Жених

23 июня 2012 - Акраш Руинди

    Вероника не раз выезжала на сбор хлопка. Выезды были кратковременными и сопровождались распитием водки, скабрезными анекдотами и всеобщим весельем.

   Собирали хлопка мало и не охотно. Мужчины, те вообще, удалялись в кусты и продолжали распитие спиртных напитков. Затем к вечеру приезжали автобусы и увозили пьяных людей в город.

    Молодой специалист Володя, математик и пошляк подсчитал, во что обходится одна такая поездка государству, и какую приблизительную пользу приносит она. Весь свой труд он разместил на бумаге и понес по-дурости своей в партком института.

    Там разбирались недолго, вызвали писаку к директору проектного  учреждения и прочистили ему мозги так, что он три дня ни с кем не разговаривал, а затем внезапно женился на молодой копировальщице. Ничего, конечно же, эта женитьба хорошего не принесла, кроме разбитого сердца Вероники. Она работала в сметном отделе и была безумно влюблена  в этого шалопая Володьку.

   - Одумайся, Вероника, посмотри на него, в нем нет ни одного положительного качества, кроме импортных очков, предупреждала подругу ведущий инженер Ольга.

   - А что я тебе говорила, - не без доли злорадства, сказала она много позже, когда по институту разнеслась весть о свадьбе Володьки.

   - Ну и пусть, я все равно его люблю, - произнесла заплаканная Вероника и убежала в туалет. Уже сидя за столом обложенного бумагами,  она заставила себя успокоиться.                                                                    

  - Пусть думают, что я только недавно влюбилась в этого Володьку. Никто не знает моей тайны, даже подруга Ольга, и это хорошо. Вероника прикрыла глаза, она так делала всегда, когда безысходность врывалась в ее душу. И это было второй раз. А в первый раз было тогда, когда он встретился ей на берегу речки, на самом закате дня.

  - Сколько же мне тогда было? Пятнадцать или шестнадцать лет? Да пятнадцать. А ему? Все восемнадцать, наверное? Нет, что ты, он уже вернулся из армии, двадцать с небольшим. Ах, какой он тогда был красавец.

   - Ты что тут в такой час делаешь? – строго спросил Володя, встретив девушку  на берегу, - а ну беги домой, мало какие люди здесь ходят. Шмыгнув носом, Вероника бросилась к дому, благо тот был рядом – кустарник, пустырь и вот он, дом родной.

   - Что он обо мне подумал? – мучилась Вероника.  Володька же, ни о чем не думал, ему было не до этого, он готовился восстановиться в институте и продолжить учебу.

  Однажды, спрятавшись за дерево, Вероника, следила как тот, с документами, завернутыми  в газету, идет по тропинке на автобусную остановку.

   - Сейчас сядет в автобус и покатит к себе в институт, - обиженно подумала   девушка, когда сосед скрылся из виду, - а на меня внимания ни какого.     

  Летние каникулы, делать нечего, подруги и знакомые пацаны разъехались кто куда. Родители Вероники с младшим братом  Сергеем уехали на неделю  к бабушке отдохнуть. Ее же, вместе с кошкой оставили караулить дом.

    Наскоро чмокнув дочь в щеку, отец и мать уселись в машину, где на заднем сидении в полудреме лежал Сережка, и укатили, оставив за собой смесь пыли и дыма.

    Что можно ожидать от девицы, едва перевалившей за отроческий возраст, и оставшейся на целую неделю одна? Неделя – это же целая вечность. Первые полдня она провалялась на кровати, затем слегка перекусив, вышла на улицу.

    Пустынная территория не предвещала ни веселья, ни развлечений. Пройдя до аптеки, рядом с которой находилась будка по продаже газированной воды, он выпила два стакана с сиропом и побрела по улице. Жаркое летнее солнце не способствовало прогулке, и Вероника вернулась домой.

   Там лежа на кровати, она попыталась было читать. Небольшой томик фантастического романа ввел ее в легкую дрему, которая затем постепенно перешла в крепкий сон.

   - Вероника, ты что спишь, что ли? – раздался гортанный голос соседки, тети Вали. Девушка лениво открыла глаза и все никак не могла прийти в себя.

   - Иди ко мне я пельменей наготовила, иди, покушай, - продолжал греметь  голос соседки.                                                                        

    Вероника выглянула в окно, соседка стояла за невысоким деревянным заборчиком и, утирая пот со лба, терпеливо ждала.

  - Теть Валь, да не хочу я кушать, жарко.

  - Ага, ты похудеешь, как я отчитаюсь перед твоей мамой? Нет уж дорогая, идем ко мне безо всяких вопросов.

   - Если тетя Валя уперлась, сопротивляться бесполезно, - умывая лицо, сказала себе Вероника, и нехотя, едва перебирая ноги, поплелась к соседке. Выходя из дома, она обратила внимание на старого кота, который лежал на веранде и, завидев хозяйку, жалобно  замяукал.

   - Вот кого кормить надо, он вечно голодный, - подумала девушка и взяла его на руки. Так и пришла с котом в руках к тете Вале, которая жила через два дома от них.

   Зайдя во двор, она выпустила из рук кота и поднялась на веранду соседей. Та уже наложила девушке и себе пельменей и наливала из крынки своего знаменитого кваса.

   - Ты тоже ведь, как и я, горячие пельмени не любишь? Так пусть они стынут, а пока вот кваску выпей, - хозяйка протянула Веронике большой бокал напитка.

   - Квас у вас знаменитый, тетя Валя, - хватая двумя руками посуду, произнесла девушка, - мама тоже пыталась такой приготовить, но у нее не получается.

   - Это меня муж мой покойный, выучил. Ты помнишь его, дядю Петю то?

   - Помню, хотя совсем маленькая была, он меня все на  ваших качелях качал, и пока моя мама не видела, мороженным угощал.

   - Володька то, наш от первой его жены сын. Как только померла сердешная, так вдовец  ко мне стал подбиваться.

   - Что говорит, я вдовый, ты тоже без мужа. Искать жену за тридевять земель, не дело, давай сойдемся. Твой сын на Дальнем Востоке в моряках служит, сюда возвращаться не собирается, а с Володькой как-нибудь разберемся. Ну, вот и сошлись мы,  живем, слава Богу, не тужим. Только мне сдается, наш Володя на тебя глаз положил? Полюбил, наверное?

   Вероника опустила глаза, щеки ее покраснели:

   - Что вы такое говорите, тетя Валя, он взрослый уже, а мне только шестнадцать, да и рано мне о любви думать, учиться надо.

   - Учеба любви не помеха, - подвигая Веронике тарелку с пельменями, - сказала хозяйка, - а вот то, что учиться надо, ты, верно, заметила, девочка. Я это к тому говорю, что ты девушка порядочная, не вертихвостка какая.

    И то, что влюблена ты по самые уши  в Володьку, я знаю, от меня не скроешь.

    Это родители твои могут не заметить, а у меня глаз наметанный.                                                                 

    И Вовка тоже все ходит, хорохорится, хамит постоянно девкам, это своего рода защита от  беспредельной застенчивости.

