ГлавнаяВся прозаМалые формыМиниатюры → Переплетение воспоминаний и настоящего

 

Переплетение воспоминаний и настоящего

6 июля 2013 - Роза Хастян
Перевожу прозу уважаемого мною, автора.
Всё идет гладко, пока не сталкиваюсь с описанием природы.
Трудность в том, что мне неизвестны названия многих растений: ни на русском, ни на армянском языках.
«Подумаешь(!) – говорю себе, - дел-то! Слава Богу, это сейчас не проблема! Его величество интернет - ВСЁ знает!»
Нахожу автомат-переводчик.
Слово «бук» он переводит на армянский, как «горло», «буква», «логово».
В общем, мне было выдано всё, кроме того, что нужно было.
Обратилась я к своим домочадцам. К моему удивлению, эту, ботаническую часть русского и армянского языков, они знали хуже меня.
… А переводить именно ЭТО слово надо было с точностью до запаха самого дерева, ибо из НЕГО исходило последующее повествование,(описание природы), где «бук» упоминался десятки раз .
Два дня мучаюсь в поисках перевода слова.

Потом, вдруг вспоминаю о моей библиотеке, которой, увы, давно не пользуюсь.
Лишь изредка пыль протираю с книг.
Пыль на книги садится с такой скоростью, словно пылинки сами решили изучать и выучить их содержимое .
Смутно припоминаю: когда-то я держала в руках армяно-русский словарь, и не какой-нибудь, а изданный под редакцией Академии Наук Армянской ССР. Книга – «дефицит».

Долго искать не пришлось: я помнила объем и цвет словаря и нашла!
Чудо! Я обладательница… раритета! А не знала!
Но, щепетильность ситуации в том, что словарь армяно-русский.
Невозможно найти ПЕРЕВОД слова «бук» из русского на армянский… в армяно-русском словаре.

Книгу пока аккуратно отложила в сторону и стала думать: что же делать?
Нет, я не сдамся. Надо будет, год буду читать КАЖДОЕ слово в словаре, пока не наткнусь на слово… «бук» с правой стороны…
Но, прежде чем начать этот невероятный языковый «подвиг» я решила позвонить всем своим, хорошо знающим оба языка, знакомым. Глядишь, кто-то с ботаникой более близко знаком, чем моя семья…
Мне повезло. Среди знакомых оказался знающий ботанику на обоих языках.
Для интересующихся: на армянском слово «бук» будет–«hачаренИ».

Узнав слово, я, на всякий случай сверила его с армяно-русским словарем: верно!
Слава Богу! Можно продолжить переводить текст.

Но, откуда этот словарь у меня?
Смотрю на цену. Ого! Шестьдесят рублей.
Издание одна тысяча девятьсот восьмидесятого года. По тем временам – целая зарплата.
Я не могла бы приобрести такую дорогую книгу. В то время я была замужем, и у нас было двое детей.
И моя семья не могла позволить себе такую роскошь, как книга за шестьдесят рублей, «отнимая» эту немалую сумму для нашего семейного бюджета, у своих детишек.
Листаю в задумчивости и… на семнадцатой странице, снизу, обнаруживаю карандашом сделанную надпись: из книг Аршавира Минасян…

Начинаю вспоминать своих знакомых с такой фамилией.
Напрягаю память до упора(!) – мне необходимо знать, откуда у меня такая ценность?

И… вспоминаю…

Была у меня троюродная бабушка по имени Ханум.
Женщина, внешне ничем не приметная, тихая, всегда застегнутая на все сотни пуговиц, которые «украшали» её многочисленные платья, надетые на её худое тельце, одно на другое…
Постоянно обвязывалась в два головных платка. Той, которая снизу Ханум закрывала лоб, а той, что сверху – уши и подбородок.
Эта Ханум, несмотря на неприметную внешность, все же была знаменитостью среди нашей родни.
Чем?
Тем, что она успела шесть раз выйти замуж и шесть раз овдоветь. Детей у неё не было ни от одного мужа.
В нашем роду не приветствовались многочисленные браки, но Ханум была исключением, потому что она не разводилась, а вдовела…
Про Ханум не сплетничали. Её немного побаивались, считая, колдуньей.
Только колдунья могла с её внешностью шесть раз выходить замуж за лучших мужчин того времени, каковыми считались образованные и имеющие какие-то посты, мужчины.
И знали, ведь, что Ханум - роковая женщина, что её мужья живут с ней в браке не более трех-четырех лет и умирают… но (!) просили её руки у ближайших её родственников и женились на ней.
Про двух её мужей говорили, что они ради любви и брака с Ханум разводились со своими предыдущими женами…

От всех мужей ей что-то оставалось: от одного - дом, от второго - сад, от третьего - мебель, от четвертого -лошади, от пятого - сарай, а от шестого… вот этого шестого и звали Аршавир Минасян.

