Каникулы

        Маня ходила в школу,  пока было тепло.  С наступлением холодов учение её прерывалось, потому что в семье были две школьницы, а  обувка   одна:  пара старых ботинок большого размера. Дома грамотностью с Маней  иногда занималась сестра Нинка.  Читать по слогам  и писать Маня уже  умела, многие в хуторе на этом заканчивали своё обучение. Но маме очень хотелось, чтобы её  девки имели образование хотя бы четыре класса. В предвоенные годы  конторская тарелка со столба на весь хутор   вещала о хорошем будущем, в котором нужны были грамотные люди.  Средняя  сестра Нинка ходила в четвёртый класс, училась  лучше Мани, и потому ей позволялось ходить в школу чаще. У мамы было четверо детей: три дочки и сынок Мишка, самый младший в семье.  Старшая,  Прасковья, давно работала в колхозе.  Отец умер в голодуху 33 года, воевал  в  гражданскую,  вернулся  израненный.  Женился, пошли  дети. А тут голод. Без помощи родственников и односельчан не выкарабкались бы.  В самый трудный момент помог бригадир Иван Анисимович: на  току разрешил матери  набрать в  подол юбки  початков кукурузы. Бригадира посадили в тюрьму, а дети дожили до весны.

      Мама и Прасковья очень часто вечерами засиживались допоздна, «справляли» приданое, расшивали чёрной  и красной вышивкой  полотенца, наволочки,  чтобы было не хуже, чем у других. На сестру-невесту уходили те немногие гроши, которые появлялись в семье после продажи домашней  птицы   или  зерна, полученного на трудодни.  Потом решили всё же купить Мане обувку, но тут сосед  собрался в Москву за «манухвактурой». А на хуторе повелось так: если кто едет в Москву, то селяне   приходили делать заказ и приносили деньги на покупки.  Ситец, миткаль, сатин или бязь привозили из столицы  большими отрезами, и ходили девки  на гулянку все в  платьях одного цвета. Мама отнесла накопленные денежки на  ситец для Прасковьи,  а Маня опять осталась без обуви. До первого снега бегала в школу в поршнях, которые из овчинки  сшил родственник. Но у них скоро протёрлась подошва. Мама по этому поводу говорила: «На ней всё будто горит».   Дома у неё  были обязанности смотреть за курами, за порядком в хате и за маленьким Мишкой.  Покормить птицу она выскакивала босиком, но в школу по морозу  босиком  бегать не отваживалась.  А когда пришла накануне Крещения  в класс (Нинка заболела), то на первом же уроке учительница дала задание, написать маленькое сочинение «Как я провела зимние  каникулы». Маня плохо себе представляла, что такое каникулы, и как их надо проводить. Но по тому, как об этом на уроке рассказывали дети, Маня поняла, что это весёлое  время. Она аккуратно макнула в чернильницу перо, долго держала его  над тетрадным листком  и   написала всего одно предложение: «Я лежала на печи, да и попёрдывала».  О том, как громко смеялись дети, когда учительница прочитала  им  это сочинение, Маня не слышала:  в школу она  не ходила до весны.

 

 

 

© Copyright: Владимир Суслов, 2014

Регистрационный номер №0214467

от 12 мая 2014

[Скрыть] Регистрационный номер 0214467 выдан для произведения:

        Маня ходила в школу,  пока было тепло.  С наступлением холодов учение её прерывалось, потому что в семье были две школьницы, а  обувка   одна:  пара старых ботинок большого размера. Дома грамотностью с Маней  иногда занималась сестра Нинка.  Читать по слогам  и писать Маня уже  умела, многие в хуторе на этом заканчивали своё обучение. Но маме очень хотелось, чтобы её  девки имели образование хотя бы четыре класса. В предвоенные годы  конторская тарелка со столба на весь хутор   вещала о хорошем будущем, в котором нужны были грамотные люди.  Средняя  сестра Нинка ходила в четвёртый класс, училась  лучше Мани, и потому ей позволялось ходить в школу чаще. У мамы было четверо детей: три дочки и сынок Мишка, самый младший в семье.  Старшая,  Прасковья, давно работала в колхозе.  Отец умер в голодуху 33 года, воевал  в  гражданскую,  вернулся  израненный.  Женился, пошли  дети. А тут голод. Без помощи родственников и односельчан не выкарабкались бы.  В самый трудный момент помог бригадир Иван Анисимович: на  току разрешил матери  набрать в  подол юбки  початков кукурузы. Бригадира посадили в тюрьму, а дети дожили до весны.

      Мама и Прасковья очень часто вечерами засиживались допоздна, «справляли» приданое, расшивали чёрной  и красной вышивкой  полотенца, наволочки,  чтобы было не хуже, чем у других. На сестру-невесту уходили те немногие гроши, которые появлялись в семье после продажи домашней  птицы   или  зерна, полученного на трудодни.  Потом решили всё же купить Мане обувку, но тут сосед  собрался в Москву за «манухвактурой». А на хуторе повелось так: если кто едет в Москву, то селяне   приходили делать заказ и приносили деньги на покупки.  Ситец, миткаль, сатин или бязь привозили из столицы  большими отрезами, и ходили девки  на гулянку все в  платьях одного цвета. Мама отнесла накопленные денежки на  ситец для Прасковьи,  а Маня опять осталась без обуви. До первого снега бегала в школу в поршнях, которые из овчинки  сшил родственник. Но у них скоро протёрлась подошва. Мама по этому поводу говорила: «На ней всё будто горит».   Дома у неё  были обязанности смотреть за курами, за порядком в хате и за маленьким Мишкой.  Покормить птицу она выскакивала босиком, но в школу по морозу  босиком  бегать не отваживалась.  А когда пришла накануне Крещения  в класс (Нинка заболела), то на первом же уроке учительница дала задание, написать маленькое сочинение «Как я провела зимние  каникулы». Маня плохо себе представляла, что такое каникулы, и как их надо проводить. Но по тому, как об этом на уроке рассказывали дети, Маня поняла, что это весёлое  время. Она аккуратно макнула в чернильницу перо, долго держала его  над тетрадным листком  и   написала всего одно предложение: «Я лежала на печи, да и попёрдывала».  О том, как громко смеялись дети, когда учительница прочитала  им  это сочинение, Маня не слышала:  в школу она  не ходила до весны.

 

 

 

Рейтинг: +2 145 просмотров
Комментарии (1)
Ася # 13 мая 2014 в 09:43 0
Мастерски! Обычаи, традиции, незатейливый сюжет - всё в маленьком рассказе.

Удачи, Вам, Владимир!