    Он весь в батьку своего. Тот тоже, женатый был уже, ребенок есть, а посмотрит в его сторону баба, так  красным как буряк становится. Но за хамством, как сын не прятался, так и помер скромником. А ты почему не кушаешь?

   - Можно я пару пельменей коту дам? – спросила все еще красная Вероника.

   - Конечно же, можно, только для котов у меня свой корм есть, - с этим тетя Валя встала из-за стола и, подойдя к тумбочке, вытащила пакетик, затем  спустилась во двор.

   - Вот значит как, Володя сам в меня влюблен, - подцепив из тарелки пельмень, думала девушка, - раз так, ладно. А ведь и виду не покажет, слова не скажет. Все с Любкой с соседней улицы в кино ходит, целуется в кустах.

   В это время на дворе появился Володя и, кивнув маме, вбежал на веранду.

  - Ба, да и ты здесь, - громко крикнул он Веронике, - и который пельмень уже проглотила? Мне хоть оставила, жрать хочу мочи нет. Второй день по кабинетам мотаюсь. Наконец-то оформил все. А у тебя как с учебой? Затем ударив себя по лбу, пробормотал:

   - Совсем забыл, ты же у нас еще школьница, каникулы у тебя. Мама хватит с котами разбираться, давай кушать. Тетя Валя вбежала на веранду.

   - Сей секунд, сынок, сейчас подам. А ты куда собралась, не ела ничего, сиди на месте, - шутливо приказала она и, надавив на плечи поднявшееся со стула Вероники, усадила ее обратно.

   - Как дела?  - спросила она у сына, когда тот усиленно подналег на пельмени.

   - Все в полном ажуре, первого сентября на учебу, второй курс. Буду грызть науки.

   - Жениться то, когда собираешься? Или нет на примете никого? – наслаждаясь смущением ребят, спросила тетя Валя.

- Гляди, какая невеста подрастает, - кивая в сторону Вероники, - продолжила соседка, - красавица, загляденье просто. Девушка готова была провалиться от стыда и смущения. Она хотела встать и убежать отсюда, но ноги отказывались слушать ее. А тетя Валя продолжила пытку:

  - Ты смотри у меня, Володя, кроме Вероники в дом никого не пущу. Вот пройдет пару годков и под венец. Тут Володя чуть не поперхнулся очередным пельменем.

   - Мама, - откашлявшись, жалобно промычал он, - ты меня ухитряешься в краску вогнать, а что о Веронике скажешь, вон смотри, вся пунцовая стала.

   - Ничего, девичья скромность только украшает ее. Вот и пообещай мне, что женишься только на Веронике, и все тут.                                                                      

   - Это, что сватовство? – засмеявшись, произнес молодой человек, или обручение?

   - Будем считать, что и то, и другое, - поддержав сына смехом – сказала тетя Валя.

   - Тогда и ее родителям об этом сообщить надо, - весело продолжил молодой человек.

   - Когда время придет, сама сообщу, пусть это вас не беспокоит, - промолвила хозяйка, ставя на стол самовар.

  Когда прошел первый шок, Вероника, собравшись мыслями и набравшись смелости, дерзко взглянула на Володю и громко произнесла:

   - А что же это вы, тетя Валя обручаете нас и даже не спросили будущих жениха и невесту, любят ли они друг друга.

   - Ох, если бы не знала, что безумно любят друг друга и разговор то не затевала бы. Вы меня тут врасплох не поймаете, вижу, как глазки то играют.

   - Это же надо, сколько знаю тетю Валю, всегда такую степенную  и вроде бы немногословную, а тут на тебе сватовство происходит, - Вероника перевела взгляд на кусты роз, огненными бутонами заполонивших  двор соседей.

   - Ну, ладно невеста, - вытерев рот, произнес Володя, - раз такое дело, то сегодня вечером идем в кино, а перед этим посетим кафе. Скушаем по порции пломбира, а пока я отдохну. И он скрылся в спальне.

   - Спасибочко, тетя Валя, - вдруг засмеялась Вероника, - я домой, жених в кино пригласил, пойду, приготовлюсь, и девушка легко сбежала по ступеням веранды. Взяв на руки ленивого кота, она скрылась за калиткой.

   Лежа на диване и прикрыв глаза, Володя все еще слышал голос мамы:

   - Кроме Вероники, никого в дом не пущу.  А она красивая. Разве в детстве можно разглядеть в девочке ее красоту? Все они кажутся одинаковыми, крикливыми и угловатыми. А вот на тебе подрастают и не узнать их. Так что сегодня произошло?

    Мама словно с цепи сорвалась, про женитьбу вдруг заговорила, девчонку в краску ввела. Так рассуждая, Володя, не заметно для себя, заснул.

   - Вероника ждет, извелась вся, наверное? А ты спишь, как на посту. Поднимайся, в кино пора, - толкая сына в плечо, бурлила тетя Валя.

   - В чем дело, мама? - стараясь перевернуться на другой бок, - промычал Володя.

   - А дело в том, что тебя, дурака, девушка ждет, сам ведь ее в кино пригласил.

   - Ах, да, - усевшись на постели, - проговорил Володя, - нехорошо получается, девушка ждет, а я сплю. Сколько времени сейчас? И посмотрев на настенные часы, молодой человек несколько успокоился, - успею, сейчас душ приму и успею.

                                                                    

     Пока молодой человек протирал после сна глаза, а затем стоял под душем, Вероника примеряла перед зеркалом недавно сшитую мамой юбку, из  подаренного ей отцом отреза, а сверху она решила надеть мамину блузку, благо размеры у них были одинаковые. Как же иначе, ее впервые пригасили в кино.

    И кто пригласил, Володя, по которому в тайне сохли почти все девчонки улицы. Правда, в детстве они с пацанами и девчатами часто ходили в местный кинотеатр, но разве можно сравнивать те посещения с сегодняшним, когда тебя пригласил двадцатилетний мужчина?

    Нарядившись, Вероника включила  телевизор, и чинно уселась в кресло. Затем, несколько подумав, вытащила из книжного шкафа толстенный том и открыла его. Он,  наверное, постучится в дверь и войдет к ней, не будет же Володька  свистеть из-за забора и истошно орать, как это  он постоянно делал раньше:

   - Ника, спроси у мамы, нет ли у нее лишней коробки спичек?

    - Нет, он так не сделает, все-таки джентльмен, а я почти что леди.

Она оказалась права, Володя с букетиком, нарванных у соседей, цветов, появился у порога дома ровно в семь часов и тихо постучал.

   - Ты готова? – спросил он, как только Вероника открыла дверь, и протянул ей цветы.

   - Спасибо, - только и произнесла девушка, оставаясь стоять на месте.

   - Пойдем, - молодой человек подал руку девушке.

  Проходя мимо, успевших оседлать скамейки, соседок, общий возраст которых переваливал за тысячелетие, Вероника, опустив в смущении глаза, чувствовала пронизывающие ее насквозь, взгляды.

