ГлавнаяВся прозаМалые формыМиниатюры → Рога и Копытов

 

Рога и Копытов

22 октября 2013 - Зяма Политов
Первое, что он увидел, взглянув наверх, в узкую тёмную пасть чердачного люка, были звезды. Огромные, в три карата, августовские звёзды южного города. Заглушаемые внизу, на улицах, рассеянным светом неоновых фонарей, здесь они сияли во всей красе, манили и ждали... Коротко вздохнув - не время! - Копытов неуклюже подтянулся и выпростал своё погрузневшее за последние годы тело на ещё дышащую летним зноем крышу.
- Свои, не дрейфь, - вместо приветствия прогудел он молоденькому снайперу в сером камуфляже с надписью СОБР на спине, - майор Копытов.
Осторожно протопав к вентиляционной трубе, сел и достал из кармана миниатюрный бинокль. Прильнув к окулярам, принялся методично, окно за окном, осматривать дом напротив. Целый месяц гонялся их отдел за опасным рецидивистом Роговым, по кличке Рог, но тот неизменно ускользал от преследователей. Несколько раз Рог бесследно исчезал именно в этом дворе. Как можно было упустить хромого калеку в непроходном дворе Копытов не представлял. Раззявы, мысленно ругал он нерадивых коллег.
На этот раз Рог не уйдёт. Наружка точно установила подъезд, куда вошёл преступник, а вызванное подкрепление надёжно перекрыло пути возможного бегства. Копытов сам вызвал СОБР и ОМОН, но, как обычно бывает, в последний момент руководство операцией перехватили эти выскочки из главка.
Сказать по правде, больше, чем за исход операции, Копытов переживал за молоденькую жену. Так вышло, по какой-то злой иронии Рог засел именно в его, Копытова, доме.
- Кажется, засекли, - прошуршало в рации, - Мужчина, по описанию совпадает, высокий, сутулый, хромает на левую ногу. Третье окно справа…
Копытов похолодел. Стылый всепоглощающий вакуум растекался в области диафрагмы.
- Наше окно! Бог мой, Иришка!
Каким-то образом Рог, его „крестник", проведал о Копытове всё. И вот теперь захватил в заложники его Иришку. Страшнее мести не мог изобрести сам Сатана.
Повинуясь, скорее, инстинкту, Копытов набрал номер.
- Привет, милый! - голос спокойный и даже весёлый, - А? Нет, я не дома. С подружкой вышла по магазинам…
Уфф... Но свет! Почему свет? Копытов сильно, до боли, вжал окуляры в глаза. Вот же - стоит, весело смеётся, что-то говорит кому-то в глубине комнаты. Прихрамывающий мужской силуэт приблизился, обнял, поднял на руки, понёс…
- Дай-ка ружьишко... Дай, говорю!
Молодой лейтенант, было заупрямившись - не положено, мол, но, взглянув в остекленевшие глаза, покорно протянул винтовку.
- Так и есть. - потерянно застонал Копытов, наблюдая сцену в более сильную оптику снайперского прицела. - Как шлюху последнюю на диван бросил! А эта-то рада-радёшенька!
Говорил ему Михалыч, начальник его, да, прям на свадьбе их так и говорил: Ой, наплачешься ты с молодой, Копытов, помяни моё слово. Куда тебе, седому, соплячка такая? Обиделся тогда Копытов, резких слов Михалычу наговорил, в глаза смеялся... А теперь вот сотня спецназа в свидетелях - сам, этими вот руками вызвал! - завтра весь отдел, все управление над Копытовым-рогоносцем потешаться будет. А спецназ любит, ой как любит именно такие вот захваты: любовничек тёпленький, расслабленный. Эти операции всегда без потерь.
Резкий выстрел поднял с окрестных тополей устроившихся на ночлег галок.
- Товарищ майор! - бросился к Копытову молодой снайпер. Поздно. Всё, о карьере можно забыть...

