ГлавнаяПрозаМалые формыРассказы → ТРАКТОРИСТЫ

 

ТРАКТОРИСТЫ

11 февраля 2013 - Александр Юргель
article116328.jpg

Зенчик остановил трактор, резко толкнул дверцу. Она забилась, как от тяжкой утраты. Зенчик ступил на непаханую землю. За много лет он впервые позволил себе остановить трактор посреди борозды. Сколько дней и ночей он пахал, толком не думая о проходящей жизни. Сегодня, неожиданно для себя, Зенчик посмотрел на жизнь под другим углом. В душе возникло смятение. Он присел, словно от этого поле делалось меньшим, а небо необъятно просторным, и посмотрел на ещё нетронутую плугом землю. Высохшая трава дрожала на ветру. Но казалось, будто стебельки дрожат от приближения металла. Они не понимали: плуг, вывернув землю, укрывает и спасает от лютой зимы.


Он посмотрел на ладони, покрытые рубцами,    напоминавшие поле, вспаханное юнцом-механизатором. Их цвет, подобный цвету земли, уже не удивлял его, как и земля усеянная сплошь камнями. Зенчик проклинал дождь, принуждающий расти камни.
Каждый год из города привозили студентов и школьников. Они прочёсывали поле в поисках камней-сорняков. Но на следующий год камней становилось ещё больше. Зенчик замечал, как камни с годами становились больше и плодили вокруг себя множество мелких. Да, земля заболела "почечной болезнью". Избавиться от камней, пожалуй, будет невозможно. Слишком затянута болезнь. Никому нет до неё дела, как не было дела никому до него. Все знали: Зенчик где-то пашет. Но никто не вмешивался: все привыкли к чудаковатому парню, постановившему изменить мир. “Хочешь?! Пожалуйста – изменяй! Только не предъявляй к нам претензий, если мир не будет меняться! Но, если и изменишь, то и похвалы не жди: мы тебя не обязывали! Значит, не обязаны выделять тебя из других. Глядишь, каждый будет делать, что вздумается, лишь по той причине, словно мы, Правление, с радостью бросимся поощрять каждого за то, на что не имелось никаких указаний”, – рассуждало начальство.
Он понимал: прожил жизнь не так, как хотелось бы. Но как правильно?.. Думалось: приложи больше усилий – и поле давным-давно сделалось бы таким, каким неоднократно виделось во сне. В Зенчике жила непоколебимая вера. Шли годы, но ничего не менялось, кроме погоды.


Справедливости ради, об одном изменении необходимо сказать... Правление признало поле нерентабельным и перестало направлять людей на сбор камней. В Правлении мотивировали: наличествуют молодые трактористы и необходимо продвигать их, а Зенчик себя проявил и может отправляться на заслуженный отдых. Он принялся спорить, вызвав в Правлении недовольство и непонимание. Там указали на препятствия, чинимые Зенчиком росту молодёжи по служебной лестнице. Позже, ночью, сидя за рычагами трактора, Зенчик удивился наступившей старости. Сколько лет он пахал не покладая рук, чувствуя себя бесконечно молодым. И вот вам – допахался! – на пенсию...
Пейзаж из кабины всегда выглядел однообразно: поле до горизонта, резко переходившее в небо. Этот пейзаж Зенчик видел и в двадцать, когда хотелось и думалось быстро достичь черты горизонта, перевалить за неё и изменить жизнь...
И в тридцать...
И в сорок...


Он дожил до пенсии и ничуть не приблизился к заветной черте, о которой в молодости, по наивности, думал как о чём-то досягаемом.


Другой бы узрел в заветной черте не линию, а круг. Поедешь прямо, никуда не сворачивая, то обязательно вернёшься туда, откуда отправился в поисках мечты. А ещё лучше всегда держать мечту под рукой. Вот тебе уверенность и спокойствие. Лучше всего положить мечту на колени, согреть, поглаживать и слушать, как она "мурлычет" от удовольствия...
Но Зенчик не соглашался ни с какими доводами. Казалось, ответ где-то рядом и стоит напрячься – и окружающие убедятся в его правоте...