   - Гляди, какая вымахала, - то ли с восторгом, то ли с укоризной, прошамкала одна из них, Марья Гавриловна, - и жениха себе выбрала, тоже на зависть. Неизвестно как воспринял реплику старухи Володя, но после этих слов Вероника взяла спутника под руку.

   - Раз жених, имею право, - смело решила девушка. Тот не отпрянул от неожиданности и, наклонившись, прошептал ей на ухо:

   - И эти нас поженили.

   - А тебе, что не нравиться? – Вероника остановилась и посмотрела Володьке прямо в глаза.

   - Нравится, нравится, - отводя взгляд, скороговоркой пробормотал  он, - пойдем скорее, фильм пропустим. После сеанса Вероника заторопилась домой, но молодой человек, взяв девушку за руку, не  отпускал ее.

    - Ника, давай немного погуляем, - просящее, проговорил он, - гляди какая ночь красивая.

   Девушка, ни проронив, ни слова, взяла Володьку под руку, и повернула спутника к  вокзалу.

                                                               

   - Знаешь Володя, - немного погодя, сказала она,  - я очень люблю ночной вокзал, здесь всегда кипит жизнь. Представляешь, все спят мертвым сном, а здесь жизнь бьет ключом. Однажды к нам проезжали родственники, и среди них была молодая девушка, звали ее Марина, так вот она однажды ночью подошла ко мне и шепчет:

   - Пойдем, прогуляемся. А я тогда была совсем маленькая, но встала с постели и наскоро одевшись, пошла с ней. Мы пришли на наш вокзал. Ты бы видел ее лицо, она с таким очарованием и наслаждением наблюдала вокзальную суету.

    Мы ходили по залу ожидания между чемоданов и мешков, глядели как измученные пассажиры, в невероятных позах, кто, в обнимку с детьми, кто, запрокинув голову, кто, скрючившись в невероятный клубок, спали на подстеленных газетах и тряпках.

   - Посмотри на них, - говорила Марина, - как нужно устать человеку, чтобы вот так спать. Затем мы смотрели на старые черные, с красными звездами   паровозы, окутанные паром, громко шипели и ахали.

   Не знаю почему, но эта единственная ночь запала в мою детскую память? И, как только я повзрослела, то уговорила свою подругу Наташку, ты знаешь ее, пойти ночью на вокзал.

     Ей понравилось, и мы стали  практиковать такие вылазки. Вероника, возвращаясь в своих воспоминаниях в недалекое детство, не заметила, как Володя, почуяв прохладу,  снял свою легкую куртку и накинул ее на плечи девушки.

    Ощутив тепло, девушка смутилась. Она много раз видела в кино моменты, когда юноша накидывал на плечи девушки свой пиджак или пальто, но что это может быть так трогательно, аж  до дрожи в коленках она, естественно, не подозревала.

     Возникшее внутри ее чувство полного и безоговорочного доверия к этому, стоящему рядом человеку, привело ее на грань состояния, что случись сейчас самое невероятное,  она не задумываясь, отдала бы за него жизнь.

   - А ты оказывается поэт, так описать свои ощущения, могут только поэты. Ты не пробовала писать стихи?  - взглянув на небо, спросил Володя.

   - О каких стихах он говорит? Разве сейчас время говорить о стихах? – стучало  в висках Вероники.

    Она впервые ощутила ту вселенскую любовь, которая исподволь входила в нее, и от которой сердце девушки готово было выскочить из груди, затем взлетев к облакам, вернуться назад и умереть.                                                

  - Тебе, что плохо? – видя, как побледнело лицо Вероники и, слегка тряхнув ее за плечи, вскрикнул Володя. Девушка, не отвечая, ткнулась головой ему в грудь.

   - Мне очень хорошо, я просто люблю тебя, - и Вероника подняла лицо.

                                                                     

   Вся ее неиспорченная сущность, кричала ему:

   - Поцелуй меня, поцелуй же меня, мой возлюбленный. Но тут на сцену вышла природная стеснительность Володи, он не мог заставить себя прикоснуться к губам притягивающей его невинности, не мог и все тут. 

    Вот ежели бы была вечеринка с пошлыми анекдотами и сальными словечками, тут наш герой схватил бы за талию первую попавшуюся девицу и, затащив ее в кусты, стал бы неистово целовать и щупать ее. После этой прогулки, Вероника не спала всю ночь, Володя тоже не сомкнул глаз.

    Позже они стали часто встречаться. Ходили в кино, на танцы и даже один раз пошли на стадион.

  Вот там-то им и встретился давний знакомый Володи красивый брюнет Виктор. Он, не отрываясь, смотрел на Володину спутницу, плотоядно улыбался, и наконец, уговорил Володю вместе с Вероникой пойти на день рождения его товарища.

   - Через два дня, - крикнул Виктор, заскакивая на подножку трамвая, - смотрите не забудьте, через два дня. Отец Вероники не хотел отпускать дочь в неизвестную компанию, но мама уговорила уступить дочери:

   - Она же с Володькой будет, пусть погуляет – твердила она за обедом, да и не маленькая уже скоро семнадцать лет.

  На званой вечеринке, выпив немного шампанского, Вероника почувствовала, себя нехорошо. Немного погодя она пришла в себя.

     Шум музыки веселые шутки и смех стерли границы внутреннего контроля, и она полностью отдалась веселью.

    Как затем она оказалась в чужой постели, где шустрые пальцы Виктора стремились снять с нее нижнее белье, она не заметила.

    Мелькнула страшная мысль, и она, на минуту вырвавшись из противных объятий мужчины, во всю глотку закричала:

   - Володя, Володя. Смутно видела она перед собой плотоядный взор Виктора, слышала его пьяный голос:

   - Ну, что тебе, керюха, бабы жалко. А затем крики и удары, звон разбитой посуды и визг какой-то женщины:

   - Убивают, спасите. Темное облако забытья накрыло сознание девушки. Проснулась она в той же постели. Вокруг была тишина, только из столовой доносился звук посуды.

    Она присела на кровать и внимательно оглядела себя. Затем тихонько встав, Вероника подошла к зеркалу, на шее едва заметный синячок выдавал о чьих-то бурных поцелуях.

   Одевшись и поправив прическу, она осмелилась выйти в зал. Там вместе с хозяйкой квартиры  за столом сидели Володя и отец девушки. Все молча, посмотрели на Веронику.

                                                                        

     Та покраснела и не знала что ей делать, не найдя ничего лучшего она произнесла:

  - Доброе утро.                                                                                                                                      

   - Доброе, доброе, девочка, - обрадовано произнесла женщина, - иди в ванную умойся и приходи пить с нами чай. После непродолжительного чаепития гости засобирались домой. Попрощавшись с Володей, отец с дочерью вошли к себе.

   - Что с тобой случилось? – мать бросилась к Веронике, - я здесь всю ночь глаз не сомкнула. С этим Володькой больше никуда не отпущу.  Где он негодник?

   - Ты мать полегче с Вовкой, если с кем и отпускать ее, то только с ним, - отец строго посмотрел на жену, - чем претензии предъявлять, лучше бы пошла к ним и поблагодарила его, спасибо сказала.

