ГлавнаяВся прозаМалые формыМиниатюры → Борьба за жизнь

 

Борьба за жизнь

25 января 2015 - Ангелочек
article267133.jpg
Борьба за жизнь. Этот русский офицер защищал наши жизни, наш покой и покой наших близких, а теперь уже в течение почти шести лет борется за свою жизнь. Шесть лет в жизни любого человека не проходят без изменений. Даже больше, ежедневно с каждым из нас происходит череда обыденных, радостных, а бывает, что и печальных событий. Жизнь играет всеми красками. Кто-то за этот период окончил школу, получил среднее или высшее образование, защитил диссертацию, съездил в отпуск, совершил путешествие, кто-то сменил место жительства и работу, создал семью, у кого-то родился ребенок, а у кого-то - и несколько детей. Иногда один день меняет жизнь кардинально. 4 января 2009 года в самарской семье пограничного офицера Сибилева Романа жизнь перевернулась верх дном и как будто остановилась. Тогда к 25-ти годам Рома Сибилев закончил военное училище. Получил звание старшего лейтенанта. Его отправили в Армению, в погранвойска. Служебная характеристика пестрит словами: «рассудительный, надежный, уравновешенный, преданный службе». Парню прочили успешную карьеру. Мама им гордилась. Любимая девушка тоже.. В ту зимнюю ночь, когда вся Россия продолжала отдыхать и радоваться наступившему Новому году, у офицера 25-летнего пограничника Ромы Сибилева, находящегося на службе на самой дальней южной точке границы в Армении, был выходной. Вместе с сослуживцами он поехал в кафе. Офицеры добирались туда на маршрутке. Ехать было всего ничего, каких-то семь километров. По вине водителя, нарушившего правила дорожного движения, автомобиль улетел в кювет. Сослуживцы Ромы, два майора- пограничника, погибли на месте. Рома чудом остался жив. Сам выбрался из маршрутки, добрел до дороги. Там лейтенанта, потерявшего сознание, подобрала проезжающая мимо машина. Казалось бы, вот оно, чудесное спасение... Рому отвезли в полевой госпиталь. Врачи поставили диагноз: открытая черепно-мозговая травма. Здоровый крепкий молодой парень в одночасье превратился в овощ. Но армянские врачи выходили. В госпитале, в котором не было даже соответствующих медикаментов и оборудования, сняли болевой шок, а Рому необходимо было срочно перевозить в другую больницу. Мама Ромы Антонина Сибилева, которая после получения страшной новости тут же вылетела к сыну, обратилась тогда в ФСБ с просьбой, чтобы ее сына отправили в другой госпиталь. Только делегация из медицинского управления ФСБ ехала к российскому офицеру два месяца. Хотя на руках у матери было направление в подмосковный военный госпиталь, только через полтора месяца умирающего офицера доставили в санчасть в Кисловодске. По словам мамы там не было даже отделения нейрохирургии. Как собирались лечить больного с черепно-мозговой травмой, непонятно. Его палата находилась на седьмом этаже. В госпитале не было каталок, людей выносили на руках. Случись пожар, ее сына даже вытащить не успели бы. Рома провел там семь с половиной месяцев. За присутствие Антонины Александровны рядом с сыном (пять с половиной месяцев) ему сделали всего 16 уколов гильотина и физпроцедуры для бронхов. Когда у Ромы поднималась температура, она обкладывала его лопухами. Сын сильно терял в весе, а ему, чтобы сбить жар, кололи тяжелые медикаменты - анальгин, димедрол. Антонина Сибилева продолжала засыпать чиновников бумагами с просьбой о помощи. Женщину заверили, что сына отвезут в Голицыно, в госпиталь для офицеров, где есть все условия для лечения. Пообещали даже отправить за ним самолет. И направление выдали. Антонина Александровна терпеливо ждала. Прошло семь (!) месяцев. Обещанный самолет так и не прилетел. А потом убитой горем женщине сказали, что необходимое лечение сыну уже оказали и помочь больше ничем не могут. А ведь военные могли бы помочь, послать в госпиталь под Москвой, но так этого и не сделали. В специализированных больницах такого тяжелого пациента могли принять только за 6 миллионов рублей в год. Родные подозревают, что в подмосковный госпиталь Романа не взяли, потому что посчитали безнадежным. Не дождавшись самолета, мама повезла Рому лечиться в Санкт-Петербург, в Институт мозга РАН. Деньги на лечение, 250 тысяч рублей, собрали друзья и сослуживцы из военной части, где Рома служил. Через месяц питерские врачи в пику коллегам из Кисловодска констатировали: была отмечена положительная динамика, появилось малое сознание. Медики говорили, парня можно поднять на ноги, но теперь на это