- Лёшка! Ну что ты за дурачок, Лёшка! Опять за своё! Как Ленка, как дети? Ну, отпусти... Уходи давай. Муж звонил. Уж не знаю, чем ты его тогда обидел, но он не любит, когда ты у нас бываешь. А что с ногой? Как же, не болит! Вижу я. Отпусти, дурак. Верю, верю, не болит. Ну вот, уронил, козёл! Хорошо, не на пол. Уходи, говорю! Ой, слышишь, стреляют? Что это? Всё, пока, всем привет! - и, поцеловав брата на прощание, Ирина закрыла дверь.

- Так, господа, без паники! - охранник подпольного игорного заведения „Рог изобилия", положив мобильник обратно в карман, решительно поднялся. - Здание окружено полицией, поэтому спокойно, не суетясь, спускаемся в подвал и выходим на соседнюю улицу. Не волнуйтесь, результаты будут сохранены, постоянным клиентам, как всегда, скидки…
Рогову в тот вечер удивительно везло. Однорукий бандит, ход за ходом, отдавал ему всю наличность из бездонного чрева. Но встреча с ментами никак не входила в его планы. Он безропотно проследовал к запасному выходу за остальными игроками, припадая на левую ногу. Вынырнув в вечернюю прохладу, Рог услышал отдалённый выстрел.
- Круто они за казино взялись. - резюмировал он и привычно растворился в толпе.

- Как сам застрелился?! Ты что несёшь, сосунок! - Михалыч тряс за грудки заикающегося лейтенанта. - Ветеран двух чеченских - сам?! Говори, сука!
Майор Копытов, безучастный к происходящему, лежал на спине и широко открытыми немигающими глазами смотрел на звёзды. В этот вечер они были замечательно красивы...



© Copyright: Зяма Политов, 2013

Регистрационный номер №0165545

от 22 октября 2013

[Скрыть] Регистрационный номер 0165545 выдан для произведения: Первое, что он увидел, взглянув наверх, в узкую тёмную пасть чердачного люка, были звезды. Огромные, в три карата, августовские звёзды южного города. Заглушаемые внизу, на улицах, рассеянным светом неоновых фонарей, здесь они сияли во всей красе, манили и ждали... Коротко вздохнув - не время! - Копытов неуклюже подтянулся и выпростал своё погрузневшее за последние годы тело на ещё дышащую летним зноем крышу.
- Свои, не дрейфь, - вместо приветствия прогудел он молоденькому снайперу в сером камуфляже с надписью СОБР на спине, - майор Копытов.
Осторожно протопав к вентиляционной трубе, сел и достал из кармана миниатюрный бинокль. Прильнув к окулярам, принялся методично, окно за окном, осматривать дом напротив. Целый месяц гонялся их отдел за опасным рецидивистом Роговым, по кличке Рог, но тот неизменно ускользал от преследователей. Несколько раз Рог бесследно исчезал именно в этом дворе. Как можно было упустить хромого калеку в непроходном дворе Копытов не представлял. Раззявы, мысленно ругал он нерадивых коллег.
На этот раз Рог не уйдёт. Наружка точно установила подъезд, куда вошёл преступник, а вызванное подкрепление надёжно перекрыло пути возможного бегства. Копытов сам вызвал СОБР и ОМОН, но, как обычно бывает, в последний момент руководство операцией перехватили эти выскочки из главка.
Сказать по правде, больше, чем за исход операции, Копытов переживал за молоденькую жену. Так вышло, по какой-то злой иронии Рог засел именно в его, Копытова, доме.
- Кажется, засекли, - прошуршало в рации, - Мужчина, по описанию совпадает, высокий, сутулый, хромает на левую ногу. Третье окно справа…
Копытов похолодел. Стылый всепоглощающий вакуум растекался в области диафрагмы.
- Наше окно! Бог мой, Иришка!
Каким-то образом Рог, его „крестник", проведал о Копытове всё. И вот теперь захватил в заложники его Иришку. Страшнее мести не мог изобрести сам Сатана.
Повинуясь, скорее, инстинкту, Копытов набрал номер.
- Привет, милый! - голос спокойный и даже весёлый, - А? Нет, я не дома. С подружкой вышла по магазинам…
Уфф... Но свет! Почему свет? Копытов сильно, до боли, вжал окуляры в глаза. Вот же - стоит, весело смеётся, что-то говорит кому-то в глубине комнаты. Прихрамывающий мужской силуэт приблизился, обнял, поднял на руки, понёс…
- Дай-ка ружьишко... Дай, говорю!
Молодой лейтенант, было заупрямившись - не положено, мол, но, взглянув в остекленевшие глаза, покорно протянул винтовку.
- Так и есть. - потерянно застонал Копытов, наблюдая сцену в более сильную оптику снайперского прицела. - Как шлюху последнюю на диван бросил! А эта-то рада-радёшенька!
Говорил ему Михалыч, начальник его, да, прям на свадьбе их так и говорил: Ой, наплачешься ты с молодой, Копытов, помяни моё слово. Куда тебе, седому, соплячка такая? Обиделся тогда Копытов, резких слов Михалычу наговорил, в глаза смеялся... А теперь вот сотня спецназа в свидетелях - сам, этими вот руками вызвал! - завтра весь отдел, все управление над Копытовым-рогоносцем потешаться будет. А спецназ любит, ой как любит именно такие вот захваты: любовничек тёпленький, расслабленный. Эти операции всегда без потерь.
Резкий выстрел поднял с окрестных тополей устроившихся на ночлег галок.
- Товарищ майор! - бросился к Копытову молодой снайпер. Поздно. Всё, о карьере можно забыть...

