ГлавнаяВся прозаМалые формыРассказы → Телепортатор - часть 6 (фантастика)

 

Телепортатор - часть 6 (фантастика)

8 ноября 2014 - Anatoliy Gurkin
article251408.jpg

Ночь в кабинете врача
******
Вечером, без восьми минут шесть, из кабинета   с табличкой «Гл. врач отд. флюрографии» вышел невысокий мужчина лет пятидесяти восьми, прошёл мимо Бориса, сидевшего на мягкой скамейке, обитой коричневым дермантином, и заглянув в комнату регистратуры, негромко сказал: «Девочки, меня нет! Не забудьте закрыть кабинет!..»
     Как только он исчез за углом, Борис быстро поднялся на ноги, подошёл к двери, и, повернувшись спиной, мягко нажал на ручку.Дверь поддалась и он проскользнул внутрь, прикрывая её, и быстро развернулся.

     В кабинете, как он и предполагал, никого не было, но запах сигарет и открытая форточка говорили о том, что скоро здесь должнен кто – нибудь появиться – либо охранник, либо уборщица. Борис окинул взглядом небольшое пространство кабинета Плешакова…

     Рядом с входной дверью находился шкаф для одежды, у окна стояли стол и стул, а рядом  - в углу, небольшой шкафчик с выдвигающимися яшичками, в котором, очевидно находился архив документов на людей, когда – то прошедших в соседних кабинетах флюрографию.
На противоположной стене висел календарь с портретом главы города, а под ним медицинский лежак, покрытый белой простынёй.
     «Интересно, зачем ему здесь нужен лежак, если даже в кабинете, где  делают флюрографию, есть только стол, стулья и кресло  с защитным фартуком?...»
     Решив пока не ломать себе голову над этим вопросом, Борис быстро подошёл к двери кабинета, прислушался, и открыл шкаф.Там висел чистый белый халат и чёрный пиджак. Внизу, прикрытые чёрной тканью, стояди коробки с какими – то бумагами, которые Борис затолкал под медицинский лежак, и задвинул подальше. 

Затем он быстро вернулся к шкафу, сел в самом его низу и , накинув на голову чёрную ткань, осторожно прикрыл двери.

     «Вряд ли уборщица или охранник станут сюда заглядывать!..»

     Дверь с шумом растворилась настежь, и Борис замер в своём укрытии…

В кабинет вошла крупная женщина с ведром и шваброй…

 

После восьми часов всякое передвижение по коридорам больницы прекратилось.
Где – то в отдалении громко захлопнулись двери и наступила тишина.
     «Наверное, и сигнализацию включили», - подумал Борис , выходя из шкафа и шаря глазами по углам потолка, ища датчики, срабатывющие на движение. Таковых, на его счастье, в кабинете Плешакова не оказалось.
Очевидно, что охранники не особо переживали за окна, выходящие во внутренний двор больницы. Или же по бокам здания стояли видеокамеры, направленные вдоль стен.
Так или иначе, Бориса это не беспокоило – до утра он в безопасности!
     «Постараемся не шуметь.»
      Стол с дежурным охранником находится у входа в здание – совсем недалеко от кабинета начальника отделения флюрографии. 
     «Второй охранник , наверняка, уже отправился  спать…
Только вряд ли охрана станет всю ночь ходить по коридорам больницы и прислушиваться к каждому.шороху. Все охранники - большие меломаны и философы, насколько я знаю…» 
     И словно  в подтверждение его мыслей, у входа в больницу громко зазвучала музыка.
Борис улыбнулся.

    - «Так и есть!... А слушают –то разную хрень, которую крутят по радио весь год для того, чтобы потом наградить пробравшихся на самый верх музыкального бизнеса своих фаворитов и фавориток, а также  тех, кто уже давно сам ничего хорошего написать не может, а только и делает, что пользуется красивыми миксами, содранными с  произведений великих музыкантов прошлых лет… Лучше бы Высоцкого поставил, или Галича!..»


     Окна пропускали вполне достаточно света, чтобы можно было тщательно осмотреть помещение.

