ГлавнаяВся прозаМалые формыМиниатюры → Длинная коса - девичья краса

 

Длинная коса - девичья краса

1 августа 2014 - Владимир Суслов

- Это прабабушка твоя Настя, вот видишь  на фотографии с длинными косами, справа от  своей мамы, моей  бабушки Гали.  Ты на  Анастасию очень похожа, прямо вылитая. Вот какие  природа  делает чудеса: ни у меня, ни у твоей мамы нет таких густых и длинных волос, а у тебя, как у бабы  Насти,  до самого пояса. А ты говоришь, что это не модно,  хорошие  волосы всегда в моде. И не смей их отрезать, уважь свою бабулю, ты ж любишь меня, правда? Мне очень хочется, чтобы у моей любимой внученьки  Анастасии были косы: длинная коса – девичья краса.

    Это тебе через пару месяцев будет четырнадцать с половиной.  Ровно столько было твоей прабабушке  Насте, когда она лишилась длинных волос. Печальный случай. Своей  дочери, она рассказала об этом, когда мне было уже лет двадцать: стеснялась  раньше об этом  поведать.  Говорила, опозорилась  я тогда. А тебе я эту историю расскажу, хочешь?

   В августе сорок второго года  немцы захватили хутор, где жила  моя мама Анастасия. Бывали они   там наездами, к вечеру уезжали в райцентр, в место  расположения части. Вот и тогда, приехали  на мотоциклах  с утра, чтобы определить помещение, где будет находиться власть их фашистская, в лице назначенного старосты. Ну,  где в хуторе может быть комендатура, или как там у них это называлось, не знаю, - конечно,  в клубе. Портреты, всякие лозунги и доски почётные  – сожгли на костре. Вроде бы, как справились. А потом на крыше повесили флаг свой, со свастикой. А с ними ещё приехали два полицая. И вот, говорят, назначенный староста поставил на стол самогон и еду для закуски,  и вся компания решила  отметить такое  событие. Сидят они за столом, самогон хлещут, вдруг видят из окна, как флаг их падает у самого крыльца, а потом и виновница сего происшествия появляется, твоя прабабушка Анастасия, девчонка четырнадцати лет. Спускается она по деревянному  столбу крыльца с крыши клуба, поднимает флаг и  куда-то с ним направляется. Немцы и полицаи выбегают из помещения, Настя, увидев их, онемела от испуга, а потом бросилась  бежать. Она никак не ожидала, что немцы  рядом.   Те вдогонку за  юной  партизанкой.

        И очень скоро оказалась она в центре вражеского круга, который потихоньку смыкался. А  прабабушка твоя  металась в нём, как зверёк. Ей удалось оттолкнуть одного из солдат, но другой успел схватить её за длинную косу. Так они её и поймали. Как же она сопротивлялась – тебе не передать! Тащили её четверо мужиков, а она вырывалась, кричала и плакала. Платьице изорвали, черевички разлетелись в разные стороны. Подтащили её к дереву, один из немцев  приказал девчонку повесить. А потом, может быть потому, что захмелели, решили над  Настей подшутить – подвесить её  на  дерево за длинные косы. А прабабушка твоя, как только  поняла, что её тащат, чтобы  повесить, утроила своё сопротивление:  кричала так, что начали сбегаться люди. Бабы заголосили, запричитали, матушка  Насти, моя баба Галя,  стала на колени  перед  фашистом, но тот ни в какую: ржёт, как жеребец,  глядя на сопротивляющуюся девчонку, и кричит по-немецки: «Повесить!». С трудом  полицаям удалось закрутить  волосы  вокруг ветки и завязать их в узел. А Анастасия продолжала брыкаться ногами и махать руками, пока не сорвалась на землю. Вскочила и бросилась бежать. Немцы с полицаями  покатывались от смеха, свистели и  стреляли  в воздух. А на дереве ещё долго потом висели светло-русые волосы  твоей прабабушки.

   Как мне мамочка  рассказывала, бежала она, не останавливаясь, по степи  пять километров, в соседний хутор, к своей тётке. Сначала и не понимала, куда босые ноги  несли. Пришла в себя перед крайней хатой. Тётка её спрятала  в сарае и лечила раны на ногах и на голове. Только через недели две-три у прабабушки твоей  уравновесилось  дыхание, и уже  не просыпалась  она во сне от ужаса. Обидно  было Насте, что все видели её испуганной и  кричащей, когда немцы за волосы подвешивали. И не проявила она при  этом, как  нужно было,  стойкости и мужества. Потому и не рассказывала никому про этот случай. А волосы свои она тогда же постригла и всю  жизнь носила  короткую  стрижку. Но всегда вспоминала свои  косы. Поэтому, внученька, побудь  с длинными волосами, пусть на тебя с неба посмотрит прабабушка и порадуется: ты ведь так на неё похожа.

