ГлавнаяВся прозаМалые формыМиниатюры → СПИСАННАЯ ЖИЗНЬ: УВИДЕННОЕ, УСЛЫШАННОЕ, ПЕРЕЖИТОЕ ч.V Место!

 

СПИСАННАЯ ЖИЗНЬ: УВИДЕННОЕ, УСЛЫШАННОЕ, ПЕРЕЖИТОЕ ч.V Место!

24 октября 2012 - Андрей Мудров

  5.МЕСТО!

 

 

 

 

 

                                                                                              

ЭНТУЗИАСТ

 

Люди путали его вежливость со слабостью. И, когда нужно было с ним встретиться по делам, касающимся его лишь косвенно, всегда норовили  заманить его  «в гости». Иные и не скрывали, что видят в  нем человека, готового ради начатого им дела на все. «Вы же энтузиаст», - говорили они. И он ездил в эти неблизкие «гости», пожирал свое время, тыркался по пробкам, не раз был на грани аварии.  Но однажды, когда в очередной раз  назвав его энтузиастом, ему предложили проехать на машине сто пятьдесят километров по жаре, в нем что-то надломилось, и в трубке услышали вежливое и обстоятельное: «Энтузиаст на древнегреческом означает «наполненный Богом», пути Господни, конечно, неисповедимы, но мне все же кажется, что Бог не ведет меня дорогой дурака. Философия здесь проста: в каждом человеке заложена способность ходить со скоростью пять километров в час, все, что быстрее, связано с риском».

 

 

                                                                                   УЧИТЕЛЬНИЦА,  ИЛИ КАК ВАС ТЕПЕРЬ НАЗЫВАТЬ ?

 

Тетку с маленьким ребенком он заметил издали. Она шла навстречу, громко поучая малыша. Ярким пятном выделялись только очки в золотой оправе.  «Училка с внуком», -  подумал он, - натуральный завуч. Таких в школе видно из конца коридора». Он подобрал поводок и взял собак покороче.  «Сердитые собачки?» - прижав ребенка к коленям,  спросила тетка.  «Да нет».  «Ой,  какие хорошие!» - тетка растянула губы в улыбке.  «А если бы были сердитые, - спросил он, - как бы вы сказали?» Тетка, нахмурив лоб, призадумалась и затем протянула: «Злые...».  «Правильно».          

                                                                                                           

 

                                                                                                     

         ХОД КОНЕМ

 

Переговоры затянулись. Его vis-a-vis стремился выжать из сделки максимум выгоды и упорно гнул свою линию,  не мытьем,  так катаньем пытаясь заставить его подписать не совсем корректный договор. Он выслушивал его доводы, останавливал эвфемизмами всплески эмоций, спокойно высказывал свои соображения. Так и шел разговор вперед во времени, не меняя сути дела. Неожиданно он спросил: «Простите, а сколько вы весите?» «При чем здесь это, - удивился его vis-a-vis. - Не понимаю...»  «Любопытно...» « Ну,  килограммов девяносто. А что?» «Видите ли, - размеренно ответил он, - я каждый день езжу на жеребце, который все время норовит сделать так, чтобы я пошел у него на поводу. Ему это не удается. А весит он полтонны».  Договор был переписан.

 

                                                                                                         

ПОЭТЫ

 

Соседка по даче, поэтесса, попросила его вывезти из типографии тираж ее новой книги. Забитый поэзией фургон блуждал по улицам, неподалеку от места предстоящей выгрузки. Они уже не первый раз проезжали одно и то же место, как, вдруг, поэтесса сказала: «У меня топографический маразм. Совершенно не ориентируюсь».  Он снисходительно посмотрел на нее. «Все поэты такие, - продолжала дама,  -  Блока однажды пригласили в гости, на Арбат, и объяснили очень подробно, как найти дом. Он проблуждал там более часа и ничего не нашел».  «Вероятно, тогда, - ответил он, заходя на очередной круг, - он и написал «Улица, фонарь, аптека... Аптека, улица, фонарь...»»

 

 

 

                                                                                                           

   ЗАМЕР

 

Первый посетитель заявил ему, что сделка реальна на девяносто девять процентов. Второй, предлагая другое дело, уверял, что оно может выгореть процентов на восемьдесят. А когда третий претендент сообщил, что успех его предложения гарантирован на сто процентов,  он спросил:  «У вас что, есть процентометр?»

                                                                                                                                                   

 

 

 

 

ВОРОВАТЬ - ТАК МИЛЛИОН

 

Кассирша  магазина «Эконом»  уже пару минут крутила в руках коробку из-под обуви, сравнивая налепленный на нее  ценник с ценником на подошве лежащих внутри ботинок. Башмаки, очевидно, случайно угодили не в свою, более «дешевую», коробку, но кассирша словно не хотела  в это поверить и продолжала творить свои замысловатые пассы... Покупатель, на котором  произошла заминка, слегка склонив голову, с улыбкой наблюдал  за ее манипуляциями, а выстроившаяся за ним очередь, переминаясь, покачивалась из стороны в сторону и, в конце концов,   в нетерпении зашипела. И тут охранник, восточной внешности парень, вероятно, заподозрив, что коллегу хотят надуть, решил подсобить. Он вальяжно приблизился  к кассе и стал внимательно оглядывать стоявшего перед ней покупателя. Во взгляде его сияло: «Меня не проведешь!» «Здесь по мелочам не обманывают, - бросил ему в лицо покупатель. -  Мы  дурим так, что  теряют магазины...»

          

 

 

                                                                               

ЧИСТОТА,  ИЛИ  ПЕРЕВОД С БЫТОВОГО

 

Парень, судя по отзывам, был неплохим кинологом, и он взял его на работу. Дел было невпроворот:  в питомнике сорок собак. Но у рабочего находилось время и на то, чтобы раза два в день пропылесосить комнату,  потом еще подмести  и пару раз терануть   мокрой тряпкой полы.  «Так с детства приучен», - объяснял парень. Такие люди встречаются довольно-таки часто. Одни из них моют руки раз по двадцать в день, другие безудержно метут по любой поверхности. Он называл их  гидропсихами и, сталкиваясь  с ними,  с пониманием улыбался. Постепенно рабочий начал обустраивать свое жизненное пространство: территория его обитания  росла, вещи с привычных мест стали переезжать на новые. Он с любопытством наблюдал за происходящим и  не упрекал парня за  самодеятельность: интересно, что будет дальше...  Однажды рабочий уехал на несколько дней домой, а он, проходя по питомнику, заметил, что клетки для транспортировки собак стоят в открытом вольере. Косой дождь обрызгивал их металлические прутья,  и они  ржавели. «Не буду убирать!» - решил он. – «Послушаем, что скажет». «Ну и что это?» - спросил он, когда рабочий вернулся.  «Да переставил, - в быту так почище и поудобней».  «Это гораздо серьезней, чем ты думаешь, - ответил он. - Ты увеличиваешь свое жизненное пространство за счет безотчетного перемещения имущества другого. Это неправильно. Даже пыль должна лежать на своем месте».

 

 

                                                                                      

НАВЕЧНО

 

На экзамен по сопромату Гогия явился последним. Взяв билет, он с шумом плюхнулся на стул. Преподователь бросил на него строгий взгляд.

