ГлавнаяВся прозаМалые формыРассказы → Восьмой и девятый анамнез

 

Восьмой и девятый анамнез

 уж после он стал постоянным пациентом клиники. Выписываясь на амбулаторное лечение, он зачастую возвращался назад, не закончив его по той же причине.

 

 

© Copyright: Владимир Михайлович Жариков, 2012

Регистрационный номер №0073361

от 30 августа 2012

[Скрыть] Регистрационный номер 0073361 выдан для произведения:

 (отрывок из сатирического романа «Страна анамнезия»)

 

 

   «Народный поэт» вошел в кабинет Новостроева с гордо поднятой головой. Как и все творческие личности, Строчкин никогда не «прогибался» перед должностными лицами, демонстрируя этим независимость поэзии от земной суеты. Войдя в кабинет, он тут же произнес стихотворенье в честь главного врача:

 

Вы наш символ и надежда

Самый лучший из врачей

Не хватает в государстве

Михаил Сергеичей!

 

Бывший, наш Старообрядцев,

Сам, по-моему, дурак

Очень долго собирался он уйти,

И все никак!

 

Знаем, что Вы – реформатор

И поддерживаем Вас

Для застоя – терминатор

А для нас - Вы просто класс!

 

Предложил Долбиелдаев

Мне идею поддержать

Согласился я конечно,

Я за право, так сказать!

 

Можете не сомневаться,

Что реформы проведем

К своему выздоровленью

Вместе с Вами мы пойдем!

 

 - Вы действительно хороший поэт, а можете ли Вы говорить прозой, Сергей Иванович? – попросил его Новостроев – или мне тоже нужно говорить с Вами стихами? Согласитесь это не совсем удобно, потому что я не умею сочинять стихи вообще.

 

- Да, конечно, я могу и прозой – отвечал поэт – у меня это тоже неплохо получается. Но, знаете ли, доктор, надоело говорить прозой, вся жизнь наша проза и большей частью - черная, а мне хочется постоянно жить в стране поэзии.

 

- Что заставляет Вас говорить стихами? – спросил Новостроев, пытаясь выяснить причину возникновения его заболевания.

 

- Когда человек говорит стихами – начал поэт – то его душа улетает в мир лирики, и он не может быть злым и подлым, он не может быть алчным и несправедливым. Я всю свою сознательную жизнь учил детей в школе литературе и русскому языку. Я хотел, чтобы все вокруг говорили правильно и красиво, даже в быту. А что мы слышим сегодня на наших улицах, учреждениях и дома? Сплошной мат и иностранные словечки! Если так пойдет и дальше, то мы скоро забудем свой родной язык, на котором разговариваем.

    Мат стал нашим родным языком и мне приходится слушать его везде, даже в школе. Сидя на уроках, дети шепчутся между собой исключительно матом. В коридорах школы и на улице мои ученики разговаривают таким отборным и многоэтажным, какого не слышали даже многие взрослые люди. Да что там в школе!

    Однажды мне пришлось обратиться в отделение милиции с заявлением на то, что по вечерам на лестничной клетке собирается молодежь, которая пьет пиво, материться и кричит на весь подъезд, мешая людям отдыхать после работы. И что же Вы думаете? В этом отделении все милиционеры разговаривают исключительно отборным матом, а потому в этом отделении мат стоит, хоть топор вешай! И это-то в цитадели правопорядка!

    У меня создалось впечатление, что я попал не милицию, а в воровской притон. Когда дежурный прочел мое заявление, для того чтобы его зарегистрировать в своем журнале и передать начальнику отделения, он так странно посмотрел на меня, что я сразу понял – не туда подаю свое заявление! На словах дежурный сказал: «Отрывают, понимаешь ли, органы по мелочам…, не успеваем ловить убийц и грабителей. А тут, видите ли, матом пацаны ругаются и пиво пьют…, тоже мне, преступление века!»

