Счастье.

7 октября 2013 - Vilenna Gai
article163153.jpg

Тонкий аромат хрупкой ветки жасмина утопал в буйстве сирени смешавшейся с распустившимися, поутру, ландышами.  Совсем прозрачная штора из прозрачного тюля, запрокинутая на створку распахнутого настежь окна, свисала гамаком, приглашая поток воздуха, застывшего в безветрии, посетить дом.

- Странно. – пронеслось у меня в голове и я, удерживая уже растворяющийся сон, начала пробуждаться, пытаясь связать увиденные картинки воедино и понять их смысл. – Странно…. – подумала я вторично, уже поняв, что сновидение совершенно покинуло меня, но мне еще лень открыть глаза. Я глубоко вздохнула, потянулась, проведя рукой по кровати и, третье: - странно! – вырвалось наружу.

Уже через минуту, накинув тонкий батистовый халатик-рубашку, застегивая на ходу пуговки, я, босая, ступая по отполированному,  деревянному полу,  минув спальню и длинный, узкий коридор, спускалась вниз, по достаточно широкой лестнице.

- Да уж! Утро, тихо, никого!

Дом, и правда, был загадочно молчалив, что называется - совершенно. Даже элементарного шипения кофеварки. И привычного крика птиц, надрывного, голодного, какой раздражает слух по утрам, не доносится, как это бывает обычно, в распахнутые окна и двери, впускающие утреннюю свежесть.

- И как прикажите все это понимать?!

  Заглянув в приоткрытые двери нижних комнат, я добралась до кухни, и только тут уловила, в цветочном аромате, наполнившем дом, подгорелый запах остывшего кофе. Скривив гримасу, покрутив головой, я все же взяла чашку, плеснула из кофейника напиток, взгромоздилась на довольно широкий подоконник, не собираясь открывать окно, уперлась в него лбом и стала рассматривать двор – никого!

- Ну, нет, так нет! – снова вздох вырвался из моей груди и я, невольно, попыталась вернуть себе сновидение, чтобы на свежую голову, полностью проснувшись, понять, не предвещало ли оно мне чего плохого. – Странно! – заявила я в очередной раз и, сделав глоток, скривившись и даже передернувшись от отвратительного вкуса переваренного кофе, определила чашку рядом с собой, выпрямилась и еще раз оглянула кухню, словно тут, от меня, кто-то мог прятаться.

Мои сны. Это вторая жизнь, но не этим утром. День рождался таким манким, что сидеть в  четырех стенах, в ожидании чуда-появления внезапно испарившегося мужа, было преступлением, если не сказать больше.

Решительно направилась к выходу, зачем-то прихватив зонт и забыв о мобильном, я захлопнула дверь, надев на палец кольцо от связки ключей, все так же  босиком, пошла по каменной дорожке сада, к внутренней калитке, выходящей к невысокому склону, над широко раскинувшейся рекой.

- Отвори, потихоньку калитку…. – всплыли в моей голове строки из романса, и я их тут же воспроизвела, тихонечко бубня себе по нос.

Так, напевая, я замерла наверху невысокого холма, над Днепром, любуясь красотами и покоем нового дня. Захотелось крикнуть, во все горло, нечто глупое, но я сдержалась, а засмеявшись, побежала вниз, бросила свою малую ношу на скамью, одиноко стоявшую на берегу и, широко шагая, направилась к кромке воды.

- Хорошо-то как! – наконец выдала я то, что чувствовала. Запрокинула голову, закрыла глаза, разбросала руки и стояла, скорее всего, легонько покачиваясь, не задумываясь о времени. Пока руки не устали и не упали. И даже тогда открывать глаза мне не хотелось, так и стояла, совершенно счастливая, пока сильные мужские руки не обняли меня и не заставили вздрогнуть, я не слышала шаги. Любимый запах супруга, недавно выбритого, но слегка впитавшего придорожную пыль, пробудил меня от воссоединения с природой. Его легкий поцелуй в затылок, второй, третий. Мне захотелось капризно произнести, что я в глубокой обиде, но не успела.

- Проснулась…. – констатировал он. – А мне с утра так захотелось побаловать тебя утренним  молоком. Может, пойдем пить кофе?

- Тот, пригорелый?

Он весело рассмеялся, громко и по детский задорно:

- Я сварю тебе новый! С пенкой и обязательно сладкий. Пойдем…

                Запах  молотого кофе, смешивался с благоуханием цветов, буйно цветущих в саду и оттенял аромат "барадинского" хлеба, слегка намазанного маслом, омлета, молока и любви, распустившей флюиды…   

                Счастье! Разве для его рождения надобно много? Нет! Тут хватает ласкового взгляда, легкого прикосновения, нежного слова. Счастье. Оно или есть, или…, мы теряем его, не обращая внимания на его составляющие, на мелочи соединяющие такое простое, но такое необходимое чувство. 

© Copyright: Vilenna Gai, 2013

Регистрационный номер №0163153

от 7 октября 2013

[Скрыть] Регистрационный номер 0163153 выдан для произведения:

Тонкий аромат хрупкой ветки жасмина утопал в буйстве сирени смешавшейся с распустившимися, поутру, ландышами.  Совсем прозрачная тюль, запрокинутая на створку распахнутого настежь окна, свисала гамаком, приглашая поток воздуха, застывшего в безветрии, посетить дом.