- Смотри, как косится! Урод ! - довольно-таки громко сказал по-грузински Гогия своему соседу Вахтангу.

Сопроматчик снова посмотрел на него.

Предмета Гогия не знал, и, когда настал его черед отвечать, он стал мять руками билет и жалобно посматривать на преподавателя.

 - Ну, что косишься, урод ? - спросил его по- грузински преподаватель и продолжил: - Я двадцать лет служил в Тбилиси и на твоем языке говорю не хуже тебя. А вот мой предмет ты будешь сдавать вечно...

 

                                                                                                        

                                                                                             

       А У ВАС?

 

-  Следим за посадкой! Ноги как у косолапого мишки! - стоя в центре круга, тренер руководила  всадником.

-  Вот так ! Хорошо! Еще один круг. Поехали!

Парень обливался потом: муштра  необходимая, но продолжалась она уже два часа.  Наконец, он слез с лошади.

-  Следите за ногами - сказала тренерша.

-  Ноги это важно! Видели, какие ноги у девчонок, которые занимаются конным спортом? Слегка искривленные и со щелью.

Парень бросил на нее усталый взгляд:

-  А у вас?

 

                                                                                       

ОЦЕНКА

 

Лицо у мужика было помятое. Костюм - haute couture, но уделанный небрежностью. Мужик топтался около прилавка, всматриваясь в этикетки бутылок.

- Водка у нас дорогая, - неожиданно заявила продавщица.

- А я что, дешевый ? - мужик вытащил из кармана толстенный пресс пятитысячных купюр и, ухмыльнувшись, приказным тоном выпалил: - Ту, где цифра побольше !    

                                                                         

 

ОСТАВЬ НАДЕЖДУ

 

По дороге из Ярославля остановил гаишник. Попытка решить вопрос "у колес", успехом не увенчалась. Капитан пригласил в будку.

- У  вас вот собачки в машине сидят, - спросил гаишник, - злые ?

- В общем - да...

- Разводите?

- Держу питомник, так, для души...

- А чем вообще занимаетесь?

- Я итальянист, культура Италии...

- Интересно..    Мне вот тут сказали, что католичество и православие отличается всего лишь одной буквой...

Вероятно, слышал что-то о Никейском соборе, подумал он и ответил:

- Вполне может быть.

- Уточню у владыки, он здесь часто проезжает... Ну, а теперь,  вернемся к нашим баранам.., - в глазах капитана читалось:

" Сколько ?"

Последовало предложение. Капитан взял со стола книгу и протянул ему:

- Выйдите, почитайте.

Он вышел и, положив в книгу деньги, вернулся.

- А по-итальянски хорошо понимаете ?- поинтересовался капитан.

- Хорошо. 

- А на старом итальянском?

- Такого нет. Вы, наверное, имеете в виду  латынь... - ответил он  и уже хотел завернуть ему про Данте, создавшем итальянский язык.

- Так... Lasciate ogni speranza voi ch'entrate. Что это значит ? .

- Оставь надежду всяк сюда входящий... Это из "Божественной комедии".

- Здорово! А вот одна переводчица с английского и итальянского не смогла перевести. Я одной итальянке как-то эту фразку ввернул, повыделывался. Это над вратами ада написано.

- Вообще-то, так вполне можно написать и на вашей будке...

 

                                                                 

НАГРАДА

 

Когда он пил, люди любили заходить к нему в гости. А он любил наблюдать за ними. При этом, во время запоев, как и его дед, он становился необычайно щедр, чем многие и пользовались. Так и соседский брат, Серега, жуликоватый и нагловатый тип лет двадцати  пяти, который вопреки очевидному был уверен, что он умнее других ...

Во время очередной пьянки Серега посетил его.

- Ты же лошадник, - сказал гость.- А я вот хочу деду  лошадь подарить... Двадцати тысяч не хватает...

Двадцать тысяч он Сереге не дал, зато подарил красивый недоуздок и чомбер:

- Пригодятся...

Увидев висящие на стенах под стеклом наградные розетки его собак, Серега попросил:

- Подари одну !

 Не глядя, он вытащил из стоящей под стеллажом коробки самую большую розетку и протянул ее гостю:

- Награждаю.

Серега прижал розетку к груди и, выпросив взаймы три тысячи рублей, довольный, удалился.

Продрав утром глаза, соседский брат принялся рассматривать трофеи. Первой ему в руки попалась розетка с ниспадающими зелеными  и розовыми лентами, в центре которой было написано: " ЛУЧШИЙ ЩЕНОК"

                                                                                          

 

 

                                                                                                         

ЯГЕЛЬ

 

Он долго крутился около стоящих в горшках цветов. Даже пробовал их наощупь. Потом начал расспрашивать продавщицу:

- А нет ли у вас  такого комнатного цветка, который не требовал бы много света... ?

- Вот этот,- цветочница указала на темно-зеленое стреловидное растение.

- И еще,- продолжал он,- цветок должен  расти практически в холоде...

- Знаете, -  оборвала его продавщица,- вам нужен ягель !

 

 

                                                                                                           

    ШТУЧКИ

 

Захар Семенович Двойрис был аферист высокого полета. Начав свою жизнь как беспризорник, к старости он подошел так, что, не прослужив в армии ни дня, был награжден орденами за Вторую мировую войну;  не имея никакого образования - стал консультантом в Институте Марксизма-Ленинизма, автором нескольких книг и секретарем самого старого большевика СССР  Петрова. Причем,  все документы у Захара были подлинные - выдали ему их люди, имевшие на то право. Наверное, о Захаре можно сказать: баловень судьбы. Захар и сам баловался в жизни как хотел. Попав однажды в кремлевскую больницу, он увидел, что именитые пациенты заведения не очень-то хотят с ним якшаться, и, привыкший к определенному вниманию, был этим огорчен. Но поправил он дело скоро. Подсев в больничном садике к ветхой старушке, которая оказалась мамой министра иностранных дел Громыко, он представился внуком Карла Маркса. Через полчаса с ним раскланивалась вся «Кремлевка». Много разных штучек сотворил в жизни Захар Семенович. Но последняя не удалась: попытка шантажировать компрометирующими фотоснимками не последнее лицо Мосгорисполкома загнала его в специальную психиатрическую больницу города Смоленска. Правда, и там Захар не унывал. Одно лишь беспокоило его: как-то не соответствовало количество продуктов в передачах и посылках перечисленному в прилагаемых к ним спискам. И он написал сестре: «Дорогая Маша, когда пишешь мне, что посылаешь, не пиши в килограммах - килограммы здесь пропадают. Пиши в штуках».  В письме, вложенном в следующую посылку, сестра ответила:  «Дорогой Захар,  посылаю тебе:  масло сливочное - 2 пачки; консервы рыбные - 3 банки;  изюм -  3252 штучки…»

 

                                                                                         

  ПОЧЕМУ ЖЕ ?!

 

На собачьей выставке подвыпившая тетка лет пятидесяти наблюдала, как он разминал своего пса перед выходом на  ринг. Один круг, другой... Правильный ход животного, элегантность вымаха лап - залог успеха.

- Молодец !- похвалил он пса и вышел за ринговую ленту. 