    А это же действительно является нашим общим преступлением века! С чего, как не с безнаказанности молодежи за мелкие правонарушения начинается «серьезная преступность»? Как у Вас в медицине, доктор, если не заниматься профилактикой заболеваний, то они переходят в тяжелую форму и бороться с ними также бесполезно, как и с преступностью. Неужели такого простого постулата никто не понимает? Наверное, не понимают, раз в отделении милиции, в цитадели борьбы с правонарушениями, стоит сплошной мат!

   Молодежь, у подавляющего большинства которой нет никакого занятия, шайками слоняется по нашим подъездам и улицам. Как бродячие собаки они сбиваются в стаи, у которых есть свои вожаки, промышляют мелкими кражами и даже разбоем. Сегодня страшно выходить по вечерам на улицу, где царит громкий мат, душераздирающие крики, само утверждающихся таким поведением молодых людей и девиц. Их кураж зачастую выходит за пределы дозволенного.

   Если кто-нибудь жалуется в милицию, то ему или ей по телефону дежурный отделением объяснит, что нарушения со стороны подрастающего поколения никакого нет, а если у жалобщика есть факты, свидетельствующие об этих нарушениях, видео и аудиозаписи, то нужно писать заявление в суд, который и примет меры. Молодежь, по словам дежурного, имеет право гулять везде, если иное не запрещено каким-либо законом! Позвольте господа менты, а как же наше право, право жителей города на нормальный отдых и нежелание слушать чей-то мат, сидя у себя дома? Да и почему мы сами должны добывать доказательства их правонарушений, а что, устные телефонные заявления граждан уже не являются основанием для милицейского реагирования?

   Но после жалобы в милицию для жалобщика начинается самый отвратительный момент в подобных правонарушениях. Те же хулиганствующие подростки узнают, зачастую от самих стражей порядка, кто конкретно пожаловался на их поведение, и начинают дружно писать под дверь жалобщику, иногда доходит и до большой нужды или поджигания ночью входной двери. Знай, дескать, как жаловаться на наших! Менты сами сообщают подросткам о том, кто жалуется на их непристойное поведение для того, чтобы жалобщиков «наказать» руками хулиганов за «отрывание органов от «серьезных дел».

   В такой ситуации нужно не просто  «…отрывать органы» в том смысле, в каком имел в виду дежурный, а отрывать в прямом смысле этого слова и самые жизненно важные, и в первую очередь тем, кто получает зарплату за охрану правопорядка. Эти блюстители сами ведут себя, как преступники, но при этом жалуются на свои малые зарплаты. А сколько получает учитель в школе? Нам учителям что делать? Тоже учить детвору материться и сквернословить?

   Да действительно, что здесь такого преступного - пить пиво? Напиток не считается алкоголем, но как бы его не называли, как бы не спорили о «безобидности» пива, нужно честно признать -половина страны стала пивными алкоголиками. Самое страшное, что это подростки, мои ученики. Знаете, доктор, доходило до такого, когда прямо на уроке ученики начинали пить пиво из банок….

    Самое страшное, что само общество стало принимать за норму такое поведение – пить, материться и прилюдно писать в общественных местах. А потому, это уже нас, людей культурных и образованных можно считать ненормальными, сумасшедшими! Это наше место в дурдоме, простите в Вашей клинике. Так давайте же хотя бы здесь создадим образ нормального гражданского общества. И пусть те, кто считает свое хулиганское поведение нормой, увидят, что в психиатрической клинике стало лучше, чище, честнее, справедливее и культурнее жить, чем за ее забором. И тогда может быть у них, пьющих пиво и писающих на улицах и в подъездах станет что-то меняться в лучшую сторону, от стыда или может быть от зависти.

   Великий и могучий русский язык, как и его народ, не раз подвергался испытаниям. После пролетарской революции его засоряли разными модными тогда словечками – комитетчики, диктатурщики,  коммунизм, меньшевизм, коллективизация, индустриализация…, в сочетании с тем же отборным матом. Тогда свое пролетарское происхождение нужно было подтверждать не иначе как матом – ругаешься, значит свой, пролетарий. А что сейчас подтверждают наши олигархи, матерящиеся по ТВ? То, что они из дерьма вылезли и дерьмом остались?

