ГлавнаяВся прозаМалые формыРассказы → Второй анамнез

 

Второй анамнез

ливайко по сей день, работал в должности начальника отдела продаж, возвращаясь после каждого лечения очередного  обострения.

© Copyright: Владимир Михайлович Жариков, 2012

Регистрационный номер №0068102

от 6 августа 2012

[Скрыть] Регистрационный номер 0068102 выдан для произведения:

 (отрывок из сатирического романа «Страна анамнезия»

 

    В кабинет Новостроева вошел мужчина сорока лет возрастом по фамилии Наливайко Валентин Иванович. Это был представитель «сильно пьющей» части населения страны, которая увеличилась за годы реформ до устрашающих размеров и продолжала расти, как на дрожжах, угрожая национальной безопасности деградацией всего общества. Алкоголизм и связанные с ним заболевания стали самыми распространенными и популярными заболеваниями в стране.

   Научное название белой горячки — «алкогольный делирий». Эта форма алкогольных психозов встречается в медицинской практике наиболее часто. Первому приступу делирия обычно предшествует продолжительный запой, в дальнейшем приступы возникают и после непродолжительных периодов пьянства.
     Вопреки распространенному мнению, белая горячка терзает алкоголика не во время самого запоя. Обычно делирий развивается спустя несколько часов, а чаще через трое - четверо суток после прекращения пьянства. Но бывает он и при значительно более длительном воздержании от алкоголя. Хуже всего, когда начало горячки совпадает с обострением заболеваний внутренних органов, травмами, хирургическими операциями, которые нередки у алкоголиков после передозировки спиртного.

    Белая горячка обычно проявляется внезапно, причем — на фоне похмельного абстинентного синдрома. Кстати, его психические и неврологические проявления особенно резко бывают выражены у женщин. Перед развитием белой горячки они, как правило, впадают в длительную депрессию.
     Иногда делирий появляется после судорожных припадков. Горячка может также начинаться вслед за эпизодом галлюцинаций или вспышкой острого чувственного бреда.
 Начальные симптомы делирия: ухудшение ночного сна, частые пробуждения в состоянии тревоги; вегетативные и вестибулярные расстройства, а также общая оживленность, заметная в движениях, мимике и настроении больного.
      В похмелье человек обычно находится в однообразном аффективном состоянии подавленности и тревоги. Его, например, может испугать до дрожи звонок в дверь или по телефону. Если же у него начинается делирий, то за короткое время можно увидеть сильные перепады настроения. Это самые различные, часто противоположные моральные состояния.    

     Смена настроения, общая оживленность, неустойчивость внимания усиливаются к вечеру. Заснуть больной не может, у него возникает полная бессонница. В голову при этом лезут воспоминания о прошлой жизни, обычно своеобразными наплывами образов, возникают псевдогаллюцинации - проецируемые вовне зрительные иллюзии. За ними могут начаться зрительные галлюцинации.

     В видениях алкоголиков при белой горячке обычно преобладают подвижные образы. Они «видят» много насекомых (мух, тараканов, клопов, жуков) или мелких животных (крыс, мышей, кошек). Иногда в галлюцинациях присутствуют и крупные животные и их скопления («как в зоопарке»). Порой больному представляются люди, в том числе давно умершие родственники. Могут быть видения «нечистой силы» в сказочном, фантастически-неправдоподобном образе (монстры, черти, чудовища). Зрительные галлюцинации бывают то единичные, то множественные, они отражают сцены различных ситуаций и сменяют друг друга, как в калейдоскопе.
     Часто у алкоголиков в таком состоянии отмечаются слуховые, обонятельные, термические, тактильные галлюцинации. С этими галлюцинациями органов чувств могут сочетаться и зрительные образы - к примеру, в виде проволоки или паутины, которую больной не только «чувствует», но и «видит». Под влиянием галлюцинаций он может перестать ощущать, в каком положении его тело находится в пространстве.

    Понятно, что настроение больного в таком состоянии бывает крайне переменчивым. Он может испытывать и страх, и благодушие, и недоумение, и удивление, и отчаяние, но у него могут быть и припадки смеха. Ужас и веселье могут быстро сменять друг друга. По наблюдениям врачей, во время видений больные обычно все время находятся в движении. Они «заняты» чем-либо, что соответствует видимым и ощущаемым в данный момент галлюцинациям, а также виду аффекта, в котором они находятся.

     При устрашающих галлюцинациях они бегут, прячутся, отбиваются, стряхивают с себя насекомых, отмахиваются, что-то тянут изо рта. Но могут вести себя и по-иному: деловито распоряжаться, задавать вопросы, обращаясь к действительным или воображаемым собеседникам, куда-то собираться идти... Встречаются и такие больные, которые совершают однообразные и последовательные действия, имеющие отношение к домашней работе или своей профессии. Это так называемый профессиональный делирий, которым страдал Наливайко.