- Да,-протянула тетка, уставившись ему в глаза,- скучная у вас жизнь, если вам нравятся только собаки...

-  Почему же - только собаки ?! Хорошее вино, хорошие книги, лошади и бабы...

 

 

 

                                                                                            

ВОЛОСЫ

 

Он всегда носил длинные волосы. Пышная шевелюра, доставшаяся ему в наследство от отца, стала частью его жизненного стиля. В школе она вызывала раздражение у учителей, а теперь, когда общество побрилось «под ноль», пускала улыбку из-под носа у прохожих. Ему дела не было до насмешек, со временем он вообще стал считать, что в целом волосы не украшение, а природная защита... И вот выкатился этот тип. Посматривая от стойки бара на его сегодня необычную прическу, он  принялся громко рассуждать о современной эстетике головы. «Ну кто носит такие патлы?» - говорил он бармену. -  «У кого...»  «... они есть, тот их носит», - продолжил за оратора он, вперив взгляд в его голову, лысую, как бильярдный шар .    

 

                                                                                                      

                                                                                                   

ГЛУБЖЕ

 

Они ехали в сторону Рима. Пора останавливаться на ночлег.   Ближайший городок, где есть гостиница, - Блера. В прошлом - этрусское поселение, которому в 1952 году вернули его древнее  имя, «отменив»  средневековое  «Биеда».  Единственное   пристанище   для  путников  здесь - «Da beccone», что по-русски означает  «У козла».  Но,  как и все итальянские заведения, имеющие  восходящие к стародавним временам странные - неблагозвучные или отталкивающие - названия (один из самых известных в стране ресторанов, например, называется «У Грязнули»),  эта  находящаяся в семейном управлении  гостиница чиста, приветлива и  мила. А  по комфорту и сервису  может    дать фору многим именитым отелям и кабакам.  Согласно древней традиции  средиземноморской архитектуры, здание обрамляет перистиль - просторный внутренний двор, газоны которого  усажены цветами . Его пересекает  выложенная камнем узкая тропинка, соединяющая крыло для постояльцев с административной частью и  рестораном, чья слава выходит далеко за пределы округи.  В баре среди множества бутылок  –  «Московская»  с русскоязычной этикеткой. «Откуда?» « К нам уже два года, летом, приезжает помогать парень из Белоруссии, - ответила хозяйка, - вот он и привез».  Он пошел  в номер и вернулся со  «Столичной», пять-шесть бутылок  которой неизменно брал с собой в поездки: любил  дарить ее владельцам  хороших гостиниц.  «Спасибо!» - и хозяйка,  что непременно  происходит в Италии после акта дарения русской водки,  со словами «Попробуйте нашей»   плеснула в  наперсткоподобные рюмашечки  «граппу» - виноградную водку,  по запаху напоминающую грузинскую  «чачу», а по крепости и эффективности –  самогон,  выгнанный  уже  «без огонька». Проглотили. Хозяйка пристально смотрела на них, явно ожидая положительного заключения. Обманывать ее надежд не хотелось: «Вкусно. Нет, правда… вкусно…» «Чем в жизни занимаетесь?» - спросила женщина, - «Какими судьбами в наших краях?»  «Мои друзья – коммерсанты, - ответил он,  -  а я  - журналист, итальянист. Показываю им древнюю Италию». «А как глубоко знаете историю Рима?»  –  неожиданно подключился к  разговору  один из посетителей, не давая тем самым хозяйке сиюминутно  выяснить, какого рода коммерцией   занимаются его друзья, как говорят,  «на предмет возможного сотрудничества». – «На уровне семи царей?»  В  глазах любопытствующего читалась готовность развлечься, встав в позу ментора. В Италии с неподдельным уважением относятся лишь к тем иностранцам, поведение которых   не вызывает  умиления, подобного тому, что порождает в родителях наивность ребенка, едва начавшего открывать для себя мир.  Таких гостей итальянцы, обычно прищуривая один глаз, оценивают поговоркой «он не вчера родился». Он окинул взглядом своих,  уже клюющих от усталости носами, спутников и, понимая, что сейчас,  как это  обычно  случается с большинством    итальянцев, когда   разговор  заходит о древнейшей истории  их территории, сначала   улыбаясь, затем - морщась,  его собеседник  будет долго терзать свою память, гоня  ее к далекой школьной поре с упорным, но  вряд ли осуществимым  желанием назвать имена римских царей в хронологическом порядке и  неизбежно забывая о соправителе Ромула Тите Тации, - уверенным тоном заявил: «Нет, гораздо глубже -  на уровне Белоснежки и семи гномов…».   И получил в ответ вполне заслуженное «браво!».

 

    А МОЖЕТ...

 

На собачьей выставке, остановившись около клетки со щенками чао-чао, посетительница долго мучала их хозяйку  вопросами о породе и в конце-концов заявила:

- Да, хорошая собака! Я бы взяла  щенка, но ребенок замучает...

- А может, ребенка сменить? - устало прозвучало в ответ.

 

 

 

                                                                                                            

ПЕРЕРЫВ

 

В этот сельский магазин он заскакивал частенько. Все время впопыхах, на бегу:

« Здравствуйте! Это… то… До свидания!».  Homme presse' в российском варианте.  Однажды продавщица спросила его: «И когда вы только при такой жизни сексом занимаетесь?»  Он посмотрел ей в глаза и, улыбнувшись, размеренно ответил: «В перерывах. Иногда, когда захожу в магазин...»

                                                                                                         

                                                                                                         

РЕГУЛИРОВЩИК

 

Сосед остановил его на дороге посреди деревни:

-  Здравствуйте! Давайте вместе подумаем, как бы сделать так, чтобы собачек у вас стало поменьше. А то лают...

-  На то они и собаки, чтобы лаять.

-  Но громко лают...

Дядька считался  «на селе» самым умным и деловым, и, видимо, поэтому население его делегировало на переговоры  «о тишине». Парламентер продолжал неуклюже  витийствовать, стараясь склонить его к уменьшению поголовья питомника. А он,  улыбаясь, слушал. В конце концов ему  это надоело, и он остановил говоруна:

-  Если уж вы хотите отрегулировать мою жизнь полностью, скажите,  сколько в неделю мне иметь баб.     

 

 

                                                                                    

У НАС НЕТ НОМЕРА...

 

Он вез итальянцев на встречу в гостиницу «Международная».  Опаздывали, а тут еще камень, вылетевший из-под колеса встречной машины, вынес заднее стекло. Остановились, прикрыли брешь подвернувшимся картоном, и - вперед. Переговоры прошли удачно. Решили это дело отметить.   В баре, кроме них троих, никого не было. Неожиданно дверь широко распахнулась, и на пороге появились две высокие, смахивающие на задорных доярок,  девицы. «О!» - громко вскрикнула одна из них. – «Смотри, какие козлики!» В белых лакированных ботфортах, черных эластичных мини-юбках, обтягивающих крупные задницы, и растопыренных рубенсовскими бюстами красных блузках  девицы зашагали к их столику. «А, итальянцы…» «Итальянцы – они», - скорректировал он. «По-нят-но», - протянула одна из девиц. «Смотри, какой хороший дедушка», - сказала другая, усаживаясь на колени к итальянскому адвокату. «Ну, что, дедушка», - продолжала она, поглаживая  юриста по голове, - «соорудить тебе минетик недорого? А? Знаешь, как я чмекать умею!»  «А у них, чего - номер здесь?» - поинтересовалась ее подружка, тиская другого апеннинского гостя. «Что они говорят?» - спросил  адвокат, пытаясь  высвободиться из объятий навязчивой проститутки. «Интересуются, есть ли у вас номер в этой гостинице». «У нас нет номера в этой гостинице», - мерно произнес итальянец, - «у нас есть машина с разбитым стеклом».  Он перевел его  слова - девицы переглянулись и, покачивая налитыми задницами, побрели к выходу.