     Двигаясь вдоль стены, Борис внимательно осмотрел кабинет, записи на столе и в его ящиках, архив с документами, но не нашёл ничего заслуживающего его внимания. 
Понятно, что человек, подключённый к такой серьёзной операции, как крупный терракт с большим количеством жертв, вряд ли станет хранить свои личные записи в рабочем кабинете.
Больница открывается в восемь, а работа начинается в девять. Если Плешаков назначил посетителю встречу на восемь пятнадцать, то вряд ли это связано с его профессиональной деятельностью. Здесь что – то другое!

     Борис припомнил, что Плешаков вышел вечером из своего кабинета в халате. Значит, он переодевается не в кабинете, а где – то в другом месте. На улице октябрь, а при нём не было ни плаща , ни зонта…
Воможно, что он делает это у своего коллеги, и скорее всего, что этот коллега – женщина!
Борису стало  понятно присутствие совершенно ненужного в этом кабинете медицинского лежака и найденной в ящике стола пудреницы.
Женщины , попадая в пространство, где они ещё не были, инстиктивно «метят» эту территорю своими вещами. Это может быть заколка от волос, шпилька или ещё какой – то мелкий предмет, « случайно» забытый в помещении или месте, где она побывала…
Если Плешаков постоянно переодеаается в другом кабинете, то, вероятно, он также постоянно отвозит и привозит коллегу домой и из дома на своей машине.
Из этого следует, что он вполне может утром занять своё место в шкафу, под чёрной тканью, а также, без лишних хлопот, сможет узнать всё то, о чём он будет разговаривать со своим посетителем, которому назначил встречу в столь ранний для приёма посетителей время.
     Борис подошёл к столу, налил в стакан воды из графина и выпил. Присев на стоящий рядом лежак, он завёл будильник своих часов на семь сорок пять, прилёг на кушетку и закрыл глаза… Пока что всё шло согласно тому плану, который он и «нарисовал» для себя!


 (продолжение следует)

© Copyright: Anatoliy Gurkin, 2014

Регистрационный номер №0251408

от 8 ноября 2014

[Скрыть] Регистрационный номер 0251408 выдан для произведения:

Ночь в кабинете врача
******
Вечером, без восьми минут шесть, из кабинета   с табличкой «Гл. врач отд. флюрографии» вышел невысокий мужчина лет пятидесяти восьми, прошёл мимо Бориса, сидевшего на мягкой скамейке, обитой коричневым дермантином, и заглянув в комнату регистратуры, негромко сказал: «Девочки, меня нет! Не забудьте закрыть кабинет!..»
     Как только он исчез за углом, Борис быстро поднялся на ноги, подошёл к двери, и, повернувшись спиной, мягко нажал на ручку.Дверь поддалась и он проскользнул внутрь, прикрывая её, и быстро развернулся.

     В кабинете, как он и предполагал, никого не было, но запах сигарет и открытая форточка говорили о том, что скоро здесь должнен кто – нибудь появиться – либо охранник, либо уборщица. Борис окинул взглядом небольшое пространство кабинета Плешакова…

     Рядом с входной дверью находился шкаф для одежды, у окна стояли стол и стул, а рядом  - в углу, небольшой шкафчик с выдвигающимися яшичками, в котором, очевидно находился архив документов на людей, когда – то прошедших в соседних кабинетах флюрографию.
На противоположной стене висел календарь с портретом главы города, а под ним медицинский лежак, покрытый белой простынёй.
     «Интересно, зачем ему здесь нужен лежак, если даже в кабинете, где  делают флюрографию, есть только стол, стулья и кресло  с защитным фартуком?...»
     Решив пока не ломать себе голову над этим вопросом, Борис быстро подошёл к двери кабинета, прислушался, и открыл шкаф.Там висел чистый белый халат и чёрный пиджак. Внизу, прикрытые чёрной тканью, стояди коробки с какими – то бумагами, которые Борис затолкал под медицинский лежак, и задвинул подальше. 

Затем он быстро вернулся к шкафу, сел в самом его низу и , накинув на голову чёрную ткань, осторожно прикрыл двери.

     «Вряд ли уборщица или охранник станут сюда заглядывать!..»

