ГлавнаяПрозаМалые формыМиниатюры → Два часа, из ставшей обычной, жизни...

 

Два часа, из ставшей обычной, жизни...

1 ноября 2012 - Роза Хастян
Ситуация…
Безвыходных… нет.  Все знают об этом…
И я знаю!
Найду, найду выход!
 
Шесть часов утра. Бессонная ночь. Почти... бессонная ночь…   Два часа сна. Ничего! Это уже - стало нормой.
Бегом, умыться!  Можно, не причесываться -  не на смотринах!
Мужу  приготовить кофе. Кофе – его завтрак. Ему - на работу: «пахать», как вол. Для нас старается, для семьи…
Муж - мой лучший друг. Незаменимый, надежный, как никто.
Если бы не его плечо, всегда и во всем подставленное мне, не выдержать этого бешеного напряжения, под названием: «тихая жизнь домохозяйки»…
Кофе приготовлен. Одежда выглажена. Остается сказать: «Доброе утро! Удачного дня тебе!» и услышать в ответ: «Тебе удачи, милая!»
Уехал, поцеловав мне в подбородок. Самый нежный поцелуй, испытанный мной когда-либо…
Он, этот поцелуй, многозначный: «Нежная моя, я всегда  с тобой!  Береги себя и жди меня!»

Дальше…

Поднять и помыть-умыть, внука четырехлетнего…  Он заболел. В детский садик - нельзя. Его мать работает, на больничные - не отпускают.(Работа такая «незаменимая"! Ха!)
За внуком надо не только «посмотреть» несколько дней, но и вылечить…
- Андрюша,  мой сладенький, идем умываться!
Идет, не капризничает. Но в ванной... некоторые несогласия между нами все же происходят…
Несогласия преодолены малыми усилиями: «опустилась» на  детский уровень – гримасничала.

Дальше…
Моя… Люси…
С ней в ванной «возиться» придется  дольше…
Она «недотрога».  Взвизгивает при каждом прикосновении к ней, а волосы длинные, в косички  заплетаем…
- Белочка моя! Красавица моя! -  и чмок, в полуоткрытые глаза.
Видит Андрюшу и молниеносно вскакивает с постели. Как же! Маму, т.е. меня надо "отвоевать" у Андрюшки - "самозванца"...

В ванную!  «Бои» местного значения: «не хочу!» «не буду!» «сама!».
«Надо, солнышко, надо!»,«сама  - не получится!», «Давай - вместе!».

Теперь, моя мамочка...
Она хоть и «лежачая», с ней легче. Послушная она, беспрекословно выполняет все мои просьбы-задания. 
Всё! И мамочка умыта…

Мамочке нельзя нервничать.  Ей - полный покой нужен. Люси с Андрюшей со мной идут в мамину комнату. Их некому удерживать... в других. 
Прошу стоять тихо, в уголочке, пока причешу  мамочку.
Стоят. Хихикают. Толкаются. Я быстро справляюсь с нежными и седыми волосами мамы. Прическа моей красавицы-мамы готова: а ля школьница - тоже в косичку.

Теперь завтрак. Скорее. Чтобы каждый из всех моих любимых мог принять свои лекарства.
Завтрак. Маме только бульоны пока можно, и жидкие каши.
Люси - что-нибудь  другое, тоже мягкое: вечная проблема с полостью рта, с зубами,  лечить которые не берется ни один стоматолог. Поэтому почти половина зубов удалена…
Андрюша всё кушает, не капризничал бы…

Манная каша готова.  Кисель закипел. Масло намазано на ломтики хлеба. Чай остужен.

Начинается самое трудное.

Никто из троих - САМОСТОЯТЕЛЬНО кушать не может,(Андрюша просто не желает).
Как быть?  Всех сразу в мамину комнату – нельзя. 
Кого кормить первым?

Все же… маму…
Именно она сейчас БОЛЬШЕ, чем Люси и Андрюша нуждаются в помощи. Причем, ВО ВСЁМ!

