ГлавнаяВся прозаМалые формыРассказы → Жила-была Фея...

 

Жила-была Фея...

 

В далёкой стране, там, где лето бывает восемь месяцев в году, где жители никогда не носят шубы, варежки и сапоги, там, где в солнечных лучах сияют миллионы роскошных цветов, жила-была Фея. Не вымышленная, с остроконечными ушками и в струящемся полупрозрачном платьице, а самая настоящая – пухленькая, темноглазая, с веснушками на щеках и длинными тёмно-каштановыми волосами.

 

Она носила обувь 36 размера, температуру тела имела ровно 36 градусов, и лет ей было тоже 36 – во всяком случае, она так всем говорила, потому что чувствовала себя именно на этот возраст.

 

На свет Фея появилась, как и положено, из распустившегося цветочного бутона. Но это была не роза, и не лилия, и даже не полевой колокольчик, а самая обыкновенная тыква. Возможно, поэтому, из всех земных лакомств, она предпочитала солнечно-оранжевую тыквенную кашу с изюмом и корицей… ну, ещё с горсткой орешков… и, если повезёт – присыпанную тёртым шоколадом.

 

Она любила вышивать крестиком облака, печь вкуснейшие пироги и ватрушки, и сочинять стихи обо всём на свете. Фея записывала их на салфетках и, сложив самолётиками, отпускала в окно.

- Летите, летите, - напевала она, - летите туда, где вас ждут! Будьте подсказками для тех, кто в вас нуждается!

Её муж только ухмылялся этим «феерическим» чудачествам. Он уже забыл, как много лет назад влюбился в эту темноглазую девушку, умевшую даже тени раскрашивать яркими красками! Было время - он читал ей наизусть Петрарку и Бальмонта, спешил к ней с первым весенним одуванчиком и обещал носить на руках но… так и не поднял ни разу, ссылаясь на коварный остеохондроз.

- Не в этом счастье! – смеялась Фея и сама старалась дарить счастье всем и каждому.

 

Каждый день Фея начинала с гадания на зоологическом печенье. Словно древние руны, она осторожно доставала из коробки три фигурки и, поразмыслив немного, сообщала толкование своему отражению в горячем чайнике. Заварив чашку мятного чая, она выпивала его вприкуску с судьбоносными зверушками. Потом, наскоро собравшись, обувала любимые туфельки с невероятными пряжками и «летела» на работу.

Обычно феи работают экстрасенсами, прорицательницами или фокусницами, но эта была дипломированным курьером в «Бюро добрых услуг» - она доставляла людям радость: корзины с цветами, заказные поющие письма, необычные признания в любви, а иногда сопровождала аистов с новорожденными младенцами – мало ли что может приключиться во время перелёта!

- Ваши пожелания всегда сбываются! Вы – настоящая Фея! – восклицали все без исключения, не догадываясь, что это действительно так.

 

По вечерам, она, усталая, возвращалась в свою квартиру на самом верхнем этаже панельного дома. Её с нетерпением ожидало большое шумное семейство: муж, дети, внуки, дУшка - лабрадор, отбракованный в клубе из-за разного цвета глаз, троица ленивых персидских котов, говорящий попугай, проходивший у Феи курс лечения от авитаминоза, а также – временно приютившаяся двоюродная тётушка дворника Петровича, у которой сгорел дом в деревне.

 

- Я уже дома! – звонко кричала Фея с порога и все мчались ей навстречу. Коты тёрлись о ноги и мурлыкали, пёс, виляя хвостом, прыгал, изо всех сил стараясь облизать её лицо. Муж, целовал в щёку и сообщал, какую рубашку приготовить ему на завтра.

- А что будет на ужин? – интересовался 40-летний зять, поглаживая живот.

- Мамуль, мне к выходным нужно новое вечернее платье, сошьёшь? – обнимала её дочь.

- Бабушка, ты принесла нам подарки? – наперебой верещали внуки.

- Хорррошая, хорррошая, - приговаривал попугай.

А тётушка из деревни, облачившись в её халат и тапочки, скромно покашливала, предвкушая задушевную беседу и заботливо поставленные горчичники.

