Лучница

11 декабря 2011 - Евгений Боровой

  Под сенью причудливо изогнутых деревьев причудливо извивается гулливая Птичь.
  И отношения наши причудливые: изогнуты, как лук, натянуты, как тетива. А стрелы – взоры твои.
  Солнце сияет. Ты достаешь из колчана стрелу и натягиваешь тетиву. Лук изгибается все больше, но конца стрелы не видно – твой взгляд бесконечен, он ни во что не упирается. В твоих глазах умопомрачительная бездна. Тетива звенит от напряжения. Вот сейчас ты отпустишь руку – и вспоет стрела!
  Но… ты закрываешь глаза: исчезает умопомрачительная бездна, только солнце сияет да причудливо извивается гулливая Птичь.

  У реки застенчивая ива
  Суженого трепетно ждала:
  Не красна, не броска, не игрива,
  А робка, печальна и... мила.
  Шустрый клён со взором ястребиным
  Багровел от страсти, но... не к ней,
  А к соседке — пламенной рябине,
  С кем фривольней, проще, веселей.
  Ты, родная, — ива, не рябина,
  Но, поверь, любима ты, любима!

  Прикасаюсь губами к твоей горячей обнаженной спине – и вновь бездна разверзлась предо мною. Твой голос спокоен, лишь звучит глуше, чем обычно:
  ─ Зачем ты меня…
  Хотела сказать иное слово, но произнесла «соблазняешь». И снова твой непостижимый, бесконечный, как вселенная, взгляд. Он струится не из глаз, а из каких-то неземных неоглядных далей. Он звучит, он будоражит, он испепеляет, он… сдерживает…
  С той поры много воды унеслось меж извивных берегов Птичи. А отношения наши по-прежнему причудливые: изогнуты, как лук, натянуты, как тетива. А стрелы – взоры твои…

 

© Copyright: Евгений Боровой, 2011

Регистрационный номер №0003140

от 11 декабря 2011

[Скрыть] Регистрационный номер 0003140 выдан для произведения:

  Под сенью причудливо изогнутых деревьев причудливо извивается гулливая Птичь.
  И отношения наши причудливые: изогнуты, как лук, натянуты, как тетива. А стрелы – взоры твои.
  Солнце сияет. Ты достаешь из колчана стрелу и натягиваешь тетиву. Лук изгибается все больше, но конца стрелы не видно – твой взгляд бесконечен, он ни во что не упирается. В твоих глазах умопомрачительная бездна. Тетива звенит от напряжения. Вот сейчас ты отпустишь руку – и вспоет стрела!
  Но… ты закрываешь глаза: исчезает умопомрачительная бездна, только солнце сияет да причудливо извивается гулливая Птичь.

  У реки застенчивая ива
  Суженого трепетно ждала:
  Не красна, не броска, не игрива,
  А робка, печальна и... мила.
  Шустрый клён со взором ястребиным
  Багровел от страсти, но... не к ней,
  А к соседке — пламенной рябине,
  С кем фривольней, проще, веселей.
  Ты, родная, — ива, не рябина,
  Но, поверь, любима ты, любима!

  Прикасаюсь губами к твоей горячей обнаженной спине – и вновь бездна разверзлась предо мною. Твой голос спокоен, лишь звучит глуше, чем обычно:
  ─ Зачем ты меня…
  Хотела сказать иное слово, но произнесла «соблазняешь». И снова твой непостижимый, бесконечный, как вселенная, взгляд. Он струится не из глаз, а из каких-то неземных неоглядных далей. Он звучит, он будоражит, он испепеляет, он… сдерживает…
  С той поры много воды унеслось меж извивных берегов Птичи. А отношения наши по-прежнему причудливые: изогнуты, как лук, натянуты, как тетива. А стрелы – взоры твои…

 

Рейтинг: 0 209 просмотров
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!