ГлавнаяВся прозаМалые формыРассказы → Спички – источник пожара

 

Спички – источник пожара

26 августа 2012 - Олег Айдаров
article72392.jpg

От одной спички можно лишь прикурить, а другая поможет осветить ночь. От спички можно прикурить найденный в уборной бычок, а можно – трубку мира. Так и осветить ночь можно по-разному: можно факелом, а можно пожаром.

… На спичечной фабрике только делали спички. Тысячи, миллионы, миллиарды спичек. Каждая была сделана по одному эталону, по одному образцу, но это не мешало им быть разными: одну в серу обмакнули слишком обильно, другую еще до рождения согнул близторчащий сучок… Все эти спички были разными, но по внешнему виду нельзя было узнать судьбу какой-либо из них. Про крепкую прямую спичку с нависающим куполом серы можно было сказать, что она породит огненные валы, которые раздавят кучу деревянных домов. Но впоследствии оказывалось, что ей лишь поковырялись в зубах и выбросили. И, наоборот, при виде хилой спичинки с еле заметным коричневым пятнышком на макушке, даже в голову не приходило, что именно она затеплит уютный огонек в камине старинного замка. И огонек этот, покачиваясь в полумраке своего мраморного гнездышка, вызовет доброе тепло в душах собравшихся у камина людей. И гражданская война, готовая уже ринуться по всей стране железной вьюгой, останется в своих шахтах и ангарах еще на несколько лет. Так решат люди, согревшиеся у камина…

Малое и великое тесно переплетено между собой. Не я это открыл, но я это повторю. Великое рождает малое, которое затем пожирает великое. Или наоборот. Великое порождает малое, которое потом возвеличивает и дополняет великое. Или наоборот. Или наоборот…

Спичечная фабрика. Склад готовой продукции. Ночь. Ровные ряды фанерных ящиков забитых коробками со спичками. Между ящиков – коридоры для автопогрузчиков. Темноту сверлит яркий луч фонарика. По складу идет вор. Вор идет воровать спички.

Конечно, если бы была возможность, вор занялся бы швейцарскими банками. Но Швейцария, это заграница, а заграницу стерегут и наши, и ихи пограничники. Двойным кольцом: сначала наши, потом ихи. На спичечную фабрику пограничников не остается. Поэтому ее охраняет вахтер-пенсионер, который после телевизионной передачи «Спокойной ночи, малыши!», ложится спать. Пограничники же даже после передачи «В гостях у сказки» (другое название – «Служу Отечеству!»), спать не ложатся. Но пограничники заняты тем, что ходят вдоль границы и никого через нее не пускают. Спичечная же фабрика стоит далеко от границы, а вахтер-пенсионер, или вахтер-студент, или просто вахтер-бездельник – спит. Поэтому вор и пробрался на спичечную фабрику.

Освоившись в темноте и, вероятно, став своим, вор решил воровать. Стиснув зубы от восторга, он гладил огромные фанерные ящики, в которых скрывалось целое состояние. По тем временам такое обилие спичек действительно было целым состоянием. Сколько коробков в каждом таком ящике! Тысяча! Две тысячи! Сто тысяч!! А сколько их во всем складе, раскинувшемся на территории равной футбольному полю…

Вор яростно пнул один ящик. Фанерный бок провалился, и темнота закашляла коробками. И вдруг вор понял, что, даже набив спичками все карманы, напихав коробки за пазуху по самое горло, схватив в охапку пару пригоршней спичек, он вынесет отсюда лишь каплю. Каплю этого сернисто-деревянного моря.

Постояв, вор нагнулся. Взял из пролома в ящике один коробок. Открыл его и высыпал спички на пол. Потом он вынул и высыпал другой коробок. Когда кучка на полу выросла до дециметра в высоту, вор сгреб ее обратно в фанерный пролом. Затем вор чиркнул одной спичкой об один коробок…

Склад сгорел как спичка. Все сгорели как один. Говорят, в этом немало помог сильный ветер и магнитные бури.

Через некоторое время гражданская война вылезла из холодного, так и не дождавшегося своей спички камина и, превратившись в термоядерную, спалила весь Марс. И сгорела жизнь за четыре дня. И обратился Марс в гигантскую красную песчаную пустыню, однообразие которой нарушает лишь ледниковая шапка на полюсе – сваленная в кучу атмосфера. Говорят, пожару немало помог сильный космический ветер и солнечная активность.