- Лёшка! Ну что ты за дурачок, Лёшка! Опять за своё! Как Ленка, как дети? Ну, отпусти... Уходи давай. Муж звонил. Уж не знаю, чем ты его тогда обидел, но он не любит, когда ты у нас бываешь. А что с ногой? Как же, не болит! Вижу я. Отпусти, дурак. Верю, верю, не болит. Ну вот, уронил, козёл! Хорошо, не на пол. Уходи, говорю! Ой, слышишь, стреляют? Что это? Всё, пока, всем привет! - и, поцеловав брата на прощание, Ирина закрыла дверь.

- Так, господа, без паники! - охранник подпольного игорного заведения „Рог изобилия", положив мобильник обратно в карман, решительно поднялся. - Здание окружено полицией, поэтому спокойно, не суетясь, спускаемся в подвал и выходим на соседнюю улицу. Не волнуйтесь, результаты будут сохранены, постоянным клиентам, как всегда, скидки…
Рогову в тот вечер удивительно везло. Однорукий бандит, ход за ходом, отдавал ему всю наличность из бездонного чрева. Но встреча с ментами никак не входила в его планы. Он безропотно проследовал к запасному выходу за остальными игроками, припадая на левую ногу. Вынырнув в вечернюю прохладу, Рог услышал отдалённый выстрел.
- Круто они за казино взялись. - резюмировал он и привычно растворился в толпе.

- Как сам застрелился?! Ты что несёшь, сосунок! - Михалыч тряс за грудки заикающегося лейтенанта. - Ветеран двух чеченских - сам?! Говори, сука!
Майор Копытов, безучастный к происходящему, лежал на спине и широко открытыми немигающими глазами смотрел на звёзды. В этот вечер они были замечательно красивы...



Рейтинг: +1 149 просмотров
Комментарии (2)
Александр Киселев # 23 октября 2013 в 09:17 +1
Пал жертвой ревности. Не жаль, если честно. Я б застрелил жену)


Ой, слышишь, стреляют? Что это? Всё, пока, всем привет!

Вот тут надо доработать. женщина слышит выстрел, а реакция ненормальная, игривая, еще и брата выпихивает за дверь.

В целом понравилось)
Зяма Политов # 23 октября 2013 в 14:12 0
К сожалению, я был ограничен в объеме условиями конкурса. Поэтому многие вопросы, подобные Вашему, остались на фантазию читателей.
Там, если честно, многие вещи требуют не доработки, но проработки. Только тогда это будет уже не миниатюра в 3000 знаков.
А реакция, в наш век ежедневных петард и салютов вряд ли будет тревожной, особенно у женщины, для которой все подобные звуки одинаковы.
Это ещё ничего. Одному литератору мне пришлось расшифровывать диалог по телефону, чтобы сделать логичным враньё жены.