Белая жизнь

article223533.jpg

– Хочется душевного тепла.–Так она тогда сказала.

Он полежал ещё минуту. Закрыв глаза. Правая рука занемела. Но не хотелось обращать на это внимание. Было приятно думать о ней.

Нет, она даже не так сказала, а вот как: " Хочется душевной теплоты”. В этой фразе было больше чувства. И, даже тоски. Тоски по настоящему чувству.

Они сошлись внезапно. Рывком.

Она не искала в нем ничего. Ни протекции, ни выгод. Он тоже.

Оба независимые. Состоятельные. Влиятельные. Каждый – вещь в себе.

Вокруг неё – сонм готовых заглядывать в глаза, пожимать руку и улыбаться снизу вверх. Иногда даже зубами наружу. Хоть съязвить, но позавидовать: "Ах, какова...Сука”. Близок локоть, да не укусишь.

И он – куда ни глянь, одни друзья.   А приглядеться –” не люди, а змеи...”. Подколодные. Расчётливые, затаившиеся. Даже не шипят. До поры, до времени... А чуть наступи на хвост – и зубы в мясо. И яд в дело.

Их точно свела судьба.

Он открыл глаза. И долго глядел в июльскую синеву.

– Это, наверно, судьба,— сказал он. Почти беззвучно. Но прокричал глазами в небо.

В небе летели две белокрылые цапли, часто взмахивая крылами.

Им было одиноко.  

Они знали, что тот, у кого много друзей, обречен на одиночество. 

Их души мёрзли. Среди жарких речей, тостов и прочая, прочая.

Он смотрел в высь июльского неба. И был далеко.

– А я боюсь высоты.– Проговорил  друг детства, теперь майор спецназа. – Боюсь летать. И всегда летаю.– И, переведя дыхание, словно от страха,  продолжал.— Всякий раз убеждаю себя: Всё. Поеду поездом. Никогда в этот летающий гроб. И, что ж? Снова лечу.

– Мне кажется, что отсюда снизу наблюдать небо интереснее, чем сверху. Как говорится: "Глаза в глаза, лица не увидать...”– Он вздохнул. И поплелся к ставковой воде,теплой и мутной.

С холмов пахло разогретым чабрецом. Солнце жгло.  А высоко прокладывал свою трассу самолет. Белую, как выдуманная жизнь.

© Copyright: Александр Апальков, 2014

Регистрационный номер №0223533

от 27 июня 2014

[Скрыть] Регистрационный номер 0223533 выдан для произведения:

– Хочется душевного тепла.–Так она тогда сказала.

Он полежал ещё минуту. Закрыв глаза. Правая рука занемела. Но не хотелось обращать на это внимание. Было приятно думать о ней.

Нет, она даже не так сказала, а вот как: " Хочется душевной теплоты”. В этой фразе было больше чувства. И, даже тоски. Тоски по настоящему чувству.

Они сошлись внезапно. Рывком.

Она не искала в нем ничего. Ни протекции, ни выгод. Он тоже.

Оба независимые. Состоятельные. Влиятельные. Каждый – вещь в себе.

Вокруг неё – сонм готовых заглядывать в глаза, пожимать руку и улыбаться снизу вверх. Иногда даже зубами наружу. Хоть съязвить, но позавидовать: "Ах, какова...Сука”. Близок локоть, да не укусишь.

И он – куда ни глянь, одни друзья.   А приглядеться –” не люди, а змеи...”. Подколодные. Расчётливые, затаившиеся. Даже не шипят. До поры, до времени... А чуть наступи на хвост – и зубы в мясо. И яд в дело.

Их точно свела судьба.

Он открыл глаза. И долго глядел в июльскую синеву.

– Это, наверно, судьба,— сказал он. Почти беззвучно. Но прокричал глазами в небо.

В небе летели две белокрылые цапли, часто взмахивая крылами.

Им было одиноко.  

Они знали, что тот, у кого много друзей, обречен на одиночество. 

Их души мёрзли. Среди жарких речей, тостов и прочая, прочая.

Он смотрел в высь июльского неба. И был далеко.

– А я боюсь высоты.– Проговорил  друг детства, теперь майор спецназа. – Боюсь летать. И всегда летаю.– И, переведя дыхание, словно от страха,  продолжал.— Всякий раз убеждаю себя: Всё. Поеду поездом. Никогда в этот летающий гроб. И, что ж? Снова лечу.

– Мне кажется, что отсюда снизу наблюдать небо интереснее, чем сверху. Как говорится: "Глаза в глаза, лица не увидать...”– Он вздохнул. И поплелся к ставковой воде,теплой и мутной.

С холмов пахло разогретым чабрецом. Солнце жгло.  А высоко прокладывал свою трассу самолет. Белую, как выдуманная жизнь.

Рейтинг: +1 151 просмотр
Комментарии (1)
Анна Магасумова # 27 июня 2014 в 17:46 0
По философски!