 

Кстати, если кто-нибудь усомнится в реальности существования швейцарских банков, воров, пограничников, спичечных фабрик и всего остального, что упоминается в рассказе, на такой планете как Марс, пусть успокоится и выслушает мои доводы.

Итак, Природа населила нашу планету великим множеством форм жизни: птицами, рыбами, людьми, насекомыми, рептилиями (как вымершими, так и еще прозябающими), цветами, елками-палками и т. д. Но, несмотря на это, те земляне, которые встречались с инопланетянами, уверены, что видели человекоподобных существ. Короче говоря, Природа, столь изобретательная на различные формы, вмещающие в себя жизнь. Оказалась крайне ограниченной на изобретение форм жизни вмещающих в себя разум. Даже на других планетах единственно подходящим для разума сосудом оказалось опять же прообезьянье тело. В таком случае, стоит ли удивляться скудоумию созданных Природой марсиан, которые назвали заграничные банки – швейцарскими, охранников границы – пограничниками, а несунов – ворами.

… А Марс и сейчас, проплывая мимо Земли, приветливо приподнимает свою ледниковую шляпу и мужественно улыбается обветренным песчаным лицом, как бы говоря: «Хорош плакать, старушка, вытри слезы-океаны-и-моря, а жизнь-инфекцию стряхни распутнице Венере, пущай ее источит как тебя…».

© Copyright: Олег Айдаров, 2012

Регистрационный номер №0072392

от 26 августа 2012

[Скрыть] Регистрационный номер 0072392 выдан для произведения:

От одной спички можно лишь прикурить, а другая поможет осветить ночь. От спички можно прикурить найденный в уборной бычок, а можно – трубку мира. Так и осветить ночь можно по-разному: можно факелом, а можно пожаром.

… На спичечной фабрике только делали спички. Тысячи, миллионы, миллиарды спичек. Каждая была сделана по одному эталону, по одному образцу, но это не мешало им быть разными: одну в серу обмакнули слишком обильно, другую еще до рождения согнул близторчащий сучок… Все эти спички были разными, но по внешнему виду нельзя было узнать судьбу какой-либо из них. Про крепкую прямую спичку с нависающим куполом серы можно было сказать, что она породит огненные валы, которые раздавят кучу деревянных домов. Но впоследствии оказывалось, что ей лишь поковырялись в зубах и выбросили. И, наоборот, при виде хилой спичинки с еле заметным коричневым пятнышком на макушке, даже в голову не приходило, что именно она затеплит уютный огонек в камине старинного замка. И огонек этот, покачиваясь в полумраке своего мраморного гнездышка, вызовет доброе тепло в душах собравшихся у камина людей. И гражданская война, готовая уже ринуться по всей стране железной вьюгой, останется в своих шахтах и ангарах еще на несколько лет. Так решат люди, согревшиеся у камина…

Малое и великое тесно переплетено между собой. Не я это открыл, но я это повторю. Великое рождает малое, которое затем пожирает великое. Или наоборот. Великое порождает малое, которое потом возвеличивает и дополняет великое. Или наоборот. Или наоборот…

Спичечная фабрика. Склад готовой продукции. Ночь. Ровные ряды фанерных ящиков забитых коробками со спичками. Между ящиков – коридоры для автопогрузчиков. Темноту сверлит яркий луч фонарика. По складу идет вор. Вор идет воровать спички.

Конечно, если бы была возможность, вор занялся бы швейцарскими банками. Но Швейцария, это заграница, а заграницу стерегут и наши, и ихи пограничники. Двойным кольцом: сначала наши, потом ихи. На спичечную фабрику пограничников не остается. Поэтому ее охраняет вахтер-пенсионер, который после телевизионной передачи «Спокойной ночи, малыши!», ложится спать. Пограничники же даже после передачи «В гостях у сказки» (другое название – «Служу Отечеству!»), спать не ложатся. Но пограничники заняты тем, что ходят вдоль границы и никого через нее не пускают. Спичечная же фабрика стоит далеко от границы, а вахтер-пенсионер, или вахтер-студент, или просто вахтер-бездельник – спит. Поэтому вор и пробрался на спичечную фабрику.