* * *

Однажды вечером, управившись, наконец, с сотней добрых дел, Фея взяла салфетку, чтобы зарифмовать пожелание «Спокойной ночи!», но… так ничего и не смогла придумать. Она зашла в гостиную – муж смотрел футбол, обложившись банками с пивом, сушёными лещами и солёными фисташками.

- Го-оол! – заголосил он, не заметив её появления.

- Я так устала, - тихо пожаловалась она.

- Давай, пивка налью? – прозвучало в ответ.

 

Фея заглянула в другую комнату: внуки строили из кубиков целое королевство и расселяли по домикам кукол, они были очень далеко – в сказочном мире!

В третьей комнате их родители смотрели триллер – звучали автоматные очереди, взрывы и реплики шерифа о распоясавшемся маньяке… скрипела кровать, звенели поцелуи и смех.

Фея вздохнула и вошла в ванную: тётя, с зелёным скрабом на лице, нежилась в горячей воде, листая «Космополитен». На голове у неё, словно пизанская башня, возвышалось махровое полотенце, а в воздухе кружились мельчайшие пузырьки ароматной пены. Её раскладушка на кухне была уже расстелена и, лабрадор с невинным видом посапывал на меховом одеяле. На накрытых фуфайкой, горячих банках с консервированными помидорами, нежились коты.

- Где бы найти укромный уголок? – подумала Фея и, взяв книжку, направилась в туалет. Дверь оказалась запертой изнутри.

 

 - Кто там? - шёпотом спросила она.

- Это я - Петрович! Я ненадолго… извиняйте, конечно… сдал свою квартиру на часок одному командировочному… ну, сами понимаете - и человека выручил и, мне копейка лишняя не помешает! А у вас тут уютно, коврик пушистый… я калоши снял – босиком в ворсинках пальцами шевелю и кроссворды разгадываю! Гы-ы! Вы не серчайте, я скоро выйду, т.е. уйду… добрая Вы женщина, настоящая Фея!

 

Она в растерянности пожала плечами, прыснула со смеху и вдруг… расплакалась. И откуда их столько, этих слёз?!

- Как бы я хотела устроиться у окна с видом на море, в руках - блюдце с солнечно-оранжевой тыквенной кашей, присыпанной грецкими орехами и шоколадом, а вдали – дюжина дельфинов… и солнце… и музыка!

Фея обняла подушку и устроилась на кухонной табуретке. За окном накрапывал дождь, холодильник урчал, словно гигантский кот, часы спешили, как всегда… куда, спрашивается?

 

 Почувствовав озноб, она померяла температуру - 37!!! Помчалась в прихожую и с трудом обула туфельки – ходить, а тем более «летать» в них уже невозможно, её ножки стали 37 размера!

- Ой, - с отчаяньем воскликнула Фея, - кажется, я чувствую себя на 37 лет!!!

Она взглянула на чайник.

 

- Все вокруг по-своему счастливы, - сказала она своему отражению, - а мне чего-то не хватает, точнее - моей душе… ей не хватает отдушины!

Словно таблетки для поднятия настроения, она проглотила банан и три шоколадные конфеты, собралась было поговорить с попугаем - уже потянула с клетки шёлковый платок, как вдруг заметила на подоконнике ноутбук. Открыв его и, увидев экран с множеством разноцветных ярлычков, поняла, что обращаться с этим чудом техники в семье умеют все, кроме неё, ну, ещё Петрович, пожалуй - полный ноль.

- А причём тут Петрович? – фыркнула Фея.

В туалете послышалось оживление, в унитазе водопадом заклокотала вода, хлопнула дверь и, дворник деловито отчитался:

- Всё в порядке, мне пора, спасибочки!

- Го-ооол!!! – донеслось из гостиной.

- Шериф оказался маньяком! – вещал телевизор в спальне.

- Я маме расскажу! Ябеда! Плакса! – ссорились внуки.

- Отцвели-ии, уж давно-оо, хризанте-еемы в сад-ууу…- пропела тётушка отвратительным контральто.

 ***

 

Наступила ночь, а Фея всё нажимала и нажимала кнопки на клавиатуре. Она недоумевала, сердилась, смеялась, делала массу открытий и узнавала невероятные вещи с просторов Интернета. Она зарегистрировалась на популярных сайтах и оставила на их форумах свои пожелания в стихах. Она узнала, как варить мыло и валять валенки, какая погода на Бермудских островах и в китайской провинции Сычуань, просмотрела сотни чужих фотографий и десятки видеоклипов, вспомнила давно забытые мелодии и совершила виртуальное путешествие вокруг земного шара.