потребуется 4 - 5 лет. А если бы его начали лечить сразу после аварии, он встал бы на ноги уже через полгода, ведь организм молодой и крепкий! Через полтора месяца мать была вынуждена забрать сына из дорогой клиники: деньги закончились. Она перевезла Рому домой, в Самару. Здесь Сибилевых ждал еще один «сюрприз»: медицинскую помощь по месту жительства Роме оказывать не могли, пока он еще не был уволен из армии. А офицеры лечатся в госпитале по месту службы. Семье Ромы велели ждать, пока не придут документы. Это где-то три месяца. У Ромы постоянно держалась температура 38,5. Не было денег на лекарства и анализы. Мама Антонина Александровна измотана до предела: она сама инвалид 2 группы, не работает, только ухаживает за Ромой. Спасибо друзьям сына, они фактически кормили семью Сибилевых. Они ждали терпеливо, когда на Рому Сибилева придут документы, подтверждающие, что он офицер на пенсии. Только после этого ему могли оформить страховой полис и бесплатно оказывать медицинские услуги. Получалось, что без документов старшему лейтенанту пограничной службы Сибилеву оставалось только умирать. Братишка Ромы Александр все это время не сидел, сложа руки: постоянно писал во все инстанции с просьбой помочь военному офицеру. Вопрос мамы Ромы, идущий криком из глубины души «ну, почему моего сына не могут вылечить ведь он офицер, защищал нашу страну! Ему должны оказывать медицинскую помощь бесплатно», повис в воздухе. За 5 лет обращений в доме Сибилевых собралась огромная кипа отписок из госпиталей, министерств, от депутатов. Стопка бумаг толщиной с энциклопедию. Тогда, в один день, в одно мгновение перевернулось все. За всего лишь одно мгновение «душа компании», «любимец девушек», отличный парень, «улыбчивый» стал практически растением. До сих пор он не разговаривает, самостоятельно не двигается. В результате телесных повреждений, полученных в результате аварии, Сибилёву Роману была присвоена первая группа инвалидности. 29 декабря 2009года ввиду негодности по состоянию здоровья Рома был уволен с военной пограничной службы, которую очень любил и к которой очень трепетно относился. Очевидно, Рома вряд ли снова сможет встать в ряды пограничной службы, в которой он доблестно и с честью служил. Вот уже более шести долгих лет Рома прикован к постели худой и с потухшими глазами. Вот уже более шести долгих лет день за днем его мама Антонина Александровна не отходит от сына, почти шесть лет бессонных ночей, шесть лет тягостного ожидания от сына такого нужного слова «мама». За шесть лет в условиях домашнего ухода у Ромы произошли незначительные изменения: снизилась температура, сейчас 36,6, он научился поворачивать голову, самостоятельно сидеть, фиксировать взгляд, он слышит и понимает речь, парень он очень сильный. Несмотря на то, что он сейчас очень худой, в его руках много силы. Однако существенные улучшения произошли только в результате двухнедельного пребывания в Институте Мозга РАН в Санкт-Петербурге в 2009 году, куда Рому на свой риск повезла мама Антонина Сибилева после восьмимесячного бесполезного ожидания у изголовья сына в районной поликлинике. Тогда врачи Института диагностировали: если бы Рому привезли сразу, он бы через полгода восстановился полностью, потому что организм молодой и крепкий, а теперь восстановление может занять 4-5 лет. И все же именно с того момента лечения в Институте Мозга РАН началась новая жизнь Ромы: он вернулся в сознание. Ирина Ивченко, руководитель отделения реанимации Института мозга человека РАН: «За время прохождения обследования и лечения в институте мы видели некоторую положительную динамику – такую, как переход в малое сознание. Мы считаем, что необходимо в дальнейшем заниматься этим больным, его лечить, и наш институт готов этому всячески содействовать». Сейчас у Ромы появляются вспышки прогрессивных изменений, но для их стабилизации и закрепления необходима повторная терапия в Институте мозга РАН. Однако лечение в Институте стоит порядка полмиллиона рублей в месяц. Для простой самарской семьи эта сумма запредельная. Виновник трагедии, в которой погибли два российских майора пограничника, их жены остались вдовами, пятеро детей сиротами, а Рома стал инвалидом 1 группы, был осужден на пять лет, и в настоящее время уже освобожден от наказания. За это время он ни разу не обратился к семье Ромы с вопросом, в каком состоянии находится и как себя чувствует искалеченный им парень, и не предложил помощь. Друзья Ромы организовали в его поддержку команду «Ангелы воина», чтобы собрать частично денежные средства на повторное лечение Ромы в госпитале. На призыв активно откликнулись братья – погранцы, которые с самого начала помогали Роме и его семье, потому что «своих в беде не бросают»! Сбор денег для Ромы продолжается и сейчас. Мы верим, что наши защитники лучшие! И мы знаем: будет светлым небо нашей российской земли, пока есть такие парни, которые готовы жизнь отдать за нас с вами! А Рома живет и даже понемногу идет на поправку. Со своим братом и сыном близкие родственники наладили собственную систему общения. Так же, как и раньше, разговаривают с Романом мама и брат, друзья. И только слезы наворачиваются, когда смотрят на его старые фотографии. Уже более шести лет Рома борется за свою жизнь. За то, чтобы снова встать на ноги, улыбнуться, сказать, как впервые произносит ребенок, слово «мама» и снова, как раньше, радоваться жизни. От Автора статьи: с Ромой и его семьей я познакомилась 4 года назад, когда случайно увидела группу в поддержку Романа в социальной сети Вконтакте. Случилось так удивительно, что я жила в Самаре в трех остановках от их дома, и работала в соседнем здании с университетом, где учился братишка Ромы. История зацепила меня, и я сразу же связалась с братом и приехала к ним, предложила семье свое участие и поскольку я адвокат, юридическую помощь. А впоследствии стала частым гостем в их гостеприимном доме и очень близкой к их семье. Вы знаете, когда я бываю у Ромы , сердце всегда сжимается, ком к горлу подступает, наворачиваются слезы, наверное, еще потому что представляешь себя на его месте свою маму в таком положении. И хочется сделать все, что можешь для него, лишь бы, упаси Бог, не оказаться на месте Ромки. И когда берешь его руку в свою, он так сильно ее сжимает, что сразу понимаешь, Ромка очень хочет жить как мы с вами, радоваться жизни, он очень сильный и хочет вернуться к нашей жизни. В социальной сети ВКОНТАКТЕ организована группа в помощь пограничному офицеру Сибилеву Роману http://vk.com/club13944373 В группе указаны реквизиты для оказания помощи: Александр Сибилев - брат, законный представитель Романа http://vk.com/topic-13944373_26002589

© Copyright: Ангелочек, 2015

Регистрационный номер №0267133

от 25 января 2015

[Скрыть] Регистрационный номер 0267133 выдан для произведения: Борьба за жизнь. Этот русский офицер защищал наши жизни, наш покой и покой наших близких, а теперь уже в течение почти шести лет борется за свою жизнь. Пять лет в жизни любого человека не проходят без изменений. Даже больше, ежедневно с каждым из нас происходит череда обыденных, радостных, а бывает, что и печальных событий. Жизнь играет всеми красками. Кто-то за этот период окончил школу, получил среднее или высшее образование, защитил диссертацию, съездил в отпуск, совершил путешествие, кто-то сменил место жительства и работу, создал семью, у кого-то родился ребенок, а у кого-то - и несколько детей. Иногда один день меняет жизнь кардинально. 4 января 2009 года в самарской семье пограничного офицера Сибилева Романа жизнь перевернулась верх дном и как будто остановилась. Тогда к 25-ти годам Рома Сибилев закончил военное училище. Получил звание старшего лейтенанта. Его отправили в Армению, в погранвойска. Служебная характеристика пестрит словами: «рассудительный, надежный, уравновешенный, преданный службе». Парню прочили успешную карьеру. Мама им гордилась. Любимая девушка тоже.. В ту зимнюю ночь, когда вся Россия продолжала отдыхать и радоваться наступившему Новому году, у офицера 25-летнего пограничника Ромы Сибилева, находящегося на службе на самой дальней южной точке границы в Армении, был выходной. Вместе с сослуживцами он поехал в кафе. Офицеры добирались туда на маршрутке. Ехать было всего ничего, каких-то семь километров. По вине водителя, нарушившего правила дорожного движения, автомобиль улетел в кювет. Сослуживцы Ромы, два майора- пограничника, погибли на месте. Рома чудом остался жив. Сам выбрался из маршрутки, добрел до дороги. Там лейтенанта, потерявшего сознание, подобрала проезжающая мимо машина. Казалось бы, вот оно, чудесное спасение... Рому отвезли в полевой госпиталь. Врачи поставили диагноз: открытая черепно-мозговая травма. Здоровый крепкий молодой парень в одночасье превратился в овощ. Но армянские врачи выходили. В госпитале, в котором не было даже соответствующих медикаментов и оборудования, сняли болевой шок, а Рому необходимо было срочно перевозить в другую больницу. Мама Ромы Антонина