От него осталась большая библиотека.
Ханум, выходя замуж в очередной раз, продавала унаследованное имущество от предыдущего мужа, чтобы вместо приданого внести деньги в общий бюджет новой семьи.
«Наследство» от шестого мужа, Аршавира, она сама оценила в ноль рублей. Очень сокрушалась по этому поводу, но кто-то посоветовал ей продать все книги.

Она каждые выходные набирала в два баула книги из библиотеки последнего покойного мужа и шла продавать их на «черный рынок».
Видно, не те были годы: людям не книги были нужны.
Застой был в стране.
Из прилавков магазинов исчезали товары первой необходимости и «охота на « черных рынках» более была за хлебом - насущным, нежели, духовным.

Поэтому, Ханум, как шла на рынок с полными баулами, так и возвращалась с таковыми.
Наконец, она устала от бесполезных поездок туда-сюда, где только на дорогу тратила немалую сумму.
Просто предложила своим соседям, знакомым, родственникам забирать книги, которые те – захотят,(чтобы не мешались « под ногами»)
Слух дошел и до меня. Я не могла упустить такую возможность «на халяву» приобрести книги.
Отправилась к ней со своими детьми.

Вспоминая эту картину варварства над книгами, мне и сейчас становится не по себе.
В комнате, в куче, валом, одна на другой валялись бесценные сокровища. Половина комнаты занимала эта «куча» из книг.
- Бабушка Ханум! Что вы сделали! Вы знаете, сколько стоят эти книги? Они бесценны! – сдерживая своё возмущение по поводу увиденного, сказала я. - Хотя бы сложили их, что ли… Давайте я сложу!
- Нечего! – отрезала Ханум! – Мне от них избавиться надо! Видела я – какие они бесценные! То есть да, без цены они: не стоят и гроша! Я продавала по десять рублей за штуку – и то не брали!
- Но, в них… в книгах… мудрость, история, красота, жизнь… - пыталась я брать на себя роль адвоката книг.
- Знаю, знаю я - ЧТО в них! Аршавир рассказывал, каждый вечер рассказывал, так и помер, до конца не рассказав… - и цинично хихикнув, продолжила. – Что же ты с детьми пришла? Много не унесешь! А я не собираюсь эти книги еще сутки у себя держать. Мне пора уборку делать. Пока новый жених не появился! – и уже громко начала хохотать, подтрунивая то ли над собой, то ли над очередным «клиентом» её руки и сердца…

Я выбрала несколько исторических романов и этот словарь.
Книги были тяжелые, я – с двумя детьми, один из которых на руках…

Сейчас, когда прошло столько лет, и я опять в руках держу этот бесценный армяно-русский словарь из !00000 слов…, наполняюсь непонятными чувствами…
Это – благодарность к Аршавиру Минасян и к его безалаберной, слишком приземленной последней жене, нашей троюродной бабушке - Ханум. Ведь, не раздай она тогда книги, я бы сейчас не держала в руках это сокровище. Более того – не была бы его обладательницей.
Самое интересное в этой истории то, что я не знаю, кому достались остальные книги, и как сложилась их судьба. Я перелистала и исторические романы, которые достались мне в наследство уже от самой Ханум, и на них, на семнадцатой странице была та же надпись.
Значит, Аршавир подписывал все свои книги.

Но еще больше меня волнует вопрос, в ЧЕМ же было обаянье этой Ханум, почему в неё влюблялись достойные мужчины.
Думаю, думаю и… не пойму…
Разве что… она умела слушать своих мужей…. с раскрытым ртом.

Видно, мужчинам нравятся такие....