И вдруг, ей пришло электронное письмо!

 

Симпатичный Бенджамин - неопределённого возраста, с овальными залысинами, грустными глазами и добрейшей улыбкой, предложил ей дружбу:

- Я одинок, люблю рыбалку и лыжи, пою под гитару и лихачу на сноуборде. Живу в стране, где снег – восемь месяцев в году, солнце – редкий гость, короткие зимние дни и длинные летние сумерки. Наверное, поэтому, я люблю радугу, яркие апельсины и, не смейтесь - тыквенную кашу. Мясо на углях тоже люблю, конечно… и виски иногда, в сильные морозы. А что любите Вы?

- А я люблю, когда вокруг меня все счастливы. Если бы Вы, Бэн, были не так далеко, я бы и Вас сумела сделать счастливым. Глаза – они выдают Вас, в них слишком много грусти. А ещё я, наверное, люблю, когда меня носят на руках, впрочем, не уверена, люблю стихи…и тыкву - очень!

- Надеюсь, Вы когда-нибудь прилетите ко мне в гости, я приглашаю! Моё окно - с видом на море снега, я угощу Вас Вашим любимым лакомством, присыпанным кедровыми орехами и шоколадом, а вдали, представьте, – дюжина снеговиков, которых я слеплю к Вашему приезду. А ещё - бледное солнце…и музыка!

- Слепите для меня? - её щёки залились румянцем, - А я напеку для Вас пирогов и ватрушек, и крестиком вышью на серых облаках солнечные лучи!

 

- Спасибо, буду рад! Знаете, у меня живёт белый медвежонок, я даже вольер ему построил.

- Какой Вы интересный!

- А Вы - необыкновенная, и имя у Вас должно быть особенным!

- Что Вы, меня зовут просто – Мила.

- Я буду называть Вас – Эмили, можно? У меня полночь, а у Вас уже, наверное, светает. До завтра, Эмили! Доброго Вам утра!

- Спокойной ночи, Бэнджамин!

 

* * *

 

За окном загорался рассвет. Фея поставила чайник на плиту и, зажмурившись, вынула из коробки три печенья, как будто это были лотерейные билеты.

- Всё будет хорошо! – рассмеявшись, сообщила она своему отражению, - Зоологическое печенье меня ещё ни разу не подводило: сорока, щенок и медвежонок – прекрасное сочетание! Сороки всегда приносят на хвосте новости – это значит, что я получу письмо, щенок – это друг, значит – письмо будет от друга, а медвежонок... думаю, что мой друг напишет мне в письме о проказах своего белого мишки! Я чувствую себя на 35 лет! Теперь мои туфельки придётся надевать на толстые носки – иначе потерять можно. Эх, ещё полетаю! Кстати, там, где зима восемь месяцев в году, носки очень даже пригодятся.

 

Чайник, услышав новости, восторженно закипел. Аромат мятного чая разбудил тётушку и лабрадора, спящих валетом на раскладушке, и котов на остывших банках с помидорами, и попугая, в клетку которого из-за шёлкового платка не проник утренний свет. Все стали потягиваться, сладко зевать и планировать новый день.

А Эмили, подкрасив ресницы, с мечтательным видом «полетела» на работу.

- Петрович, наш туалет для Вас всегда открыт – милости просим! – смеясь, прокричала она долговязому силуэту с метёлкой в руке.

 

Взмыв высоко в небо, и купаясь в солнечных лучах, Фея готова была дарить радость и счастье всем-всем-всем - без исключения. Потому что такие, как она и есть:
для кого-то – каждодневная радость,
кому-то – нежданная любовь,
чьё-то – необьятное счастье,
а для некоторых… – вся жизнь!!!

 

А иначе, даже самая убедительная легенда о чудесном бутоне на цветущей тыкве, не превратит обыкновенную женщину в настоящую Фею!

