Макарона

 Макарона

     Мы с Ленькой спорим давно, еще со студенческих времен, при каждой встрече. Почему так происходит, оба не знаем, но предмет для спора находится всегда. Вот и сейчас, выходя из заводской столовой, ответив, что на обед котлеты с макаронами, замечаю хитрый блеск в глазах друга.
     - А ты знаешь, как правильно единственное число от слова “макароны”? – улыбаясь, провоцирует  он.
     - Конечно, “макарон”, то есть “он”, - отвечаю  я.
     - Ну,  ты, брат, не прав, - с полуоборота заводится Ленька. “Она” -  женщина,  “макарона”!
     - Ты, как всегда, ошибаешься.  Макароны – самая флотская еда, калибр 7.62, при чем здесь женский род?
     - Да моряки в автономке ни о чем, кроме баб, думать не могут, макарона!
     Похоже на правду, мягкое, гибкое, теплое, скорее женское… Но чутье мне подсказывает, все-таки – он!
     Спор затягивается и назревает переход на оскорбления личности.
     - А давай, зайдем в библиотеку и посмотрим в словаре? – иногда находчивость Леонида  удивляет.
     Так, смотрим  Толковый словарь русского языка под ред. Д. Н. Ушакова… Макароны - макарон, единственное число - нет (ит. maccheroni).
     - Не может быть, чтобы не было!- не сдается Ленька, - Давай посмотрим другой словарь.
     - Словари разные, но язык-то один, - глубокомысленно изрекаю я,  втайне  надеясь  на отсутствие предмета спора.
     - Что скажет нам Толковый словарь Ожегова С.И?  Макароны,  жен. Макаронина - одна трубочка макарон.
     - Вот  так! – торжествует  Леонид. И подумав,  великодушно предлагает: - Ничья? С меня пиво!

     Вечером, в общаге, на Кирилло-Мефодиевской, закусывая пиво и водку макаронами по-флотски, мы задушевно цитировали друг другу:
     - О великий, могучий, правдивый и свободный!
     - Как не верить, чтобы такой язык!

     Но макароны после этого, все-таки, недолюбливаю.

     2010

© Copyright: Александр Петруша, 2012

Регистрационный номер №0051725

от 29 мая 2012

[Скрыть] Регистрационный номер 0051725 выдан для произведения:

 Макарона

     Мы с Ленькой спорим давно, еще со студенческих времен, при каждой встрече. Почему так происходит, оба не знаем, но предмет для спора находится всегда. Вот и сейчас, выходя из заводской столовой, ответив, что на обед котлеты с макаронами, замечаю хитрый блеск в глазах друга.
     - А ты знаешь, как правильно единственное число от слова “макароны”? – улыбаясь, провоцирует  он.
     - Конечно, “макарон”, то есть “он”, - отвечаю  я.
     - Ну,  ты, брат, не прав, - с полуоборота заводится Ленька. “Она” -  женщина,  “макарона”!
     - Ты, как всегда, ошибаешься.  Макароны – самая флотская еда, калибр 7.62, при чем здесь женский род?
     - Да моряки в автономке ни о чем, кроме баб, думать не могут, макарона!
     Похоже на правду, мягкое, гибкое, теплое, скорее женское… Но чутье мне подсказывает, все-таки – он!
     Спор затягивается и назревает переход на оскорбления личности.
     - А давай, зайдем в библиотеку и посмотрим в словаре? – иногда находчивость Леонида  удивляет.
     Так, смотрим  Толковый словарь русского языка под ред. Д. Н. Ушакова… Макароны - макарон, единственное число - нет (ит. maccheroni).
     - Не может быть, чтобы не было!- не сдается Ленька, - Давай посмотрим другой словарь.
     - Словари разные, но язык-то один, - глубокомысленно изрекаю я,  втайне  надеясь  на отсутствие предмета спора.
     - Что скажет нам Толковый словарь Ожегова С.И?  Макароны,  жен. Макаронина - одна трубочка макарон.
     - Вот  так! – торжествует  Леонид. И подумав,  великодушно предлагает: - Ничья? С меня пиво!

     Вечером, в общаге, на Кирилло-Мефодиевской, закусывая пиво и водку макаронами по-флотски, мы задушевно цитировали друг другу:
     - О великий, могучий, правдивый и свободный!
     - Как не верить, чтобы такой язык!

     Но макароны после этого, все-таки, недолюбливаю.

     2010

Рейтинг: 0 872 просмотра
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!