ГлавнаяВся прозаМалые формыМиниатюры → Старый уркаган

 

Старый уркаган

3 октября 2014 - Владимир Суслов

Светлана  встала на первую ступеньку крылечка, дотянулась до оконного стекла, постучала в него костяшкой  указательного пальца  и не очень громко позвала: «Дядя Саша, это Света. Я с детьми принесла вам подарок, выходите». Через пару минут дверь распахнулась,  и на пороге веранды появился   мужчина лет шестидесяти пяти,  чуть выше среднего  роста, с плотной фигурой. 

- Вот, дядя Саша, наш подарок вам, смотрите, какой симпатичный  щенок. Это у Ворониных собака ощенилась. Говорят, от кобеля, что привозил сын тёти Веры из города, какой-то породистый  пёс, как у  нашего президента.

Дядя Саша молча взял из рук мальчишки лет десяти щенка, осмотрел его со всех сторон и сделал заключение: «Хорош кобелёк! Спасибо, угодили». Затем отдал щенка мальчишке и присел на ступеньку лестницы.

- Моего Малыша прошлой  осенью  охотники пристрелили, за что – не могу понять, просто из баловства, потому что лаяла на их борзых.  Жалко собаку. Потому и не было кому защитить  индюков  моих, когда эти гады  занялись грабежом в моём доме. Ты присаживайся, Света,  рядышком, поговорить надо. Дети, Боря, Юля, поиграйте со щенком.

Светлана присела на ступеньку пониже дяди Саши, прикрыла коленки юбкой и сложила ладони рук у живота, приготовилась слушать то, о чём она уже знала по рассказам  немногочисленных  сельчан. Сегодня это была новость номер один в их хуторе Поддубном:  неделю назад состоялся районный суд, который «засудил» дядю Сашу.

- Рассказывайте, дядя Саша, как вы дошли до жизни такой, что в суд попали? – Светлана хитро посмотрела на старика и улыбнулась.

- Слушай, следователь по особо важным делам. Я в тот вечер смотрел телевизор, свет не включал, засиделся допоздна. Вижу, кто-то промелькнул мимо  окна, собаки нет в доме, некому сообщить о гостях. Вышел вот сюда, на крыльцо веранды, не успел и слова сказать, как один из гостей, здоровый детина, затолкал  меня   обратно в дом и сказал: «Не высовывайся, дед, получишь по роже, вся пенсия уйдёт на лечение!» и закрыл на двери задвижку.

Дядя Саша вздохнул тяжело, помолчал с минуту, а затем продолжил.

-  Я вначале растерялся и стал стучать в дверь, ругался, а потом вспомнил о ружье своём. Достал его с патронташем, зарядил  двустволку и вылез через окно  на улицу. Смотрю,  на дороге легковушка старенькая стоит с прицепом, прямо у дома моего.  А в нём клетка большая  с птицей. Прицеп отцепил. Как потом оказалось,  в клетке  были твои, Света,  куры. Вошёл в свой двор и   прямо к «предпринимателям». А гости мои в это время в сарае  орудуют: один ловит индюков, а другой запихивает их в мешки. Я им ничего не сказал, а только выстрелил. Одному в спину, а когда другой выскочил из сарая и побежал, я ему в задницу и влепил соли. Патроны то у меня не дробью заряжены,  а крупной солью. Я её с брошенной властью фермы привёз на тележке. Там полно таких больших соляных кусков, их советские  коровы лизали.  Нынешние коровы и не знают, что это такое.  Думал, жалко дробью в ворон стрелять, лучше пугать  их солью, потому и привёз.

- Говорят, что надо было припугнуть  воров, выстрелить вверх, а вы вот переборщили, - Света с жалостью  посмотрела на своего собеседника.

   -  Я б хотел на своё место поставить того следователя или судью, что знают, как надо поступать. Слушай дальше. Грабители побежали к машине, а она сразу не завелась. Так я подошёл и ещё пару патронов по стёклам всадил. Это всё в гневе, Одним словом, дурак старый, теперь вот за ремонт машины  платить надо, суд так решил. И к тебе прицеп потом потащил. А ты тоже пленницей с детьми сидишь в доме, они твою дверь  проволокой прикрутили.

