ГлавнаяВся прозаМалые формыРассказы → В КРАЮ ИГРАЮЩИХ ФОРЕЛЕЙ

 

В КРАЮ ИГРАЮЩИХ ФОРЕЛЕЙ

26 февраля 2012 - Лариса Тарасова
article30194.jpg


 

Седой Алтай! Горные хребты, подпирающие небо, приласкавшие на груди своей пышные облака. Альпийские луга с цветущими цикламенами. Зеленые долины, по которым струятся реки с кристально чистой, живой водой. Озера, как бирюзово-изумрудные блюдца, разбросанные среди гор, и отражающие в зеркальной глади своей белоснежные вершины и острые пики.

 

Летом на Каракольских озерах играет форель. Она приплывает на перекаты у больших камней, на быстрины рек стайками, и от серебристого сверкания ее чешуи, переливающейся от оливкового до голубого цвета, слепит глаза. Форель любит чистоту и холод.

 

*

 

Эркемен с трудом пробрался между валунами и вышел к озеру. Натруженная культя правой ноги под протезом горела. Он огляделся и присел на ближайший камень, вытянув перед собой ногу. До берега оставалось метров двести. «Не допрыгаю, - подумал он, отстегнул протез и облегченно ухнул: боль утихла, - это тебе не по асфальту», - усмехнулся мужчина, прислонился спиной к выступу валуна и закрыл глаза. У озера стояла привычная тишина. Эркемен взглянул на часы: около восьми, и вновь закрыл глаза. «Айлу, - на выдохе произнес он и улыбнулся, - Айлу!»

 

«Может, надо было идти на Дарашколь? - Размышлял он, - там микижа стаей ходит. А здесь – мало. Чудо, если попадется. Но на Дарашколь я не дойду. Ку-уда! Здесь она, здесь, моя рыба счастья, ждет меня. Плывет в прозрачной глубине, и плавники ее переливаются радужными искрами, розовой зарей и перламутром! Жде-ет! И ты жди, девочка моя ясная, Айлу-ласточка! Поймаю я тебе радужную форель, обещаю! Принесу в твой дом и положу ее тебе в руки. Засмеешься ты от радости, зазвенит голосок твой нежными колокольцами! К груди прижмешь ее, заалеешь, заглянешь мне в глаза доверчиво и лукаво. Женой станешь! Верь!»

 

Он подвигал плечами, стряхивая оцепенение, вздохнул-выдохнул, пристегнул протез и, прихрамывая, двинулся к озеру. Эркемен Батоев, старший сержант 3-го разведывательного взвода 4-ой парашютно-десантной роты, комиссованный из армии по инвалидности, почетный житель алтайского села Сюнгур, что в долине реки Иолдо-Айры, потерявший ногу в Афганском ущелье, но силою всех ангелов и молитвами матери не потерявший жизнь, - собирался жениться. Для исполнения обряда предков он должен был выловить радужную форель, микижу, чтобы преподнести ее в дар невесте своей, красавице Айлу.

 

Форель эту нельзя было купить, ведь счастье не покупается. Ее нельзя было поручить выловить кому-то, ведь собственное счастье человек строит сам.

 

*

 

Солнце поднялось высоко и заглянуло в котловину между гор, на дне которой застыло в зеркальном покое озеро. Приозерный мир замер, словно прислушиваясь к чуткой тишине. Не шелохнет. Неподвижно маячили на воде поплавки.  Эркемен стоял у большого камня. С негромким журчанием обегала его вода, и ее мелодичное бурление на мелководье должно было привлечь форель. Он приготовился к ожиданию, изредка меняя рачков и гольянов на крючках да переступая в ледяной воде ногами. Живая нога замерзала, несмотря на толстый шерстяной носок и войлочную стельку внутри высоких резиновых сапог. Он время от времени выбирался на берег, вылезал из резины, отогревал ногу на солнце, растирал ее, не спуская глаз с поплавков. Потом опять шел в воду и стоял, опираясь спиной о валун.

 

«Когда ж я ее увидел?» – Улыбнулся Эркемен, - а, да, когда она принесла приглашение на выпускной школьный бал. В белом кружевной фартучке, с белыми бантами на голове, тоненькая такая, смущенная! Стоит в дверях и протягивает мне открытку. А я - в трико с подвязанной штаниной. Она, как увидела, вспыхнула вся, глаза застыли темными омутами, бровки запрыгали, губки задрожали. Думал, заплачет. Не заплакала. Но на выпускном, куда он всегда являлся при всех наградах, первая пригласила его на вальс. И он старательно переступал непослушными ногами, больше слушая не музыку танца, а – то, как поскрипывает новый протез.

