! Швейцарский! Шумерский!
Шарканье… Шея Шарлотты шевельнулась: Шаталин шагает! Шептунья шуганулась, шлёпнулась. Шамкает: «Шурик! Шарлотта шутит!» Шаталин шипит: «Шавка!» Шурочка Шинкаренко шепчет: «Шок!»
 
Шпиономания – шизофреническая штука!
                                       28 мая 2014, Коупавог
 
ЩЕЛКОПЁР
Щебетали щеглы… Щерился щенок… Щебёнка щекотала щиколотки…
Щербаков щурился, щипал щавель.
Щербаков щуплый: щепка щепкой, щербатый, щёки – щёточная щетина.
Щербаков – щелкопёр: щиплет щёголей щучьими щипками, «щекочет» щитоносцев…
Щёлковских щекотуров Щербаков щадит. Щёлковские щедрые: щавель, щи, «Щеклунчик»…
Щелкопёр щепетилен!
                        Июнь 2014, Исландия
 
ЫРРАЦИОНАЛЬНОЕ
 
Ымператор Ыксыон ыныцыыровал Ысаах…
 
                        Июнь 2014, Исландия
 
ЭРАСТ ЭНД ЭЛЕКТРА
(эллинистический эпос)
 
Эгеополис – эпицентр эллинизма. Эстетствующие эпикурейцы, эпигоны Эсхила. Эмансипированная элита. Эдилы, экономящие энергию. Эгеополис экспортирует эбонит, эль. Эмблема Эгеополиса – эму.
Экология Эгеополиса экзотична: эвкалипты, эдельвейсы, элодеи – эдакий эллинский эдем.
Экономка Электра элегантна, эффектна, эрудированна. Эпикуреец Эраст: «Эврика! Экий экземпляр!» (Эволюция Эраста: этичность – эстетизм – экстремизм – эрозия…) Эрос экзальтировал Эраста. Это эпистола Эраста, экспромт: «Эй, эстетка! Экзаменую эллинскую эрудицию! Энцефалит – это эстетично?»
Эраст экспериментировал… Электра эпатирована! Экзальтация Электры эпична: «Эриннии! Этапируйте этого… этого…!»
Эриннии энергично экстрагируют Эраста. Эраст экстренно эвакуируется… Эхо: «Электра! Эй…!»
 
Эх, эллины, эллины!
                                                         Апрель 2014
 
ЮНЫЙ ЮДЖИН
 
Юный южанин Юджин – юрист.
Юристы юркие: юлят, юродствуют. Юристам – юани, ювелирка, юбилеи, юга…
 
Юрисдикция Юджина… Ютландия? Юкатан? Юрмала? ЮАР?...
 - Юпитер!
Юджин – юморной юноша!
Июнь 2014, Исландия
 
 
ЯЧЕСТВО
 
Я, Ян Ясенович Яровой, являюсь ядерщиком, явочником ярославской ячейки «Яблока»…
Ярлык ядерщика ядовит…
Я – ярче!
Я – яванский ягуар, я – японский якудзи.
Я – яростный ятаган янычара.
Я – янтарная яранга января, я – ярчайший яхонт. Я – ядовитый ящер. Я – ядрёный ямб Языкова. Я – язычник, я - ясновидец, я – языкотворец.
Я – явленная яркость Ярилы.
Ясно???
                     6 марта 2014 

© Copyright: Работник Неба, 2014

Регистрационный номер №0255497

от 27 ноября 2014

[Скрыть] Регистрационный номер 0255497 выдан для произведения: АННАЛЫ АРДЫ
(посвящается Питеру Джексону)
 
Анфалас. Аккуратная архитектура акрополя, ажурные арки. Аккорды арф. Алебастровый алтарь Анор. Ароматы анемонов. Атласный архалук Арвен. Атлетический абрис арана Арагорна. Арагорн амурится, Арвен артачится…
 Ахтунг! Антиэльфийская акция агентов Ангбанда! Ангмарская армия атаковала Анфалас! Акрополь аккумулирует арбалетчиков, алебардщиков, артиллерию – ай, артиллерия – анахронизм! Алчные абреки, агрессивные арапы. Архаичные аркебузы, ассиметричная амуниция, армяки а-ля «апломб алкаша». Анаконды, анкилозавры, армированные агрегаты. Анархия, апокалипсис, ад!
Арвен ахает, а Арагорн агитирует армию. Арагорн – атасный атаман, Андрил – авантажный артефакт. Азарт атаки… Антагонисты агонизируют, Ангмарец арестован.
Аннексировать Анфалас – абсурд! Алчность аукнется!
Айнур аплодируют Арагорну.
Аминь!
                              Конец января 2014
***
Безвременье… Бездушная бумага.
Блевотина бесцветной болтовни.
Без божества… Без братьев… Без брони –
Бредешь болотом, брошенный бродяга.
 