 

© Copyright: Роза Хастян, 2013

Регистрационный номер №0145741

от 6 июля 2013

[Скрыть] Регистрационный номер 0145741 выдан для произведения:
Перевожу прозу уважаемого мною, автора.
Всё идет гладко, пока не сталкиваюсь с описанием природы.
Трудность в том, что мне неизвестны названия многих растений: ни на русском, ни на армянском языках.
«Подумаешь(!) – говорю себе, - дел-то! Слава Богу, это сейчас не проблема! Его величество интернет - ВСЁ знает!»
Нахожу автомат-переводчик.
Слово «бук» он переводит на армянский, как «горло», «буква», «логово».
В общем, мне было выдано всё, кроме того, что нужно было.
Обратилась я к своим домочадцам. К моему удивлению, эту, ботаническую часть русского и армянского языков, они знали хуже меня.
… А переводить именно ЭТО слово надо было с точностью до запаха самого дерева, ибо из НЕГО исходило последующее повествование,(описание природы), где «бук» упоминался десятки раз .
Два дня мучаюсь в поисках перевода слова.

Потом, вдруг вспоминаю о моей библиотеке, которой, увы, давно не пользуюсь.
Лишь изредка пыль протираю с книг.
Пыль на книги садится с такой скоростью, словно пылинки сами решили изучать и выучить их содержимое .
Смутно припоминаю: когда-то я держала в руках армяно-русский словарь, и не какой-нибудь, а изданный под редакцией Академии Наук Армянской ССР. Книга – «дефицит».

Долго искать не пришлось: я помнила объем и цвет словаря и нашла!
Чудо! Я обладательница… раритета! А не знала!
Но, щепетильность ситуации в том, что словарь армяно-русский.
Невозможно найти ПЕРЕВОД слова «бук» из русского на армянский… в армяно-русском словаре.

Книгу пока аккуратно отложила в сторону и стала думать: что же делать?
Нет, я не сдамся. Надо будет, год буду читать КАЖДОЕ слово в словаре, пока не наткнусь на слово… «бук» с правой стороны…
Но, прежде чем начать этот невероятный языковый «подвиг» я решила позвонить всем своим, хорошо знающим оба языка, знакомым. Глядишь, кто-то с ботаникой более близко знаком, чем моя семья…
Мне повезло. Среди знакомых оказался знающий ботанику на обоих языках.
Для интересующихся: на армянском слово «бук» будет–«hачаренИ».

Узнав слово, я, на всякий случай сверила его с армяно-русским словарем: верно!
Слава Богу! Можно продолжить переводить текст.

Но, откуда этот словарь у меня?
Смотрю на цену. Ого! Шестьдесят рублей.
Издание одна тысяча девятьсот восьмидесятого года. По тем временам – целая зарплата.
Я не могла бы приобрести такую дорогую книгу. В то время я была замужем, и у нас было двое детей.
И моя семья не могла позволить себе такую роскошь, как книга за шестьдесят рублей, «отнимая» эту немалую сумму для нашего семейного бюджета, у своих детишек.
Листаю в задумчивости и… на семнадцатой странице, снизу, обнаруживаю карандашом сделанную надпись: из книг Аршавира Минасян…

Начинаю вспоминать своих знакомых с такой фамилией.
Напрягаю память до упора(!) – мне необходимо знать, откуда у меня такая ценность?

И… вспоминаю…

Была у меня троюродная бабушка по имени Ханум.
Женщина, внешне ничем не приметная, тихая, всегда застегнутая на все сотни пуговиц, которые «украшали» её многочисленные платья, надетые на её худое тельце, одно на другое…
Постоянно обвязывалась в два головных платка. Той, которая снизу Ханум закрывала лоб, а той, что сверху – уши и подбородок.
Эта Ханум, несмотря на неприметную внешность, все же была знаменитостью среди нашей родни.
Чем?
Тем, что она успела шесть раз выйти замуж и шесть раз овдоветь. Детей у неё не было ни от одного мужа.
В нашем роду не приветствовались многочисленные браки, но Ханум была исключением, потому что она не разводилась, а вдовела…
Про Ханум не сплетничали. Её немного побаивались, считая, колдуньей.
Только колдунья могла с её внешностью шесть раз выходить замуж за лучших мужчин того времени, каковыми считались образованные и имеющие какие-то посты, мужчины.
И знали, ведь, что Ханум - роковая женщина, что её мужья живут с ней в браке не более трех-четырех лет и умирают… но (!) просили её руки у ближайших её родственников и женились на ней.
Про двух её мужей говорили, что они ради любви и брака с Ханум разводились со своими предыдущими женами…

От всех мужей ей что-то оставалось: от одного - дом, от второго - сад, от третьего - мебель, от четвертого -лошади, от пятого - сарай, а от шестого… вот этого шестого и звали Аршавир Минасян.