Вспомнилась жена...
В молодости виделся с ней только по ночам. Напахавшись за день, вернувшись домой, он всё чаще и чаще замечал в её глазах странный звериный блеск. Она требовала любви и ласки. Её мало удовлетворяло выворачивание карманов Зенчика. Подобный трюк жена проделывала и с чувствами Зенчика ... Через полчаса, почти не помня себя, он лежал рядом и дышал, как плохо отлаженный механизм. У него не хватало сил даже уснуть. Постоянно жена чем-то упрекала. Её удивление поражало беспредельностью: "Как можно измучаться, сидя целый день в кабине трактора, ничего не делая?!" А позже он специально ленился в постели. Жена начинала говорить гуще, не разбавляя междометную брань нормальными словами.
Зенчик не наведывался домой уже многие годы и не грустил по данному поводу. Сейчас, сидя посреди поля, Зенчик не понимал, как это допустила жена.


Он уже не помнил, какого возраста у него дети и сколько их. Но Зенчик гордился собой: не имея результата – не потерял веры в начатое в молодости дело. И это – главное! “Ну и пусть я не достиг заветной черты – дети продолжат начатое!” – размышлял он. Хотелось увидеть их, посоветовать не сворачивать, несмотря на преграды, а пахать прямо, только прямо!
Сквозь гул трактора донёсся посторонний звук.


Зенчик поднялся и отошёл от трактора, определяя, откуда долетает неожиданный звук. Он всматривался то в сторону куда двигался, то в сторону, откуда пахал. Наконец он увидел появившуюся из-за горизонта кабину трактора. Машина двигалась перпендикулярно движению его трактора. Пока Зенчик не мог рассмотреть, кто же сидит за рулём. “Что в конце концов происходит?!” – задрожало сердце. Он никогда не думал и не представлял пахоту поперёк. “Ведь тогда не достигнешь цели!” – поражался Зенчик. Кажется, это один из молодых трактористов-новаторов.


Когда трактор подъехал ближе, Зенчик увидел за рулём женщину. Удивительное чувство охватило его. Лицо незнакомки, как показалось ему, выглядело безучастным. Похоже, женщину мало занимала неожиданная встреча. На голове женщины белела косынка, как облако. На ней была такая же роба, как и на Зенчике.


Глядя на женщину, Зенчик почувствовал одиночество. Стало немного жаль себя, никогда не шедшего на поводу у чувств.
Когда трактор пересёк путь его трактора, он разглядел женщину лучше. Она сияла красотой и молодостью. "Неужели не посмотрит?.. – мелькнуло сожаление. – По всей вероятности, работая на земле, я стал её частью и ничего интересного во мне нет". Зенчику захотелось броситься к незнакомке и сказать ласковые и приятные слова за миг любования ею. Но мужчина стоял, как вкопанный. "Лучше жить в неведении, чем провести остаток жизни с мыслью как меня отвергли", – утешался Зенчик.
Но тут дверца кабины распахнулась, задёргалась, будто сомневаясь: правильно ли она поступила, послушав женскую руку?
Женщина оглянулась – и их глаза встретились.


Зенчик устремился к женщине. Красавица не остановила трактор. Однако ничего другого не оставалось, как рисковать: молодая женщина, видимо, проверяла его способности. Зенчик решил не ударить лицом в грязь – и ловко вскочил на подножку. Уверенная женская рука подхватила его. Другой рукой женщина дёрнула дверцу на себя. В кабине стало тихо и уютно. Тишина вызвала некоторое замешательство: в тракторе Зенчика постоянно грохотало и дребезжало.


Женщина нежно обняла Зенчика и поцеловала в губы. Зенчика поразил запах её тела. Нежный аромат, отчасти, можно сравнить с запахом матери и молока, когда еда и защита олицетворяют одно. Её губы поражали свежестью и ласковостью. Он крепче обнял красавицу. Упругая грудь женщины ощущалась через панцирь её робы. Она запрокинула голову, вскинула руку вверх и сдёрнула белоснежную косынку. Он услышал шум падающих волос на её плечи. Волосы поражали природной желтизной, подобные спелой пшенице. Они струились и шелестели, словно молодые листья берёзки. Женщина целовала Зенчика, округлив алые губы, точно зимняя, освежающая заря.