Бодрятся банковские болтуны.
Бугай БГ безвкусно бредит благом.
Бесстыдства бесконечная бадяга.
Багровые баланды буруны.
 
Борьба бесцельна. Бесконечна бойня.
Безвинный брошен банде басмачей!
Братва бухих бездарностей  - бойчей,
Бойцы безвольней, бегство беспокойней…
 
Бодритесь! Будет бал бесперебойный, -
Блаженный брег: без бедствий, без бичей.
                                                                             2004
 
ВАВИЛОНСКИЕ ВИДЕНИЯ
 
Валтасар воцарился в Вавилоне в восемьдесят втором. Валтасар велик, властен. Вокруг Валтасара вьются велеречивые вельможи, выклянчивают владения, вещи… Время военное. Вавилон всегда воюет. Вокруг вечно враги. В Вавилоне все высматривают, вынюхивают, выслушивают… В восемьдесят восьмом вавилонские войска выбивают варваров. Виктория! Вторая виктория! Вновь выиграли!  - Вести восхитительны. Впрочем, Валтасар велит вводить выплаты, вновь выплаты… Вельможи вкушают вино – вдовы воинов варят ветки, волнушки… Восторженные вояки вещают всякий вздор. Водоносы, волопасы – возмущены. Вавилон волнуется. Вдогонку Валтасару вылетают высказывания:  «Великие виктории – выдумка! Вся важность войны – вымышленная!» Вот возмущённые выкрики: «Валтасар – выродок! Верни выкраденное, вахлак! Вознагради военачальников! Воскреси воевавших в варварских весях! Выплати вдовам виру! Выгони воров-вельмож!» Все вопят: «Валтасару – виселица! Валтасару – вилы!» Вавилон взбаламучен, взвихрён. Выбирается вече, выдвигаются вожаки. Валтасара выгоняют…
Взбодрившиеся варвары врываются в Вавилон.
                                   12 февраля 2014
 
***
Гляди: горят границы, гибнут горы,
Гнилого града гнется городьба.
Голодный год – говеет голытьба.
Газетчики глотают гной Гоморры.
 
Гребет грабитель гривны… Гвалт, гульба!
Гремит гортанный гогот гренадёра.
Героям гроб готовят горлодёры.
Глумится голоштанников гурьба.
 
Гнетет гордыня… Горе Гардарикам!
Гарь гнева гложет груди горемыкам.
Глазищи грифов… Грубость гайдуков…
 
Гэбисты грузят горы гексагена.
Где, где гармония?! Грядёт геена!
Грозит Господь:
                   Громаден груз грехов.
 
                                                 Июнь 2005
(Стихи на разные буквы русского алфавита)
 
1.
Давай достанем доски, друг,
да долгий день делам даруем:
дворец достроим, дорисуем,
достойный доведём досуг.
 
Доедем до других долин:
до деревень – дыханья дыма,
дубрав, драконьих домовин…
Для дерзких дали – достижимы!
 
Давай-ка, досчитай до двух –
да двинемся дорогой дальней.
 
Дрозд допоёт деревьям дайну.
Дойдёт до дома детства дух.
 
2.
Держись, дружок! Диктует день
дурного духа директивы.
Дьяки дерутся. Дремлет диво,
да душу давит дребедень.
 
Дубины, дула… домино…
Дикарство древнее довлеет…
Да, деградация давно
достала даже дуралеев.
 
Довольно драк! Даёшь доверье!
Долой дремоту! Дурь долой!
Донжонов дымных дрогнут двери,
да добрый дух дойдёт домой.
 
                        Март 2014
***
Единоверцы! Есть ещё елей,
единомыслие, единогласье.
Единоверцы, есть единовластье!
Есть единообразье, ей-же-ей!
 
Есть ереси: Европа егозит:
единственным епископом – Емеля.
Епископат ершится еле-еле.
Естественно, ехидствует Евклид.
 
Европа… Едем! Единенье – есть!
Епископу её – епитимья!
Ефрейторов – еретикам ея!
 
(Епископаты, ересь – ерунда.
Единоверцы, если есть еда,
естественно, ещё езжайте есть!)
 
                              март 2014
 
 
 
***
… Живём же! Жадно жирный жмых жуём.
Журналы жемчугá живописуют.
Жиреют жопы. Жулики жируют.
Жизнелюбивых жерло жрёт живьём.
 
Живём… Желая – жрём, жaлея – жжём…
Жжёт жаром жилы жадность живореза.
Жестокой жертвы живодёрам ждём.
Жердиной жахнет жабу жрец железа.
 