© Copyright: Виктория Вирджиния Лукина, 2012

Регистрационный номер №0063503

от 17 июля 2012

[Скрыть] Регистрационный номер 0063503 выдан для произведения:

В далёкой стране, там, где лето бывает восемь месяцев в году, где жители никогда не носят шубы, варежки и сапоги, там, где в солнечных лучах сияют миллионы роскошных цветов, жила-была Фея. Не вымышленная, с остроконечными ушками и в струящемся полупрозрачном платьице, а самая настоящая – пухленькая, темноглазая, с веснушками на щеках и длинными тёмно-каштановыми волосами.

Она носила обувь 36 размера, температуру тела имела ровно 36 градусов, и лет ей было тоже 36 – во всяком случае, она так всем говорила, потому что чувствовала себя именно на этот возраст.

 

На свет Фея появилась, как и положено, из распустившегося цветочного бутона. Но это была не роза, и не лилия, и даже не полевой колокольчик, а самая обыкновенная тыква. Возможно, поэтому, из всех земных лакомств, она предпочитала солнечно-оранжевую тыквенную кашу с изюмом и корицей… ну, ещё с горсткой орешков… и, если повезёт – присыпанную тёртым шоколадом.

Она любила вышивать крестиком облака, печь вкуснейшие пироги и ватрушки, и сочинять стихи обо всём на свете. Фея записывала их на салфетках и, сложив самолётиками, отпускала в окно.

- Летите, летите, - напевала она, - летите туда, где вас ждут! Будьте подсказками для тех, кто в вас нуждается!

 

Её муж только ухмылялся этим «феерическим» чудачествам. Он уже забыл, как много лет назад влюбился в эту темноглазую девушку, умевшую даже тени раскрашивать яркими красками! Было время - он читал ей наизусть Петрарку и Бальмонта, спешил к ней с первым весенним одуванчиком и обещал носить на руках но… так и не поднял ни разу, ссылаясь на коварный остеохондроз.

- Не в этом счастье! – смеялась Фея и сама старалась дарить счастье всем и каждому.

 

Каждый день Фея начинала с гадания на зоологическом печенье. Словно древние руны, она осторожно доставала из коробки три фигурки и, поразмыслив немного, сообщала толкование своему отражению в горячем чайнике. Заварив чашку мятного чая, она выпивала его вприкуску с судьбоносными зверушками. Потом, наскоро собравшись, обувала любимые туфельки с невероятными пряжками и «летела» на работу.

 

Обычно феи работают экстрасенсами, прорицательницами или фокусницами, но эта была дипломированным курьером в «Бюро добрых услуг» - она доставляла людям радость: корзины с цветами, заказные поющие письма, необычные признания в любви, а иногда сопровождала аистов с новорожденными младенцами – мало ли что может приключиться во время перелёта!

- Ваши пожелания всегда сбываются! Вы – настоящая Фея! – восклицали все без исключения, не догадываясь, что это действительно так.

 

По вечерам, она, усталая, возвращалась в свою квартиру на самом верхнем этаже панельного дома. Её с нетерпением ожидало большое шумное семейство: муж, дети, внуки, дУшка - лабрадор, отбракованный в клубе из-за разного цвета глаз, троица ленивых персидских котов, говорящий попугай, проходивший у Феи курс лечения от авитаминоза, а также – временно приютившаяся двоюродная тётушка дворника Петровича, у которой сгорел дом в деревне.

 

- Я уже дома! – звонко кричала Фея с порога и все мчались ей навстречу. Коты тёрлись о ноги и мурлыкали, пёс, виляя хвостом, прыгал, изо всех сил стараясь облизать её лицо. Муж, целовал в щёку и сообщал, какую рубашку приготовить ему на завтра.

- А что будет на ужин? – интересовался 40-летний зять, поглаживая живот.

- Мамуль, мне к выходным нужно новое вечернее платье, сошьёшь? – обнимала её дочь.

- Бабушка, ты принесла нам подарки? – наперебой верещали внуки.

- Хорррошая, хорррошая, - приговаривал попугай.

А тётушка из деревни, облачившись в её халат и тапочки, скромно покашливала, предвкушая задушевную беседу и заботливо поставленные горчичники.

* * *

Однажды вечером, управившись, наконец, с сотней добрых дел, Фея взяла салфетку, чтобы зарифмовать пожелание «Спокойной ночи!», но… так ничего и не смогла придумать. Она зашла в гостиную – муж смотрел футбол, обложившись банками с пивом, сушёными лещами и солёными фисташками.

