ГлавнаяВся прозаМалые формыМиниатюры → Что ты с нами сделала, война?

 

Что ты с нами сделала, война?

30 ноября 2012 - Роза Хастян
article97887.jpg
Неожиданно прибежала соседка Жанна.
Вся взволнованная, со слезами на глазах.
- Жанна, что случилось? Что с тобой? Присядь! Выпей воды! Успокойся и расскажи!
Света никак не могла понять, в чем причина такой взволнованности и неурочного визита соседки?
- Слушай, Света. Девятнадцать лет молчала, и дальше бы промолчала...но не могу больше...Такого парня загубили!
- Жанна, успокойся! Давай по порядку. Какого парня? Кто загубил? - Света поняла, что случилось что-то серьезное и решила выслушать соседку до конца...
- Сижу дома и спокойно смотрю телевизор, - чуть успокоившись, начала рассказывать Жанна. - Смотрю, репортаж показывают - криминальный... Я не любитель таких передач - сквозь дремоту слушаю...Вдруг! Слышу знакомую фамилию - еще с Абхазии... Фамилию и имя маленького сынишки моих бывших соседей... Смотрю на экран. Боже мой! ОН! Мой маленький Бадри! Я по глазам его узнала! Знаешь, Света, какие у него глаза? Ни у кого больше я не встречала таких глаз! Темно-синие, словно носили в себе всё небо...Это был самый красивый и нежный человечек, которого я знала когда-либо...
И, представляешь, его поймали на грабеже, в Москве! Оказывается, он — вор-рецидивист!
В какое-то мгновение оператор "поймал" его глаза, и я узнала его. Но! Как эти глаза были затуманены, эти волоокие небеса...
...Мы жили рядом. Две молодые семьи. Грузинская и русская. Межи между нашими дворами не было - не было такой необходимости. Дружили семьями. А дети наши — моя Милена и их Бадри — были  одногодками...
Мы жили одной семьей восемь с половиной лет...
Бывало, моя Милена ела и спала у них, их Бадри - у нас.  Все делилось в наших семьях: и радость, и горе... Делились последние картошка и хлеб...
Дети наши росли дружными... У Бадри был особенный характер... Он был болезненно добрым мальчиком... В округе не осталось ни одного бездомного котенка — он всех приютил... Да что там котята! Он мухи не убивал, и плакал, когда видел этот неприятный процесс, с которым время от времени сталкивался... Его отец пытался воспитывать в нем "мужчину", но из этого ничего не выходило. Он оставался тем же "небесным" мальчиком, как я его окрестила за небесного цвета, глаза...
Бадри и Милена пошли в первый класс вместе. Сидели за одной партой...  Они очень любили друг-друга, а мы, их родители — их обоих...
В один из черных дней начался межнациональный конфликт, который очень быстро перерос в войну. Но война эта только называлась межнациональной...
Эта была бандитская война, война черни с моралью, война вурдалаков с устоявшимися ценностями — такими, как добрые отношения соседей, друзей... Война уголовников против мирного населения. Сбылась мечта бандита - чужое добро само пришло на окровавленные ладони...
Отец Бадри вначале успокаивал нас: дескать, не бойтесь, не тронут вас. Да и никого не тронут. Это война из-за власти. Быстро поделят её и успокоятся...
Не тут то было!
С самых первых дней конфликта грузинские власти выпустили из тюрем всех бандитов.  Взамен свободы им было обещано всё награбленное у народа - у всего народа!
Когда они обошли все абхазские, армянские, русские семьи, ограбив их, и не насытились, то взялись за грузинские семьи. Мотивировали это помощью воюющим. Если кто сопротивлялся, уничтожали под девизом - кто не с нами, тот против нас!
Сколько мужчин было расстреляно на порогах собственных домов, когда они пытались спасти свои семьи от надругательств... Сколько мужчин от беспомощности с ума посходило, потому что на их глазах насиловали жен, сестер, невесток, дочерей...
Мы думали, этот ад быстро закончится... Но, даже после того, как сопротивляющиеся из ополчения абхазского, армянского и русского на время отступили, вурдалаки в военных формах со стороны грузин не успокоились. В Абхазии осталось только грузинское население и несколько десяток русскоязычных семей... Бесчинства продолжались, как я уже говорила, против своего населения, потому что их аппетиты грабежа усиливались...
До того одурели от своей безнаказанности, что умудрились тащить в горы целые троллейбусы...
Отец Бадри, который приютил нашу семью, чтобы после грабежа нас не убили, как-то сказал нам:
- Давайте, я вам помогу перебраться в Россию. Это трудно сейчас, но мы отдадим все наши сбережения и подкупим этих скотов. Их, кроме наживы, ничего не интересует...
А что делали в это время наши дети?
Наши восьмилетние ангелы целыми днями не выходили из подвала, боясь попасть под бомбежки или быть похищенными бандитами — под выкуп... Уже были такие прецеденты с несколькими грузинскими семьями...
Тогда, на втором году военных действий, мы решили-таки выехать, потому что отец Бадри уже не мог нас всех содержать. Не было никакой возможности заработать, кроме бандитизма.
Вы бы видели, как плакали наши дети и не отпускали друг друга из объятий...
На это невозможно было смотреть...
На следующее утро с помощью отца Бадри мы уехали...
Больше мы не встречались... До сих пор...
В памяти остались глаза-небеса восьмилетнего Бадри, которые кричали...то ли от ярости, то ли от боли, то ли от безысходности...