Житуха! Желтопузые жестянки,
Живучесть жирных жаб, жуки, жерлянки,
Животной жизни жухлое жнивьё.
 
Журчанье жижи, жалкие желанья.
Жеманных женщин желчное жужжанье…
…Жестокий жребий, жуткое житьё!
                                                                 Январь 2004
 
ЗАДАЧА ЗАКОНОВЕДА
 
Захария Зерзан – законовед; знает законодательство Забайкалья, Зеландии, Зимбабве, законы зулусов, заповеди запорожцев…
Зерзан засиделся, заработался. Завечерело, звёзды зажглись. Заскрипели засовы, загремели задвижки, зашуршал зипун. Зашла замарашка, знакомится: «Злата!» Зерзан засуетился: «Заходите, злата! Занимайте зал! Закусывайте! За знакомство!» злата заюлила, зенки заискрились: «Знатный законник, знаменитый законник, защити, золотой! Задай задачку золовке, злой змеюке! Заверни законопроект, запрещающий злонамеренность!»  - «Зачем?» - Злата заплакала: «Замучила золовка! Зажралась, зараза! Зазналась!»
Знай, законовед, Злата заливает, золовка Златы замечательная, заботливая. Злата – завистливая, задиристая. Злата захотела заграбастать золовкины заначки: звонкое золото, запястья, запонки, заграничные значки, запасы зелени, закрома зерна…
Зерзан задумался: «Заходи завтра, злата, запишем законы». – «Замётано! Заря займётся – зайду!»
Занялась заря. Зерзан заждался Злату за зерцалом. Забежала зарёванная закройщица Заряна. Зарыдала, закричала: «Злата золовку зарезала!»  - «Злодейство!»  - заявил Зерзан. – «Засудишь?» - заинтересовалась закройщица. Законовед замялся.
«Злата заблуждалась, - заговаривала зубы закройщица. – Злилась-злилась, затем закаялась. Засудишь – засадят Злату за замОк, замучат, замордуют, зачахнет злосчастная, загинет. Заведи Злате защитника! Злата забудет злоумышленничество, забудет зависть. Заведёшь? Заплачу за заботу золотом!»
Зерзан заметался: Засудить злодейку? Защитить злосчастную? Золото заманчиво – закон зорок. Зерзану зябко. Зрачки заволокло зеленоватым… Законовед зачем-то зашёл за забор, зло зашептал: «Заколебали, заразы!» - затем зашагал зеленями.
 
28 февраля 2014
 
ИСКАНИЯ ИМПЕРАТОРА
 
Император инков Иксион искал истину. Искал интенсивно: исправно изучал источники, исследовал информацию и инициировал испытания.
Истеблишмент изгалялся: «Император – идиот, игрушками играется!» Инженеры информировали: «Ища истину, используйте искусственный интеллект!» Искусствоведы интересовались: «История инков – истина? Иконы – истина?»
Иногда изученная информация  исчезала. Император изображал истерику. Интеллигенция, известно, игнорировала исступление Иксиона. Инакомыслящие «испарялись». Иноверцам икалось. Иноки истово исполняли исон.
Императорский изограф изветшал. Иксион извёлся, изнервничался: «Ироды! Инструмент испортился из-за измены! Исправьте! Изобретите иной, иначе испепелю! Идите исполняйте!»  - Инженеры изготовили императору индивидуальный инвентарь, инкрустированный изумрудами и изукрашенный. Император излечился, истерика исчезла. Иксион инициировал игрища, иллюминации, издал иллюстрированную историю. Измучившиеся инки изведали изобилие, идиллию…
 
… Искать истину – изощрённое искусство!
 
                    17 февраля 2014
 
КОЛЯН
 
Контрабандист Колян Коряжемский кончил колупать колымские камни, канает к Костроме. Когда-то Коляна кидало: Камчатка – Краснодарский край – Кавказ… Калининград: кража каменного креста. Казахстан: контрабанда китайских кинокамер. Карелия: купил краденый «КАМАЗ», карелы «кинули» Коляна; кончилось, конечно, каталажкой…
.. Красавица Кострома. Квартира Камиля – кореша Коляна. Колченогая койка, кривая кушетка, кашемировый ковёр. Курносая кассирша Клава. Клава клеится к Камилю, клянчит: «Купи кольцо, купи колье! Купи «Камелоты» - километровые каблуки!Канючит: «Камиль, купи Клавочке «Кадиллак»!» Камиль купил капризнице комолую корову. Клава куксится: «Какой кошмар!» Камиль кайфует: клёво крутанул! Колян кормит корову.
Круто: купили Клаве – кормит Колян!
Колян купает корову, колет комли, квасит капусту, косит коням клевер, кидает куски кобелям, крошит краюхи курам…
Короче, Колян – костромской колхозник.
                      