 

Поплавок запрыгал и резко ушел в глубину. Эркемен задержал дыхание. «Она?» Он еще выдержал несколько секунд. Сердце забилось глухо и сильно, выстукивая в грудную клетку: «О-на, о-на!» Он подсек, но не почувствовал ожидаемой тяжести рыбы и машинально начал выматывать леску. Но вдруг понял, что леска движется в его сторону быстрее, чем он делает подмотку. Неожиданно рыба вырвалась из воды, сделала вблизи него свечку и в переливающемся радугой веере брызг заискрилась на солнце розовым перламутром! Спиннинг согнулся дугой. Она! Рыба заходила по кругу, приближаясь. «Только бы не сорвалась, только бы…!» - Как заклинание, стучало в голове. Он стал осторожно подводить рыбу к себе, выматывая леску. Все! Эркемен поднял рыбу двумя руками над головой и закричал! «Айлу-у-у! - Эхо забегало, заухало, отскакивая от горных склонов, и разбудило сонный приозерный мир, - Айлу-у-у! Люблю-ю-ю!"

 

Это была она, радужная форель, рыба счастья! «А потом я покажу Айлу три неба, - мечтал он, возвращаясь, - над головой, в озере и в сердце моем, когда мириады звезд и молодая луна будут отражаться в спящих водах этого озера. В этом краю, где играют форели!»

 

 

 

 

© Copyright: Лариса Тарасова, 2012

Регистрационный номер №0030194

от 26 февраля 2012

[Скрыть] Регистрационный номер 0030194 выдан для произведения:

В КРАЮ  ИГРАЮЩИХ  ФОРЕЛЕЙ

Седой Алтай! Горные хребты, подпирающие небо, приласкавшие на груди своей пышные облака. Альпийские луга с цветущими цикламенами. Зеленые долины, по которым струятся реки с кристально чистой, живой водой. Озера, как бирюзово-изумрудные блюдца, разбросанные среди гор, и отражающие в зеркальной глади своей белоснежные вершины и острые пики.

 

Летом на Каракольских озерах играет форель. Она приплывает на перекаты у больших камней, на быстрины рек стайками, и от серебристого сверкания ее чешуи, переливающейся от оливкового до голубого цвета, слепит глаза. Форель любит чистоту и холод.

 

*

 

Эркемен с трудом пробрался между валунами и вышел к озеру. Натруженная культя правой ноги под протезом горела. Он огляделся и присел на ближайший камень, вытянув перед собой ногу. До берега оставалось метров двести. «Не допрыгаю, - подумал он, отстегнул протез и облегченно ухнул: боль утихла, - это тебе не по асфальту», - усмехнулся мужчина, прислонился спиной к выступу валуна и закрыл глаза. У озера стояла привычная тишина. Эркемен взглянул на часы: около восьми, и вновь закрыл глаза. «Айлу, - на выдохе произнес он и улыбнулся, - Айлу!»

 

«Может, надо было идти на Дарашколь? - Размышлял он, - там микижа стаей ходит. А здесь – мало. Чудо, если попадется. Но на Дарашколь я не дойду. Ку-уда! Здесь она, здесь, моя рыба счастья, ждет меня. Плывет в прозрачной глубине, и плавники ее переливаются радужными искрами, розовой зарей и перламутром! Жде-ет! И ты жди, девочка моя ясная, Айлу-ласточка! Поймаю я тебе радужную форель, обещаю! Принесу в твой дом и положу ее тебе в руки. Засмеешься ты от радости, зазвенит голосок твой нежными колокольцами! К груди прижмешь ее, заалеешь, заглянешь мне в глаза доверчиво и лукаво. Женой станешь! Верь!»

 

Он подвигал плечами, стряхивая оцепенение, вздохнул-выдохнул, пристегнул протез и, прихрамывая, двинулся к озеру. Эркемен Батоев, старший сержант 3-го разведывательного взвода 4-ой парашютно-десантной роты, комиссованный из армии по инвалидности, почетный житель алтайского села Сюнгур, что в долине реки Иолдо-Айры, потерявший ногу в Афганском ущелье, но силою всех ангелов и молитвами матери не потерявший жизнь, - собирался жениться. Для исполнения обряда предков он должен был выловить радужную форель, микижу, чтобы преподнести ее в дар невесте своей, красавице Айлу.

 

Форель эту нельзя было купить, ведь счастье не покупается. Ее нельзя было поручить выловить кому-то, ведь собственное счастье человек строит сам.

 

*

 

Солнце поднялось высоко и заглянуло в котловину между гор, на дне которой застыло в зеркальном покое озеро. Приозерный мир замер, словно прислушиваясь к чуткой тишине. Не шелохнет. Неподвижно маячили на воде поплавки.  Эркемен стоял у большого камня. С негромким журчанием обегала его вода, и ее мелодичное бурление на мелководье должно было привлечь форель. Он приготовился к ожиданию, изредка меняя рачков и гольянов на крючках да переступая в ледяной воде ногами. Живая нога замерзала, несмотря на толстый шерстяной носок и войлочную стельку внутри высоких резиновых сапог. Он время от времени выбирался на берег, вылезал из резины, отогревал ногу на солнце, растирал ее, не спуская глаз с поплавков. Потом опять шел в воду и стоял, опираясь спиной о валун.