   Да что там олигархи! Высшие политики, правители,  чиновники и артисты грешат незнанием великого и могучего языка, употребляя словосочетания, противоречащие  правописанию, допускают жаргонные словечки, не могут правильно высказывать свои мысли, «мычат на две фазы» и… откровенно ругаются в эфире! И вся страна начинает повторять за ними то, за что в школе получали двойки по русскому языку. Создается впечатление, что наша страна – это страна невыученного урока русского языка!

   Мы с детства считали, что по телевизору говорят правильно, и принимали все, что там говорили, за аксиому. Телевидение и печать были дополнительным курсом русского языка в народе на подсознательном уровне. А что сейчас? Дикторы центрального телевидения запросто могу сказать: «Произошел теракт в Домодедове или там во Внукове…» и это говорят люди, для которых русский язык - профилирующий предмет. При чем разные дикторы говорят одно и то же по-разному – одни произнесут «в Домодедово, во Внуково», а другие – «в Домодедове, во Внукове». Или один и тот же диктор скажет в одном случае «В Домодедове», а через минуту, в той же передаче – «в Домодедово». Позор, за такие выражения нужно выгонять с работы!

   А чего стоит попытка властей «подогнать русский язык под себя», разрешающая называть кофе, как в мужском роде, так и в среднем. Дескать, и так правильно и по-другому верно. А делается это для того, чтобы скрыть свою неграмотную речь при публичных выступлениях. В этом случае меньше ошибок в официальных выступлениях – как не скажи, и так правильно и по-другому верно! Орфографическую комиссию РАН даже образовали для этого, подключили всех филологов, которые  говорят, что языковые нормы со временем меняются, и это нормально. Словарь лишь фиксирует то, как принято говорить в данную эпоху. И если всё больше людей говорят «договор», или «крепкое кофе», то это входит в норму.

    Впрочем, несмотря на то, что теперь возможны оба варианта, многие до сих пор считают что, какой вариант выбирает человек, само говорит о его образовании. В образцовой речи это слово следует употреблять только в мужском роде. Это такая своеобразная лакмусовая бумажка. Кто употребляет слово кофе в среднем роде, человек не очень грамотный.

   Все как в старом анекдоте. Вопрос: как правильно сказать документы или документы?  Внимание правильный ответ: если  они лежат в портфеле – то документы, а если в портфеле – то документы! Не напоминает ли Вам это логику двоечника, делающего в одном слове несколько ошибок и утверждающего, что правильно говорить и писать и так и эдак? Плюрализм или свобода выбора, так сказать!

    Помните анекдот, доктор, когда иностранец, попавший на Красную площадь, спрашивал у прохожих: «Это Красная площадь?». А ему отвечали, в одном случае «угу», в другом случае – «ну» и только один из трех ответил «да». Иностранец посмотрел в разговорник и обнаружил что «да» - это и есть положительное подтверждение на его вопрос, а слов «угу» и «ну» в разговорнике нет.

    Когда этого иностранца принял Брежнев, то он спросил  у него: «Почему первый ответил «угу», второй «ну» и только третий ответил правильно - «да»? А Брежнев  говорит иностранцу: «первый был простой пастух и поэтому ответил «угу», второй работяга со средним образованием, потому ответил «ну», а вот третий – это человек с высшим образованием, который правильно ответил – «да».

  

- Так что, получается? – спросил иностранец – у вас в стране каждый третий человек с высшим образованием?

 

- Угу – ответил Брежнев – и учтите высшее образование получено им бесплатно!

  

    Неожиданно в кабинет вошла Верочка, ее невозмутимый и деловой вид оторвал Новостроева от беседы. Всем своим видом эта женщина выражала недовольство и возмущение, стараясь скрыть его под гримасой улыбки, в итоге у нее получилась улыбочка, как у палача перед очередной казнью.

 

- Михаил Сергеевич – как можно приветливее произнесла она – мне можно уходить или дождаться окончания… осмотра пациентов?

 

- А сколько времени? – спросил Новостроев – ба, да уже почти семь часов вечера! Идите, конечно,  Вера Петровна, Вы уже достаточно задержались сегодня!