 

                                                                                     

НА ВЕРТЕЛ

 

В сельский магазин ввалилась компания . Две девчонки и парень.

- Что-нибудь, чтобы быстренько поесть, а то в Москве забыли купить...

Парень переминался с ноги на ногу и рукой намянал плечо одной из девчонок. Потягивающий  около окна пиво пьянчужка смерил его лукавым взглядом:

- Самое быстрое, братан, это телка на вертеле... 

 

 

                                                                                           

 ТАК ДОРОЖЕ

 

Он не любил продавать щенков тем, кто упорно  пытался сбить установленную цену: если рьяно торгуются, то и собака у таких хозяев должного не получит. Торговались люди по-разному. Но этот покупатель превосходил  всех в стремлении умять цифру: он мусолил  эту тему три часа. И наконец спросил:

-  А это в долларах или в евро?

-  В евро...

-  А почему?

-  Да потому что так дороже!   

                                                                                                

ДЕСЕРТ

 

Ему нужно было срочно сделать денежный перевод, но почтместерша, симпатичная девица, резко обрвала  его:

- Обеденный перерыв !

Хотя до перерыва оставалось еще пятнадцать минут, он не стал с ней спорить и, чтобы убить время, пошел шататься до открытия почты по расположенному рядом супермаркету.

 Когда почтмейстерша протянула ему квитанцию, он в, свою очередь, протянул ей шоколадку:

- Десерт.

- Спасибо,- засмущалась девица,- не надо...

- Берите- берите, вы же обедали...

- Спасибо! Извините за...  

 

                                                                                                                         

 

         

                                                                                                

СИЛА КЛАССИКИ

 

Профессора придавили на этот раз сильно. Бизнес, в который он сунулся, оставив из-за безденежья университетскую кафедру, жил  явно не по близким ему литературным законам: в них не было никакого канона, никакой - столь дорогой любому ученому - нормы. Пока профессору было под силу их принимать, - он принимал и платил за свою новую жизненную игру. Но теперь у него попросили слишком много. Ни за что. Поймав на слове. Он понимал, что даже, если продаст квартиру, -  денег  откупиться от бандюков  не хватит. Нужно было что-то придумать. Несколько дней он ходил, как в воду опущенный, ни с кем не разговаривал. Потом исчез из города. В день расплаты он вошел в офис бандитов с большой сумкой в руке. На лице его блуждала  странная улыбка. Открыв дверь, он вдруг начал громко читать: «Мой дядя самых честных правил, когда не в шутку занемог...» «А,  лавэ приехали»,- прервал его сидевший за столом бандюган. – «Это хорошо. И дядя, похоже, на радостях налупился... Ну,  давай.» «На!» - сказал профессор и, открыв сумку, продолжил, - «... он уважать себя заставил...». Бандит не услышал этих слов: и его, и охранников скосила автоматная очередь.  А профессор стоял на месте и, не отпуская спусковой  крючок, пускал металл в дубовую крышку стола и все повторял: « ... и лучше выдумать не мог...»

 

                                                                                                                  

СОВЕТ

 

Бармен подал клиенту третью чашку кофе. Но тот снова заявил: «И этот слабенький!»

«Куда уж крепче», - возразил бармен.  «Нет, - настаивал клиент, - сделайте мне такой, чтоб по мозгам дало».  «Ну, тогда это клофелин!»

 

 

                                                                                                                       

ПОНЯЛ!   

      

Лев Борисович был из чиновников высшего ранга. Коренастый, с выпяченной  грудью, он  вполне мог бы  стать  моделью для монумента «Слуга народа». С первых минут общения с ним начинало казаться, что  вся жизнь для него - не более, чем его служебный кабинет, в который подчиненные робко входят с докладом. Купив однажды у него собаку, Лев Борисович вскоре захотел приобрести вторую. Но ехать за ней в питомник для Льва Борисовича – «Ви меня извините...».  «Ладно, - ответил он, - привезу сам».  По дороге, вдоволь поизголявшись с приятелем над мыслью «Кто же мы, если обслуживаем слуг народа»,  он приехал в город.  Щенка перегрузили в машину нового владельца и, как того требует приличие, завели разговор о том да о сем. Навалившись плечом на его локоть, чем, видимо, хотел подчеркнуть свою  доверительность, Лев Борисович нарисовал в воздухе пальцем круг и произнес: «Вы, наверное, и амуницией занимаетесь - поводочками, ошейничками?» Понимать это следовало определенно  как: «Наверное, вы можете купить поводки и ошейники для моих собак и привезти  их мне».  Ответив не менее доверительным наклоном своего плеча в сторону Льва Борисовича, что выправило того до прямо вертикального положения, он сказал: «Я вообще-то филолог, а вот эта вся херня,  - он выписал в воздухе пальцами двух рук большой круг, - для меня  хобби».  Лев Борисович вздернул голову: «Понял! На связи!»

 

                                                                                           

КВИТЫ

 

Нагрузив до верха тележку пакетами с крупами, он подошел к кассе.

- Ого, сколько здесь ! - удивилась кассирша.

- Сто двадцать.

- Ладно, пересчитывать не будем, пробьем все по одному штрихкоду.

Пересчитав дома пакеты, он понял, что нагрел супермаркет на 350 рублей.  "Ладно, - успокоил он себя, - не обеднеют." И пошел в магазин за сигаретами, которые забыл купить в супермаркете. Взяв несколько пачек, он запихнул сдачу в карман и направился к выходу. Вдруг ему показалось, что рассчитали его неправильно. Он  пересчитал деньги. Действительно, расчет был неверным: не хватало ровно 350 рублей. "Что же, - подумал он,-  квиты !"

 

                                                                                                                       

ДЕТСКИЙ САД

 

По Будапешту колесили уже часа два. Гостиница, которая, казалось, была  где-то совсем рядом,  все так и не находилась. Заблудились, как говорят в подобных случаях, в трех соснах.  Ясно было лишь то, что спрашивать дорогу у редких ночных прохожих -  дело  бесполезное: обаяют прелестью угоро-финнских падежей и запутают еще больше.  Так что продолжали упорно искать сами. При очередном заезде на один из холмов Буды ему, вдруг, показалось, что он точно знает, где притаился отель, и он начал уверенно «штурманить». « Откуда знаешь?» - спросил его приятель. «Поживи с мое, - самодовольно заявил он, - научишься в конце концов ориентироваться».  Машина въехала в узкий переулок, который, действительно, напоминал преддверие их гостиницы. «Ну, вот мы и на месте!» -  он  указал рукой на замаячившую в темноте вывеску. Но, увы, - на ней оказалось не название гостиницы, а изображение Микки Мауса. Такое же, как было когда-то на его шкафчике в детском саду...