Они потеряли счёт времени и сидели обнявшись. Зенчик не знал, насколько счастлива женщина, но, глядя в её глаза, видел в них любовь и ласку.
Он вспомнил о тракторе и оглянулся. Вернулась действительность. Пора возвращаться к себе. Но как сказать об этом женщине? Он не знал.


– Ты думаешь, как уйти? – тихо и проникновенно спросила она.
От приятного прикосновения и шелеста женских губ дрожь пронеслась по телу. Зенчик благодарно улыбнулся: ему не придётся подыскивать слова.
– Оставайся. Места хватит... – предложила она.
– А как же мой трактор и мечта?
“Как быстро она позволила забыть о цели моей жизни!..” – поразился Зенчик.
– Если бросишь трактор, то цель сама собой отпадёт, – тихо и нежно сказала она и, как показалось ему, очень убедительно.
– А что скажут в Правлении? – не унимался Зенчик.
Ему хотелось поддаться уговорам. “Нужно исследовать все варианты, – философствовал Зенчик, – и ни чем не повредить ни ей, ни себе, а уж потом, с полной уверенностью, оставаться”.
– В Правлении? – ухмыльнувшись, переспросила она. – Там смеются и уже давно...
– Надо мной?!
– Они будут рады, когда узнают, что ты одумался…
– Но это значит, – ввернул Зенчик, – признать их правоту! И Правление воспользуется моим именем и будет указывать другим на моем примере о невозможности достигнуть цели. Я обрекаю моих детей на бесконечные унижения со стороны каждого, а в души сею сомнения и неуверенность.


– Твои дети?! – Она рассмеялась без злобы и чувства жалости, лишь над его наивностью. – Ты столько лет отдал работе и цели... – Она помолчала и сказала, как отрезала: – Все дети – не от тебя!..
– Откуда ты знаешь?
– Об этом только и говорят...
Растерянность охватила Зенчика.
– А однажды, – продолжала женщина, – я захотела тебя увидеть. Шли годы, но мне никак не удавалось тебя найти. И однажды поняла: надо пахать поперёк...
Рядом с ним именно та женщина, которой не хватало в жизни. Зенчик слушал женщину, смотрел в глаза-магниты и не хотел уходить. Зенчику совсем не жаль лет проведённых в поле, в одиночестве. Изнуряющая работа и цель оказались на деле лишь прикрытием обычного человеческого желания – быть счастливым. Он хотел встретить именно эту женщину. Его цель – изменить мир – сгорела в миг встречи с женщиной.
Зенчик сел за руль. Оглянувшись на одиноко работающий личный трактор, включил передачу и без сожаления выжал газ. Рядом находилась женщина, которой он посвятит жизнь! Пусть жизнь недолгую, но это будет их жизнь, жизнь – друг для друга. И что бы в новой жизни не случилось, они сообща преодолеют все трудности.
Зенчик посмотрел в бездонные глаза женщины, как в небо, и улыбнулся...

© Copyright: Александр Юргель, 2013

Регистрационный номер №0116328

от 11 февраля 2013

[Скрыть] Регистрационный номер 0116328 выдан для произведения:

Зенчик остановил трактор, резко толкнул дверцу. Она забилась, как от тяжкой утраты. Зенчик ступил на непаханую землю. За много лет он впервые позволил себе остановить трактор посреди борозды. Сколько дней и ночей он пахал, толком не думая о проходящей жизни. Сегодня, неожиданно для себя, Зенчик посмотрел на жизнь под другим углом. В душе возникло смятение. Он присел, словно от этого поле делалось меньшим, а небо необъятно просторным, и посмотрел на ещё нетронутую плугом землю. Высохшая трава дрожала на ветру. Но казалось, будто стебельки дрожат от приближения металла. Они не понимали: плуг, вывернув землю, укрывает и спасает от лютой зимы.