Сибилева, которая после получения страшной новости тут же вылетела к сыну, обратилась тогда в ФСБ с просьбой, чтобы ее сына отправили в другой госпиталь. Только делегация из медицинского управления ФСБ ехала к российскому офицеру два месяца. Хотя на руках у матери было направление в подмосковный военный госпиталь, только через полтора месяца умирающего офицера доставили в санчасть в Кисловодске. По словам мамы там не было даже отделения нейрохирургии. Как собирались лечить больного с черепно-мозговой травмой, непонятно. Его палата находилась на седьмом этаже. В госпитале не было каталок, людей выносили на руках. Случись пожар, ее сына даже вытащить не успели бы. Рома провел там семь с половиной месяцев. За присутствие Антонины Александровны рядом с сыном (пять с половиной месяцев) ему сделали всего 16 уколов гильотина и физпроцедуры для бронхов. Когда у Ромы поднималась температура, она обкладывала его лопухами. Сын сильно терял в весе, а ему, чтобы сбить жар, кололи тяжелые медикаменты - анальгин, димедрол. Антонина Сибилева продолжала засыпать чиновников бумагами с просьбой о помощи. Женщину заверили, что сына отвезут в Голицыно, в госпиталь для офицеров, где есть все условия для лечения. Пообещали даже отправить за ним самолет. И направление выдали. Антонина Александровна терпеливо ждала. Прошло семь (!) месяцев. Обещанный самолет так и не прилетел. А потом убитой горем женщине сказали, что необходимое лечение сыну уже оказали и помочь больше ничем не могут. А ведь военные могли бы помочь, послать в госпиталь под Москвой, но так этого и не сделали. В специализированных больницах такого тяжелого пациента могли принять только за 6 миллионов рублей в год. Родные подозревают, что в подмосковный госпиталь Романа не взяли, потому что посчитали безнадежным. Не дождавшись самолета, мама повезла Рому лечиться в Санкт-Петербург, в Институт мозга РАН. Деньги на лечение, 250 тысяч рублей, собрали друзья и сослуживцы из военной части, где Рома служил. Через месяц питерские врачи в пику коллегам из Кисловодска констатировали: была отмечена положительная динамика, появилось малое сознание. Медики говорили, парня можно поднять на ноги, но теперь на это потребуется 4 - 5 лет. А если бы его начали лечить сразу после аварии, он встал бы на ноги уже через полгода, ведь организм молодой и крепкий! Через полтора месяца мать была вынуждена забрать сына из дорогой клиники: деньги закончились. Она перевезла Рому домой, в Самару. Здесь Сибилевых ждал еще один «сюрприз»: медицинскую помощь по месту жительства Роме оказывать не могли, пока он еще не был уволен из армии. А офицеры лечатся в госпитале по месту службы. Семье Ромы велели ждать, пока не придут документы. Это где-то три месяца. У Ромы постоянно держалась температура 38,5. Не было денег на лекарства и анализы. Мама Антонина Александровна измотана до предела: она сама инвалид 2 группы, не работает, только ухаживает за Ромой. Спасибо друзьям сына, они фактически кормили семью Сибилевых. Они ждали терпеливо, когда на Рому Сибилева придут документы, подтверждающие, что он офицер на пенсии. Только после этого ему могли оформить страховой полис и бесплатно оказывать медицинские услуги. Получалось, что без документов старшему лейтенанту пограничной службы Сибилеву оставалось только умирать. Братишка Ромы Александр все это время не сидел, сложа руки: постоянно писал во все инстанции с просьбой помочь военному офицеру. Вопрос мамы Ромы, идущий криком из глубины души «ну, почему моего сына не могут вылечить ведь он офицер, защищал нашу страну! Ему должны оказывать медицинскую помощь бесплатно», повис в воздухе. За 5 лет обращений в доме Сибилевых собралась огромная кипа отписок из госпиталей, министерств, от депутатов. Стопка бумаг толщиной с энциклопедию. Тогда, в один день, в одно мгновение перевернулось все. За всего лишь одно мгновение «душа компании», «любимец девушек», отличный парень, «улыбчивый» стал практически растением. До сих пор он не разговаривает, самостоятельно не двигается. В результате телесных повреждений, полученных в результате аварии, Сибилёву Роману была присвоена первая группа инвалидности. 