ГлавнаяВся прозаМалые формыМиниатюры → Мне снились сны...

 

Мне снились сны...

26 июля 2014 - Работник Неба
article228985.jpg
Когда я поступил на работу, мне перестали снится сны. Раньше, в те блаженные и убогие времена, когда я проводил дни на скамейке, разглядывая прохожих, а вечерами вёл беседы с завсегдатаями прокуренного жёлтого бара, - так же, как я, пропивающими своё пособие по безработице, - вот тогда мне каждую ночь снилось что-нибудь интересное. Как бы в компенсацию за бездеятельную, полую жизнь наяву,  - во снах я летал по мирам, переносился в далёкие эпохи, пил волшебный напиток, разговаривал на иностранных языках… Я, конечно, далеко не всё запоминал из своих ночных иномирных приключений, но я всегда помнил: тогда мне было интересно. Нет, «интересно» - слишком бледное слово, чтобы описать безумное золотое иномирье, принимавшее меня по ночам. По сравнению с ним действительность была: вульгарной стекляшкой против искрящегося алмаза, пластмассовой поделкой – против живого цветка, убогой копией – против сияющей Платоновой идеи…
Иногда я даже записывал свои сны, - наспех, небрежно, не заботясь о стиле и грамотности. Для меня эти записи были не самоценными текстами, а просто напоминаниями о том, какое богатство есть у меня в дальних сновиденческих мирах. Порой достаточно было нацарапать в блокноте одно название: «Сон о синей свече», «Сон о драконе», - или запомнившуюся фразу из сна, например: «Вчера было кирпичное солнцестояние». Этого достаточно: уже понятно, о каком именно сне идёт речь. У меня было много таких, непонятных посторонним, заметок; моё богатство подрастало с каждой ночью…
И вот теперь это богатство у меня отняли. Сперва я даже не заметил, что произошло: новые лица, новое место и новый режим дня занимали всё моё внимание. А по утрам приходилось торопиться к автобусу через хляби и сугробы, вместо того, чтобы, как прежде, спокойно сесть на постели и припомнить всё наснившееся за ночь.
И лишь в выходной, когда я вновь осел в своей запылённой комнате и полистал записную книжку, я убедился: меня обокрали. Все записи в блокноте обрывались на том самом дне, когда я заключил трудовой договор. Да, точно: я подписал трудовой договор – и больше мне уже не снились сны! Ей-богу, как будто я в тот день подписал договор с нечистым, позволив ему в обмен на химерические блага забрать у меня самое ценное!
Лишь вечером в воскресенье, когда я ненадолго задремал на стуле, ко мне пришёл крошечный невнятный отрывок сновидения: сон-калека, сон-умалишённый, - но даже он подвергся влиянию нечистого: снились мне стены и коридоры на моей новой работе.
………………………………………………………………………………………..
                                    30 декабря 2010, РГГУ
 

© Copyright: Работник Неба, 2014

Регистрационный номер №0228985

от 26 июля 2014

[Скрыть] Регистрационный номер 0228985 выдан для произведения:

Когда я поступил на работу, мне перестали снится сны. Раньше, в те блаженные и убогие времена, когда я проводил дни на скамейке, разглядывая прохожих, а вечерами вёл беседы с завсегдатаями прокуренного жёлтого бара, - так же, как я, пропивающими своё пособие по безработице, - вот тогда мне каждую ночь снилось что-нибудь интересное. Как бы в компенсацию за бездеятельную, полую жизнь наяву,  - во снах я летал по мирам, переносился в далёкие эпохи, пил волшебный напиток, разговаривал на иностранных языках… Я, конечно, далеко не всё запоминал из своих ночных иномирных приключений, но я всегда помнил: тогда мне было интересно. Нет, «интересно» - слишком бледное слово, чтобы описать безумное золотое иномирье, принимавшее меня по ночам. По сравнению с ним действительность была: вульгарной стекляшкой против искрящегося алмаза, пластмассовой поделкой – против живого цветка, убогой копией – против сияющей Платоновой идеи…

Иногда я даже записывал свои сны, - наспех, небрежно, не заботясь о стиле и грамотности. Для меня эти записи были не самоценными текстами, а просто напоминаниями о том, какое богатство есть у меня в дальних сновиденческих мирах. Порой достаточно было нацарапать в блокноте одно название: «Сон о синей свече», «Сон о драконе», - или запомнившуюся фразу из сна, например: «Вчера было кирпичное солнцестояние». Этого достаточно: уже понятно, о каком именно сне идёт речь. У меня было много таких, непонятных посторонним, заметок; моё богатство подрастало с каждой ночью…

И вот теперь это богатство у меня отняли. Сперва я даже не заметил, что произошло: новые лица, новое место и новый режим дня занимали всё моё внимание. А по утрам приходилось торопиться к автобусу через хляби и сугробы, вместо того, чтобы, как прежде, спокойно сесть на постели и припомнить всё наснившееся за ночь.

И лишь в выходной, когда я вновь осел в своей запылённой комнате и полистал записную книжку, я убедился: меня обокрали. Все записи в блокноте обрывались на том самом дне, когда я заключил трудовой договор. Да, точно: я подписал трудовой договор – и больше мне уже не снились сны! Ей-богу, как будто я в тот день подписал договор с нечистым, позволив ему в обмен на химерические блага забрать у меня самое ценное!

Лишь вечером в воскресенье, когда я ненадолго задремал на стуле, ко мне пришёл крошечный невнятный отрывок сновидения: сон-калека, сон-умалишённый, - но даже он подвергся влиянию нечистого: снились мне стены и коридоры на моей новой работе.

………………………………………………………………………………………..

                                    30 декабря 2010, РГГУ

 

Рейтинг: 0 110 просмотров
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!