ГлавнаяВся прозаМалые формыМиниатюры → Дневник кобеля

 

Дневник кобеля

20 июня 2014 - Владимир Суслов

       20 апреля.  Дождался наконец-то этого дня. Да и Вера, мой  инспектор-кинолог, тоже уже извелась вся, я это чувствую хорошо. Она меня всё успокаивает, но не меня она успокаивает, а себя. Я совершенно спокоен, не глупый, не зря  нас выбрали для участия  в соревнованиях.  У себя в подразделении  мы  лучше всех прошли строевую подготовку и выводку служебных собак.  Верочка радовалась, как маленький человек: глаза блестят, лицо просто светится от счастья. А потом начали готовиться к соревнованиям.  «Очень ответственное мероприятие, не подведи», - говорил Верочке начальник. «Сидеть! Лежать! Стоять! Переползание,  подача голоса, отказ от найденного корма. Нюхай! Вперёд! Ищи! Охраняй!» - от этих заданий и команд Верочка устала страшно, но, молодец,  не сорвалась, выдержала.  У меня характер сложный, а у моего инспектора – доверчивый и простой. Она берёт меня своею добротой, от этого я самые сложные задания выполняю с удовольствием. Мне Верочка нравится, она заботливая, за мной смотрит лучше, чем за мужем – это он ей так говорил  по телефону. И ещё  сказал: «Я твоего кобеля уже ненавижу».  

       Сегодня прошли  соревнования. Проверка   навыков общей подготовки для нас оказалась не проблемой  -  мы поднатаскались. Специальные навыки (это  вам  не за  тряпичным  зайцем гоняться по стадиону)  - тоже выполнили: всё нашли,  определили, проработали след. Мне даже удалось преодолеть препятствие вслепую.  

    Да, чуть не забыл. Среди победителей соревнований  видел   ризеншнауцера,  красавицу, лучшую «нюхачку».  Загляделся! Никогда не предполагал, что сучке так  идут  усы и  бородка.

       25 августа.  Жарища несусветная. Я вывалил  длинный язык, часто дышу.  Мы едем в составе следственно-оперативной группы на осмотр места происшествия. Там   Вера даёт мне команду: «След!». Я забываю о жаре и по запаховым следам бегу сначала к какому-то сараю, а потом к подвалу дома. Вера на поводке за мной. В подвале полно блох, пыли и мусора.  Вера освободила меня от привязи  и  стала за дверным проёмом, притаилась. А наследившего  я  учуял сразу. У этих нехороших людей какой-то свой, специфический запах, наверное,  от страха или  перевозбуждения. Я бросаюсь к  человеку, но  он успевает опрокинуть какой-то деревянный  ящик  прямо перед  мордой  и  на мою  лапу. Мне больно, я взвизгнул, но отвлекаться на боль  не стал.  Вижу, как человек бежит  к двери, в руках у него нож. Он  бросается к моей Вере, но я успеваю в прыжке схватить его за руку и потом повалить на землю. Всё, наша  с Верой  работа закончилась.

Во дворе дома прямо на асфальт положили человека в наручниках.  Вера напоила меня водой, перебинтовала  лапу и  дала  команду «Охраняй!», что я и делаю.

      Ну а потом  из подъезда дома дама вывела  на поводке чрезвычайно интересное создание  с короткой шерстью, приплюснутой мордой  и с обрубком хвоста, чуть ниже  которого  вызывающе выделялось  то, что меня, как кабеля,  всегда волновало. Но самое  удивительное – походка. Как говорит начальник Веры: «Провоцирующее поведение!». Вот эта  сука меня и спровоцировала. Я отвлёкся – перевёл на неё взгляд – и получил нагоняй от инспектора-кинолога Веры.

30 ноября. Мне 12 человеческих лет. Вера с утра поздравила меня с днём рождения и угостила вкуснятиной. У Веры настроение плохое, потому что я попал под плановую выбраковку, как старик.   Она хочет взять меня к себе.  Мы едем к ней  домой. Я должен понравиться её мужу, чтобы он согласился на моё проживание в их двухкомнатной квартире.

- Вот, Дима, это Алмаз, мой воспитанник. Немецкая овчарка.

Я сижу в прихожей у двери и внимательно наблюдаю за молодым мужчиной, не отрываю от него своих глаз.

- Я на работе с утра до вечера. Ты работаешь сутками. Собаку надо выгуливать, кормить. Кто будет всё это делать?

- Сын, он уже большой, ему 10 лет. Да, Вадик?

Я смотрю на маленького человека, он молчит. Я поворачиваю свою морду к Вере и вижу, как она напряжена.

- Этот  пёс, Дима, много раз спасал меня от ножа, арматурины, биты, палки и даже пули. Сегодня  я должна его предать, согласиться, чтобы его сдали  на утильзавод, усыпили  или отправили в НИИ для экспериментов. Этого не будет!

- Папа, папа! Я согласен, я буду за ним ухаживать!

Это маленький человек прервал напряжённость между взрослыми. Вера и её сын подошли ко мне, Вера обняла  за шею, а ребёнок стал гладить  по голове.

 Теперь я живу у Веры, гуляю в сквере с Вадиком, у меня появилось много друзей и свободного времени, потому что я на пенсии.