- Странно. – пронеслось у меня в голове и я, удерживая уже растворяющийся сон, начала пробуждаться, пытаясь связать увиденные картинки воедино и понять их смысл. – Странно…. – подумала я вторично, уже поняв, что сновидение совершенно покинуло меня, но мне еще лень открыть глаза. Я глубоко вздохнула, потянулась, проведя рукой по кровати и, третье: - странно! – вырвалось наружу.

Уже через минуту, накинув тонкий батистовый халатик-рубашку, застегивая на ходу пуговки, я, босая, ступая по отполированному,  деревянному полу,  минув спальню и длинный, узкий коридор, спускалась вниз, по достаточно широкой лестнице.

- Да уж! Утро, тихо, никого!

Дом, и правда, был загадочно молчалив, что называется - совершенно. Даже элементарного шипения кофеварки. И привычного крика птиц, надрывного, голодного, какой раздражает слух по утрам, не доносится, как это бывает обычно, в распахнутые окна и двери, впускающие утреннюю свежесть.

- И как прикажите все это понимать?!

  Заглянув в приоткрытые двери нижних комнат, я добралась до кухни, и только тут уловила, в цветочном аромате, наполнившем дом, подгорелый запах остывшего кофе. Скривив гримасу, покрутив головой, я все же взяла чашку, плеснула из кофейника напиток, взгромоздилась на довольно широкий подоконник, не собираясь открывать окно, уперлась в него лбом и стала рассматривать двор – никого!

- Ну, нет, так нет! – снова вздох вырвался из моей груди и я, невольно, попыталась вернуть себе сновидение, чтобы на свежую голову, полностью проснувшись, понять, не предвещало ли оно мне чего плохого. – Странно! – заявила я в очередной раз и, сделав глоток, скривившись и даже передернувшись от отвратительного вкуса переваренного кофе, определила чашку рядом с собой, выпрямилась и еще раз оглянула кухню, словно тут, от меня, кто-то мог прятаться.

Мои сны. Это вторая жизнь, но не этим утром. День рождался таким манким, что сидеть в  четырех стенах, в ожидании чуда-появления внезапно испарившегося мужа, было преступлением, если не сказать больше.

Решительно направилась к выходу, зачем-то прихватив зонт и забыв о мобильном, я захлопнула дверь, надев на палец кольцо от связки ключей, все так же  босиком, пошла по каменной дорожке сада, к внутренней калитке, выходящей к невысокому склону, над широко раскинувшейся рекой.

- Отвари, потихоньку калитку…. – всплыли в моей голове строки из романса, и я их тут же воспроизвела, тихонечко бубня себе по нос.

Так, напевая, я замерла на верху, невысокого холма, над Днепром, любуясь красотами и покоем нового дня. Захотелось крикнуть, во все горло, нечто глупое, но я сдержалась, а засмеявшись, побежала вниз, бросила свою малую ношу на скамью, одиноко стоявшую на берегу и, широко шагая, направилась к кромке воды.

- Хорошо-то как! – наконец выдала я то, что чувствовала. Запрокинула голову, закрыла глаза, разбросала руки и стояла, скорее всего, легонько покачиваясь, не задумываясь о времени. Пока руки не устали и не упали. И даже тогда открывать глаза мне не хотелось, так и стояла, совершенно счастливая, пока сильные мужские руки, не обняли меня и не заставили вздрогнуть, я не слышала шагов. Любимый запах супруга, недавно выбритого, но слегка впитавшего придорожную пыль, пробудил меня от воссоединения с природой. Его легкий поцелуй в затылок, второй, третий. Мне захотелось капризно произнести, что я в глубокой обиде, но не успела.

- Проснулась…. – констатировал он. – А мне с утра так захотелось побаловать тебя утренним  молоком. Может, пойдем пить кофе?

- Тот, пригорелый?

Он весело рассмеялся, громко и по детский задорно:

- Я сварю тебе новый! С пенкой и обязательно сладкий. Пойдем…

                Запах  молотого кофе, смешивался с благоуханием цветов, буйно цветущих в саду и оттенял аромат черного хлеба, легко намазанного маслом, омлета, молока и любви, распустившей флюиды…   

                Счастье! Разве для его рождения надобно много? Нет! Тут хватает нежного взгляда, легкого прикосновения, нежного слова. Счастье. Оно или есть, или…, мы теряем его, не обращая внимания на его составляющие, на мелочи соединяющие такое простое, но такое глобальное чувство. 

Рейтинг: +6 161 просмотр
Комментарии (6)
Анна Магасумова # 9 октября 2013 в 17:09 +1
Чудесно!
Vilenna Gai # 9 октября 2013 в 17:13 +1
Владимир Проскуров # 10 октября 2013 в 17:23 +1
Любовница ему – жена,
Он благодарен ей за это,
Но если нет, то там беда,
И страсти вянут под запретом …
Vilenna Gai # 10 октября 2013 в 17:26 0
Спасибо! У Вас всегда, такие прекрасные строки для комментария, что хочется произносить лишь: Браво!
Владимир Непогодьев # 7 ноября 2013 в 17:09 +1
Спасибо за чувства! Мне рассказ понравился!
smayliki-prazdniki-34
Vilenna Gai # 7 ноября 2013 в 17:34 0
Спасибо!