                              13 февраля 2014
 
ЛЕГЕНДАРНЫЙ ЛЁТЧИК
 
Лётчикам – лафа! Летаешь-летаешь: ласковая лазурь, лунные лучи, летние ливни, ловкие ласточки… Любят ли лётчики лежать, лениться?  - Лётчики любят лепет лопастей, лётчики любят лазоревые линии, любят лайф!
Лётчик Ливаневский летал легко. Ленобласть? – Летим! Ливия? – Лады! Лима? – Легко! Лабрадор…  - Ладно, Лабрадор лучше Лабытнанг, лечу!
 
Латунная лабрадорская луна; лиловые лунки; ледостав… Ледопад! Ледяная лавина! Лётчик лавирует…Левее…  Лезвие льдины! Лобовое лопается, люк ломается, лопасти – лапша. Люди, ловите!
Лязг! Льётся липкое, летят лоскуты…
Лихо!
 
Льются ламентации… Люди ладят лютни, лиры, лепечут лозунги, лепят лавры… Лозунги, лавры – лекарство лишившихся любимого лётчика.
Люди любили Ливаневского.
Ливаневский – лучистая легенда.
                                                                            10-12 февраля 2014
 
МОЛОДЁЖНОЕ
 
Мы -  мировая молодёжь, миновавшая миллениум. Мы – маастрихтские молочники, миасские механики, мексиканские музыканты. Мы многолики, многообразны.
Мамаши морализируют: «Мол, молодёжь медлительна, может мало. Мерит меха, «мочит» механических монстров, меркантильно мечтает: «Машины! Мальдивы! Мильоны!» Максимум, мусолит методички». Мизантропы мечутся: «Молодёжь манипулирует миром! Марширует, мучает мигрантов, минирует молельни. Место мерзкой молодёжи – Магадан!»
М-да…
Мнения мизантропов – маразм!
Молодёжь мыслит масштабно! Молодёжи милы музы. Мы мужественны, методичны, мы музицируем, моделируем миры, мастерим машинерию. Мы мерим моря мерой материализованной мечты! Мозги молодёжи, мышцы – могут многое. Мы много месяцев мешали мародёрам, мы модифицировали московский метрополитен, мы меняли министров, муштровали маньяков. Мы мистики – мы материалисты, мы медики – мы математики, мы – межпланетные мореходы, мы  - мушкетёры, менестрели…
Мы – мощный мотор мироздания.
                               22 февраля 2014
 
 
На небе нет несчастий, нет невзгод.
На небе непростительна небрежность.
На небе – набожность, на небе – нежность,
неведомая ночь не настаёт…
 
На небе – настоящая неспешность.
На небесах Нирвана нас найдёт…
… Насторожись: настанет неизбежность:
на небеса нацелится народ.
 
Народ – нахальный, низкий, неопрятный;
небось, навоз ногами нанесёт,
на небе насвинячит, наплюёт…
 
Надеюсь, нечестивым непонятна
нить навигации на небосвод…
Незыблем наигрыш небесных нот!
                     Март – апрель 2014
 
ОБИДА ОФЕЛИИ
 
Отличница Офелия Осипова ответила ОБЖ, отбарабанила Островских – «Онегиных», отыграла опусы Орффа… Офелии оставалось одно обществоведение…
Однако ответила Офелия отвратительно. «Обществоведша» Ольга Онисимовна обалдела. «Офелия, отчего?  - отчитывала она оплошавшую отличницу. – Ответственность ослабла?  Обломовщина одолела? Отец отругает – оконфузишься!»
Огорчённую одиннадцатиклассницу ожидал отец – отменный оптимист.
- Обломалась! – орала отцу обезумевшая от отчаяния Офелия. – Опозорилась! Одноклассники ославят! Общественность осудит! Остается отчалить отсюда!
- Остынь! – осадил отец одиннадцатиклассницу. – Общественность отступится, одноклассники отстанут. Отдохнёшь, отоспишься, - опять ответишь обществоведение!
- Оконфузилась! – охала Офелия. – Опростоволосилась!
- Оптимизм, отвага, опыт – оптимальнее отличных оценок, - оповестил отец. – Отеческий очаг, общая обустроенность – ого-го! Оценки – ох-ох-ох! Отставить огорчаться!
- Ой-ой-ой, - отвечала Офелия.
Обида Офелии – острый осколок. Отчаяние – огромный океан. Отец, одноклассники, Ольга Онисимовна обнадёживают Офелию – Офелия отмалчивается: очевидно, онемела. Опять океан огорчения, омут обиды… Офелия отчего-то очень облюбовала озерцо около окраины. Она отходит от ограды, остаётся одна…
Одиннадцатого октября около озерца отряд обнаружил одежду Офелии, ошмётки обуви… Очевидно, Офелия «отчалила».
О, Олимпийцы! Обнимите одинокую отчаявшуюся одиннадцатиклассницу!
                                      13 февраля 2014
 
ПОХОРОНЫ ПОЭТА
 
Пойдем, побродим по пустым полям,
Приятель, по погосту погуляем!
Последнего поэта повидаем:
Попался песнопевец патрулям.
 