 

 

© Copyright: Владимир Суслов, 2014

Регистрационный номер №0222155

от 20 июня 2014

[Скрыть] Регистрационный номер 0222155 выдан для произведения:

       20 апреля.  Дождался наконец-то этого дня. Да и Вера, мой  инспектор-кинолог, тоже уже извелась вся, я это чувствую хорошо. Она меня всё успокаивает, но не меня она успокаивает, а себя. Я совершенно спокоен, не глупый, не зря  нас выбрали для участия  в соревнованиях.  У себя в подразделении  мы  лучше всех прошли строевую подготовку и выводку служебных собак.  Верочка радовалась, как маленький человек: глаза блестят, лицо просто светится от счастья. А потом начали готовиться к соревнованиям.  «Очень ответственное мероприятие, не подведи», - говорил Верочке начальник. «Сидеть! Лежать! Стоять! Переползание,  подача голоса, отказ от найденного корма. Нюхай! Вперёд! Ищи! Охраняй!» - от этих заданий и команд Верочка устала страшно, но, молодец,  не сорвалась, выдержала.  У меня характер сложный, а у моего инспектора – доверчивый и простой. Она берёт меня своею добротой, от этого я самые сложные задания выполняю с удовольствием. Мне Верочка нравится, она заботливая, за мной смотрит лучше, чем за мужем – это он ей так говорил  по телефону. И ещё  сказал: «Я твоего кобеля уже ненавижу».  

       Сегодня прошли  соревнования. Проверка   навыков общей подготовки для нас оказалась не проблемой  -  мы поднатаскались. Специальные навыки (это  вам  не за  тряпичным  зайцем гоняться по стадиону)  - тоже выполнили: всё нашли,  определили, проработали след. Мне даже удалось преодолеть препятствие вслепую.  

    Да, чуть не забыл. Среди победителей соревнований  видел   ризеншнауцера,  красавицу, лучшую «нюхачку».  Загляделся! Никогда не предполагал, что сучке так  идут  усы и  бородка.

       25 августа.  Жарища несусветная. Я вывалил  длинный язык, часто дышу.  Мы едем в составе следственно-оперативной группы на осмотр места происшествия. Там   Вера даёт мне команду: «След!». Я забываю о жаре и по запаховым следам бегу сначала к какому-то сараю, а потом к подвалу дома. Вера на поводке за мной. В подвале полно блох, пыли и мусора.  Вера освободила меня от привязи  и  стала за дверным проёмом, притаилась. А наследившего  я  учуял сразу. У этих нехороших людей какой-то свой, специфический запах, наверное,  от страха или  перевозбуждения. Я бросаюсь к  человеку, но  он успевает опрокинуть какой-то деревянный  ящик  прямо перед  мордой  и  на мою  лапу. Мне больно, я взвизгнул, но отвлекаться на боль  не стал.  Вижу, как человек бежит  к двери, в руках у него нож. Он  бросается к моей Вере, но я успеваю в прыжке схватить его за руку и потом повалить на землю. Всё, наша  с Верой  работа закончилась.

Во дворе дома прямо на асфальт положили человека в наручниках.  Вера напоила меня водой, перебинтовала  лапу и  дала  команду «Охраняй!», что я и делаю.

      Ну а потом  из подъезда дома дама вывела  на поводке чрезвычайно интересное создание  с короткой шерстью, приплюснутой мордой  и с обрубком хвоста, чуть ниже  которого  вызывающе выделялось  то, что меня, как кабеля,  всегда волновало. Но самое  удивительное – походка. Как говорит начальник Веры: «Провоцирующее поведение!». Вот эта  сука меня и спровоцировала. Я отвлёкся – перевёл на неё взгляд – и получил нагоняй от инспектора-кинолога Веры.

30 ноября. Мне 12 человеческих лет. Вера с утра поздравила меня с днём рождения и угостила вкуснятиной. У Веры настроение плохое, потому что я попал под плановую выбраковку, как старик.   Она хочет взять меня к себе.  Мы едем к ней  домой. Я должен понравиться её мужу, чтобы он согласился на моё проживание в их двухкомнатной квартире.

- Вот, Дима, это Алмаз, мой воспитанник. Немецкая овчарка.

Я сижу в прихожей у двери и внимательно наблюдаю за молодым мужчиной, не отрываю от него своих глаз.

- Я на работе с утра до вечера. Ты работаешь сутками. Собаку надо выгуливать, кормить. Кто будет всё это делать?

- Сын, он уже большой, ему 10 лет. Да, Вадик?

Я смотрю на маленького человека, он молчит. Я поворачиваю свою морду к Вере и вижу, как она напряжена.

- Этот  пёс, Дима, много раз спасал меня от ножа, арматурины, биты, палки и даже пули. Сегодня  я должна его предать, согласиться, чтобы его сдали  на утильзавод, усыпили  или отправили в НИИ для экспериментов. Этого не будет!

- Папа, папа! Я согласен, я буду за ним ухаживать!

Это маленький человек прервал напряжённость между взрослыми. Вера и её сын подошли ко мне, Вера обняла  за шею, а ребёнок стал гладить  по голове.

 Теперь я живу у Веры, гуляю в сквере с Вадиком, у меня появилось много друзей и свободного времени, потому что я на пенсии.

 

 

Рейтинг: +1 117 просмотров
Комментарии (1)
Денис Маркелов # 1 августа 2014 в 11:40 0
Хороший рассказ