    Дочь твоя жива и здорова, что нельзя сказать о мерзавце, которого Вовка отделал как собаку.

     Я сам не думал, что хилый с виду наш сосед может так драться. Дочку твою защитил. Мать вопросительно взглянула на Веронику. Та в знак согласия с отцом только кивнула.

   - Ну, ты сейчас вопросы лишние не задавай, обед лучше подай, голодный я, - отец удобнее уселся в кресле. - А ты, Вероника, если не будешь кушать, иди к себе и отдохни.

    За обедом глава семейства, тихо, чтоб не услышала дочь, рассказал обо всем происшедшем жене. Через несколько дней все вроде бы утряслось и забылось. Вскоре наступил сентябрь, началась учеба и заботы связанные с ней, полностью захватили Володю и Веронику.

     Когда Володя окончил учебу, и по направлению пошел работать в проектный институт,  Вероника успешно сдавала выпускные экзамены в медицинском училище. После окончания учебного заведения, она устроилась в поликлинику, где девушку сразу же отправили работать в регистратуру.

    Перетаскивание толстенных анкет старых женщин, выдача им номерков на прием к врачам, вечные жалобы на здоровье, конечно же, не приносили девушке ни вдохновения, ни радости.

    И она решила перейти на работу в то ме6сто, где работал Володя. Там она  и устроилась в сметный отдел.

    Работа в этом отделе тоже не отличалась романтикой, но все же, ближе к возлюбленному.  

     Они изредка встречались в институте, и при этих встречах Вероника еле сдерживала себя, чтобы не броситься на шею Володе.

   В кино и на прогулки, после происшедшего много лет назад случая, Володя девушку никуда больше не приглашал.

                                                                          

     Разлуку с Вероникой он переживал как-то по-особенному.  Не подавая никому виду, он тихо страдал. Ночью рыдал в подушку, а днем мог ни с кем не обмолвиться ни словом.

    Тетя Валя, видя, а скорее чувствуя мучения сына, решила непременно его женить. Да и соседки советовали:

   - Побарахтается с молодой женой в постели, и вся хандра пройдет, - поучала ее столетняя бабка Дарья.

  - Ты серьезно поговори с мальцом, не то без бабьей ласки и заботы  чокнуться может. Та, перекрестившись, решила последовать советам старухи.  Она многократно разговаривала с сыном, призывая его сходить  с Вероникой куда-нибудь.

   - Ты, что Вовка, совсем из ума выжил? Девка сохнет по тебе, а ты хоть бы раз к ней заглянул. Или разлюбил уже?

   - Мама, давай не будем ворошить прошлое, мне итак тяжело. Я ее пригласил, а там ее чуть не изнасиловали. Что она и ее родители думают обо мне?

  - Говорила с ними, и к тебе никаких претензий нет. Наоборот, отец ее так хорошо отзывается о тебе.

   - Он настоящий мужик, - говорит, - не дал Нику в обиду.

  - Ты уже работаешь, самостоятельный, жениться пора, семью заводить. И она поспела. Смотри, уведут ее, как пить дать, уведут. Но увести Веронику было не просто.

    Несколько раз приходили свахи. Кто вскользь, кто прямо в лоб, предлагали своих женихов. Кого только среди них не было. Но Вероника всегда отвечала решительным отказом.

   Войдя в возраст материнства и много ранее этого, Вероника в эротических снах видела себя в объятьях различных мужчин. Как наваждение приходили видения, будто она с ребенком на руках кормит его грудью.

   Однажды встретив в коридоре института Володю, он в шутливой форме напомнила ему, о его обещании жениться на ней.

    Тот чуть нее потерял сознание, вежливо пробурчав  что-то невнятное, он поспешил в свой отдел.

   - Что с ним происходит?  - обидевшись, думала девушка. Может быть, его женщины не интересуют? – такую мысль однажды выказала мама.

    Вероника тогда вспылила и не разговаривала с ней целых два дня.  Володя не мог ответить себе, что с ним происходит.

   Сказать, что он был неполноценным мужчиной, значит сказать неправду. Редкие интимные отношения с женщинами, обычно происходившие после хорошего подпития, снискали ему славу неплохого любовника.

 

                                                                   

      Однако, проснувшись утром в объятьях раскрашенной девицы, приводило его в чувство беспричинного беспокойства и такой брезгливости, что вернувшись, домой он часами проводил под душем, словно хотел смыть всю грязь прошедшей ночи.

   - И после всего этого, ты мечтаешь о Веронике? – говорил он себе и входил в меланхолию. Рассказать о своих чувствах и страхах было не кому. Окружающие его приятели подняли бы его на смех. Тогда он рискнул обратиться к врачу психологу.

    Тот, выслушав страдальца, с умным видом покачал головой и с уверенностью достойной камикадзе, прописал ему таблетки, и настой валерианы. Затем получив довольно весомый гонорар, проводил того до дверей кабинета.

   - Дурак, и дураком помрет, - сказал вслух психолог и уселся в кресло.

Выйдя от врача и в мыслях проклиная его, Володя направился домой.

   - Если мать сегодня потребует от меня немедленной женитьбы, я им приведу домой жену, но только не Веронику. Ее я пачкать не буду. Она знает, что я за нее жизнь отдам не задумываясь.

   Но после всего происшедшего с Витькой, я к ней не прикоснусь. Пусть весь мир скажет, что я ненормальный кретин, я не дам грязи прикоснуться к ней, она Ангел, она золото. А к золоту грязь не пристает.

   Вскоре после получения взбучки от начальства и очередного ворчания матери, он внезапно подошел к сотруднице и сказал:

   - Я давно тебя люблю, выходи за меня замуж.

Свадьбу сыграли скромную, Вероника на ней выпила лишнего и громче всех кричала «Горько». Через месяц совместной жизни молодые разошлись. После первой брачной ночи, Володя больше не прикоснулся к молодой жене. Заплаканная женщина, приехав на такси к родителям домой, тут же все рассказала матери.  Та пригласила для беседы мужа, и они всю ночь обсуждали сложившуюся ситуацию. Так, не придя ни к какому решению, они разбудили тещу  и все выложили ей. Старая кляча, прознав про беду своей ненаглядной внучки, выпалила:  

   - Нам порченых мужиков в доме не надо, забирайте приданное, а я ей сама такого сокола найду, не чета сегодняшнему.

    И в правду через месяц, красавица Ольга вышла замуж за черноусого адыгейца, с кем и счастливо прожила всю жизнь. А через месяц после развода, Володя, пережив очередной приступ меланхолии, возле ворот института ждал Веронику.

  Когда та проходила мимо соседа, он окликнул ее. Девушка подошла к нему. Володя  протянул ей большой букет цветов и, взяв за руку, повел по дороге.

   - Куда идем? – спросила Вероника.  

   - На вокзал, - коротко бросил Володя и ускорил шаг.