     Он работал начальником отдела продаж большого гипермаркета, именно его подчиненные обнаруживали у него симптомы «белочки» после очередного запоя. Причем Наливайко никогда не прогуливал работу, уходя в запой, всегда был «в строю» и деловом настрое. Начинал запой Наливайко с дорогих импортных коньяков и виски, переходя постепенно на отечественные марки, затем следовали низкопробные спиртосодержащие вплоть до самогона. Во время начала болезни его коллеги замечали, что Валентин Иванович разговаривая с ними, разговаривал еще с каким-то Владимиром Владимировичем, упрекая того, за все, чего не удавалось достичь их  отделу.

  К примеру, руководство компании приказало резко увеличить объем продаж, за счет разработки новой маркетинговой ерундовины, которую у нас в стране почему-то называют стратегией. Концептуально, любая такая стратегия строилась на откровенном обмане покупателя самыми изощренными способами.

   Так рекламируя в случае покупки определенного количества товара, обещался подарок в виде какой-нибудь нужной вещи. Стоимость «нужной вещи» уже была включена в стоимость этого определенного количества товара. Подарок получался оплаченный самим же покупателем, а нужной в хозяйстве вещью оказывался залежавшийся не пользующийся спросом товар.  Но покупатель об этом не догадывался, потому что мало кто может в «состоянии шопинга», аналогичном состоянию аффекта, сосчитать и вычислить подобный наглый обман.

   Или, например, прогнозировалось повышение цен производителем какого-нибудь товара на 20%, что часто случается в российской коммерции. Не потому что изменился курс доллара или цена на баррель нефти на мировом рынке, а, просто сговорившись с производителями такого же товара, решили повысить свою долю в распределении прибыли национального валового продукта. Кого бояться? Закон разрешает сегодня устанавливать любые цены продиктованные рынком. Так почему же не «продиктовать эти цены самому производителю», являющемуся субъектом этого самого рынка?

  Не дожидаясь, повышение цены производителем на эти 20%, маркетологи торговой компании упреждающе повышают цену товара на 30%.  Спрос на товар, поступивший после повышения цены, падает, но «лишних 10% стоимости» некоторое время компенсирует снижение объема продаж, удерживая рентабельность на том же уровне. Когда рентабельность продаж начинает падать наступает время проведения акции скидок, которая широко рекламируется. Скидки делают на те самые 10% после того, как покупатель уже привык к ценам с «накидкой» в 30%. Алгоритм такого маркетингового хода таков: «скидки после накидки».

   После каждой подобной акции начальник отдела продаж получал денежный бонус от руководства и начинал употреблять «импортную горькую» переходя в конечном итоге на самогон и приближая к себе «белочку». Любимым рабочим местом в таком состоянии у Наливайко был торговый зал, по которому впору можно было ездить на автомобиле. Он начинал обходить все секции и отделы, все стеллажи зала, беседуя при этом с незримым Владимиром Владимировичем.

 

- Здесь, уважаемый Владимир Владимирович, у нас продаются дары моря – говаривал Наливайко, делая при этом широкий жест рукой – а дальше следуют гастрономические товары, такие как колбаса, сыры, консервы, затем отдел по продаже свежего мяса. Колбаска, правда, изготовлена с плохенького мясца, сыры из порошков молочных, а свежее мясо реанимировано нашими спецами из состояния вонючести и тухлости в годное для продажи состояние.

  Дары моря вовсе не дары, а сплошная имитация – красная рыбка, к примеру, форель – это вовсе не форель, а подкрашенный судак, черная икорка – искусственная или перекрашенная сазанья и так далее. Рыбные консервы наполовину с собственным соком рыбки, но кто это знает и кто это видит? Никто, пока не купят и не съедят! Что Вы говорите? Вы говорите, не возвращают подделку? Да кому хочется тащиться к нам через весь город, только для того, чтобы обменять купленный товар на деньги? Да и менять мы ничего не собираемся, мало ли что покупателю захочется? С нами только свяжись – себе дороже будет!

  Далее, Владимир Владимирович, следует отдел бытовой химии, здесь у нас масса стиральных порошков, отбеливателей, освежителей белья и разного бабского ассортимента. Вот, например, клей универсальный – новинка сезона. Клеит все, даже девок в баре. Но… есть и отрицательные свойства, они описаны в инструкции, как это и положено по Закону.