Поэт погиб полночною порою.
Покуда панихида – помолчи;
Прекрасны похоронные покои…
Под пальмой пьянка: пляшут палачи.
 
Потом придётся пережить поминки.
Пир – подлецам, прекрасным – поединки,
Пегас поруган, правда – под плетьми…
 
Повсюду прах, порушены палаццо.
Померк под пеплом пёстрый плащ паяца…
        Приятель, песнь последнюю прими!
                                                  27 декабря 2005, Úlfsstaðir
 
 
РУБИН. РОМАНТИЧЕСКИЙ РАССКАЗ
 
Рождество. Рабочий район. Резные рябины. Ржавые «ракушки». Рассохшиеся рамы. Рваная реклама. Ровные ряды ракит.
Работница Равшан Рахметова рассыпает реагент.
Рыжеволосая Риммочка разбежалась – растянулась! Разревелась.
Ротвейлер Рекс разрезвился – растянулся! Раздражённо рычит.
Ромка Ручкин: разбойничья рожа, разодранная рубаха. Раскачивается, раздумывает… Рухнул!
Роза Рудольфовна: роскошная, раскрасневшаяся – ругает Равшан Рахметову: «Ровнее рассыпай! Разленилась! Распустилась! Работай!»
Равшан робкая… Раскрыла рот, развела руками… разглядывает ракитник. Рдяное, розовое… Раздвинула ракиты, разгребла руками – рубин! Растёрла – р-раз! – растаяли ропаки, расцвели розы, распелись ремизы… Рай!
Равшан разжала руку, роняет рубин. Р-раз!  - рождество, «ракушки», ржавчина реагент, Роза Рудольфовна ругается… Равшан рванула рубин рукой – расцветают райские рощи… Работает! Реально работает!
Р-раз! Рекс резвится, Риммочка развеселилась. Роза Рудольфовна радуется. Ромка Ручкин расхотел разбойничать, рисует рябины.
Разливаются реки, распускаются рододендроны, развеваются ризы. Раскинулись ровные радуги.
Раздвигаются решётки, разбиваются ракетницы.
Ружья расколоты, рядовые распущены…
Рай!
                     Апрель 2014, Исландия
 
СЛАВА СОЧИНИТЕЛЯ
 
Сумбатов сказал: «Слушай, Саня! Сможешь создать сочинение с созвучными словами? Скажем: «Солнце смеётся сиреневым смехом». «Синица стибрила секундомер»… Страниц сорок? Срок – среда. Слабо? Сочинишь смешное – снесём «Смехопанораме»; сложится серьёзное – спишемся с Союзом Сочинителей. Стяжаешь славу, сколотишь состояние… Сможешь?»
 
Саня сдвинул стол, стул, схватил свой словарь – старый солидный советский словарь, - стал сосредоточенно сортировать слова, связывать созвучия. Слов – сотни, сочетаются странно… сложно создать сорок серьёзных страниц! Срок сдачи – среда – совсем скоро…
Синтетический саунд сотового. Сумбатов:
- Слышь, старик! Северную сагу сочини! Символистскую сказку сваргань! Сконтачимся с Содружеством сибирских Сюрреалистов! С самарскими стихотворцами! Станем суперзвёздами! Сам «Современник» со Сретенки салютовать станет!
- Сложно… - сетует Саня.
- Совестно, старик! – сипит Сумбатов.  – «Сложности» - стыдное слово, сам согласись! Стань суперменом, старина! Срок сдачи совсем скоро. Созвонимся!
 
Сумерки. Саня слистнул стотысячную страницу словаря, списывает созвучные слова. Сложно Сане!
Снова сотовый. Сумбатов советует:
- Стиль соблюдай! Согласуй существительные складно! Скуку, сальность, страхи – своди! Сделай современно, солидно. Следуй Стендалю!
- Странные советы, - смущается собеседник Сумбатова.
Сумбатов своё:
- Слава, смекаешь? Свежие страницы! Славословие СМИ! Симпозиумы, слёты, сборники, сотенные, стотысячные! Сорок страниц, старик!
- Спать… - стонет Санька.
- Спать? – срывается Сумбатов.  – совсем спятил? Спать свалишься – слава сбежит! Сон – скука, слава – святыня сочинителей!
- Сон слаще, – сражается с собеседником Санька.  – Сроки слишком сжатые, сабджект слишком сложный… Сочиняй сам, стяжатель славы!
- Сумасшедший! – скандалит Сумбатов.  – Стараешься-стараешься – сталкиваешься со свинством!
- Сгинь, суккуб! – сквернословит Санька.
Сотовый смолк.
 