Потом, уже после нас, с помощью российский войк, абхазские ополченцы освободили свои дома и деревни...
Нас уже там не было. Но очевидцы рассказывали, что аналогичные зверства  по отношению к грузинскому народу совершали и э т и...
Люди, грузины, не те, кто воевали и грабили, а простые люди, добрые, отзывчивые, те кто всеми силами, как мог помогал своим соседям - не грузинам, вмиг оказались лишены всего: домов, земель, имущества...
Босиком, через снежные перевалы убегали, нося на плечах больных стариков и немощных детей, чтобы ... выжить...

Зачем? Почему? Кто устроил эту бойню?

Жили же вместе ВСЕ! И неплохо жили! Влюблялись в друг друга, женились на друг друге, невзирая на национальность и вероисповедования?

Я всегда молчала об этом. Потому что... кроме, как выплеснуть боль, ничего не могла...
И знала, никто не ответит на мои вопросы: почему...

Потому, что ТЕ, кому нужна была эта война, своего добились!
И если даже я, напрягая свои мысли и эмоции, сама нашла бы ответы на свои вопросы, я бы их не озвучила...
Потому что, ТЕПЕРЬ уже, каждое слово воспринимается с той или иной стороны, в штыки...
Люди изменились! Их переделала война!
Что ты с нами сделала, война?


...Когда появился интернет, по разным социальным сетям я пыталась найти хоть кого-то из семьи моих соседей, но поиски не дали результатов...
Я никогда никому не рассказывала о своей жизни ТАМ, потому что пыталась забыть кошмары войны... Но война сама нашла меня... из телевизора... глазами небесного Бадри...
О! Боже! Что делает война с людьми, если даже мой Бадри стал бандитом?
Что делают люди сами с собой?
Мой небесный Бадри... КТО ПОГУБИЛ ТЕБЯ?

...Горько плакала соседка Жанна, словно над покойником...



 