 

    Строчкин понял, что и ему пора уходить. Он поднялся, поблагодарив «самого лучшего из врачей» за душевную беседу и удалился к себе в палату. Михаил Сергеевич посидел еще некоторое время и тоже поехал домой. Еще на один день приблизился его эксперимент, еще ближе он был от начала уникального, по его мнению, эксперимента.

 

 

    Следующий по списку был пациент по фамилии Потребов Филипп Алексеевич. Причины его заболевания носили тот же социальный характер, который можно дополнительно классифицировать как «жертва российской торговли и сервиса». Есть люди, которые молча платят за покупки и услуги, не обращая особого внимания на их качество, а толерантность этих людей способствует развитию низкокачественного и никому не нужного (кроме самих владельцев) бизнеса. Но есть люди, которых возмущает любой факт собственной неудовлетворенности от этой сферы деятельности. Таким покупателем и потребителем услуг был Филипп Алексеевич, справедливо считавший, что его деньги  не должны поддерживать низкое качество товаров и услуг.

   Ему приходилось ежедневно сталкиваться не только с плохим качеством и сервисом, но и с откровенным мошенничеством в сфере торговли. Мошенничество - одно из самых древних криминальных занятий, которое и сегодня повсеместно распространено. Более того, преступники не отстают от времени – идут с ним  в ногу. Появились изощренные виды банковского, торгового и компьютерного мошенничества.

    Это живая стихия, постоянно меняющаяся и приспосабливающаяся к новым условиям. Если в простых магазинах и на рынках, покупатели сталкиваются чаще с прямым обвесом и обсчетом, то автоматизированные компьютерные системы, например, в супермаркетах позволяют жуликам изобретать десятки изощренных способов обмана. А кто проверит?

    Обсчет и обвес остаются традиционными способами мошенничества в торговле. Нередко покупатель становится жертвой элементарной и наглой фальсификации - искусственного изменения свойств товара с целью получения дополнительной прибыли: разведенный бензин, поддельные ювелирные изделия, переклейка этикеток на бутылках, самодельная водка, масло, содержащее 90% парафина, молоко, изготовленное с добавлением коровьего… помета, встречается колбаса с содержанием мяса не превышающим 3% в составе колбасной массы .

   Добавьте сюда «безобидные» способы мошенничества «от производителя» по уменьшению веса товара в упаковке на сто – сто пятьдесят грамм «по прежним ценам» и, не вызывая  «рост цен», за который сегодня могу «нашлепать по попе». При этом «успешно работает» та же фальсификация – «разбодяживание» продукта водой и дешевыми наполнителями, изменение компонентного состава в сторону снижения себестоимости и многие другие способы. Но цены все равно постоянно повышаются практически на все, при этом пропорционально снижается качество. В результате покупатель платит большие, чем прежде деньги за худшее качество. Дурдом, да и только!

   Или скажем, автосервис, как самый востребованный среди большинства автолюбителей. Филипп Алексеевич как-то заехал в автоцентр поменять масло. Но, как потом оказалось, вместе с ним ему поменяли ещё и новое сцепление машины на старое и к тому же неисправное. Доказать ничего не возможно, так как работники автосервиса в один голос убеждали его, что сцепление «было таким с самого начала…»   

     Есть несколько причин частых случаев мошенничества в автосервисах. Во-первых, с 2001 года этот вид деятельности не лицензируется, а значит, никто не контролирует качество услуг. Во-вторых, положение усугубляется полным отсутствием квалифицированных мастеров. Чтобы поменять колесо, не нужно быть семи пядей во лбу, а вот разобраться в электронике современных машин может только специально обученный мастер на высококлассном оборудовании. Сами автомобилисты, стараясь сэкономить, поощряют открытие сомнительных сервисов.

   И это далеко не исчерпывающий перечень современного российского мошенничества. Все к чему прибегают современные мошенники можно классифицировать по направлениям: автомобильные, финансовые, брачные аферы, квартирные, туристические, страховые мошенничества, телефонные и другие лохотроны. Словом все виды экономической и иной деятельности поражены этим опасным  и быстро распространяющимся вирусом, постоянно мутирующим в питательной среде российского общества.