С кашей и киселю – к маме. «Мелюзга» - за мной.
Строгим голосом говорю: "Сидеть в общей комнате, на диване! Тихо сидеть, не толкаться, не «чесать языками», не  ругаться! 
Ревнуют они меня, Люси с Андрюшей, к маме…

Не хочу их психику травмировать, но выхода нет: «Сейчас бабушке я больше нужна, чем вам.  Покормлю её, потом - вас.
А потом все пойдем к ней в комнату и я буду рассказывать вам интересные вещи, играть буду с вами.»

- Только мне одному расскажи! – это Андрюша, - и со мной, одним играй!
- Она моя мама! – говорит Люси и пытается ударить Адндрюшу...

- Я ВАША! Я - всехнина! - успокаиваю их.

Оставляю их на диване, иду кормить маму. 
Молодец мамочка. Всё, что принесла ей, съела.

Так…
Теперь лекарства. Их много.  Уже знаю очередность их приема. Еще ж уколы, капельница...
Но их ставит медсестра, к пяти часам будет. А завтра массаж и ЛФК начнем делать. Тоже специалист будет.  Прорвемся!

Мамочка накормлена,  лекарства приняты,  поцелована мной… в лобик, руки…

Теперь, к моим «белочкам». Эгоисты маленькие. Видят, что бабушка  ела из моих рук, тоже так хотят. Чтобы я кормила. Некогда мне изображать из себя «воспитателя» по Макаренко.

Хотят, так хотят.
Ложку каши Люсе.  Хлеб с маслом – в ротик Андрюше. Чай из ложки – Люсе. Кисель из чашки – Андрюше…

Мало по малу, завтрак преодолен!
Лекарства… С Люсей – привычно. «Бесчеловечно», но другого выхода нет.  Таблетку ей в рот, закрываю ладонью рот и носик. На мгновение перекрываю ей воздух, и она невольно делает глотательное движение… 
Ох…
Проглочена таблетка…
Теперь, Андрюша.  С ним и этот «фокус» с перекрыванием воздуха не пройдет. Он может упасть ниц в истерике, но ничего не проглотит. Скорее – задохнется…
Иду на жесткий метод.
- Если ты не проглотишь лекарство, ты больше никогда не придешь ко мне. Потому что я перестану тебя любить.
Губы  ребенка дрожать начинают… Тоже мне, придумала, старая!  На психику давить! А если разревется? Ой! Страшно даже представить, что будет…
За ним, Люся начнет… а это – на полдня…
Но… чудо!
- Проглочу! Только дай мне конфетку! – это Андрюша.
Дам, дам!(Хотя, ужасно не хочу давать конфет, Люси, ведь, рядом, а ей нельзя…)
Но, считаю этот вариант более приемлемым, нежели Андрюшку  не вылечить…

Все!  Утро прошло успешно. Все, что надо было сделать, сделано…

Надо готовиться к обеду. Прежде – прибрать в доме. Дети со мной. Все это время, пока заправляю, поправляю, вытираю, мою – не перестаю  рассказывать выдуманные байки Андрюше и Люси. Они, разинув рты, ходят за мной из комнаты в комнату, из ванной – в кухню.

По ходу, заглядываю  в мамину комнату. Она не спит. Подхожу, подшучиваю, как  блестят её глаза, как она хороша, и как её сосед, дед Виктор ждет, не дождется её пирогов. 
Мама криво улыбается,  еле-еле  шевелит ладонью: "Иди, де, что с тебя, с глупой, взять?  Бабушка уже, а «солидности»  никакой!" 
Я опять чмокаю её, на этот раз в щеку, и, счастливой, иду делать дела дальше. Как не быть счастливой? Всего двенадцать дней назад мамочка  лежала неподвижно и без сознания…

Дальше…
«Мелюзга» за мной…
Стиральная машинка заправлена, включена.
Успеть  надо. Скоро на обед придут. Муж. Возможно – сын.   Чем их обрадовать? Чтобы быстро и вкусно?   Чахохбили! Грузинское  блюдо. Из курицы.