- Го-оол! – заголосил он, не заметив её появления.

- Я так устала, - тихо пожаловалась она.

- Давай, пивка налью? – прозвучало в ответ.

Фея заглянула в другую комнату: внуки строили из кубиков целое королевство и расселяли по домикам кукол, они были очень далеко – в сказочном мире!

В третьей комнате их родители смотрели триллер – звучали автоматные очереди, взрывы и реплики шерифа о распоясавшемся маньяке… скрипела кровать, звенели поцелуи и смех.

Фея вздохнула и вошла в ванную: тётя, с зелёным скрабом на лице, нежилась в горячей воде, листая «Космополитен». На голове у неё, словно пизанская башня, возвышалось махровое полотенце, а в воздухе кружились мельчайшие пузырьки ароматной пены. Её раскладушка на кухне была уже расстелена и, лабрадор с невинным видом посапывал на меховом одеяле. На накрытых фуфайкой, горячих банках с консервированными помидорами, нежились коты.

- Где бы найти укромный уголок? – подумала Фея и, взяв книжку, направилась в туалет. Дверь оказалась запертой изнутри.

- Кто там? - шёпотом спросила она.

- Это я - Петрович! Я ненадолго… извиняйте, конечно… сдал свою квартиру на часок одному командировочному… ну, сами понимаете - и человека выручил и, мне копейка лишняя не помешает! А у вас тут уютно, коврик пушистый… я калоши снял – босиком в ворсинках пальцами шевелю и кроссворды разгадываю! Гы-ы! Вы не серчайте, я скоро выйду, т.е. уйду… добрая Вы женщина, настоящая Фея!

 


Она в растерянности пожала плечами, прыснула со смеху и вдруг… расплакалась. И откуда их столько, этих слёз?!

- Как бы я хотела устроиться у окна с видом на море, в руках - блюдце с солнечно-оранжевой тыквенной кашей, присыпанной грецкими орехами и шоколадом, а вдали – дюжина дельфинов… и солнце… и музыка!

 


Фея обняла подушку и устроилась на кухонной табуретке. За окном накрапывал дождь, холодильник урчал, словно гигантский кот, часы спешили, как всегда… куда, спрашивается?

Почувствовав озноб, она померяла температуру - 37!!! Помчалась в прихожую и с трудом обула туфельки – ходить, а тем более «летать» в них уже невозможно, её ножки стали 37 размера!

- Ой, - с отчаяньем воскликнула Фея, - кажется, я чувствую себя на 37 лет!!!

 

Она взглянула на чайник.

- Все вокруг по-своему счастливы, - сказала она своему отражению, - а мне чего-то не хватает, точнее - моей душе… ей не хватает отдушины!

 


Словно таблетки для поднятия настроения, она проглотила банан и три шоколадные конфеты, собралась было поговорить с попугаем - уже потянула с клетки шёлковый платок, как вдруг заметила на подоконнике ноутбук. Открыв его и, увидев экран с множеством разноцветных ярлычков, поняла, что обращаться с этим чудом техники в семье умеют все, кроме неё, ну, ещё Петрович, пожалуй - полный ноль.

- А причём тут Петрович? – фыркнула Фея.

В туалете послышалось оживление, в унитазе водопадом заклокотала вода, хлопнула дверь и, дворник деловито отчитался:

- Всё в порядке, мне пора, спасибочки!

- Го-ооол!!! – донеслось из гостиной.

- Шериф оказался маньяком! – вещал телевизор в спальне.

- Я маме расскажу! Ябеда! Плакса! – ссорились внуки.

- Отцвели-ии, уж давно-оо, хризанте-еемы в сад-ууу…- пропела тётушка отвратительным контральто.

 

***

 

Наступила ночь, а Фея всё нажимала и нажимала кнопки на клавиатуре. Она недоумевала, сердилась, смеялась, делала массу открытий и узнавала невероятные вещи с просторов Интернета. Она зарегистрировалась на популярных сайтах и оставила на их форумах свои пожелания в стихах. Она узнала, как варить мыло и валять валенки, какая погода на Бермудских островах и в китайской провинции Сычуань, просмотрела сотни чужих фотографий и десятки видеоклипов, вспомнила давно забытые мелодии и совершила виртуальное путешествие вокруг земного шара.