Светлана  в волнении обхватила свои коленки руками и заговорила с холодком  в голосе.

- Дядя Саша, сколько я пережила тогда, вам не передать. Больше всего боялась, что они меня в присутствии детей изнасилуют или убьют всех.  И вам долго не открывала дверь.  Чего только не передумала.

Женщина  опустила глаза на свои руки и начала непроизвольно мять пальцы.      Решила, останусь жива, пойду к дяде Саше проситься замуж, самой мне в таких условиях не выжить. 

- Да что ты, Света, какой из меня жених? – Дядя Саша как бы  случайно перевёл взгляд   на играющих  со щенком детей.

 Светлане стало неловко за слова свои. Она виновато посмотрела на дядю Сашу и через небольшую паузу продолжила.

  - Мне так тяжело, как в этом году, ещё никогда не было. Даже когда в Узбекистане националисты убили моего мужа  Володю только за то, что он русский, я знала, что мне делать после его похорон: схватила в охапку детей  и побежала в сторону России. А что делать здесь? Куда бежать? До станицы  три  километра, а участкового там теперь нет, сократили. Он теперь один на пять населённых пунктов. Да и что он один сделает? А что мне стоит вырастить для детей десяток кур? Никто, кроме меня этого не знает.  Я каждую неделю тащу пятикилограммовую сумку с зерном, чтобы накормить птицу.  Или  несу полведра ворованного  угля. А потом  этих кур крадут, да ещё и под угрозой жизни.  Мне говорят: «Что ты, Света,  как верблюд таскаешь тяжести? Купи продукты в магазине и голова болеть не будет о корме». За мою зарплату  многого  не купишь. Хозяин торговой точки,  где я работаю,  платит мне смешные деньги  и то не всегда.

 - Может тебе поискать другую работу?- спросил дядя Саша.

 -   А где взять другую работу в этой умирающей станице? В районном центре есть, но это двадцать километров.  Уехала бы   туда, где есть работа, пусть самая тяжёлая, но где  жить?  Узбекских денег  мне хватило только вот  на саманную хату. Продать её невозможно. И приехала я сюда потому, что это родина моего папы, которого после института направили поднимать промышленность Узбекистана. Я тоже как  отец стала инженером-технологом. Теперь  мёрзну зимой  или жарюсь летом   в металлической  будке, продаю просроченные  дешёвые продукты  и ширпотреб.   Утром в холодном доме собираю детей в школу. Идём три километра в темноте в станицу. И приползаю по снегу и морозу домой тоже в темноте. Хорошо, что детей в школе кормят. Пока я растапливаю печку, они уже засыпают. И так  всю зиму. Боялась, что сорвусь и запью или ещё хуже – наложу на себя руки.

- Потерпи, Света. Всё наладится.  Хотя  у меня самого неспокойно на душе. Суд дал мне год условно за превышение самообороны и амнистировал  в связи с возрастом. А эти дружки года через полтора обязательно приедут ко мне «поговорить». Ружьё моё конфисковали, с чем я к ним выйду?  С палкой?  Её  я могу выстрогать, только  это мало поможет. Изобьют так, что зачахнешь от болезней.

- Дядя Саша, а у меня есть ружьё. Я нашла его на чердаке спрятанным, одноствольное, старое, может ещё с царских времён.

- Ай да Иван Алексеевич, молодец! Это спрятал Гаврилов. Ты в его доме теперь живёшь. Сам-то  он умер внезапно, от сердца, а дети его, наверное, не знали о   ружье. Спасибо. Теперь я настоящий хуторской уркаган. Выживем, Света, где наша не пропадала. Помогать друг другу будем.  Я попросил зятя  привезти бензопилу, дров к зиме приготовим, вон сколько веток непиленных стоит в брошенных дворах. Не сгинем, жить будем.