Сегодня среда, семь-семнадцать. Санька свешивается со стула: спит. Сновидения Саньки солнечны.
Сладкий сон своевременнее славы сочинителя!
                                    12 января 2014
 
 
ТАНКИСТЫ
 
Танкоград торжествовал. Тянулась тяжёлая техника. Тужились тягачи. Трепетали тополя. Темнели тучные травы.
Танкист Тоша Татарский тосковал. Тошин танк требовал техосмотра. Траки тронуло тление. Тумблеры треснули. Тормоза тарахтели. Тосол тёк.
- Тук-тук-тук! – Тимоха Травкин топает, тоже танкист.
- Тоха! – трезвонит Травкин. – Тридцатого тренировка. Товарищ Терентьев требует тебя, твой танк…
- Тебя тоже требует?
- Так точно. Тренируем танковождение.
- Тимоха! – томится Татарский. – Танк – «того»!
Тимоха тыкает телефон:
- Техстанция? Требуется техобслуживание танка тотчас!
- Так-так, - тараторит телефонистка. – Тяжёлый танк? Точка техобслуживания – Томилино. Тащите туда танк Тюменским трактом.
- Транспортировка танка трудна! Там тормоза «тю-тю».
- Транспортируйте тепловозом, троллейбусом, телегой… - талдычит телефонистка.
- Телепортация требуется? – такая туфта тошна Тимохе.
- Тебе требуется трепанация! – тявкает телефонистка. – Ты – тронутый!
- Тупая! – трясётся Тима.
Теперь телефон терзает Тоша… Техслужба «Трансцендентальная техника» - тишина!... Товарищество «Тайфун»: техобслуживание тяжёлой техники тут, тотчас, тариф – триста тысяч.
- Тираны! – тужит Тоша. – Такие тарифы!
Товарищи теряют терпение. Тоша топчет телефон.
 
 
… Тридцатое. Томилинская торговая точка. Там тусуются: Тоша, Тимоха, тамбовская трактористка Тамарка. Товарищи тянут «Трёх толстяков», «Туборг», трескают тараньку. Телефон тренькает танцевальные треки; Тамарка танцует, Тоша таращится…
Товарищи толкуют так: танковождение – титанический труд, техосмотр – тяжело, тупо. Тусоваться – толковее.
 
Такой текст.
Точка.
                                Конец марта 2014
 
УЧАСТКОВЫЙ
 
Усть-Илимск – угрюмый уголок Урала. Удалённая улочка, уютное учреждение. Участковый Усман Умаров устроил учёт.
Усольская улица – умиротворение! Усольские уголовники, ужасавшие уезд, узнав Умарова, устрашились,угомонились… Уральская улица? – Уснула Уральская улица! Унылое увядание… Улица Урицкого?  - Ух ты, убийство! Уборщик укокошил укладчицу. Уведомить угрозыск! Уже узнали? Удача!
Усово… Умопомрачительный уголок у устья Урал-реки. Усовские уроженцы уехали, у устья устроились узбеки, украинцы, уйгуры. Узбеки устраивают уразу – украинцы ухохатываются. Украинцы упьются – уйгуры улюлюкают. Устаёшь утешать униженных…
Участковый усовещивал-усовещивал усовских – увы! Ужели Усово утихомирится?! Утром у узбеков украли урюк; ушлые ученики угнали «Урал»; украинская уборщица увидела упыря; укротитель упустил удава; Урбан ударил Устинью; учительница утопилась…
Ужасное утро!
                                      16 февраля 2014
 
 
                                                                