   Вот смотрите, написано: если клей попал вам на руки, то он может вызвать ожог второй степени, если в глаза, вы можете ослепнуть, в желудок – получить прободную язву желудка,  цирроз печени и непроходимость кишечника. Будьте осторожны при работе с самым сильным и универсальным клеем….

 

    Работники торгового зала смотрели на Наливайко так, как смотрят на голого человека, находящегося в публичном месте. Вид беседующего с невидимкой начальника среднего звена у многих работников вызывал не только смех, но и желание пообщаться с ним, задавая самые разные вопросы. На вопрос с кем он разговаривает Наливайко, отвечал каждый раз по-разному, не подозревая, что этим ответом может вызвать настоящее цунами.

  Однажды на такой вопрос, он серьезно ответил:

 

- Это я репетирую беседу с Владимиром Владимировичем, который завтра приезжает к нам с проверкой!

 

   Что началось после этого? Трудно себе даже вообразить! Кто-то срочно передал кому-то эту «страшную новость», которая, в конце концов, дошла до директора гипермаркета. Причем когда тот услышал ее через пятое звено передачи, никто уже не помнил ее первоисточника. Директором срочно принимались меры по санитарному состоянию торговых залов, для чего пришлось дополнительно и также срочно нанять целую армию уборщиц.

   На стеллажи торговых залов срочно выбрасывались самые свежие продукты и убирались просроченные, хитро «замаскированные» среди российского изобилия местными мерчендайзерами.  Эта новая специальность – мерчендайзинг – введена в российской торговле специально для целей «грамотно» выкладывать товар на витрине. Поэтому, обыватель никогда не может даже заподозрить о просроченном товаре на полке.

   В ходе поднявшегося переполоха перед «самой      высокой проверкой» в гипермаркете, цены на продукты пришлось скачком снизить до самого доступного уровня (последний уровень, после которого товар выбрасывается в мусорные баки), чем воспользовались удивленные покупатели, находящиеся в этот момент в торговых залах. Кто-то кому-то позвонил по сотовому телефону, сообщил о приятной новости и уже через час все торговые залы были «забиты» ошеломленными и «расстроившимися от сознания хозяином социальной ответственности своего бизнеса» покупателями.

  А Наливайко продолжал ходить по залам, беседуя с Владимиром Владимировичем о проблемах торговли. Он сетовал на то, что в результате неправильной политики для того, чтобы «заработать» очередной бонус, ему приходится обманывать покупателей и торговать своей совестью. Внезапно остановившись у какого-то стеллажа,  Наливайко строго спросил: «Скажите мне Владимир Владимирович, почем сегодня совесть для народа? Вот мне, например, платят бонусы за проведенные акции распродаж и реализацию разных маркетинговых стратегий. Это что, стоимость моей совести? Мне этого мало, моя совесть должна стоить намного дороже!».

   На следующий день покупателей в гипермаркете было еще больше, возникший ажиотаж сметал с прилавков все, что можно было купить и на что у населения хватало денег. Но… проверка не приехала, а директор, в конце концов, выяснил первоисточник «страшной новости», который к этому времени разговаривал с каждым, кто мог попасться ему на пути, приговаривая: «Вот видите Владимир Владимирович, что говорят люди…».

 

- Идиот! – обрушился на Наливайко директор – кто теперь заплатит за упущенную выгоду  ты, что ли, козел винторогий? (при этом директор не сказал, что проданный даже по бросовым ценам товар убытка не нанес).

 

- Все вопросы, пожалуйста, к Владимиру Владимировичу – спокойно отвечал Наливайко, продолжая беседу с очередными «развешенными ушами».

 

- Какому Владимиру Владимировичу? Где ты его видишь? – заорал директор.

 

- Да вот же он! – невозмутимо ответил Наливайко, указывая куда-то в сторону – приценяется к сервелату и солями. Он даже не подозревает, что большинство нашего товара просрочено, что наши скидки бывают только после накидки, а залежалый товар переупакован в новую упаковку. А насчет ваших убытков так скажу – Вы принимали решения, Вы и платите! Государство не обязано нести убытки по Вашим рискам!

 

    Наконец, когда все прояснилось, Наливайко вызвали скорую психиатрическую помощь, а директору неотложку, которая увезла его с инфарктом в кардиологию. После чего директор был уволен, а Наливайко после лечения вновь приступил к исполнению своих должностных обязанностей.

     Новому директору он пригрозил судом за свое увольнение, сказав при этом, что его болезнь является профессиональным заболеванием и в случае увольнения, хозяин будет платить ему еще и огромные суммы за причиненный вред здоровью. Как бы там ни было, Наливайко по сей день, работал в должности начальника отдела продаж, возвращаясь после каждого лечения очередного  обострения.

Рейтинг: 0 151 просмотр
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!