© Copyright: Андрей Мудров, 2012

Регистрационный номер №0087067

от 24 октября 2012

[Скрыть] Регистрационный номер 0087067 выдан для произведения:

  5.МЕСТО!

 

 

 

 

 

                                                                                              

ЭНТУЗИАСТ

 

Люди путали его вежливость со слабостью. И, когда нужно было с ним встретиться по делам, касающимся его лишь косвенно, всегда норовили  заманить его  «в гости». Иные и не скрывали, что видят в  нем человека, готового ради начатого им дела на все. «Вы же энтузиаст», - говорили они. И он ездил в эти неблизкие «гости», пожирал свое время, тыркался по пробкам, не раз был на грани аварии.  Но однажды, когда в очередной раз  назвав его энтузиастом, ему предложили проехать на машине сто пятьдесят километров по жаре, в нем что-то надломилось, и в трубке услышали вежливое и обстоятельное: «Энтузиаст на древнегреческом означает «наполненный Богом», пути Господни, конечно, неисповедимы, но мне все же кажется, что Бог не ведет меня дорогой дурака. Философия здесь проста: в каждом человеке заложена способность ходить со скоростью пять километров в час, все, что быстрее, связано с риском».

 

 

                                                                                   УЧИТЕЛЬНИЦА,  ИЛИ КАК ВАС ТЕПЕРЬ НАЗЫВАТЬ ?

 

Тетку с маленьким ребенком он заметил издали. Она шла навстречу, громко поучая малыша. Ярким пятном выделялись только очки в золотой оправе.  «Училка с внуком», -  подумал он, - натуральный завуч. Таких в школе видно из конца коридора». Он подобрал поводок и взял собак покороче.  «Сердитые собачки?» - прижав ребенка к коленям,  спросила тетка.  «Да нет».  «Ой,  какие хорошие!» - тетка растянула губы в улыбке.  «А если бы были сердитые, - спросил он, - как бы вы сказали?» Тетка, нахмурив лоб, призадумалась и затем протянула: «Злые...».  «Правильно».          

                                                                                                           

 

                                                                                                     

         ХОД КОНЕМ

 

Переговоры затянулись. Его vis-a-vis стремился выжать из сделки максимум выгоды и упорно гнул свою линию,  не мытьем,  так катаньем пытаясь заставить его подписать не совсем корректный договор. Он выслушивал его доводы, останавливал эвфемизмами всплески эмоций, спокойно высказывал свои соображения. Так и шел разговор вперед во времени, не меняя сути дела. Неожиданно он спросил: «Простите, а сколько вы весите?» «При чем здесь это, - удивился его vis-a-vis. - Не понимаю...»  «Любопытно...» « Ну,  килограммов девяносто. А что?» «Видите ли, - размеренно ответил он, - я каждый день езжу на жеребце, который все время норовит сделать так, чтобы я пошел у него на поводу. Ему это не удается. А весит он полтонны».  Договор был переписан.

 

                                                                                                         

ПОЭТЫ

 

Соседка по даче, поэтесса, попросила его вывезти из типографии тираж ее новой книги. Забитый поэзией фургон блуждал по улицам, неподалеку от места предстоящей выгрузки. Они уже не первый раз проезжали одно и то же место, как, вдруг, поэтесса сказала: «У меня топографический маразм. Совершенно не ориентируюсь».  Он снисходительно посмотрел на нее. «Все поэты такие, - продолжала дама,  -  Блока однажды пригласили в гости, на Арбат, и объяснили очень подробно, как найти дом. Он проблуждал там более часа и ничего не нашел».  «Вероятно, тогда, - ответил он, заходя на очередной круг, - он и написал «Улица, фонарь, аптека... Аптека, улица, фонарь...»»

 

 

 

                                                                                                           

   ЗАМЕР

 

Первый посетитель заявил ему, что сделка реальна на девяносто девять процентов. Второй, предлагая другое дело, уверял, что оно может выгореть процентов на восемьдесят. А когда третий претендент сообщил, что успех его предложения гарантирован на сто процентов,  он спросил:  «У вас что, есть процентометр?»

                                                                                                                                                   

 

 

 

 

ВОРОВАТЬ - ТАК МИЛЛИОН

 

Кассирша  магазина «Эконом»  уже пару минут крутила в руках коробку из-под обуви, сравнивая налепленный на нее  ценник с ценником на подошве лежащих внутри ботинок. Башмаки, очевидно, случайно угодили не в свою, более «дешевую», коробку, но кассирша словно не хотела  в это поверить и продолжала творить свои замысловатые пассы... Покупатель, на котором  произошла заминка, слегка склонив голову, с улыбкой наблюдал  за ее манипуляциями, а выстроившаяся за ним очередь, переминаясь, покачивалась из стороны в сторону и, в конце концов,   в нетерпении зашипела. И тут охранник, восточной внешности парень, вероятно, заподозрив, что коллегу хотят надуть, решил подсобить. Он вальяжно приблизился  к кассе и стал внимательно оглядывать стоявшего перед ней покупателя. Во взгляде его сияло: «Меня не проведешь!» «Здесь по мелочам не обманывают, - бросил ему в лицо покупатель. -  Мы  дурим так, что  теряют магазины...»

          

 

 

                                                                               

ЧИСТОТА,  ИЛИ  ПЕРЕВОД С БЫТОВОГО

 

Парень, судя по отзывам, был неплохим кинологом, и он взял его на работу. Дел было невпроворот:  в питомнике сорок собак. Но у рабочего находилось время и на то, чтобы раза два в день пропылесосить комнату,  потом еще подмести  и пару раз терануть   мокрой тряпкой полы.  «Так с детства приучен», - объяснял парень. Такие люди встречаются довольно-таки часто. Одни из них моют руки раз по двадцать в день, другие безудержно метут по любой поверхности. Он называл их  гидропсихами и, сталкиваясь  с ними,  с пониманием улыбался. Постепенно рабочий начал обустраивать свое жизненное пространство: территория его обитания  росла, вещи с привычных мест стали переезжать на новые. Он с любопытством наблюдал за происходящим и  не упрекал парня за  самодеятельность: интересно, что будет дальше...  Однажды рабочий уехал на несколько дней домой, а он, проходя по питомнику, заметил, что клетки для транспортировки собак стоят в открытом вольере. Косой дождь обрызгивал их металлические прутья,  и они  ржавели. «Не буду убирать!» - решил он. – «Послушаем, что скажет». «Ну и что это?» - спросил он, когда рабочий вернулся.  «Да переставил, - в быту так почище и поудобней».  «Это гораздо серьезней, чем ты думаешь, - ответил он. - Ты увеличиваешь свое жизненное пространство за счет безотчетного перемещения имущества другого. Это неправильно. Даже пыль должна лежать на своем месте».

 

 

                                                                                      

НАВЕЧНО

 

На экзамен по сопромату Гогия явился последним. Взяв билет, он с шумом плюхнулся на стул. Преподователь бросил на него строгий взгляд.

- Смотри, как косится! Урод ! - довольно-таки громко сказал по-грузински Гогия своему соседу Вахтангу.