  Особняком в этом преступном действе стоит «продвинутый» Интернет. Сегодня не хватит недели, чтобы рассказать о многообразии мошенничества в его среде, охватывающей практически весь мир. Не удивительно, что самыми алчными и доверчивыми субъектами «продвинутого мошенничества» являются российские граждане, стоящие как со стороны злоумышленников, так и со стороны обманутых.

   Филипп Алексеевич не был заядлым компьютерщиком, но как все современные люди имел свой компьютер и выход в Интернет. Он никогда не скачивал фильмы и музыку «на халяву», не увлекался другими, не относящимися к его профессиональной деятельности поисками в необъятных его просторах и принципиально считал Интернет, большой специальной библиотекой и мощным источником информации. Но и здесь таилось его разочарование. Он обнаружил мошенничество со стороны … своего провайдера.

    Дело в том, что трафик, потребляемый абонентом Потребовым загадочно «увеличивался на глазах», как только он «пытался экономить» на расходах на Интернет. То есть, если в среднем ежемесячно на эти цели расходовалось им около трехсот рублей, то, желая сэкономить, он начинал меньше расходовать трафик. Но «загрузка» одного и того же сайта вдруг увеличивалась по объему. Потребов «вывел» даже математическую зависимость, согласно которой увеличение объема загрузки сайта находилось в прямой зависимости от объемов платежей по трафику. Видимо у провайдера автоматически выполнялось увеличение объема одного и того же сайта в строгой зависимости от среднего расхода в 300 рублей в месяц.

   Сам же провайдер  «настоятельно» советовал Потребову перейти на безлимитный тариф, что он вскоре и сделал, те же 300 рублей, зато загружай «сколь хошь».  Но не тут то было, «безлимитный Интернет» попросту мог не работать день-два в неделю, а если работал, то скорость его загрузки была настолько низкой, что никак не получалось «загружать сколь хошь».  Доказать свою математическую зависимость Потребову было не дано, как Пифагору, не суждено пользоваться практическими результатами своей гениальной теоремы. Доказать провайдеру  «накрутку трафика» никому и никогда еще не удавалось, а математическая зависимость, выведенная Потребовым, могла заинтересовать только математиков-теоретиков.

    Потребов разместил свой сайт в Интернете, на котором имелся форум для обманутых и обиженных Интернет-мошенничеством. Он дал ему очень неприличный домен, который образно описывал все размещенные на сайте материалы www.naebalovo.ru, но сайт быстренько закрыл модератор хостинга, сообщив Потребову по электронной почте причину: «сайт закрыт по причине неблагозвучного домена». Сколько Потребов не «мылил» модератору хостинга о том, что он назвал свой сайт наименованием широко распространенного явления, существующего в сети,  так ничего от него не добился. 

   Именно с этого у Потребова началась мания, которую можно назвать «манией обманутого человека». Эта мания преследовала его везде и всюду. Он твердо решил «вывести всех мошенников на чистую воду». Покупая что-либо в магазине, вернувшись, домой, Филипп Алексеевич перевешивал, пересчитывал, перемеривал и высчитывал стоимость покупки у себя дома. Если случался обсчет или обвес, который случался почему-то ежедневно, он тут же после проверки возвращался в магазин и требовал пересчитать стоимость в сторону уменьшения.

  Вначале продавцы магазинов, находящихся в зоне шаговой доступности от дома Потребова, картинно извинялись и возвращали незаконно удержанные деньги, но через определенное время это им надоело, и они отказывались обслуживать такого «придирчивого покупателя». Куда только не жаловался Потребов, ничего не изменилось, правда, хозяев магазинов наказали за отказ продавцов в обслуживании Потребова, которое было возобновлено, и ничем не отличалось от уровня прежнего.   

  Бои за права потребителя Потребова проходили с переменным успехом – то ему удавалось доказывать обсчеты, то продавцы ухитрялись уходить от выплат незаконно полученных с покупателя денег. Когда Потребов заходил в какой-либо магазин, то кто-нибудь из продавцов обязательно громко говорил:

 

- Опять этот скряга заявился, опять начнет доказывать, что его обсчитали или обвесили, опять начнет нервничать и за какие-то десять пятнадцать рублей трепать себе и нам нервы!  Вот дурак - нервы же дороже стоят!