Освоившись в темноте и, вероятно, став своим, вор решил воровать. Стиснув зубы от восторга, он гладил огромные фанерные ящики, в которых скрывалось целое состояние. По тем временам такое обилие спичек действительно было целым состоянием. Сколько коробков в каждом таком ящике! Тысяча! Две тысячи! Сто тысяч!! А сколько их во всем складе, раскинувшемся на территории равной футбольному полю…

Вор яростно пнул один ящик. Фанерный бок провалился, и темнота закашляла коробками. И вдруг вор понял, что, даже набив спичками все карманы, напихав коробки за пазуху по самое горло, схватив в охапку пару пригоршней спичек, он вынесет отсюда лишь каплю. Каплю этого сернисто-деревянного моря.

Постояв, вор нагнулся. Взял из пролома в ящике один коробок. Открыл его и высыпал спички на пол. Потом он вынул и высыпал другой коробок. Когда кучка на полу выросла до дециметра в высоту, вор сгреб ее обратно в фанерный пролом. Затем вор чиркнул одной спичкой об один коробок…

Склад сгорел как спичка. Все сгорели как один. Говорят, в этом немало помог сильный ветер и магнитные бури.

Через некоторое время гражданская война вылезла из холодного, так и не дождавшегося своей спички камина и, превратившись в термоядерную, спалила весь Марс. И сгорела жизнь за четыре дня. И обратился Марс в гигантскую красную песчаную пустыню, однообразие которой нарушает лишь ледниковая шапка на полюсе – сваленная в кучу атмосфера. Говорят, пожару немало помог сильный космический ветер и солнечная активность.

 

Кстати, если кто-нибудь усомнится в реальности существования швейцарских банков, воров, пограничников, спичечных фабрик и всего остального, что упоминается в рассказе, на такой планете как Марс, пусть успокоится и выслушает мои доводы.

Итак, Природа населила нашу планету великим множеством форм жизни: птицами, рыбами, людьми, насекомыми, рептилиями (как вымершими, так и еще прозябающими), цветами, елками-палками и т. д. Но, несмотря на это, те земляне, которые встречались с инопланетянами, уверены, что видели человекоподобных существ. Короче говоря, Природа, столь изобретательная на различные формы, вмещающие в себя жизнь. Оказалась крайне ограниченной на изобретение форм жизни вмещающих в себя разум. Даже на других планетах единственно подходящим для разума сосудом оказалось опять же прообезьянье тело. В таком случае, стоит ли удивляться скудоумию созданных Природой марсиан, которые назвали заграничные банки – швейцарскими, охранников границы – пограничниками, а несунов – ворами.

… А Марс и сейчас, проплывая мимо Земли, приветливо приподнимает свою ледниковую шляпу и мужественно улыбается обветренным песчаным лицом, как бы говоря: «Хорош плакать, старушка, вытри слезы-океаны-и-моря, а жизнь-инфекцию стряхни распутницы Венере, пущай ее источит как тебя…».

Рейтинг: +2 577 просмотров
Комментарии (6)
чудо Света # 26 августа 2012 в 08:44 +2
Интересно и странно. Читала неотрываясь. удивил Эпилог! неожиданно. Сказать что злободневно- ничего не сказать. Гражданская, такая, скорбь, может даже и вселенская, раз уж и космос здесь звучит.
Горько!
(не в том смысле, конечно, как на свадебных торжествах.)
Олег Айдаров # 26 августа 2012 в 12:56 +2
Горько!.. Кстати, хорошая бы концовка получилась: небожители встают, обнимаются, хлещут нектар и кричат: "Горько!". Спасибо за поправку к очепятке - исправил.
Лена Эрлих # 26 августа 2012 в 22:28 +2
Давным-давно, Венера, Зла Звезда,
Кометою летела меж Юпитером и Солнцем,
И Марс, и Землю, мимо проходя,
Повсюду вызывала катастрофы...
И только, в век рожденья Будды,
Столкнувшись с Марсом,войнами грозившим,
Своей часть атмосферы передав ему,
Классической механике небесной подчинившись,
Орбиту нынешнюю заняла свою.
Для римлян - Люцифером чудилась Она,
Для финикийцев - Вельзевулом грозным...
И человеческими жертвами питалась
.................................
Слыла прекрасной Утренней Звездою...
...И, все равно, в веках, ее пленялись красотою...

что то вроде того!!! buket1
Олег Айдаров # 27 августа 2012 в 07:11 +2
О как! super
чудо Света # 27 августа 2012 в 21:52 +2
мне , тоже, понравилось.
Олег Айдаров # 28 августа 2012 в 06:38 +1
И я того же мнения!