© Copyright: Роза Хастян, 2012

Регистрационный номер №0097887

от 30 ноября 2012

[Скрыть] Регистрационный номер 0097887 выдан для произведения:
Неожиданно прибежала соседка Жанна.
Вся взволнованная, со слезами на глазах.
- Жанна, что случилось? Что с тобой? Присядь! Выпей воды! Успокойся и расскажи!
Света никак не могла понять, в чем причина такой взволнованности и неурочного визита соседки?
- Слушай, Света. Девятнадцать лет молчала, и дальше бы промолчала...но не могу больше...Такого парня загубили!
- Жанна, успокойся! Давай по порядку. Какого парня? Кто загубил? - Света поняла, что случилось что-то серьезное и решила выслушать соседку до конца...
- Сижу дома и спокойно смотрю телевизор, - чуть успокоившись, начала рассказывать Жанна. - Смотрю, репортаж показывают - криминальный... Я не любитель таких передач - сквозь дремоту слушаю...Вдруг! Слышу знакомую фамилию - еще с Абхазии... Фамилию и имя маленького сынишки моих бывших соседей... Смотрю на экран. Боже мой! ОН! Мой маленький Бадри! Я по глазам его узнала! Знаешь, Света, какие у него глаза? Ни у кого больше я не встречала таких глаз! Темно-синие, словно носили в себе всё небо...Это был самый красивый и нежный человечек, которого я знала когда-либо...
И, представляешь, его поймали на грабеже, в Москве! Оказывается, он — вор-рецидивист!
В какое-то мгновение оператор "поймал" его глаза, и я узнала его. Но! Как эти глаза были затуманены, эти волоокие небеса...
...Мы жили рядом. Две молодые семьи. Грузинская и русская. Межи между нашими дворами не было - не было такой необходимости. Дружили семьями. А дети наши — моя Милена и их Бадри — были  одногодками...
Мы жили одной семьей восемь с половиной лет...
Бывало, моя Милена ела и спала у них, их Бадри - у нас.  Все делилось в наших семьях: и радость, и горе... Делились последние картошка и хлеб...
Дети наши росли дружными... У Бадри был особенный характер... Он был болезненно добрым мальчиком... В округе не осталось ни одного бездомного котенка — он всех приютил... Да что там котята! Он мухи не убивал, и плакал, когда видел этот неприятный процесс, с которым время от времени сталкивался... Его отец пытался воспитывать в нем "мужчину", но из этого ничего не выходило. Он оставался тем же "небесным" мальчиком, как я его окрестила за небесного цвета, глаза...
Бадри и Милена пошли в первый класс вместе. Сидели за одной партой...  Они очень любили друг-друга, а мы, их родители — их обоих...
В один из черных дней начался межнациональный конфликт, который очень быстро перерос в войну. Но война эта только называлась межнациональной...
Эта была бандитская война, война черни с моралью, война вурдалаков с устоявшимися ценностями — такими, как добрые отношения соседей, друзей... Война уголовников против мирного населения. Сбылась мечта бандита - чужое добро само пришло на окровавленные ладони...
Отец Бадри вначале успокаивал нас: дескать, не бойтесь, не тронут вас. Да и никого не тронут. Это война из-за власти. Быстро поделят её и успокоятся...
Не тут то было!
С самых первых дней конфликта грузинские власти выпустили из тюрем всех бандитов.  Взамен свободы им было обещано всё награбленное у народа - у всего народа!
Когда они обошли все абхазские, армянские, русские семьи, ограбив их, и не насытились, то взялись за грузинские семьи. Мотивировали это помощью воюющим. Если кто сопротивлялся, уничтожали под девизом - кто не с нами, тот против нас!
Сколько мужчин было расстреляно на порогах собственных домов, когда они пытались спасти свои семьи от надругательств... Сколько мужчин от беспомощности с ума посходило, потому что на их глазах насиловали жен, сестер, невесток, дочерей...
Мы думали, этот ад быстро закончится... Но, даже после того, как сопротивляющиеся из ополчения абхазского, армянского и русского на время отступили, вурдалаки в военных формах со стороны грузин не успокоились. В Абхазии осталось только грузинское население и несколько десяток русскоязычных семей... Бесчинства продолжались, как я уже говорила, против своего населения, потому что их аппетиты грабежа усиливались...
До того одурели от своей безнаказанности, что умудрились тащить в горы целые троллейбусы...
Отец Бадри, который приютил нашу семью, чтобы после грабежа нас не убили, как-то сказал нам:
- Давайте, я вам помогу перебраться в Россию. Это трудно сейчас, но мы отдадим все наши сбережения и подкупим этих скотов. Их, кроме наживы, ничего не интересует...
А что делали в это время наши дети?
Наши восьмилетние ангелы целыми днями не выходили из подвала, боясь попасть под бомбежки или быть похищенными бандитами — под выкуп... Уже были такие прецеденты с несколькими грузинскими семьями...
Тогда, на втором году военных действий, мы решили-таки выехать, потому что отец Бадри уже не мог нас всех содержать. Не было никакой возможности заработать, кроме бандитизма.
Вы бы видели, как плакали наши дети и не отпускали друг друга из объятий...
На это невозможно было смотреть...
На следующее утро с помощью отца Бадри мы уехали...
Больше мы не встречались... До сих пор...
В памяти остались глаза-небеса восьмилетнего Бадри, которые кричали...то ли от ярости, то ли от боли, то ли от безысходности...

Потом, уже после нас, с помощью российский войк, абхазские ополченцы освободили свои дома и деревни...
Нас уже там не было. Но очевидцы рассказывали, что аналогичные зверства  по отношению к грузинскому народу совершали и э т и...
Люди, грузины, не те, кто воевали и грабили, а простые люди, добрые, отзывчивые, те кто всеми силами, как мог помогал своим соседям - не грузинам, вмиг оказались лишены всего: домов, земель, имущества...
Босиком, через снежные перевалы убегали, нося на плечах больных стариков и немощных детей, чтобы ... выжить...

Зачем? Почему? Кто устроил эту бойню?

Жили же вместе ВСЕ! И неплохо жили! Влюблялись в друг друга, женились на друг друге, невзирая на национальность и вероисповедования?

Я всегда молчала об этом. Потому что... кроме, как выплеснуть боль, ничего не могла...
И знала, никто не ответит на мои вопросы: почему...

Потому, что ТЕ, кому нужна была эта война, своего добились!
И если даже я, напрягая свои мысли и эмоции, сама нашла бы ответы на свои вопросы, я бы их не озвучила...
Потому что, ТЕПЕРЬ уже, каждое слово воспринимается с той или иной стороны, в штыки...
Люди изменились! Их переделала война!
Что ты с нами сделала, война?


...Когда появился интернет, по разным социальным сетям я пыталась найти хоть кого-то из семьи моих соседей, но поиски не дали результатов...
Я никогда никому не рассказывала о своей жизни ТАМ, потому что пыталась забыть кошмары войны... Но война сама нашла меня... из телевизора... глазами небесного Бадри...
О! Боже! Что делает война с людьми, если даже мой Бадри стал бандитом?
Что делают люди сами с собой?
Мой небесный Бадри... КТО ПОГУБИЛ ТЕБЯ?

...Горько плакала соседка Жанна, словно над покойником...



 

Рейтинг: +1 251 просмотр
Комментарии (2)
Анна Магасумова # 30 ноября 2012 в 18:01 0
Очень грустно и больно! 38
Роза Хастян # 30 ноября 2012 в 18:05 0
Да, к сожалению.

Спасибо. Р.Х.