Сопроматчик снова посмотрел на него.

Предмета Гогия не знал, и, когда настал его черед отвечать, он стал мять руками билет и жалобно посматривать на преподавателя.

 - Ну, что косишься, урод ? - спросил его по- грузински преподаватель и продолжил: - Я двадцать лет служил в Тбилиси и на твоем языке говорю не хуже тебя. А вот мой предмет ты будешь сдавать вечно...

 

                                                                                                        

                                                                                             

       А У ВАС?

 

-  Следим за посадкой! Ноги как у косолапого мишки! - стоя в центре круга, тренер руководила  всадником.

-  Вот так ! Хорошо! Еще один круг. Поехали!

Парень обливался потом: муштра  необходимая, но продолжалась она уже два часа.  Наконец, он слез с лошади.

-  Следите за ногами - сказала тренерша.

-  Ноги это важно! Видели, какие ноги у девчонок, которые занимаются конным спортом? Слегка искривленные и со щелью.

Парень бросил на нее усталый взгляд:

-  А у вас?

 

                                                                                       

ОЦЕНКА

 

Лицо у мужика было помятое. Костюм - haute couture, но уделанный небрежностью. Мужик топтался около прилавка, всматриваясь в этикетки бутылок.

- Водка у нас дорогая, - неожиданно заявила продавщица.

- А я что, дешевый ? - мужик вытащил из кармана толстенный пресс пятитысячных купюр и, ухмыльнувшись, приказным тоном выпалил: - Ту, где цифра побольше !    

                                                                         

 

ОСТАВЬ НАДЕЖДУ

 

По дороге из Ярославля остановил гаишник. Попытка решить вопрос "у колес", успехом не увенчалась. Капитан пригласил в будку.

- У  вас вот собачки в машине сидят, - спросил гаишник, - злые ?

- В общем - да...

- Разводите?

- Держу питомник, так, для души...

- А чем вообще занимаетесь?

- Я итальянист, культура Италии...

- Интересно..    Мне вот тут сказали, что католичество и православие отличается всего лишь одной буквой...

Вероятно, слышал что-то о Никейском соборе, подумал он и ответил:

- Вполне может быть.

- Уточню у владыки, он здесь часто проезжает... Ну, а теперь,  вернемся к нашим баранам.., - в глазах капитана читалось:

" Сколько ?"

Последовало предложение. Капитан взял со стола книгу и протянул ему:

- Выйдите, почитайте.

Он вышел и, положив в книгу деньги, вернулся.

- А по-итальянски хорошо понимаете ?- поинтересовался капитан.

- Хорошо. 

- А на старом итальянском?

- Такого нет. Вы, наверное, имеете в виду  латынь... - ответил он  и уже хотел завернуть ему про Данте, создавшем итальянский язык.

- Так... Lasciate ogni speranza voi ch'entrate. Что это значит ? .

- Оставь надежду всяк сюда входящий... Это из "Божественной комедии".

- Здорово! А вот одна переводчица с английского и итальянского не смогла перевести. Я одной итальянке как-то эту фразку ввернул, повыделывался. Это над вратами ада написано.

- Вообще-то, так вполне можно написать и на вашей будке...

 

                                                                 

НАГРАДА

 

Когда он пил, люди любили заходить к нему в гости. А он любил наблюдать за ними. При этом, во время запоев, как и его дед, он становился необычайно щедр, чем многие и пользовались. Так и соседский брат, Серега, жуликоватый и нагловатый тип лет двадцати  пяти, который вопреки очевидному был уверен, что он умнее других ...

Во время очередной пьянки Серега посетил его.

- Ты же лошадник, - сказал гость.- А я вот хочу деду  лошадь подарить... Двадцати тысяч не хватает...

Двадцать тысяч он Сереге не дал, зато подарил красивый недоуздок и чомбер:

- Пригодятся...

Увидев висящие на стенах под стеклом наградные розетки его собак, Серега попросил:

- Подари одну !

 Не глядя, он вытащил из стоящей под стеллажом коробки самую большую розетку и протянул ее гостю:

- Награждаю.

Серега прижал розетку к груди и, выпросив взаймы три тысячи рублей, довольный, удалился.

Продрав утром глаза, соседский брат принялся рассматривать трофеи. Первой ему в руки попалась розетка с ниспадающими зелеными  и розовыми лентами, в центре которой было написано: " ЛУЧШИЙ ЩЕНОК"

                                                                                          

 

 

                                                                                                         

ЯГЕЛЬ

 

Он долго крутился около стоящих в горшках цветов. Даже пробовал их наощупь. Потом начал расспрашивать продавщицу:

- А нет ли у вас  такого комнатного цветка, который не требовал бы много света... ?

- Вот этот,- цветочница указала на темно-зеленое стреловидное растение.

- И еще,- продолжал он,- цветок должен  расти практически в холоде...

- Знаете, -  оборвала его продавщица,- вам нужен ягель !

 

 

                                                                                                           

    ШТУЧКИ

 

Захар Семенович Двойрис был аферист высокого полета. Начав свою жизнь как беспризорник, к старости он подошел так, что, не прослужив в армии ни дня, был награжден орденами за Вторую мировую войну;  не имея никакого образования - стал консультантом в Институте Марксизма-Ленинизма, автором нескольких книг и секретарем самого старого большевика СССР  Петрова. Причем,  все документы у Захара были подлинные - выдали ему их люди, имевшие на то право. Наверное, о Захаре можно сказать: баловень судьбы. Захар и сам баловался в жизни как хотел. Попав однажды в кремлевскую больницу, он увидел, что именитые пациенты заведения не очень-то хотят с ним якшаться, и, привыкший к определенному вниманию, был этим огорчен. Но поправил он дело скоро. Подсев в больничном садике к ветхой старушке, которая оказалась мамой министра иностранных дел Громыко, он представился внуком Карла Маркса. Через полчаса с ним раскланивалась вся «Кремлевка». Много разных штучек сотворил в жизни Захар Семенович. Но последняя не удалась: попытка шантажировать компрометирующими фотоснимками не последнее лицо Мосгорисполкома загнала его в специальную психиатрическую больницу города Смоленска. Правда, и там Захар не унывал. Одно лишь беспокоило его: как-то не соответствовало количество продуктов в передачах и посылках перечисленному в прилагаемых к ним спискам. И он написал сестре: «Дорогая Маша, когда пишешь мне, что посылаешь, не пиши в килограммах - килограммы здесь пропадают. Пиши в штуках».  В письме, вложенном в следующую посылку, сестра ответила:  «Дорогой Захар,  посылаю тебе:  масло сливочное - 2 пачки; консервы рыбные - 3 банки;  изюм -  3252 штучки…»

 

                                                                                         

  ПОЧЕМУ ЖЕ ?!

 

На собачьей выставке подвыпившая тетка лет пятидесяти наблюдала, как он разминал своего пса перед выходом на  ринг. Один круг, другой... Правильный ход животного, элегантность вымаха лап - залог успеха.

- Молодец !- похвалил он пса и вышел за ринговую ленту. 

- Да,-протянула тетка, уставившись ему в глаза,- скучная у вас жизнь, если вам нравятся только собаки...

-  Почему же - только собаки ?! Хорошее вино, хорошие книги, лошади и бабы...