 

 

 

 

 

 

 

© Copyright: Акраш Руинди, 2012

Регистрационный номер №0057812

от 23 июня 2012

[Скрыть] Регистрационный номер 0057812 выдан для произведения:

    Вероника не раз выезжала на сбор хлопка. Выезды были кратковременными и сопровождались распитием водки, скабрезными анекдотами и всеобщим весельем.

   Собирали хлопка мало и не охотно. Мужчины, те вообще, удалялись в кусты и продолжали распитие спиртных напитков. Затем к вечеру приезжали автобусы и увозили пьяных людей в город.

    Молодой специалист Володя, математик и пошляк подсчитал, во что обходится одна такая поездка государству, и какую приблизительную пользу приносит она. Весь свой труд он разместил на бумаге и понес по-дурости своей в партком института.

    Там разбирались недолго, вызвали писаку к директору проектного  учреждения и прочистили ему мозги так, что он три дня ни с кем не разговаривал, а затем внезапно женился на молодой копировальщице. Ничего, конечно же, эта женитьба хорошего не принесла, кроме разбитого сердца Вероники. Она работала в сметном отделе и была безумно влюблена  в этого шалопая Володьку.

   - Одумайся, Вероника, посмотри на него, в нем нет ни одного положительного качества, кроме импортных очков, предупреждала подругу ведущий инженер Ольга.

   - А что я тебе говорила, - не без доли злорадства, сказала она много позже, когда по институту разнеслась весть о свадьбе Володьки.

   - Ну и пусть, я все равно его люблю, - произнесла заплаканная Вероника и убежала в туалет. Уже сидя за столом обложенного бумагами,  она заставила себя успокоиться.                                                                    

  - Пусть думают, что я только недавно влюбилась в этого Володьку. Никто не знает моей тайны, даже подруга Ольга, и это хорошо. Вероника прикрыла глаза, она так делала всегда, когда безысходность врывалась в ее душу. И это было второй раз. А в первый раз было тогда, когда он встретился ей на берегу речки, на самом закате дня.

  - Сколько же мне тогда было? Пятнадцать или шестнадцать лет? Да пятнадцать. А ему? Все восемнадцать, наверное? Нет, что ты, он уже вернулся из армии, двадцать с небольшим. Ах, какой он тогда был красавец.

   - Ты что тут в такой час делаешь? – строго спросил Володя, встретив девушку  на берегу, - а ну беги домой, мало какие люди здесь ходят. Шмыгнув носом, Вероника бросилась к дому, благо тот был рядом – кустарник, пустырь и вот он, дом родной.

   - Что он обо мне подумал? – мучилась Вероника.  Володька же, ни о чем не думал, ему было не до этого, он готовился восстановиться в институте и продолжить учебу.

  Однажды, спрятавшись за дерево, Вероника, следила как тот, с документами, завернутыми  в газету, идет по тропинке на автобусную остановку.

   - Сейчас сядет в автобус и покатит к себе в институт, - обиженно подумала   девушка, когда сосед скрылся из виду, - а на меня внимания ни какого.     

  Летние каникулы, делать нечего, подруги и знакомые пацаны разъехались кто куда. Родители Вероники с младшим братом  Сергеем уехали на неделю  к бабушке отдохнуть. Ее же, вместе с кошкой оставили караулить дом.

    Наскоро чмокнув дочь в щеку, отец и мать уселись в машину, где на заднем сидении в полудреме лежал Сережка, и укатили, оставив за собой смесь пыли и дыма.

    Что можно ожидать от девицы, едва перевалившей за отроческий возраст, и оставшейся на целую неделю одна? Неделя – это же целая вечность. Первые полдня она провалялась на кровати, затем слегка перекусив, вышла на улицу.

    Пустынная территория не предвещала ни веселья, ни развлечений. Пройдя до аптеки, рядом с которой находилась будка по продаже газированной воды, он выпила два стакана с сиропом и побрела по улице. Жаркое летнее солнце не способствовало прогулке, и Вероника вернулась домой.

   Там лежа на кровати, она попыталась было читать. Небольшой томик фантастического романа ввел ее в легкую дрему, которая затем постепенно перешла в крепкий сон.

   - Вероника, ты что спишь, что ли? – раздался гортанный голос соседки, тети Вали. Девушка лениво открыла глаза и все никак не могла прийти в себя.

   - Иди ко мне я пельменей наготовила, иди, покушай, - продолжал греметь  голос соседки.                                                                        

    Вероника выглянула в окно, соседка стояла за невысоким деревянным заборчиком и, утирая пот со лба, терпеливо ждала.

  - Теть Валь, да не хочу я кушать, жарко.

  - Ага, ты похудеешь, как я отчитаюсь перед твоей мамой? Нет уж дорогая, идем ко мне безо всяких вопросов.

   - Если тетя Валя уперлась, сопротивляться бесполезно, - умывая лицо, сказала себе Вероника, и нехотя, едва перебирая ноги, поплелась к соседке. Выходя из дома, она обратила внимание на старого кота, который лежал на веранде и, завидев хозяйку, жалобно  замяукал.

   - Вот кого кормить надо, он вечно голодный, - подумала девушка и взяла его на руки. Так и пришла с котом в руках к тете Вале, которая жила через два дома от них.

   Зайдя во двор, она выпустила из рук кота и поднялась на веранду соседей. Та уже наложила девушке и себе пельменей и наливала из крынки своего знаменитого кваса.

   - Ты тоже ведь, как и я, горячие пельмени не любишь? Так пусть они стынут, а пока вот кваску выпей, - хозяйка протянула Веронике большой бокал напитка.

   - Квас у вас знаменитый, тетя Валя, - хватая двумя руками посуду, произнесла девушка, - мама тоже пыталась такой приготовить, но у нее не получается.

   - Это меня муж мой покойный, выучил. Ты помнишь его, дядю Петю то?

   - Помню, хотя совсем маленькая была, он меня все на  ваших качелях качал, и пока моя мама не видела, мороженным угощал.

   - Володька то, наш от первой его жены сын. Как только померла сердешная, так вдовец  ко мне стал подбиваться.

   - Что говорит, я вдовый, ты тоже без мужа. Искать жену за тридевять земель, не дело, давай сойдемся. Твой сын на Дальнем Востоке в моряках служит, сюда возвращаться не собирается, а с Володькой как-нибудь разберемся. Ну, вот и сошлись мы,  живем, слава Богу, не тужим. Только мне сдается, наш Володя на тебя глаз положил? Полюбил, наверное?

   Вероника опустила глаза, щеки ее покраснели:

   - Что вы такое говорите, тетя Валя, он взрослый уже, а мне только шестнадцать, да и рано мне о любви думать, учиться надо.

   - Учеба любви не помеха, - подвигая Веронике тарелку с пельменями, - сказала хозяйка, - а вот то, что учиться надо, ты, верно, заметила, девочка. Я это к тому говорю, что ты девушка порядочная, не вертихвостка какая.

    И то, что влюблена ты по самые уши  в Володьку, я знаю, от меня не скроешь.

    Это родители твои могут не заметить, а у меня глаз наметанный.                                                                 

    И Вовка тоже все ходит, хорохорится, хамит постоянно девкам, это своего рода защита от  беспредельной застенчивости.