Он посмотрел на ладони, покрытые рубцами,    напоминавшие поле, вспаханное юнцом-механизатором. Их цвет, подобный цвету земли, уже не удивлял его, как и земля усеянная сплошь камнями. Зенчик проклинал дождь, принуждающий расти камни.
Каждый год из города привозили студентов и школьников. Они прочёсывали поле в поисках камней-сорняков. Но на следующий год камней становилось ещё больше. Зенчик замечал, как камни с годами становились больше и плодили вокруг себя множество мелких. Да, земля заболела "почечной болезнью". Избавиться от камней, пожалуй, будет невозможно. Слишком затянута болезнь. Никому нет до неё дела, как не было дела никому до него. Все знали: Зенчик где-то пашет. Но никто не вмешивался: все привыкли к чудаковатому парню, постановившему изменить мир. “Хочешь?! Пожалуйста – изменяй! Только не предъявляй к нам претензий, если мир не будет меняться! Но, если и изменишь, то и похвалы не жди: мы тебя не обязывали! Значит, не обязаны выделять тебя из других. Глядишь, каждый будет делать, что вздумается, лишь по той причине, словно мы, Правление, с радостью бросимся поощрять каждого за то, на что не имелось никаких указаний”, – рассуждало начальство.
Он понимал: прожил жизнь не так, как хотелось бы. Но как правильно?.. Думалось: приложи больше усилий – и поле давным-давно сделалось бы таким, каким неоднократно виделось во сне. В Зенчике жила непоколебимая вера. Шли годы, но ничего не менялось, кроме погоды.


Справедливости ради, об одном изменении необходимо сказать... Правление признало поле нерентабельным и перестало направлять людей на сбор камней. В Правлении мотивировали: наличествуют молодые трактористы и необходимо продвигать их, а Зенчик себя проявил и может отправляться на заслуженный отдых. Он принялся спорить, вызвав в Правлении недовольство и непонимание. Там указали на препятствия, чинимые Зенчиком росту молодёжи по служебной лестнице. Позже, ночью, сидя за рычагами трактора, Зенчик удивился наступившей старости. Сколько лет он пахал не покладая рук, чувствуя себя бесконечно молодым. И вот вам – допахался! – на пенсию...
Пейзаж из кабины всегда выглядел однообразно: поле до горизонта, резко переходившее в небо. Этот пейзаж Зенчик видел и в двадцать, когда хотелось и думалось быстро достичь черты горизонта, перевалить за неё и изменить жизнь...
И в тридцать...
И в сорок...


Он дожил до пенсии и ничуть не приблизился к заветной черте, о которой в молодости, по наивности, думал как о чём-то досягаемом.


Другой бы узрел в заветной черте не линию, а круг. Поедешь прямо, никуда не сворачивая, то обязательно вернёшься туда, откуда отправился в поисках мечты. А ещё лучше всегда держать мечту под рукой. Вот тебе уверенность и спокойствие. Лучше всего положить мечту на колени, согреть, поглаживать и слушать, как она "мурлычет" от удовольствия...
Но Зенчик не соглашался ни с какими доводами. Казалось, ответ где-то рядом и стоит напрячься – и окружающие убедятся в его правоте...


Вспомнилась жена...
В молодости виделся с ней только по ночам. Напахавшись за день, вернувшись домой, он всё чаще и чаще замечал в её глазах странный звериный блеск. Она требовала любви и ласки. Её мало удовлетворяло выворачивание карманов Зенчика. Подобный трюк жена проделывала и с чувствами Зенчика ... Через полчаса, почти не помня себя, он лежал рядом и дышал, как плохо отлаженный механизм. У него не хватало сил даже уснуть. Постоянно жена чем-то упрекала. Её удивление поражало беспредельностью: "Как можно измучаться, сидя целый день в кабине трактора, ничего не делая?!" А позже он специально ленился в постели. Жена начинала говорить гуще, не разбавляя междометную брань нормальными словами.
Зенчик не наведывался домой уже многие годы и не грустил по данному поводу. Сейчас, сидя посреди поля, Зенчик не понимал, как это допустила жена.


Он уже не помнил, какого возраста у него дети и сколько их. Но Зенчик гордился собой: не имея результата – не потерял веры в начатое в молодости дело. И это – главное! “Ну и пусть я не достиг заветной черты – дети продолжат начатое!” – размышлял он. Хотелось увидеть их, посоветовать не сворачивать, несмотря на преграды, а пахать прямо, только прямо!
Сквозь гул трактора донёсся посторонний звук.