И вдруг, ей пришло электронное письмо!

Симпатичный Бенджамин - неопределённого возраста, с овальными залысинами, грустными глазами и добрейшей улыбкой, предложил ей дружбу:

- Я одинок, люблю рыбалку и лыжи, пою под гитару и лихачу на сноуборде. Живу в стране, где снег – восемь месяцев в году, солнце – редкий гость, короткие зимние дни и длинные летние сумерки. Наверное, поэтому, я люблю радугу, яркие апельсины и, не смейтесь - тыквенную кашу. Мясо на углях тоже люблю, конечно… и виски иногда, в сильные морозы. А что любите Вы?

- А я люблю, когда вокруг меня все счастливы. Если бы Вы, Бэн, были не так далеко, я бы и Вас сумела сделать счастливым. Глаза – они выдают Вас, в них слишком много грусти. А ещё я, наверное, люблю, когда меня носят на руках, впрочем, не уверена, люблю стихи…и тыкву - очень!

- Надеюсь, Вы когда-нибудь прилетите ко мне в гости, я приглашаю! Моё окно - с видом на море снега, я угощу Вас Вашим любимым лакомством, присыпанным кедровыми орехами и шоколадом, а вдали, представьте, – дюжина снеговиков, которых я слеплю к Вашему приезду. А ещё - бледное солнце…и музыка!

- Слепите для меня? - её щёки залились румянцем, - А я напеку для Вас пирогов и ватрушек, и крестиком вышью на серых облаках солнечные лучи!

- Спасибо, буду рад! Знаете, у меня живёт белый медвежонок, я даже вольер ему построил.

- Какой Вы интересный!

- А Вы - необыкновенная, и имя у Вас должно быть особенным!

- Что Вы, меня зовут просто – Мила.

- Я буду называть Вас – Эмили, можно? У меня полночь, а у Вас уже, наверное, светает. До завтра, Эмили! Доброго Вам утра!

- Спокойной ночи, Бэнджамин!

 

* * *

 

За окном загорался рассвет. Фея поставила чайник на плиту и, зажмурившись, вынула из коробки три печенья, как будто это были лотерейные билеты.

- Всё будет хорошо! – рассмеявшись, сообщила она своему отражению, - Зоологическое печенье меня ещё ни разу не подводило: сорока, щенок и медвежонок – прекрасное сочетание! Сороки всегда приносят на хвосте новости – это значит, что я получу письмо, щенок – это друг, значит – письмо будет от друга, а медвежонок... думаю, что мой друг напишет мне в письме о проказах своего белого мишки! Я чувствую себя на 35 лет! Теперь мои туфельки придётся надевать на толстые носки – иначе потерять можно. Эх, ещё полетаю! Кстати, там, где зима восемь месяцев в году, носки очень даже пригодятся.

 


Чайник, услышав новости, восторженно закипел. Аромат мятного чая разбудил тётушку и лабрадора, спящих валетом на раскладушке, и котов на остывших банках с помидорами, и попугая, в клетку которого из-за шёлкового платка не проник утренний свет. Все стали потягиваться, сладко зевать и планировать новый день.

А Эмили, подкрасив ресницы, с мечтательным видом «полетела» на работу.

- Петрович, наш туалет для Вас всегда открыт – милости просим! – смеясь, прокричала она долговязому силуэту с метёлкой в руке.

 


Взмыв высоко в небо, и купаясь в солнечных лучах, Фея готова была дарить радость и счастье всем-всем-всем - без исключения. Потому что такие, как она и есть:
для кого-то – каждодневная радость,
кому-то – нежданная любовь,
чьё-то – необьятное счастье,
а для некоторых… – вся жизнь!!!

 


А иначе, даже самая убедительная легенда о чудесном бутоне на цветущей тыкве, не превратит обыкновенную женщину в настоящую Фею!

Рейтинг: +1 579 просмотров
Комментарии (2)
Галина Емельянова # 28 июля 2012 в 19:17 +1
9c054147d5a8ab5898d1159f9428261c
Виктория Вирджиния Лукина # 29 июля 2012 в 21:48 0
Спасибо, Галина! Конечно же, все женщины - феи! live4 yesyes