 

«Когда ж я ее увидел?» – Улыбнулся Эркемен, - а, да, когда она принесла приглашение на выпускной школьный бал. В белом кружевной фартучке, с белыми бантами на голове, тоненькая такая, смущенная! Стоит в дверях и протягивает мне открытку. А я - в трико с подвязанной штаниной. Она, как увидела, вспыхнула вся, глаза застыли темными омутами, бровки запрыгали, губки задрожали. Думал, заплачет. Не заплакала. Но на выпускном, куда он всегда являлся при всех наградах, первая пригласила его на вальс. И он старательно переступал непослушными ногами, больше слушая не музыку танца, а – то, как поскрипывает новый протез.

 

Поплавок запрыгал и резко ушел в глубину. Эркемен задержал дыхание. «Она?» Он еще выдержал несколько секунд. Сердце забилось глухо и сильно, выстукивая в грудную клетку: «О-на, о-на!» Он подсек, но не почувствовал ожидаемой тяжести рыбы и машинально начал выматывать леску. Но вдруг понял, что леска движется в его сторону быстрее, чем он делает подмотку. Неожиданно рыба вырвалась из воды, сделала вблизи него свечку и в переливающемся радугой веере брызг заискрилась на солнце розовым перламутром! Спиннинг согнулся дугой. Она! Рыба заходила по кругу, приближаясь. «Только бы не сорвалась, только бы…!» - Как заклинание, стучало в голове. Он стал осторожно подводить рыбу к себе, выматывая леску. Все! Эркемен поднял рыбу двумя руками над головой и закричал! «Айлу-у-у! - Эхо забегало, заухало, отскакивая от горных склонов, и разбудило сонный приозерный мир, - Айлу-у-у! Люблю-ю-ю!"

 

Это была она, радужная форель, рыба счастья! «А потом я покажу Айлу три неба, - мечтал он, возвращаясь, - над головой, в озере и в сердце моем, когда мириады звезд и молодая луна будут отражаться в спящих водах этого озера. В этом краю, где играют форели!»

 

 

 

 

Рейтинг: +8 491 просмотр
Комментарии (14)
чудо Света # 26 февраля 2012 в 15:06 +3
Здорово! Не могу сказать с точки зрения рыбака- в этом я профан, но интересно было прочитать! Волнение, ожидание, понимание счастья. Радость удачи!!!Увидела горы и чистоту рек, красоту долины и высоту неба! flower
Лариса Тарасова # 26 февраля 2012 в 22:21 +2
Благодарю Вас, Чудо Света! soln
Ирина Елизарова # 26 февраля 2012 в 16:10 +2
Лариса, Такое чудо Вы описали. Чистые чувства, девственная природа. Мечта!
Лариса Тарасова # 26 февраля 2012 в 22:25 +2
Ирина, так про Алтай же! Я его люблю.
Лариса Тарасова # 11 марта 2012 в 09:01 +2
Я влюблена в Горный Алтай. Там - да, девственная природа и чистые чувства.
Кира # 28 февраля 2012 в 09:36 +3
Помню, кокурсное)))) buket3
Наталья Бугаре # 28 февраля 2012 в 19:29 +3
Помнишь, Лар, что я сказала,когда прочитала его на конкурсе? Конкурс был анонимный, и я сказала на промкашке- Не знаю,кто написал " В краю играющей форели",но низкий поклон автору. До земли. За память, за любовь, за талант. А на утро поняла только, что это ты автор)так вот до сих пор я реву, когда читаю и хоочу повторить этиже слова. buket3
Лариса Тарасова # 11 марта 2012 в 09:04 +2
Спасибо, Ната. Я помню все твои глубокие и прочувствованные комментарии к этому маленькому рассказу. Я помню. Спасибо. sneg
Саша Полтин # 1 марта 2012 в 18:15 +3
У меня даже нет слов buket4
Лариса Тарасова # 11 марта 2012 в 09:05 +2
Саша! soln
Владимир Дылевский # 10 марта 2012 в 19:26 +2
первозданная красота языческого мира. Такие у меня возникли ассоциации. Очень красиво!
Лариса Тарасова # 11 марта 2012 в 09:09 +2
Володя, да, немного связаны древние традиции горных народов Алтая, современность и язычество. Этот рассказ занял первое место на том конкурсе, и я с удовлетворением это приняла. Спасибо. soln
Татьяна Белая # 22 марта 2012 в 12:23 +2
Ларик, автора этого рассказа я сразу определила. Твой стиль не перепутаешь. buket3
Лариса Тарасова # 22 марта 2012 в 12:48 +1
Да, Тата! Я помню, что ты меня узнала тогда на конкурсе. И Ната еще. И Анатоль. Спасибо! soln