    Он весь в батьку своего. Тот тоже, женатый был уже, ребенок есть, а посмотрит в его сторону баба, так  красным как буряк становится. Но за хамством, как сын не прятался, так и помер скромником. А ты почему не кушаешь?

   - Можно я пару пельменей коту дам? – спросила все еще красная Вероника.

   - Конечно же, можно, только для котов у меня свой корм есть, - с этим тетя Валя встала из-за стола и, подойдя к тумбочке, вытащила пакетик, затем  спустилась во двор.

   - Вот значит как, Володя сам в меня влюблен, - подцепив из тарелки пельмень, думала девушка, - раз так, ладно. А ведь и виду не покажет, слова не скажет. Все с Любкой с соседней улицы в кино ходит, целуется в кустах.

   В это время на дворе появился Володя и, кивнув маме, вбежал на веранду.

  - Ба, да и ты здесь, - громко крикнул он Веронике, - и который пельмень уже проглотила? Мне хоть оставила, жрать хочу мочи нет. Второй день по кабинетам мотаюсь. Наконец-то оформил все. А у тебя как с учебой? Затем ударив себя по лбу, пробормотал:

   - Совсем забыл, ты же у нас еще школьница, каникулы у тебя. Мама хватит с котами разбираться, давай кушать. Тетя Валя вбежала на веранду.

   - Сей секунд, сынок, сейчас подам. А ты куда собралась, не ела ничего, сиди на месте, - шутливо приказала она и, надавив на плечи поднявшееся со стула Вероники, усадила ее обратно.

   - Как дела?  - спросила она у сына, когда тот усиленно подналег на пельмени.

   - Все в полном ажуре, первого сентября на учебу, второй курс. Буду грызть науки.

   - Жениться то, когда собираешься? Или нет на примете никого? – наслаждаясь смущением ребят, спросила тетя Валя.

- Гляди, какая невеста подрастает, - кивая в сторону Вероники, - продолжила соседка, - красавица, загляденье просто. Девушка готова была провалиться от стыда и смущения. Она хотела встать и убежать отсюда, но ноги отказывались слушать ее. А тетя Валя продолжила пытку:

  - Ты смотри у меня, Володя, кроме Вероники в дом никого не пущу. Вот пройдет пару годков и под венец. Тут Володя чуть не поперхнулся очередным пельменем.

   - Мама, - откашлявшись, жалобно промычал он, - ты меня ухитряешься в краску вогнать, а что о Веронике скажешь, вон смотри, вся пунцовая стала.

   - Ничего, девичья скромность только украшает ее. Вот и пообещай мне, что женишься только на Веронике, и все тут.                                                                      

   - Это, что сватовство? – засмеявшись, произнес молодой человек, или обручение?

   - Будем считать, что и то, и другое, - поддержав сына смехом – сказала тетя Валя.

   - Тогда и ее родителям об этом сообщить надо, - весело продолжил молодой человек.

   - Когда время придет, сама сообщу, пусть это вас не беспокоит, - промолвила хозяйка, ставя на стол самовар.

  Когда прошел первый шок, Вероника, собравшись мыслями и набравшись смелости, дерзко взглянула на Володю и громко произнесла:

   - А что же это вы, тетя Валя обручаете нас и даже не спросили будущих жениха и невесту, любят ли они друг друга.

   - Ох, если бы не знала, что безумно любят друг друга и разговор то не затевала бы. Вы меня тут врасплох не поймаете, вижу, как глазки то играют.

   - Это же надо, сколько знаю тетю Валю, всегда такую степенную  и вроде бы немногословную, а тут на тебе сватовство происходит, - Вероника перевела взгляд на кусты роз, огненными бутонами заполонивших  двор соседей.

   - Ну, ладно невеста, - вытерев рот, произнес Володя, - раз такое дело, то сегодня вечером идем в кино, а перед этим посетим кафе. Скушаем по порции пломбира, а пока я отдохну. И он скрылся в спальне.

   - Спасибочко, тетя Валя, - вдруг засмеялась Вероника, - я домой, жених в кино пригласил, пойду, приготовлюсь, и девушка легко сбежала по ступеням веранды. Взяв на руки ленивого кота, она скрылась за калиткой.

   Лежа на диване и прикрыв глаза, Володя все еще слышал голос мамы:

   - Кроме Вероники, никого в дом не пущу.  А она красивая. Разве в детстве можно разглядеть в девочке ее красоту? Все они кажутся одинаковыми, крикливыми и угловатыми. А вот на тебе подрастают и не узнать их. Так что сегодня произошло?

    Мама словно с цепи сорвалась, про женитьбу вдруг заговорила, девчонку в краску ввела. Так рассуждая, Володя, не заметно для себя, заснул.

   - Вероника ждет, извелась вся, наверное? А ты спишь, как на посту. Поднимайся, в кино пора, - толкая сына в плечо, бурлила тетя Валя.

   - В чем дело, мама? - стараясь перевернуться на другой бок, - промычал Володя.

   - А дело в том, что тебя, дурака, девушка ждет, сам ведь ее в кино пригласил.

   - Ах, да, - усевшись на постели, - проговорил Володя, - нехорошо получается, девушка ждет, а я сплю. Сколько времени сейчас? И посмотрев на настенные часы, молодой человек несколько успокоился, - успею, сейчас душ приму и успею.

                                                                    

     Пока молодой человек протирал после сна глаза, а затем стоял под душем, Вероника примеряла перед зеркалом недавно сшитую мамой юбку, из  подаренного ей отцом отреза, а сверху она решила надеть мамину блузку, благо размеры у них были одинаковые. Как же иначе, ее впервые пригасили в кино.

    И кто пригласил, Володя, по которому в тайне сохли почти все девчонки улицы. Правда, в детстве они с пацанами и девчатами часто ходили в местный кинотеатр, но разве можно сравнивать те посещения с сегодняшним, когда тебя пригласил двадцатилетний мужчина?

    Нарядившись, Вероника включила  телевизор, и чинно уселась в кресло. Затем, несколько подумав, вытащила из книжного шкафа толстенный том и открыла его. Он,  наверное, постучится в дверь и войдет к ней, не будет же Володька  свистеть из-за забора и истошно орать, как это  он постоянно делал раньше:

   - Ника, спроси у мамы, нет ли у нее лишней коробки спичек?

    - Нет, он так не сделает, все-таки джентльмен, а я почти что леди.

Она оказалась права, Володя с букетиком, нарванных у соседей, цветов, появился у порога дома ровно в семь часов и тихо постучал.

   - Ты готова? – спросил он, как только Вероника открыла дверь, и протянул ей цветы.

   - Спасибо, - только и произнесла девушка, оставаясь стоять на месте.

   - Пойдем, - молодой человек подал руку девушке.

  Проходя мимо, успевших оседлать скамейки, соседок, общий возраст которых переваливал за тысячелетие, Вероника, опустив в смущении глаза, чувствовала пронизывающие ее насквозь, взгляды.