И, оладьи. Их любят все! И стар и млад. И здоровые и больные.

Обед готов. Еще ЦЕЛЫХ полчаса, моих, свободных. Только… куда мелюзгу девать?
Эврика! Пластилин! 
Вываливаю на стол две пачки пластилина,  Люси с Андрюшей сажаю за стол.
- Лепите шарики! Разные! По величине и цвету! Приду - проверю! Пока - меня не звать! К бабушке не заходить!

Радуются! Начинается их творческий труд! 
Потом, когда приду, мне опять что-то придумать надо, чтобы  между ними не началась «война», когда я буду их хвалить каждого из них...
Но я уже придумала: не буду хвалить по отдельности, буду хвалить их общий труд…

А пока… быстрее, к моему  «умному» креслу…
Вот, где я  набираюсь силы. 
Присесть.
Всего на минуточку, и этого – достаточно.
Дальше – я опять «в строю»…

Кресло.  Сижу. Закрываю глаза. Углубляюсь в себя. Что НЕ ТАК сделано? Что изменить?
«Все правильно!» - «говорит» кресло! – «Ты сильная!, Ты очень сильная!»
"Иди, лишь, вылей, накопившееся - «в эфир», как ты любишь говорить про интернет…

Нельзя ВСЁ оставлять внутри себя! Ты сильная, но не безразмерная… Потихоньку  «выливай» из себя… чтобы освободить место в Душе для новых эмоциональных праздников…"

И я пишу «в эфир»…
 


 

© Copyright: Роза Хастян, 2012

Регистрационный номер №0089395

от 1 ноября 2012

[Скрыть] Регистрационный номер 0089395 выдан для произведения:
Ситуация…
Безвыходных… нет.  Все знают об этом…
И я знаю!
Найду, найду выход!
 
Шесть часов утра. Бессонная ночь. Почти... бессонная ночь…   Два часа сна. Ничего! Это уже - стало нормой.
Бегом, умыться!  Можно, не причесываться -  не на смотринах!
Мужу  приготовить кофе. Кофе – его завтрак. Ему - на работу: «пахать», как вол. Для нас старается, для семьи…
Муж - мой лучший друг. Незаменимый, надежный, как никто.
Если бы не его плечо, всегда и во всем подставленное мне, не выдержать этого бешеного напряжения, под названием: «тихая жизнь домохозяйки»…
Кофе приготовлен. Одежда выглажена. Остается сказать: «Доброе утро! Удачного дня тебе!» и услышать в ответ: «Тебе удачи, милая!»
Уехал, поцеловав мне в подбородок. Самый нежный поцелуй, испытанный мной когда-либо…
Он, этот поцелуй, многозначный: «Нежная моя, я всегда  с тобой!  Береги себя и жди меня!»

Дальше…

Поднять и помыть-умыть, внука четырехлетнего…  Он заболел. В детский садик - нельзя. Его мать работает, на больничные - не отпускают.(Работа такая «незаменимая"! Ха!)
За внуком надо не только «посмотреть» несколько дней, но и вылечить…
- Андрюша,  мой сладенький, идем умываться!
Идет, не капризничает. Но в ванной... некоторые несогласия между нами все же происходят…
Несогласия преодолены малыми усилиями: «опустилась» на  детский уровень – гримасничала.

Дальше…
Моя… Люси…
С ней в ванной «возиться» придется  дольше…
Она «недотрога».  Взвизгивает при каждом прикосновении к ней, а волосы длинные, в косички  заплетаем…
- Белочка моя! Красавица моя! -  и чмок, в полуоткрытые глаза.
Видит Андрюшу и молниеносно вскакивает с постели. Как же! Маму, т.е. меня надо "отвоевать" у Андрюшки - "самозванца"...