 

- А вы правильно считайте и взвешивайте, разве можно так работать? – нервничал Потребов.

 

- Мужчина, Вы не нервничайте так по пустякам – советовал кто-нибудь из сердобольных продавцов – не то у Вас инфаркт будет!

 

- А у вас у всех отравление – отвечал Потребов, ехидно посмеиваясь.

 

- Вы что? Какое еще отравление? – дружно спрашивали продавцы – чем это мы можем отравиться?

 

- Собственным ядом кумушки – отвечал Потребов, посмеиваясь – у вас, его столько, что змеиные мешочки у вас во рту не выдерживают повышенной секреции желез, выделяющих яд.

 

- А Вам если не нравиться, как мы Вас обслуживаем, ходите за покупками в другой магазин – хором кричали продавцы. 

 

    И эти разговоры напоминали разговор глухого с немым. А где же конкуренция, спросите ВЫ? Где борьба за потребителя? Где, в конце концов, правила торговли и закон о правах потребителя? Да здесь же, в этих трех монопольно торгующих магазинах все и находится! Конечно на бумаге, и, конечно же, в идеале, к которому нужно стремиться любому предпринимателю. Но жить нужно сегодня и каждый день делать покупки! Другие магазины находились далеко от дома Филиппа Алексеевича, да и в них все могло быть точно также, страна одна, народ тот же! Продавцы «магазинов шаговой доступности», так называемых в народе «своих магазинов», договорились противодействовать вместе этому «вредному дядечке».

   Однажды Потребов вернулся в магазин после домашней проверки качества и стоимости покупки для того, чтобы вернуть некачественный кефир. Срок годности его еще не прошел, но это вовсе не значило, что его можно пить. Продавец посмотрел на упаковку и сказал, что срок годности товара еще не закончился, поэтому он не собирается возвращать деньги Потребову.

 

- Если этот кефир годен, так выпей его сама, сейчас и при всех – потребовал Потребов – если выпьешь, тогда деньги не возвращай!

 

  - И выпью, что думаешь, за мной заржавеет? – выдержала «удар» привередливого покупателя продавец.

 

    Она почти залпом осушила литровую упаковку загнившего кефира. Победа над «врединой» была одержана…, но ненадолго, около пяти минут не больше!  А этот вредина Потребов как нарочно, специально не уходил из магазина, дожидаясь последствий употребления взрывоопасного кефира. И ждать ему долго не пришлось – вскоре схватившись за живот, продавец быстро побежала в туалет, находившийся где-то в недрах магазина, и не смогла благополучно завершить свой путь. Слышались только ее крики: «Ой, да что же это! О-о-й не добегу!». После этого случая продавцы принимали от Потребова некачественный продукт без дегустации.

   Но эта маленькая победа Потребова над недобросовестными продавцами была временной, «война» вновь продолжилась с неимоверной силой. Продавцы, завидев  Потребова, заходящего в магазин, демонстративно покидали свои рабочие места под любым предлогом – «принимаем товар», «проверяем кассу», «старший продавец проводит собрание» и многое другое. Приходилось либо долго ждать, чтобы купить хлеба, либо снова скандалить.

    Вскоре Потребов стал делать покупки в удаленных от его дома магазинах. Как он и предполагал, точно так, как предупреждали его продавцы «своих» магазинов – везде уровень сервиса, если это называлось таковым, был одинаковым. Везде приходилось за свои же деньги трепать свои нервы, продолжая борьбу за права покупателя.

     Неизвестно, сколько бы продолжался этот неравный бой для Потребова, но его психика не выдержала, не перенесла всех прелестей российского капитализма, идеологии свободного рынка и у него случился первый психотический эпизод, затем второй, а уж после он стал постоянным пациентом клиники. Выписываясь на амбулаторное лечение, он зачастую возвращался назад, не закончив его по той же причине.

 

 

Рейтинг: 0 177 просмотров
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!