 

 

 

                                                                                            

ВОЛОСЫ

 

Он всегда носил длинные волосы. Пышная шевелюра, доставшаяся ему в наследство от отца, стала частью его жизненного стиля. В школе она вызывала раздражение у учителей, а теперь, когда общество побрилось «под ноль», пускала улыбку из-под носа у прохожих. Ему дела не было до насмешек, со временем он вообще стал считать, что в целом волосы не украшение, а природная защита... И вот выкатился этот тип. Посматривая от стойки бара на его сегодня необычную прическу, он  принялся громко рассуждать о современной эстетике головы. «Ну кто носит такие патлы?» - говорил он бармену. -  «У кого...»  «... они есть, тот их носит», - продолжил за оратора он, вперив взгляд в его голову, лысую, как бильярдный шар .    

 

                                                                                                      

                                                                                                   

ГЛУБЖЕ

 

Они ехали в сторону Рима. Пора останавливаться на ночлег.   Ближайший городок, где есть гостиница, - Блера. В прошлом - этрусское поселение, которому в 1952 году вернули его древнее  имя, «отменив»  средневековое  «Биеда».  Единственное   пристанище   для  путников  здесь - «Da beccone», что по-русски означает  «У козла».  Но,  как и все итальянские заведения, имеющие  восходящие к стародавним временам странные - неблагозвучные или отталкивающие - названия (один из самых известных в стране ресторанов, например, называется «У Грязнули»),  эта  находящаяся в семейном управлении  гостиница чиста, приветлива и  мила. А  по комфорту и сервису  может    дать фору многим именитым отелям и кабакам.  Согласно древней традиции  средиземноморской архитектуры, здание обрамляет перистиль - просторный внутренний двор, газоны которого  усажены цветами . Его пересекает  выложенная камнем узкая тропинка, соединяющая крыло для постояльцев с административной частью и  рестораном, чья слава выходит далеко за пределы округи.  В баре среди множества бутылок  –  «Московская»  с русскоязычной этикеткой. «Откуда?» « К нам уже два года, летом, приезжает помогать парень из Белоруссии, - ответила хозяйка, - вот он и привез».  Он пошел  в номер и вернулся со  «Столичной», пять-шесть бутылок  которой неизменно брал с собой в поездки: любил  дарить ее владельцам  хороших гостиниц.  «Спасибо!» - и хозяйка,  что непременно  происходит в Италии после акта дарения русской водки,  со словами «Попробуйте нашей»   плеснула в  наперсткоподобные рюмашечки  «граппу» - виноградную водку,  по запаху напоминающую грузинскую  «чачу», а по крепости и эффективности –  самогон,  выгнанный  уже  «без огонька». Проглотили. Хозяйка пристально смотрела на них, явно ожидая положительного заключения. Обманывать ее надежд не хотелось: «Вкусно. Нет, правда… вкусно…» «Чем в жизни занимаетесь?» - спросила женщина, - «Какими судьбами в наших краях?»  «Мои друзья – коммерсанты, - ответил он,  -  а я  - журналист, итальянист. Показываю им древнюю Италию». «А как глубоко знаете историю Рима?»  –  неожиданно подключился к  разговору  один из посетителей, не давая тем самым хозяйке сиюминутно  выяснить, какого рода коммерцией   занимаются его друзья, как говорят,  «на предмет возможного сотрудничества». – «На уровне семи царей?»  В  глазах любопытствующего читалась готовность развлечься, встав в позу ментора. В Италии с неподдельным уважением относятся лишь к тем иностранцам, поведение которых   не вызывает  умиления, подобного тому, что порождает в родителях наивность ребенка, едва начавшего открывать для себя мир.  Таких гостей итальянцы, обычно прищуривая один глаз, оценивают поговоркой «он не вчера родился». Он окинул взглядом своих,  уже клюющих от усталости носами, спутников и, понимая, что сейчас,  как это  обычно  случается с большинством    итальянцев, когда   разговор  заходит о древнейшей истории  их территории, сначала   улыбаясь, затем - морщась,  его собеседник  будет долго терзать свою память, гоня  ее к далекой школьной поре с упорным, но  вряд ли осуществимым  желанием назвать имена римских царей в хронологическом порядке и  неизбежно забывая о соправителе Ромула Тите Тации, - уверенным тоном заявил: «Нет, гораздо глубже -  на уровне Белоснежки и семи гномов…».   И получил в ответ вполне заслуженное «браво!».

 

    А МОЖЕТ...

 

На собачьей выставке, остановившись около клетки со щенками чао-чао, посетительница долго мучала их хозяйку  вопросами о породе и в конце-концов заявила:

- Да, хорошая собака! Я бы взяла  щенка, но ребенок замучает...

- А может, ребенка сменить? - устало прозвучало в ответ.

 

 

 

                                                                                                            

ПЕРЕРЫВ

 

В этот сельский магазин он заскакивал частенько. Все время впопыхах, на бегу:

« Здравствуйте! Это… то… До свидания!».  Homme presse' в российском варианте.  Однажды продавщица спросила его: «И когда вы только при такой жизни сексом занимаетесь?»  Он посмотрел ей в глаза и, улыбнувшись, размеренно ответил: «В перерывах. Иногда, когда захожу в магазин...»

                                                                                                         

                                                                                                         

РЕГУЛИРОВЩИК

 

Сосед остановил его на дороге посреди деревни:

-  Здравствуйте! Давайте вместе подумаем, как бы сделать так, чтобы собачек у вас стало поменьше. А то лают...

-  На то они и собаки, чтобы лаять.

-  Но громко лают...

Дядька считался  «на селе» самым умным и деловым, и, видимо, поэтому население его делегировало на переговоры  «о тишине». Парламентер продолжал неуклюже  витийствовать, стараясь склонить его к уменьшению поголовья питомника. А он,  улыбаясь, слушал. В конце концов ему  это надоело, и он остановил говоруна:

-  Если уж вы хотите отрегулировать мою жизнь полностью, скажите,  сколько в неделю мне иметь баб.     

 

 

                                                                                    

У НАС НЕТ НОМЕРА...

 

Он вез итальянцев на встречу в гостиницу «Международная».  Опаздывали, а тут еще камень, вылетевший из-под колеса встречной машины, вынес заднее стекло. Остановились, прикрыли брешь подвернувшимся картоном, и - вперед. Переговоры прошли удачно. Решили это дело отметить.   В баре, кроме них троих, никого не было. Неожиданно дверь широко распахнулась, и на пороге появились две высокие, смахивающие на задорных доярок,  девицы. «О!» - громко вскрикнула одна из них. – «Смотри, какие козлики!» В белых лакированных ботфортах, черных эластичных мини-юбках, обтягивающих крупные задницы, и растопыренных рубенсовскими бюстами красных блузках  девицы зашагали к их столику. «А, итальянцы…» «Итальянцы – они», - скорректировал он. «По-нят-но», - протянула одна из девиц. «Смотри, какой хороший дедушка», - сказала другая, усаживаясь на колени к итальянскому адвокату. «Ну, что, дедушка», - продолжала она, поглаживая  юриста по голове, - «соорудить тебе минетик недорого? А? Знаешь, как я чмекать умею!»  «А у них, чего - номер здесь?» - поинтересовалась ее подружка, тиская другого апеннинского гостя. «Что они говорят?» - спросил  адвокат, пытаясь  высвободиться из объятий навязчивой проститутки. «Интересуются, есть ли у вас номер в этой гостинице». «У нас нет номера в этой гостинице», - мерно произнес итальянец, - «у нас есть машина с разбитым стеклом».  Он перевел его  слова - девицы переглянулись и, покачивая налитыми задницами, побрели к выходу.