ФОРТУНА ФИЛИППА
 
Филипп Фомичёв (Фрязино) – физкультурник, фокусник, франт. Фрязинские фифочки – фанатки Филиппа, фигуристая Фая – фактически, фаворитка. Филипп – фантазёр: фотографирует Фаю фрейлиной, феей. Фижмы, флёр, фланель, фарфор… Фае – фрукты, финики, фаршированные фазаны, финская форель; фантасмагории Фофанова, фильмы Федерико Феллини, Фридрика Фридрикссона, флейты, фисгармонии фешенебельные фотогалереи…
Фотовыставка Фридриха Фасмера «Фарерские фьорды». Факты: Фасмер – фрязинский   фанфарон Фалалей Фокин, фотографии – фальшивка, фьорды – фотошоп. Филипп фигеет: «Фотовыставка – фейк! Фалалей – фигляр!» Фая фанатеет: «Фантастично! Феерично!» Филипп фыркает: «Фаечка, фу!» Фая: «Фарвель, фетюк!»
Финиш!..
Филипп философствует: «Фаечка – фря, фотоискусство – фикция!» Филиппу фигово. Фужер «фруктового», фляжка «Фетяски»… Фужер – фляга, фужер – фляга – фиал – флакон… Физиономия Филиппа фиолетова, фразы фрагментарны. Фрязинский франт – фрустрированный фантом, Франкенштейн.
Фурор!
 
…Февраль. Фаворитка Филиппа – фабричная Фёкла: фланелевая фуфайка, фартук, формы… Фёкла фамильярна: «Философия – фигня, фотографы – фармазоны; фатально: физиология, финансы. Ферштейн?»
 
        Фортуна Филиппа феерична!
                             15 февраля 2014
 
***
Хвороба. Холод. Хлябь. Худая хата.
Холопий хлеб. Хрипенье хищных харь.
Хрустят хребтины. Хлещет хлыстик хвата.
Хлебают хутора хмельную хмарь.
 
Хромой хорёк храпя ховает хвост.
Хозяева халупок ходят хмуро.
Хавронья хвалит худшую халтуру.
Хохочут холуи: «Хотим хаóс!»
 
Хорошее хулят – худое холят!
Хоронит херувимов хворый хоббит.
Хранитель храма – хлипок, хромоног.
 
Халявой хвастают холопы хама,
Хватают – хоть хрусталь, хоть xóлмы хлама…
…Христопродавцы, хватит!!! Хенде хох!
 
                  25 декабря 2005, Úlfsstaðir
 
ЦЕЛЬ ЦАРЕДВОРЦА
 
Центральная Цезия – цивилизованное царство. Царица Цезии ценит цветистые церемонии, целомудренную Цереру. Царица – целый центнер целомудрия! Царевич ценит цезарей, Цинцинната, Цицерона. Царевна ценит цацки, цыганщину, цветастый цирк.
Царь Цезии Цвин ценит целеустремлённость.
 
Царедворец Цинтий целеустремлён.
Цинтий циклится, цыкает: «Цвин – цербер! Цапает целковые, цензурирует ценности. Цена Цвину – цент! Царевич – цыплёнок. Царица – циклоп целюллитный. Царевна цепляет ценники: «цельно», «цветисто», - цитирует Цветаеву, целует цирюльников… Центавры цезийские! Церемониться?! Цыц!  Царице – цианид, царёнышам – цугундер, Цвину – цистерна цикуты!»
Цинтий циничен, цепок.
Цель Цинтия – цареубийство.
 
                           28 февраля 2014
 
ЧИСТОТА ЧУВСТВ
 
Чэрити Чанс, чадо чикагских чиновников – чаровница: чёлка, чулочки, чепцы, чистоплотность. Чэрити чарует Чарли Чипа. Чарли – чугунолитейщик: чумазый, чернявый, челюсть четырёхугольная. Чэрити читает Чосера, Чарли – четырёхгрошовое чтиво. Чэрити чинно чаёвничает,  Чарли чавкает чипсами. Чэрити – чертоги, Чарли – чужой чердак. Чэрити чешет чихуахуа, Чарли чинит чугунолитейку. Чэрити чирикает чижом: Чайковский, Челлентано, чарльстон, чардаш, ча-ча-ча… Чарли чертыхается: чугун, чад, чеки, числа четырёхзначные…
Чарли – честный человек. Чувства Чарли чисты.
Чарли черпает чернила… Черканул: «Чудная, чуткая, чистая! Что чувствуешь, чародейка?»
Через час читает: «Чего?! Чаешь чувств Чэрити? Чокнутый! Чем чепуху черкать – чисти чеснок, червь!»
Чарли чувствует, что Чэрити чопорна. Чересчур чопорна. Чэрити чванливее, чем чадские чалмоносцы, честолюбивее, чем чилийские чемпионы. Чьи-то чувства? – Чепуха! Чэрити черства.
«Чудовище!» - чеканит Чарли, черкая черновики.
Честному Чарли чёрствость чужда.
                                           Июнь 2014, Исландия
 