 

 

© Copyright: Владимир Суслов, 2014

Регистрационный номер №0230094

от 1 августа 2014

[Скрыть] Регистрационный номер 0230094 выдан для произведения:

- Это прабабушка твоя Настя, вот видишь  на фотографии с длинными косами, справа от  своей мамы, моей  бабушки Гали.  Ты на  Анастасию очень похожа, прямо вылитая. Вот какие  природа  делает чудеса: ни у меня, ни у твоей мамы нет таких густых и длинных волос, а у тебя, как у бабы  Насти,  до самого пояса. А ты говоришь, что это не модно,  хорошие  волосы всегда в моде. И не смей их отрезать, уважь свою бабулю, ты ж любишь меня, правда? Мне очень хочется, чтобы у моей любимой внученьки  Анастасии были косы: длинная коса – девичья краса.

    Это тебе через пару месяцев будет четырнадцать с половиной.  Ровно столько было твоей прабабушке  Насте, когда она лишилась длинных волос. Печальный случай. Своей  дочери, она рассказала об этом, когда мне было уже лет двадцать: стеснялась  раньше об этом  поведать.  Говорила, опозорилась  я тогда. А тебе я эту историю расскажу, хочешь?

   В августе сорок второго года  немцы захватили хутор, где жила  моя мама Анастасия. Бывали они   там наездами, к вечеру уезжали в райцентр, в место  расположения части. Вот и тогда, приехали  на мотоциклах  с утра, чтобы определить помещение, где будет находиться власть их фашистская, в лице назначенного старосты. Ну,  где в хуторе может быть комендатура, или как там у них это называлось, не знаю, - конечно,  в клубе. Портреты, всякие лозунги и доски почётные  – сожгли на костре. Вроде бы, как справились. А потом на крыше повесили флаг свой, со свастикой. А с ними ещё приехали два полицая. И вот, говорят, назначенный староста поставил на стол самогон и еду для закуски,  и вся компания решила  отметить такое  событие. Сидят они за столом, самогон хлещут, вдруг видят из окна, как флаг их падает у самого крыльца, а потом и виновница сего происшествия появляется, твоя прабабушка Анастасия, девчонка четырнадцати лет. Спускается она по деревянному  столбу крыльца с крыши клуба, поднимает флаг и  куда-то с ним направляется. Немцы и полицаи выбегают из помещения, Настя, увидев их, онемела от испуга, а потом бросилась  бежать. Она никак не ожидала, что немцы  рядом.   Те вдогонку за  юной  партизанкой.

        И очень скоро оказалась она в центре вражеского круга, который потихоньку смыкался. А  прабабушка твоя  металась в нём, как зверёк. Ей удалось оттолкнуть одного из солдат, но другой успел схватить её за длинную косу. Так они её и поймали. Как же она сопротивлялась – тебе не передать! Тащили её четверо мужиков, а она вырывалась, кричала и плакала. Платьице изорвали, черевички разлетелись в разные стороны. Подтащили её к дереву, один из немцев  приказал девчонку повесить. А потом, может быть потому, что захмелели, решили над  Настей подшутить – подвесить её  на  дерево за длинные косы. А прабабушка твоя, как только  поняла, что её тащат, чтобы  повесить, утроила своё сопротивление:  кричала так, что начали сбегаться люди. Бабы заголосили, запричитали, матушка  Насти, моя баба Галя,  стала на колени  перед  фашистом, но тот ни в какую: ржёт, как жеребец,  глядя на сопротивляющуюся девчонку, и кричит по-немецки: «Повесить!». С трудом  полицаям удалось закрутить  волосы  вокруг ветки и завязать их в узел. А Анастасия продолжала брыкаться ногами и махать руками, пока не сорвалась на землю. Вскочила и бросилась бежать. Немцы с полицаями  покатывались от смеха, свистели и  стреляли  в воздух. А на дереве ещё долго потом висели светло-русые волосы  твоей прабабушки.

   Как мне мамочка  рассказывала, бежала она, не останавливаясь, по степи  пять километров, в соседний хутор, к своей тётке. Сначала и не понимала, куда босые ноги  несли. Пришла в себя перед крайней хатой. Тётка её спрятала  в сарае и лечила раны на ногах и на голове. Только через недели две-три у прабабушки твоей  уравновесилось  дыхание, и уже  не просыпалась  она во сне от ужаса. Обидно  было Насте, что все видели её испуганной и  кричащей, когда немцы за волосы подвешивали. И не проявила она при  этом, как  нужно было,  стойкости и мужества. Потому и не рассказывала никому про этот случай. А волосы свои она тогда же постригла и всю  жизнь носила  короткую  стрижку. Но всегда вспоминала свои  косы. Поэтому, внученька, побудь  с длинными волосами, пусть на тебя с неба посмотрит прабабушка и порадуется: ты ведь так на неё похожа.

 

 

Рейтинг: +1 259 просмотров
Комментарии (1)
Серов Владимир # 1 августа 2014 в 19:11 0
Ох, какая история! super