В ванную!  «Бои» местного значения: «не хочу!» «не буду!» «сама!».
«Надо, солнышко, надо!»,«сама  - не получится!», «Давай - вместе!».

Теперь, моя мамочка...
Она хоть и «лежачая», с ней легче. Послушная она, беспрекословно выполняет все мои просьбы-задания. 
Всё! И мамочка умыта…

Мамочке нельзя нервничать.  Ей - полный покой нужен. Люси с Андрюшей со мной идут в мамину комнату. Их некому удерживать... в других. 
Прошу стоять тихо, в уголочке, пока причешу  мамочку.
Стоят. Хихикают. Толкаются. Я быстро справляюсь с нежными и седыми волосами мамы. Прическа моей красавицы-мамы готова: а ля школьница - тоже в косичку.

Теперь завтрак. Скорее. Чтобы каждый из всех моих любимых мог принять свои лекарства.
Завтрак. Маме только бульоны пока можно, и жидкие каши.
Люси - что-нибудь  другое, тоже мягкое: вечная проблема с полостью рта, с зубами,  лечить которые не берется ни один стоматолог. Поэтому почти половина зубов удалена…
Андрюша всё кушает, не капризничал бы…

Манная каша готова.  Кисель закипел. Масло намазано на ломтики хлеба. Чай остужен.

Начинается самое трудное.

Никто из троих - САМОСТОЯТЕЛЬНО кушать не может,(Андрюша просто не желает).
Как быть?  Всех сразу в мамину комнату – нельзя. 
Кого кормить первым?

Все же… маму…
Именно она сейчас БОЛЬШЕ, чем Люси и Андрюша нуждаются в помощи. Причем, ВО ВСЁМ!

С кашей и киселю – к маме. «Мелюзга» - за мной.
Строгим голосом говорю: "Сидеть в общей комнате, на диване! Тихо сидеть, не толкаться, не «чесать языками», не  ругаться! 
Ревнуют они меня, Люси с Андрюшей, к маме…

Не хочу их психику травмировать, но выхода нет: «Сейчас бабушке я больше нужна, чем вам.  Покормлю её, потом - вас.
А потом все пойдем к ней в комнату и я буду рассказывать вам интересные вещи, играть буду с вами.»

- Только мне одному расскажи! – это Андрюша, - и со мной, одним играй!
- Она моя мама! – говорит Люси и пытается ударить Адндрюшу...

- Я ВАША! Я - всехнина! - успокаиваю их.

Оставляю их на диване, иду кормить маму. 
Молодец мамочка. Всё, что принесла ей, поела.

Так…
Теперь лекарства. Их много.  Уже знаю очередность их приема. Еще ж уколы, капельница...
Но их ставит медсестра, к пяти часам будет. А завтра массаж и ЛФК начнем делать. Тоже специалист будет.  Прорвемся!

Мамочку накормлена,  лекарства приняты,  поцелована мной… в лобик, руки…

Теперь, к моим «белочкам». Эгоисты маленькие. Видят, что бабушка  ела из моих рук, тоже так хотят. Чтобы я кормила. Некогда мне изображать из себя «воспитателя» по Макаренко.

Хотят, так хотят.
Ложку каши Люсе.  Хлеб с маслом – в ротик Андрюше. Чай из ложки – Люсе. Кисель из чашки – Андрюше…