     Дверь с шумом растворилась настежь, и Борис замер в своём укрытии…

В кабинет вошла крупная женщина с ведром и шваброй…

 

После восьми часов всякое передвижение по коридорам больницы прекратилось.
Где – то в отдалении громко захлопнулись двери и наступила тишина.
     «Наверное, и сигнализацию включили», - подумал Борис , выходя из шкафа и шаря глазами по углам потолка, ища датчики, срабатывющие на движение. Таковых, на его счастье, в кабинете Плешакова не оказалось.
Очевидно, что охранники не особо переживали за окна, выходящие во внутренний двор больницы. Или же по бокам здания стояли видеокамеры, направленные вдоль стен.
Так или иначе, Бориса это не беспокоило – до утра он в безопасности!
     «Постараемся не шуметь.»
      Стол с дежурным охранником находится у входа в здание – совсем недалеко от кабинета начальника отделения флюрографии. 
     «Второй охранник , наверняка, уже отправился  спать…
Только вряд ли охрана станет всю ночь ходить по коридорам больницы и прислушиваться к каждому.шороху. Все охранники - большие меломаны и философы, насколько я знаю…» 
     И словно  в подтверждение его мыслей, у входа в больницу громко зазвучала музыка.
Борис улыбнулся.

    - «Так и есть!... А слушают –то разную хрень, которую крутят по радио весь год для того, чтобы потом наградить пробравшихся на самый верх музыкального бизнеса своих фаворитов и фавориток, а также  тех, кто уже давно сам ничего хорошего написать не может, а только и делает, что пользуется красивыми миксами, содранными с  произведений великих музыкантов прошлых лет… Лучше бы Высоцкого поставил, или Галича!..»


     Окна пропускали вполне достаточно света, чтобы можно было тщательно осмотреть помещение.

     Двигаясь вдоль стены, Борис внимательно осмотрел кабинет, записи на столе и в его ящиках, архив с документами, но не нашёл ничего заслуживающего его внимания. 
Понятно, что человек, подключённый к такой серьёзной операции, как крупный терракт с большим количеством жертв, вряд ли станет хранить свои личные записи в рабочем кабинете.
Больница открывается в восемь, а работа начинается в девять. Если Плешаков назначил посетителю встречу на восемь пятнадцать, то вряд ли это связано с его профессиональной деятельностью. Здесь что – то другое!

     Борис припомнил, что Плешаков вышел вечером из своего кабинета в халате. Значит, он переодевается не в кабинете, а где – то в другом месте. На улице октябрь, а при нём не было ни плаща , ни зонта…
Воможно, что он делает это у своего коллеги, и скорее всего, что этот коллега – женщина!
Борису стало  понятно присутствие совершенно ненужного в этом кабинете медицинского лежака и найденной в ящике стола пудреницы.
Женщины , попадая в пространство, где они ещё не были, инстиктивно «метят» эту территорю своими вещами. Это может быть заколка от волос, шпилька или ещё какой – то мелкий предмет, « случайно» забытый в помещении или месте, где она побывала…
Если Плешаков постоянно переодеаается в другом кабинете, то, вероятно, он также постоянно отвозит и привозит коллегу домой и из дома на своей машине.
Из этого следует, что он вполне может утром занять своё место в шкафу, под чёрной тканью, а также, без лишних хлопот, сможет узнать всё то, о чём он будет разговаривать со своим посетителем, которому назначил встречу в столь ранний для приёма посетителей время.
     Борис подошёл к столу, налил в стакан воды из графина и выпил. Присев на стоящий рядом лежак, он завёл будильник своих часов на семь сорок пять, прилёг на кушетку и закрыл глаза… Пока что всё шло согласно тому плану, который он и «нарисовал» для себя!


 (продолжение следует)

Рейтинг: +1 152 просмотра
Комментарии (2)
Владимир Митяев # 10 ноября 2014 в 22:53 0
ИНТЕРЕСНО. super
Anatoliy Gurkin # 10 ноября 2014 в 23:08 0
СПАСИБО, ВЛАДИМИР! 040a6efb898eeececd6a4cf582d6dca6 c0137