   - Гляди, какая вымахала, - то ли с восторгом, то ли с укоризной, прошамкала одна из них, Марья Гавриловна, - и жениха себе выбрала, тоже на зависть. Неизвестно как воспринял реплику старухи Володя, но после этих слов Вероника взяла спутника под руку.

   - Раз жених, имею право, - смело решила девушка. Тот не отпрянул от неожиданности и, наклонившись, прошептал ей на ухо:

   - И эти нас поженили.

   - А тебе, что не нравиться? – Вероника остановилась и посмотрела Володьке прямо в глаза.

   - Нравится, нравится, - отводя взгляд, скороговоркой пробормотал  он, - пойдем скорее, фильм пропустим. После сеанса Вероника заторопилась домой, но молодой человек, взяв девушку за руку, не  отпускал ее.

    - Ника, давай немного погуляем, - просящее, проговорил он, - гляди какая ночь красивая.

   Девушка, ни проронив, ни слова, взяла Володьку под руку, и повернула спутника к  вокзалу.

                                                               

   - Знаешь Володя, - немного погодя, сказала она,  - я очень люблю ночной вокзал, здесь всегда кипит жизнь. Представляешь, все спят мертвым сном, а здесь жизнь бьет ключом. Однажды к нам проезжали родственники, и среди них была молодая девушка, звали ее Марина, так вот она однажды ночью подошла ко мне и шепчет:

   - Пойдем, прогуляемся. А я тогда была совсем маленькая, но встала с постели и наскоро одевшись, пошла с ней. Мы пришли на наш вокзал. Ты бы видел ее лицо, она с таким очарованием и наслаждением наблюдала вокзальную суету.

    Мы ходили по залу ожидания между чемоданов и мешков, глядели как измученные пассажиры, в невероятных позах, кто, в обнимку с детьми, кто, запрокинув голову, кто, скрючившись в невероятный клубок, спали на подстеленных газетах и тряпках.

   - Посмотри на них, - говорила Марина, - как нужно устать человеку, чтобы вот так спать. Затем мы смотрели на старые черные, с красными звездами   паровозы, окутанные паром, громко шипели и ахали.

   Не знаю почему, но эта единственная ночь запала в мою детскую память? И, как только я повзрослела, то уговорила свою подругу Наташку, ты знаешь ее, пойти ночью на вокзал.

     Ей понравилось, и мы стали  практиковать такие вылазки. Вероника, возвращаясь в своих воспоминаниях в недалекое детство, не заметила, как Володя, почуяв прохладу,  снял свою легкую куртку и накинул ее на плечи девушки.

    Ощутив тепло, девушка смутилась. Она много раз видела в кино моменты, когда юноша накидывал на плечи девушки свой пиджак или пальто, но что это может быть так трогательно, аж  до дрожи в коленках она, естественно, не подозревала.

     Возникшее внутри ее чувство полного и безоговорочного доверия к этому, стоящему рядом человеку, привело ее на грань состояния, что случись сейчас самое невероятное,  она не задумываясь, отдала бы за него жизнь.

   - А ты оказывается поэт, так описать свои ощущения, могут только поэты. Ты не пробовала писать стихи?  - взглянув на небо, спросил Володя.

   - О каких стихах он говорит? Разве сейчас время говорить о стихах? – стучало  в висках Вероники.

    Она впервые ощутила ту вселенскую любовь, которая исподволь входила в нее, и от которой сердце девушки готово было выскочить из груди, затем взлетев к облакам, вернуться назад и умереть.                                                

  - Тебе, что плохо? – видя, как побледнело лицо Вероники и, слегка тряхнув ее за плечи, вскрикнул Володя. Девушка, не отвечая, ткнулась головой ему в грудь.

   - Мне очень хорошо, я просто люблю тебя, - и Вероника подняла лицо.

                                                                     

   Вся ее неиспорченная сущность, кричала ему:

   - Поцелуй меня, поцелуй же меня, мой возлюбленный. Но тут на сцену вышла природная стеснительность Володи, он не мог заставить себя прикоснуться к губам притягивающей его невинности, не мог и все тут. 

    Вот ежели бы была вечеринка с пошлыми анекдотами и сальными словечками, тут наш герой схватил бы за талию первую попавшуюся девицу и, затащив ее в кусты, стал бы неистово целовать и щупать ее. После этой прогулки, Вероника не спала всю ночь, Володя тоже не сомкнул глаз.

    Позже они стали часто встречаться. Ходили в кино, на танцы и даже один раз пошли на стадион.

  Вот там-то им и встретился давний знакомый Володи красивый брюнет Виктор. Он, не отрываясь, смотрел на Володину спутницу, плотоядно улыбался, и наконец, уговорил Володю вместе с Вероникой пойти на день рождения его товарища.

   - Через два дня, - крикнул Виктор, заскакивая на подножку трамвая, - смотрите не забудьте, через два дня. Отец Вероники не хотел отпускать дочь в неизвестную компанию, но мама уговорила уступить дочери:

   - Она же с Володькой будет, пусть погуляет – твердила она за обедом, да и не маленькая уже скоро семнадцать лет.

  На званой вечеринке, выпив немного шампанского, Вероника почувствовала, себя нехорошо. Немного погодя она пришла в себя.

     Шум музыки веселые шутки и смех стерли границы внутреннего контроля, и она полностью отдалась веселью.

    Как затем она оказалась в чужой постели, где шустрые пальцы Виктора стремились снять с нее нижнее белье, она не заметила.

    Мелькнула страшная мысль, и она, на минуту вырвавшись из противных объятий мужчины, во всю глотку закричала:

   - Володя, Володя. Смутно видела она перед собой плотоядный взор Виктора, слышала его пьяный голос:

   - Ну, что тебе, керюха, бабы жалко. А затем крики и удары, звон разбитой посуды и визг какой-то женщины:

   - Убивают, спасите. Темное облако забытья накрыло сознание девушки. Проснулась она в той же постели. Вокруг была тишина, только из столовой доносился звук посуды.

    Она присела на кровать и внимательно оглядела себя. Затем тихонько встав, Вероника подошла к зеркалу, на шее едва заметный синячок выдавал о чьих-то бурных поцелуях.

   Одевшись и поправив прическу, она осмелилась выйти в зал. Там вместе с хозяйкой квартиры  за столом сидели Володя и отец девушки. Все молча, посмотрели на Веронику.

                                                                        

     Та покраснела и не знала что ей делать, не найдя ничего лучшего она произнесла:

  - Доброе утро.                                                                                                                                      

   - Доброе, доброе, девочка, - обрадовано произнесла женщина, - иди в ванную умойся и приходи пить с нами чай. После непродолжительного чаепития гости засобирались домой. Попрощавшись с Володей, отец с дочерью вошли к себе.

   - Что с тобой случилось? – мать бросилась к Веронике, - я здесь всю ночь глаз не сомкнула. С этим Володькой больше никуда не отпущу.  Где он негодник?

   - Ты мать полегче с Вовкой, если с кем и отпускать ее, то только с ним, - отец строго посмотрел на жену, - чем претензии предъявлять, лучше бы пошла к ним и поблагодарила его, спасибо сказала.