От него осталась большая библиотека.
Ханум, выходя замуж в очередной раз, продавала унаследованное имущество от предыдущего мужа, чтобы вместо приданого внести деньги в общий бюджет новой семьи.
«Наследство» от шестого мужа, Аршавира, она сама оценила в ноль рублей. Очень сокрушалась по этому поводу, но кто-то посоветовал ей продать все книги.

Она каждые выходные набирала в два баула книги из библиотеки последнего покойного мужа и шла продавать их на «черный рынок».
Видно, не те были годы: людям не книги были нужны.
Застой был в стране.
Из прилавков магазинов исчезали товары первой необходимости и «охота на « черных рынках» более была за хлебом - насущным, нежели, духовным.

Поэтому, Ханум, как шла на рынок с полными баулами, так и возвращалась с таковыми.
Наконец, она устала от бесполезных поездок туда-сюда, где только на дорогу тратила немалую сумму.
Просто предложила своим соседям, знакомым, родственникам забирать книги, которые те – захотят,(чтобы не мешались « под ногами»)
Слух дошел и до меня. Я не могла упустить такую возможность «на халяву» приобрести книги.
Отправилась к ней со своими детьми.

Вспоминая эту картину варварства над книгами, мне и сейчас становится не по себе.
В комнате, в куче, валом, одна на другой валялись бесценные сокровища. Половина комнаты занимала эта «куча» из книг.
- Бабушка Ханум! Что вы сделали! Вы знаете, сколько стоят эти книги? Они бесценны! – сдерживая своё возмущение по поводу увиденного, сказала я. - Хотя бы сложили их, что ли… Давайте я сложу!
- Нечего! – отрезала Ханум! – Мне от них избавиться надо! Видела я – какие они бесценные! То есть да, без цены они: не стоят и гроша! Я продавала по десять рублей за штуку – и то не брали!
- Но, в них… в книгах… мудрость, история, красота, жизнь… - пыталась я брать на себя роль адвоката книг.
- Знаю, знаю я - ЧТО в них! Аршавир рассказывал, каждый вечер рассказывал, так и помер, до конца не рассказав… - и цинично хихикнув, продолжила. – Что же ты с детьми пришла? Много не унесешь! А я не собираюсь эти книги еще сутки у себя держать. Мне пора уборку делать. Пока новый жених не появился! – и уже громко начала хохотать, подтрунивая то ли над собой, то ли над очередным «клиентом» её руки и сердца…

Я выбрала несколько исторических романов и этот словарь.
Книги были тяжелые, я – с двумя детьми, один из которых на руках…

Сейчас, когда прошло столько лет, и я опять в руках держу этот бесценный армяно-русский словарь из !00000 слов…, наполняюсь непонятными чувствами…
Это – благодарность к Аршавиру Минасян и к его безалаберной, слишком приземленной последней жене, нашей троюродной бабушке - Ханум. Ведь, не раздай она тогда книги, я бы сейчас не держала в руках это сокровище. Более того – не была бы его обладательницей.
Самое интересное в этой истории то, что я не знаю, кому достались остальные книги, и как сложилась их судьба. Я перелистала и исторические романы, которые достались мне в наследство уже от самой Ханум, и на них, на семнадцатой странице была та же надпись.
Значит, Аршавир подписывал все свои книги.

Но еще больше меня волнует вопрос, в ЧЕМ же было обаянье этой Ханум, почему в неё влюблялись достойные мужчины.
Думаю, думаю и… не пойму…
Разве что… она умела слушать своих мужей…. с раскрытым ртом.

Видно, мужчинам нравятся такие....


 

Рейтинг: 0 218 просмотров
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!