 

                                                                                     

НА ВЕРТЕЛ

 

В сельский магазин ввалилась компания . Две девчонки и парень.

- Что-нибудь, чтобы быстренько поесть, а то в Москве забыли купить...

Парень переминался с ноги на ногу и рукой намянал плечо одной из девчонок. Потягивающий  около окна пиво пьянчужка смерил его лукавым взглядом:

- Самое быстрое, братан, это телка на вертеле... 

 

 

                                                                                           

 ТАК ДОРОЖЕ

 

Он не любил продавать щенков тем, кто упорно  пытался сбить установленную цену: если рьяно торгуются, то и собака у таких хозяев должного не получит. Торговались люди по-разному. Но этот покупатель превосходил  всех в стремлении умять цифру: он мусолил  эту тему три часа. И наконец спросил:

-  А это в долларах или в евро?

-  В евро...

-  А почему?

-  Да потому что так дороже!   

                                                                                                

ДЕСЕРТ

 

Ему нужно было срочно сделать денежный перевод, но почтместерша, симпатичная девица, резко обрвала  его:

- Обеденный перерыв !

Хотя до перерыва оставалось еще пятнадцать минут, он не стал с ней спорить и, чтобы убить время, пошел шататься до открытия почты по расположенному рядом супермаркету.

 Когда почтмейстерша протянула ему квитанцию, он в, свою очередь, протянул ей шоколадку:

- Десерт.

- Спасибо,- засмущалась девица,- не надо...

- Берите- берите, вы же обедали...

- Спасибо! Извините за...  

 

                                                                                                                         

 

         

                                                                                                

СИЛА КЛАССИКИ

 

Профессора придавили на этот раз сильно. Бизнес, в который он сунулся, оставив из-за безденежья университетскую кафедру, жил  явно не по близким ему литературным законам: в них не было никакого канона, никакой - столь дорогой любому ученому - нормы. Пока профессору было под силу их принимать, - он принимал и платил за свою новую жизненную игру. Но теперь у него попросили слишком много. Ни за что. Поймав на слове. Он понимал, что даже, если продаст квартиру, -  денег  откупиться от бандюков  не хватит. Нужно было что-то придумать. Несколько дней он ходил, как в воду опущенный, ни с кем не разговаривал. Потом исчез из города. В день расплаты он вошел в офис бандитов с большой сумкой в руке. На лице его блуждала  странная улыбка. Открыв дверь, он вдруг начал громко читать: «Мой дядя самых честных правил, когда не в шутку занемог...» «А,  лавэ приехали»,- прервал его сидевший за столом бандюган. – «Это хорошо. И дядя, похоже, на радостях налупился... Ну,  давай.» «На!» - сказал профессор и, открыв сумку, продолжил, - «... он уважать себя заставил...». Бандит не услышал этих слов: и его, и охранников скосила автоматная очередь.  А профессор стоял на месте и, не отпуская спусковой  крючок, пускал металл в дубовую крышку стола и все повторял: « ... и лучше выдумать не мог...»

 

                                                                                                                  

СОВЕТ

 

Бармен подал клиенту третью чашку кофе. Но тот снова заявил: «И этот слабенький!»

«Куда уж крепче», - возразил бармен.  «Нет, - настаивал клиент, - сделайте мне такой, чтоб по мозгам дало».  «Ну, тогда это клофелин!»

 

 

                                                                                                                       

ПОНЯЛ!   

      

Лев Борисович был из чиновников высшего ранга. Коренастый, с выпяченной  грудью, он  вполне мог бы  стать  моделью для монумента «Слуга народа». С первых минут общения с ним начинало казаться, что  вся жизнь для него - не более, чем его служебный кабинет, в который подчиненные робко входят с докладом. Купив однажды у него собаку, Лев Борисович вскоре захотел приобрести вторую. Но ехать за ней в питомник для Льва Борисовича – «Ви меня извините...».  «Ладно, - ответил он, - привезу сам».  По дороге, вдоволь поизголявшись с приятелем над мыслью «Кто же мы, если обслуживаем слуг народа»,  он приехал в город.  Щенка перегрузили в машину нового владельца и, как того требует приличие, завели разговор о том да о сем. Навалившись плечом на его локоть, чем, видимо, хотел подчеркнуть свою  доверительность, Лев Борисович нарисовал в воздухе пальцем круг и произнес: «Вы, наверное, и амуницией занимаетесь - поводочками, ошейничками?» Понимать это следовало определенно  как: «Наверное, вы можете купить поводки и ошейники для моих собак и привезти  их мне».  Ответив не менее доверительным наклоном своего плеча в сторону Льва Борисовича, что выправило того до прямо вертикального положения, он сказал: «Я вообще-то филолог, а вот эта вся херня,  - он выписал в воздухе пальцами двух рук большой круг, - для меня  хобби».  Лев Борисович вздернул голову: «Понял! На связи!»

 

                                                                                           

КВИТЫ

 

Нагрузив до верха тележку пакетами с крупами, он подошел к кассе.

- Ого, сколько здесь ! - удивилась кассирша.

- Сто двадцать.

- Ладно, пересчитывать не будем, пробьем все по одному штрихкоду.

Пересчитав дома пакеты, он понял, что нагрел супермаркет на 350 рублей.  "Ладно, - успокоил он себя, - не обеднеют." И пошел в магазин за сигаретами, которые забыл купить в супермаркете. Взяв несколько пачек, он запихнул сдачу в карман и направился к выходу. Вдруг ему показалось, что рассчитали его неправильно. Он  пересчитал деньги. Действительно, расчет был неверным: не хватало ровно 350 рублей. "Что же, - подумал он,-  квиты !"

 

                                                                                                                       

ДЕТСКИЙ САД

 

По Будапешту колесили уже часа два. Гостиница, которая, казалось, была  где-то совсем рядом,  все так и не находилась. Заблудились, как говорят в подобных случаях, в трех соснах.  Ясно было лишь то, что спрашивать дорогу у редких ночных прохожих -  дело  бесполезное: обаяют прелестью угоро-финнских падежей и запутают еще больше.  Так что продолжали упорно искать сами. При очередном заезде на один из холмов Буды ему, вдруг, показалось, что он точно знает, где притаился отель, и он начал уверенно «штурманить». « Откуда знаешь?» - спросил его приятель. «Поживи с мое, - самодовольно заявил он, - научишься в конце концов ориентироваться».  Машина въехала в узкий переулок, который, действительно, напоминал преддверие их гостиницы. «Ну, вот мы и на месте!» -  он  указал рукой на замаячившую в темноте вывеску. Но, увы, - на ней оказалось не название гостиницы, а изображение Микки Мауса. Такое же, как было когда-то на его шкафчике в детском саду...

Рейтинг: 0 244 просмотра
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!