Зенчик поднялся и отошёл от трактора, определяя, откуда долетает неожиданный звук. Он всматривался то в сторону куда двигался, то в сторону, откуда пахал. Наконец он увидел появившуюся из-за горизонта кабину трактора. Машина двигалась перпендикулярно движению его трактора. Пока Зенчик не мог рассмотреть, кто же сидит за рулём. “Что в конце концов происходит?!” – задрожало сердце. Он никогда не думал и не представлял пахоту поперёк. “Ведь тогда не достигнешь цели!” – поражался Зенчик. Кажется, это один из молодых трактористов-новаторов.


Когда трактор подъехал ближе, Зенчик увидел за рулём женщину. Удивительное чувство охватило его. Лицо незнакомки, как показалось ему, выглядело безучастным. Похоже, женщину мало занимала неожиданная встреча. На голове женщины белела косынка, как облако. На ней была такая же роба, как и на Зенчике.


Глядя на женщину, Зенчик почувствовал одиночество. Стало немного жаль себя, никогда не шедшего на поводу у чувств.
Когда трактор пересёк путь его трактора, он разглядел женщину лучше. Она сияла красотой и молодостью. "Неужели не посмотрит?.. – мелькнуло сожаление. – По всей вероятности, работая на земле, я стал её частью и ничего интересного во мне нет". Зенчику захотелось броситься к незнакомке и сказать ласковые и приятные слова за миг любования ею. Но мужчина стоял, как вкопанный. "Лучше жить в неведении, чем провести остаток жизни с мыслью как меня отвергли", – утешался Зенчик.
Но тут дверца кабины распахнулась, задёргалась, будто сомневаясь: правильно ли она поступила, послушав женскую руку?
Женщина оглянулась – и их глаза встретились.


Зенчик устремился к женщине. Красавица не остановила трактор. Однако ничего другого не оставалось, как рисковать: молодая женщина, видимо, проверяла его способности. Зенчик решил не ударить лицом в грязь – и ловко вскочил на подножку. Уверенная женская рука подхватила его. Другой рукой женщина дёрнула дверцу на себя. В кабине стало тихо и уютно. Тишина вызвала некоторое замешательство: в тракторе Зенчика постоянно грохотало и дребезжало.


Женщина нежно обняла Зенчика и поцеловала в губы. Зенчика поразил запах её тела. Нежный аромат, отчасти, можно сравнить с запахом матери и молока, когда еда и защита олицетворяют одно. Её губы поражали свежестью и ласковостью. Он крепче обнял красавицу. Упругая грудь женщины ощущалась через панцирь её робы. Она запрокинула голову, вскинула руку вверх и сдёрнула белоснежную косынку. Он услышал шум падающих волос на её плечи. Волосы поражали природной желтизной, подобные спелой пшенице. Они струились и шелестели, словно молодые листья берёзки. Женщина целовала Зенчика, округлив алые губы, точно зимняя, освежающая заря.


Они потеряли счёт времени и сидели обнявшись. Зенчик не знал, насколько счастлива женщина, но, глядя в её глаза, видел в них любовь и ласку.
Он вспомнил о тракторе и оглянулся. Вернулась действительность. Пора возвращаться к себе. Но как сказать об этом женщине? Он не знал.


– Ты думаешь, как уйти? – тихо и проникновенно спросила она.
От приятного прикосновения и шелеста женских губ дрожь пронеслась по телу. Зенчик благодарно улыбнулся: ему не придётся подыскивать слова.
– Оставайся. Места хватит... – предложила она.
– А как же мой трактор и мечта?
“Как быстро она позволила забыть о цели моей жизни!..” – поразился Зенчик.
– Если бросишь трактор, то цель сама собой отпадёт, – тихо и нежно сказала она и, как показалось ему, очень убедительно.
– А что скажут в Правлении? – не унимался Зенчик.
Ему хотелось поддаться уговорам. “Нужно исследовать все варианты, – философствовал Зенчик, – и ни чем не повредить ни ей, ни себе, а уж потом, с полной уверенностью, оставаться”.
– В Правлении? – ухмыльнувшись, переспросила она. – Там смеются и уже давно...
– Надо мной?!
– Они будут рады, когда узнают, что ты одумался…
– Но это значит, – ввернул Зенчик, – признать их правоту! И Правление воспользуется моим именем и будет указывать другим на моем примере о невозможности достигнуть цели. Я обрекаю моих детей на бесконечные унижения со стороны каждого, а в души сею сомнения и неуверенность.