    Дочь твоя жива и здорова, что нельзя сказать о мерзавце, которого Вовка отделал как собаку.

     Я сам не думал, что хилый с виду наш сосед может так драться. Дочку твою защитил. Мать вопросительно взглянула на Веронику. Та в знак согласия с отцом только кивнула.

   - Ну, ты сейчас вопросы лишние не задавай, обед лучше подай, голодный я, - отец удобнее уселся в кресле. - А ты, Вероника, если не будешь кушать, иди к себе и отдохни.

    За обедом глава семейства, тихо, чтоб не услышала дочь, рассказал обо всем происшедшем жене. Через несколько дней все вроде бы утряслось и забылось. Вскоре наступил сентябрь, началась учеба и заботы связанные с ней, полностью захватили Володю и Веронику.

     Когда Володя окончил учебу, и по направлению пошел работать в проектный институт,  Вероника успешно сдавала выпускные экзамены в медицинском училище. После окончания учебного заведения, она устроилась в поликлинику, где девушку сразу же отправили работать в регистратуру.

    Перетаскивание толстенных анкет старых женщин, выдача им номерков на прием к врачам, вечные жалобы на здоровье, конечно же, не приносили девушке ни вдохновения, ни радости.

    И она решила перейти на работу в то ме6сто, где работал Володя. Там она  и устроилась в сметный отдел.

    Работа в этом отделе тоже не отличалась романтикой, но все же, ближе к возлюбленному.  

     Они изредка встречались в институте, и при этих встречах Вероника еле сдерживала себя, чтобы не броситься на шею Володе.

   В кино и на прогулки, после происшедшего много лет назад случая, Володя девушку никуда больше не приглашал.

                                                                          

     Разлуку с Вероникой он переживал как-то по-особенному.  Не подавая никому виду, он тихо страдал. Ночью рыдал в подушку, а днем мог ни с кем не обмолвиться ни словом.

    Тетя Валя, видя, а скорее чувствуя мучения сына, решила непременно его женить. Да и соседки советовали:

   - Побарахтается с молодой женой в постели, и вся хандра пройдет, - поучала ее столетняя бабка Дарья.

  - Ты серьезно поговори с мальцом, не то без бабьей ласки и заботы  чокнуться может. Та, перекрестившись, решила последовать советам старухи.  Она многократно разговаривала с сыном, призывая его сходить  с Вероникой куда-нибудь.

   - Ты, что Вовка, совсем из ума выжил? Девка сохнет по тебе, а ты хоть бы раз к ней заглянул. Или разлюбил уже?

   - Мама, давай не будем ворошить прошлое, мне итак тяжело. Я ее пригласил, а там ее чуть не изнасиловали. Что она и ее родители думают обо мне?

  - Говорила с ними, и к тебе никаких претензий нет. Наоборот, отец ее так хорошо отзывается о тебе.

   - Он настоящий мужик, - говорит, - не дал Нику в обиду.

  - Ты уже работаешь, самостоятельный, жениться пора, семью заводить. И она поспела. Смотри, уведут ее, как пить дать, уведут. Но увести Веронику было не просто.

    Несколько раз приходили свахи. Кто вскользь, кто прямо в лоб, предлагали своих женихов. Кого только среди них не было. Но Вероника всегда отвечала решительным отказом.

   Войдя в возраст материнства и много ранее этого, Вероника в эротических снах видела себя в объятьях различных мужчин. Как наваждение приходили видения, будто она с ребенком на руках кормит его грудью.

   Однажды встретив в коридоре института Володю, он в шутливой форме напомнила ему, о его обещании жениться на ней.

    Тот чуть нее потерял сознание, вежливо пробурчав  что-то невнятное, он поспешил в свой отдел.

   - Что с ним происходит?  - обидевшись, думала девушка. Может быть, его женщины не интересуют? – такую мысль однажды выказала мама.

    Вероника тогда вспылила и не разговаривала с ней целых два дня.  Володя не мог ответить себе, что с ним происходит.

   Сказать, что он был неполноценным мужчиной, значит сказать неправду. Редкие интимные отношения с женщинами, обычно происходившие после хорошего подпития, снискали ему славу неплохого любовника.

 

                                                                   

      Однако, проснувшись утром в объятьях раскрашенной девицы, приводило его в чувство беспричинного беспокойства и такой брезгливости, что вернувшись, домой он часами проводил под душем, словно хотел смыть всю грязь прошедшей ночи.

   - И после всего этого, ты мечтаешь о Веронике? – говорил он себе и входил в меланхолию. Рассказать о своих чувствах и страхах было не кому. Окружающие его приятели подняли бы его на смех. Тогда он рискнул обратиться к врачу психологу.

    Тот, выслушав страдальца, с умным видом покачал головой и с уверенностью достойной камикадзе, прописал ему таблетки, и настой валерианы. Затем получив довольно весомый гонорар, проводил того до дверей кабинета.

   - Дурак, и дураком помрет, - сказал вслух психолог и уселся в кресло.

Выйдя от врача и в мыслях проклиная его, Володя направился домой.

   - Если мать сегодня потребует от меня немедленной женитьбы, я им приведу домой жену, но только не Веронику. Ее я пачкать не буду. Она знает, что я за нее жизнь отдам не задумываясь.

   Но после всего происшедшего с Витькой, я к ней не прикоснусь. Пусть весь мир скажет, что я ненормальный кретин, я не дам грязи прикоснуться к ней, она Ангел, она золото. А к золоту грязь не пристает.

   Вскоре после получения взбучки от начальства и очередного ворчания матери, он внезапно подошел к сотруднице и сказал:

   - Я давно тебя люблю, выходи за меня замуж.

Свадьбу сыграли скромную, Вероника на ней выпила лишнего и громче всех кричала «Горько». Через месяц совместной жизни молодые разошлись. После первой брачной ночи, Володя больше не прикоснулся к молодой жене. Заплаканная женщина, приехав на такси к родителям домой, тут же все рассказала матери.  Та пригласила для беседы мужа, и они всю ночь обсуждали сложившуюся ситуацию. Так, не придя ни к какому решению, они разбудили тещу  и все выложили ей. Старая кляча, прознав про беду своей ненаглядной внучки, выпалила:  

   - Нам порченых мужиков в доме не надо, забирайте приданное, а я ей сама такого сокола найду, не чета сегодняшнему.

    И в правду через месяц, красавица Ольга вышла замуж за черноусого адыгейца, с кем и счастливо прожила всю жизнь. А через месяц после развода, Володя, пережив очередной приступ меланхолии, возле ворот института ждал Веронику.

  Когда та проходила мимо соседа, он окликнул ее. Девушка подошла к нему. Володя  протянул ей большой букет цветов и, взяв за руку, повел по дороге.

   - Куда идем? – спросила Вероника.  

   - На вокзал, - коротко бросил Володя и ускорил шаг.

 

 

 

 

 

 

 

Рейтинг: +1 1039 просмотров
Комментарии (1)
Анна Магасумова # 19 сентября 2012 в 22:51 0
Вот так бывает в жизни! 38