 

 

© Copyright: Владимир Суслов, 2014

Регистрационный номер №0243205

от 3 октября 2014

[Скрыть] Регистрационный номер 0243205 выдан для произведения:

Светлана  встала на первую ступеньку крылечка, дотянулась до оконного стекла, постучала в него костяшкой  указательного пальца  и не очень громко позвала: «Дядя Саша, это Света. Я с детьми принесла вам подарок, выходите». Через пару минут дверь распахнулась,  и на пороге веранды появился   мужчина лет шестидесяти пяти,  чуть выше среднего  роста, с плотной фигурой. 

- Вот, дядя Саша, наш подарок вам, смотрите, какой симпатичный  щенок. Это у Ворониных собака ощенилась. Говорят, от кобеля, что привозил сын тёти Веры из города, какой-то породистый  пёс, как у  нашего президента.

Дядя Саша молча взял из рук мальчишки лет десяти щенка, осмотрел его со всех сторон и сделал заключение: «Хорош кобелёк! Спасибо, угодили». Затем отдал щенка мальчишке и присел на ступеньку лестницы.

- Моего Малыша прошлой  осенью  охотники пристрелили, за что – не могу понять, просто из баловства, потому что лаяла на их борзых.  Жалко собаку. Потому и не было кому защитить  индюков  моих, когда эти гады  занялись грабежом в моём доме. Ты присаживайся, Света,  рядышком, поговорить надо. Дети, Боря, Юля, поиграйте со щенком.

Светлана присела на ступеньку пониже дяди Саши, прикрыла коленки юбкой и сложила ладони рук у живота, приготовилась слушать то, о чём она уже знала по рассказам  немногочисленных  сельчан. Сегодня это была новость номер один в их хуторе Поддубном:  неделю назад состоялся районный суд, который «засудил» дядю Сашу.

- Рассказывайте, дядя Саша, как вы дошли до жизни такой, что в суд попали? – Светлана хитро посмотрела на старика и улыбнулась.

- Слушай, следователь по особо важным делам. Я в тот вечер смотрел телевизор, свет не включал, засиделся допоздна. Вижу, кто-то промелькнул мимо  окна, собаки нет в доме, некому сообщить о гостях. Вышел вот сюда, на крыльцо веранды, не успел и слова сказать, как один из гостей, здоровый детина, затолкал  меня   обратно в дом и сказал: «Не высовывайся, дед, получишь по роже, вся пенсия уйдёт на лечение!» и закрыл на двери задвижку.

Дядя Саша вздохнул тяжело, помолчал с минуту, а затем продолжил.

-  Я вначале растерялся и стал стучать в дверь, ругался, а потом вспомнил о ружье своём. Достал его с патронташем, зарядил  двустволку и вылез через окно  на улицу. Смотрю,  на дороге легковушка старенькая стоит с прицепом, прямо у дома моего.  А в нём клетка большая  с птицей. Прицеп отцепил. Как потом оказалось,  в клетке  были твои, Света,  куры. Вошёл в свой двор и   прямо к «предпринимателям». А гости мои в это время в сарае  орудуют: один ловит индюков, а другой запихивает их в мешки. Я им ничего не сказал, а только выстрелил. Одному в спину, а когда другой выскочил из сарая и побежал, я ему в задницу и влепил соли. Патроны то у меня не дробью заряжены,  а крупной солью. Я её с брошенной властью фермы привёз на тележке. Там полно таких больших соляных кусков, их советские  коровы лизали.  Нынешние коровы и не знают, что это такое.  Думал, жалко дробью в ворон стрелять, лучше пугать  их солью, потому и привёз.

- Говорят, что надо было припугнуть  воров, выстрелить вверх, а вы вот переборщили, - Света с жалостью  посмотрела на своего собеседника.

   -  Я б хотел на своё место поставить того следователя или судью, что знают, как надо поступать. Слушай дальше. Грабители побежали к машине, а она сразу не завелась. Так я подошёл и ещё пару патронов по стёклам всадил. Это всё в гневе, Одним словом, дурак старый, теперь вот за ремонт машины  платить надо, суд так решил. И к тебе прицеп потом потащил. А ты тоже пленницей с детьми сидишь в доме, они твою дверь  проволокой прикрутили.