Мало по малу, завтрак преодолен!
Лекарства… С Люсей – привычно. «Бесчеловечно», но другого выхода нет.  Таблетку ей в рот, закрываю ладонью рот и носик. На мгновение перекрываю ей воздух, и она невольно делает глотательное движение… 
Ох…
Проглочена таблетка…
Теперь, Андрюша.  С ним и этот «фокус» с перекрыванием воздуха не пройдет. Он может упасть ниц в истерике, но ничего не проглотит. Скорее – задохнется…
Иду на жесткий метод.
- Если ты не проглотишь лекарство, ты больше никогда не придешь ко мне. Потому что я перестану тебя любить.
Губы  ребенка дрожать начинают… Тоже мне, придумала, старая!  На психику давить! А если разревется? Ой! Страшно даже представить, что будет…
За ним, Люся начнет… а это – на полдня…
Но… чудо!
- Проглочу! Только дай мне конфетку! – это Андрюша.
Дам, дам!(Хотя, ужасно не хочу давать конфет, Люси, ведь, рядом, а ей нельзя…)
Но, считаю этот вариант более приемлемым, нежели Андрюшку  не вылечить…

Все!  Утро прошло успешно. Все, что надо было сделать, сделано…

Надо готовиться к обеду. Прежде – прибрать в доме. Дети со мной. Все это время, пока заправляю, поправляю, вытираю, мою – не перестаю  рассказывать выдуманные байки Андрюше и Люси. Они, разинув рты, ходят за мной из комнаты в комнату, из ванной – в кухню.

По ходу, заглядываю  в мамину комнату. Она не спит. Подхожу, подшучиваю, как  блестят её глаза, как она хороша, и как её сосед, дед Виктор ждет, не дождется её пирогов. 
Мама криво улыбается,  еле-еле  шевелит ладонью: "Иди, де, что с тебя, с глупой, взять?  Бабушка уже, а «солидности»  никакой!" 
Я опять чмокаю её, на этот раз в щеку, и, счастливой, иду делать дела дальше. Как не быть счастливой? Всего двенадцать дней назад мамочка  лежала неподвижно и без сознания…

Дальше…
«Мелюзга» за мной…
Стиральная машинка заправлена, включена.
Успеть  надо. Скоро на обед придут. Муж. Возможно – сын.   Чем их обрадовать? Чтобы быстро и вкусно?   Чахохбили! Грузинское  блюдо. Из курицы.

И, оладьи. Их любят все! И стар и млад. И здоровые и больные.

Обед готов. Еще ЦЕЛЫХ полчаса, моих, свободных. Только… куда мелюзгу девать?
Эврика! Пластилин! 
Вываливаю на стол две пачки пластилина,  Люси с Андрюшей сажаю за стол.
- Лепите шарики! Разные! По величине и цвету! Приду - проверю! Пока - меня не звать! К бабушке не заходить!

Радуются! Начинается их творческий труд! 
Потом, когда приду, мне опять что-то придумать надо, чтобы  между ними не началась «война», когда я буду их хвалить каждого из них...
Но я уже придумала: не буду хвалить по отдельности, буду хвалить их общий труд…

А пока… быстрее, к моему  «умному» креслу…
Вот, где я  набираюсь силы. 
Присесть.
Всего на минуточку, и этого – достаточно.
Дальше – я опять «в строю»…

Кресло.  Сижу. Закрываю глаза. Углубляюсь в себя. Что НЕ ТАК сделано? Что изменить?
«Все правильно!» - «говорит» кресло! – «Ты сильная!, Ты очень сильная!»
"Иди, лишь, вылей, накопившееся - «в эфир», как ты любишь говорить про интернет…

Нельзя ВСЁ оставлять внутри себя! Ты сильная, но не безразмерная… Потихоньку  «выливай» из себя… чтобы освободить место в Душе для новых эмоциональных праздников…"

И я пишу «в эфир»…
 


 

Рейтинг: 0 212 просмотров
Комментарии (2)
ГЕМ # 1 ноября 2012 в 23:04 0
И ведь это правда... Сколько таких белок в колесе будней крутится!
Роза Хастян # 2 ноября 2012 в 13:26 0
Спасибо!
Знаете, это вовсе не художественное произведение.
Вылилось, и всё тут!
И ПРАВЫ ВЫ, таких белок - особенно у нас в стране, очень много!
Хорошо это, или плохо? - другой вопрос!
Ведь, и металл изнашивается...