29 декабря 2009года ввиду негодности по состоянию здоровья Рома был уволен с военной пограничной службы, которую очень любил и к которой очень трепетно относился. Очевидно, Рома вряд ли снова сможет встать в ряды пограничной службы, в которой он доблестно и с честью служил. Вот уже более пяти долгих лет Рома прикован к постели худой и с потухшими глазами. Вот уже более пяти долгих лет день за днем его мама Антонина Александровна не отходит от сына, почти пять лет бессонных ночей, пять лет тягостного ожидания от сына такого нужного слова «мама». За пять лет в условиях домашнего ухода у Ромы произошли незначительные изменения: снизилась температура, сейчас 36,6, он научился поворачивать голову, самостоятельно сидеть, фиксировать взгляд, он слышит и понимает речь, парень он очень сильный. Несмотря на то, что он сейчас очень худой, в его руках много силы. Однако существенные улучшения произошли только в результате двухнедельного пребывания в Институте Мозга РАН в Санкт-Петербурге в 2009 году, куда Рому на свой риск повезла мама Антонина Сибилева после восьмимесячного бесполезного ожидания у изголовья сына в районной поликлинике. Тогда врачи Института диагностировали: если бы Рому привезли сразу, он бы через полгода восстановился полностью, потому что организм молодой и крепкий, а теперь восстановление может занять 4-5 лет. И все же именно с того момента лечения в Институте Мозга РАН началась новая жизнь Ромы: он вернулся в сознание. Ирина Ивченко, руководитель отделения реанимации Института мозга человека РАН: «За время прохождения обследования и лечения в институте мы видели некоторую положительную динамику – такую, как переход в малое сознание. Мы считаем, что необходимо в дальнейшем заниматься этим больным, его лечить, и наш институт готов этому всячески содействовать». Сейчас у Ромы появляются вспышки прогрессивных изменений, но для их стабилизации и закрепления необходима повторная терапия в Институте мозга РАН. Однако лечение в Институте стоит порядка полмиллиона рублей в месяц. Для простой самарской семьи эта сумма запредельная. Виновник трагедии, в которой погибли два российских майора пограничника, их жены остались вдовами, пятеро детей сиротами, а Рома стал инвалидом 1 группы, был осужден на пять лет, и в настоящее время уже освобожден от наказания. За это время он ни разу не обратился к семье Ромы с вопросом, в каком состоянии находится и как себя чувствует искалеченный им парень, и не предложил помощь. Друзья Ромы организовали в его поддержку команду «Ангелы воина», чтобы собрать частично денежные средства на повторное лечение Ромы в госпитале. На призыв активно откликнулись братья – погранцы, которые с самого начала помогали Роме и его семье, потому что «своих в беде не бросают»! Сбор денег для Ромы продолжается и сейчас. Мы верим, что наши защитники лучшие! И мы знаем: будет светлым небо нашей российской земли, пока есть такие парни, которые готовы жизнь отдать за нас с вами! А Рома живет и даже понемногу идет на поправку. Со своим братом и сыном близкие родственники наладили собственную систему общения. Так же, как и раньше, разговаривают с Романом мама и брат, друзья. И только слезы наворачиваются, когда смотрят на его старые фотографии. Уже более пяти лет Рома борется за свою жизнь. За то, чтобы снова встать на ноги, улыбнуться, сказать, как впервые произносит ребенок, слово «мама» и снова, как раньше, радоваться жизни. От Автора статьи: с Ромой и его семьей я познакомилась почти 3 года назад, когда случайно увидела группу в поддержку Романа в социальной сети Вконтакте. Случилось так удивительно, что я жила в Самаре в трех остановках от их дома, и работала в соседнем здании с университетом, где учился братишка Ромы. История зацепила меня, и я сразу же связалась с братом и приехала к ним, предложила семье свое участие и поскольку я адвокат, юридическую помощь. А впоследствии стала частым гостем в их гостеприимном доме и очень близкой к их семье. Вы знаете, когда я бываю у Ромы , сердце всегда сжимается, ком к горлу подступает, наворачиваются слезы, наверное, еще потому что представляешь себя на его месте свою маму в таком положении. И хочется сделать все, что можешь для него, лишь бы, упаси Бог, не оказаться на месте Ромки и его мамы. И когда берешь его руку в свою, он так сильно ее сжимает, что сразу понимаешь, Ромка очень хочет жить как мы с вами, радоваться жизни, он очень сильный и хочет вернуться к нашей жизни. В социальной сети ВКОНТАКТЕ организована группа в помощь пограничному офицеру Сибилеву Роману http://vk.com/club13944373 В группе указаны реквизиты для оказания помощи: Александр Сибилев - брат, законный представитель Романа http://vk.com/topic-13944373_26002589
Рейтинг: +1 252 просмотра
Комментарии (1)
ВАНЯ ГРОЗНЫЙ # 25 января 2015 в 12:40 0
50ba589c42903ba3fa2d8601ad34ba1e