ШПИОНОМАНИЯ
 
Шелонь. Шикарный шопинг-центр. Шоколадки, шампуни, шторы, шузы, шарфы, шампиньоны, шахматы… Ширпотреб…  Шелест, шорохи.
Шагают: Шурочка Шинкаренко – шиншилловая шубка, широкие шорты, - шестидесятилетняя Шарлотта Шульц – шёлковое шитьё, шерстяная шаль. Шепчутся, шушукаются.
- Шухер! – шепчет Шарлотта. – Шурик Шаталин – шпион!
- Шо? Шурик? – Шурочка Шинкаренко шокирована. – Шурик – шестнадцатилетний шалопай: шатается шелонскими ширями, шугает шершней, шмаляет шилохвостей.
- Ша! – шумит Шарлотта. – Шпион Щаталин, шпион! Шастает, шебаршится… Шустрый, шибздик! Шелонь – штаб шпионов! Шатры, шалаши, шарашки… шаланды швартуются. Штатовские шерифы шныряют: шляпы широкие. Шошонские шаманы шастают. Штуттгардские штурмовики шмыгают: шинели шевиотовые, штыки шестиметровые…
- Штаб шпионов? – шепчет Шурочка. – Шпана шляется… Шайки шалят…
Шарлотта: - Шпионаж, шпионаж! Шпионы штурмуют шахты, штудируют шоссе, шмонают шофёров… Шурик шлёт штабу шпионские штуковины:  шнуры, шурупы, штепсели, шлемы, шпаги… Шифровки шестнадцатым шрифтом. Шестого Шельнью шла шотландская шхуна… Шаталин – шотландский шпион! Шведский! Швейцарский! Шумерский!
Шарканье… Шея Шарлотты шевельнулась: Шаталин шагает! Шептунья шуганулась, шлёпнулась. Шамкает: «Шурик! Шарлотта шутит!» Шаталин шипит: «Шавка!» Шурочка Шинкаренко шепчет: «Шок!»
 
Шпиономания – шизофреническая штука!
                                       28 мая 2014, Коупавог
 
ЩЕЛКОПЁР
Щебетали щеглы… Щерился щенок… Щебёнка щекотала щиколотки…
Щербаков щурился, щипал щавель.
Щербаков щуплый: щепка щепкой, щербатый, щёки – щёточная щетина.
Щербаков – щелкопёр: щиплет щёголей щучьими щипками, «щекочет» щитоносцев…
Щёлковских щекотуров Щербаков щадит. Щёлковские щедрые: щавель, щи, «Щеклунчик»…
Щелкопёр щепетилен!
                        Июнь 2014, Исландия
 
ЫРРАЦИОНАЛЬНОЕ
 
Ымператор Ыксыон ыныцыыровал Ысаах…
 
                        Июнь 2014, Исландия
 
ЭРАСТ ЭНД ЭЛЕКТРА
(эллинистический эпос)
 
Эгеополис – эпицентр эллинизма. Эстетствующие эпикурейцы, эпигоны Эсхила. Эмансипированная элита. Эдилы, экономящие энергию. Эгеополис экспортирует эбонит, эль. Эмблема Эгеополиса – эму.
Экология Эгеополиса экзотична: эвкалипты, эдельвейсы, элодеи – эдакий эллинский эдем.
Экономка Электра элегантна, эффектна, эрудированна. Эпикуреец Эраст: «Эврика! Экий экземпляр!» (Эволюция Эраста: этичность – эстетизм – экстремизм – эрозия…) Эрос экзальтировал Эраста. Это эпистола Эраста, экспромт: «Эй, эстетка! Экзаменую эллинскую эрудицию! Энцефалит – это эстетично?»
Эраст экспериментировал… Электра эпатирована! Экзальтация Электры эпична: «Эриннии! Этапируйте этого… этого…!»
Эриннии энергично экстрагируют Эраста. Эраст экстренно эвакуируется… Эхо: «Электра! Эй…!»
 
Эх, эллины, эллины!
                                                         Апрель 2014
 
ЮНЫЙ ЮДЖИН
 
Юный южанин Юджин – юрист.
Юристы юркие: юлят, юродствуют. Юристам – юани, ювелирка, юбилеи, юга…
 
Юрисдикция Юджина… Ютландия? Юкатан? Юрмала? ЮАР?...
 - Юпитер!
Юджин – юморной юноша!
Июнь 2014, Исландия
 
 
ЯЧЕСТВО
 
Я, Ян Ясенович Яровой, являюсь ядерщиком, явочником ярославской ячейки «Яблока»…
Ярлык ядерщика ядовит…
Я – ярче!
Я – яванский ягуар, я – японский якудзи.
Я – яростный ятаган янычара.
Я – янтарная яранга января, я – ярчайший яхонт. Я – ядовитый ящер. Я – ядрёный ямб Языкова. Я – язычник, я - ясновидец, я – языкотворец.
Я – явленная яркость Ярилы.
Ясно???
                     6 марта 2014 
Рейтинг: 0 581 просмотр
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!