– Твои дети?! – Она рассмеялась без злобы и чувства жалости, лишь над его наивностью. – Ты столько лет отдал работе и цели... – Она помолчала и сказала, как отрезала: – Все дети – не от тебя!..
– Откуда ты знаешь?
– Об этом только и говорят...
Растерянность охватила Зенчика.
– А однажды, – продолжала женщина, – я захотела тебя увидеть. Шли годы, но мне никак не удавалось тебя найти. И однажды поняла: надо пахать поперёк...
Рядом с ним именно та женщина, которой не хватало в жизни. Зенчик слушал женщину, смотрел в глаза-магниты и не хотел уходить. Зенчику совсем не жаль лет проведённых в поле, в одиночестве. Изнуряющая работа и цель оказались на деле лишь прикрытием обычного человеческого желания – быть счастливым. Он хотел встретить именно эту женщину. Его цель – изменить мир – сгорела в миг встречи с женщиной.
Зенчик сел за руль. Оглянувшись на одиноко работающий личный трактор, включил передачу и без сожаления выжал газ. Рядом находилась женщина, которой он посвятит жизнь! Пусть жизнь недолгую, но это будет их жизнь, жизнь – друг для друга. И что бы в новой жизни не случилось, они сообща преодолеют все трудности.
Зенчик посмотрел в бездонные глаза женщины, как в небо, и улыбнулся...

Рейтинг: +5 338 просмотров
Комментарии (7)
Дмитрий Криушов # 12 февраля 2013 в 20:24 +1
Хорошая притча. Только вот вопрос: отчего Зенчик остался в "женском" тракторе? На чужом ведь далеко не уедешь... sad
Александр Юргель # 13 февраля 2013 в 17:43 +1
Дмитрий, хороший вопрос.
Перечитайте абзац: Зенчик устремился к женщине. Красавица не остановила трактор. Однако ничего другого не оставалось, как рисковать: молодая женщина, видимо, проверяла его способности. Зенчик решил не ударить лицом в грязь – и ловко вскочил на подножку.
И так далее...
Этом метафора, аллегория в приделах рассказа. У него был трактор. А это смысл его жизни. И вдруг жизнь меняется. Что выбрать?
Вот где-то так.
Удачи!
Дмитрий Криушов # 14 февраля 2013 в 20:53 0
Ага: а женский-то трактор пашет поперёк! Это что - собственную жизнь перечеркнуть?! Фигушки! Или пущай она лезет в мой трактор, или же...Однова перечёркивать мою жизнь никому не позволю. Даже - себе. Ну, где-то так. scratch
Александр Юргель # 15 февраля 2013 в 19:31 0
Дмитрий, вот что я Вам скажу. Девушки говорят глупости одними губами, а просят прощения другими.
Мужчина без женщины - не мужчина. И наоборот. Априори. Вот скажите, как вы поведете себя в ситуации: идете Вы по улице. К вам подходит малыш и замахивается на Вас. Вы что, выругаетесь, изобьете? Нет, вы улыбнетесь. Потому что Вы сильный. А сильный знает свою силу и никогда не будет ее проявлять на слабых.
В молодости я учился в училище. Физику вел мастер спорта по борьбе. Мы проказничали, но я не помню случая, чтобы он сорвался, ударил кого-то, показывал приемы борьбы. Можно сказать, это эталон поведения сильного мужчины. Женщина отдается не потому, что ты ее добился: деньгами, подарками, а потому, что она начала тебе доверять.
Денис Маркелов # 13 февраля 2013 в 13:12 0
Надеюсь, Аркадий Пластов за автора радуется
Света Цветкова # 20 февраля 2013 в 12:06 0
А мне понравилось!!!
Добивайся, иначе так и будешь всю жизнь на тракторе... 50ba589c42903ba3fa2d8601ad34ba1e
Ольга Постникова # 5 марта 2013 в 10:32 0
Единственное, что поняла-пахать надо поперёк и будет счастье. А дети? Неважно сколько их у героя, не помнит он-сколько их, и возраст не припоминает. Главное, что продолжат дело условного "отца" - пахать, не обращая внимания на "Правление". Пущай там себе сидят, планируют - как, где, что. Зенчик - сам по себе.