Светлана  в волнении обхватила свои коленки руками и заговорила с холодком  в голосе.

- Дядя Саша, сколько я пережила тогда, вам не передать. Больше всего боялась, что они меня в присутствии детей изнасилуют или убьют всех.  И вам долго не открывала дверь.  Чего только не передумала.

Женщина  опустила глаза на свои руки и начала непроизвольно мять пальцы.      Решила, останусь жива, пойду к дяде Саше проситься замуж, самой мне в таких условиях не выжить. 

- Да что ты, Света, какой из меня жених? – Дядя Саша как бы  случайно перевёл взгляд   на играющих  со щенком детей.

 Светлане стало неловко за слова свои. Она виновато посмотрела на дядю Сашу и через небольшую паузу продолжила.

  - Мне так тяжело, как в этом году, ещё никогда не было. Даже когда в Узбекистане националисты убили моего мужа  Володю только за то, что он русский, я знала, что мне делать после его похорон: схватила в охапку детей  и побежала в сторону России. А что делать здесь? Куда бежать? До станицы  три  километра, а участкового там теперь нет, сократили. Он теперь один на пять населённых пунктов. Да и что он один сделает? А что мне стоит вырастить для детей десяток кур? Никто, кроме меня этого не знает.  Я каждую неделю тащу пятикилограммовую сумку с зерном, чтобы накормить птицу.  Или  несу полведра ворованного  угля. А потом  этих кур крадут, да ещё и под угрозой жизни.  Мне говорят: «Что ты, Света,  как верблюд таскаешь тяжести? Купи продукты в магазине и голова болеть не будет о корме». За мою зарплату  многого  не купишь. Хозяин торговой точки,  где я работаю,  платит мне смешные деньги  и то не всегда.

 - Может тебе поискать другую работу?- спросил дядя Саша.

 -   А где взять другую работу в этой умирающей станице? В районном центре есть, но это двадцать километров.  Уехала бы   туда, где есть работа, пусть самая тяжёлая, но где  жить?  Узбекских денег  мне хватило только вот  на саманную хату. Продать её невозможно. И приехала я сюда потому, что это родина моего папы, которого после института направили поднимать промышленность Узбекистана. Я тоже как  отец стала инженером-технологом. Теперь  мёрзну зимой  или жарюсь летом   в металлической  будке, продаю просроченные  дешёвые продукты  и ширпотреб.   Утром в холодном доме собираю детей в школу. Идём три километра в темноте в станицу. И приползаю по снегу и морозу домой тоже в темноте. Хорошо, что детей в школе кормят. Пока я растапливаю печку, они уже засыпают. И так  всю зиму. Боялась, что сорвусь и запью или ещё хуже – наложу на себя руки.

- Потерпи, Света. Всё наладится.  Хотя  у меня самого неспокойно на душе. Суд дал мне год условно за превышение самообороны и амнистировал  в связи с возрастом. А эти дружки года через полтора обязательно приедут ко мне «поговорить». Ружьё моё конфисковали, с чем я к ним выйду?  С палкой?  Её  я могу выстрогать, только  это мало поможет. Изобьют так, что зачахнешь от болезней.

- Дядя Саша, а у меня есть ружьё. Я нашла его на чердаке спрятанным, одноствольное, старое, может ещё с царских времён.

- Ай да Иван Алексеевич, молодец! Это спрятал Гаврилов. Ты в его доме теперь живёшь. Сам-то  он умер внезапно, от сердца, а дети его, наверное, не знали о   ружье. Спасибо. Теперь я настоящий хуторской уркаган. Выживем, Света, где наша не пропадала. Помогать друг другу будем.  Я попросил зятя  привезти бензопилу, дров к зиме приготовим, вон сколько веток непиленных стоит в брошенных дворах. Не сгинем, жить будем.

 

 

Рейтинг: +2 177 просмотров
Комментарии (1)
Сергей Чернец # 4 октября 2014 в 14:10 0
625530bdc4096c98467b2e0537a7c9cd