ГлавнаяВся прозаМалые формыРассказы → Солнце. Нищий и богатый

 

Солнце. Нищий и богатый

21 октября 2012 - Амадеуш Вуйцик

       Всё с самого начала дня пошло не пойми как. Ночью шёл дождь. Наутро всё стихло, но небо осталось суровым. Ожидаемое солнце так и не выглянуло из-за грозных антрацитовых туч, перекрывших весь небесный свод.

       По улице шёл нищий – обветшалый, измученный жизнью старик, оборванный и грязный. Ему было лет шестьдесят. Каждую свою ночь он проводил около входа в метро, лёжа на асфальте и укутавшись в большой, насквозь провонявший грязью шарф. Он просто шёл по улице, размышляя о наболевшем – о том, как он оказался в такой ситуации. Произошло это более тридцати лет назад, и он почти не помнил как именно.

       Старик шагал не спеша, по направлению к маленькой улочке, заставленной машинами. Вдруг,  откуда ни возьмись, появился чёрный автомобиль. Он ехал с огромной скоростью и еле успел затормозить в нескольких сантиметрах от нищего. Из красивой яркой иномарки вышел мужчина высокого роста, атлетического телосложения и аккуратно выбритый. Мужчина был одет в красивый чёрный костюм, на руке его красовались дорогие золотые часы, на вид ему было лет сорок. Его глаза напоминали тарелку с молоком, в центре которой лежит одна крупинка гречи. Молоко – это детская наивная глупость, а крупинка – желчь.

       – Ты совсем обалдел? – крикнул мужчина.

       Нищий ему не отвечал. Мужчина приблизился к нему вплотную.

       – Ты что, слепой? Совсем не смотришь куда прёшь!

       – Вы всю свою жизнь увидели из чёрного футлярного гробика?

       – Что?! – вскрикнул мужчина, видимо не поняв сути вопроса.

       – Что слышали, юноша, – спокойно ответил старик. – Вам, верно, не хватает богатства и власти?

       – Почему это? – переспросил мужчина, он удивился подобному  вопросу и по-прежнему был на взводе.

       – Глаза уж больно глупые.

       – Ты сдурел? Знаешь, что я с тобой могу сделать? – разъярился мужчина.

       – Слова сильней всего на Свете, – сказал старик, только сейчас посмотрев на собеседника.

       – Ты не боишься меня, старый дурак?

       – Физическая боль – это пыль, унесённая вдаль ветром веков, её можно чувствовать, но она ничего не значит, она – ничтожна, как копейка в Вашем кармане. Зато слова иногда безумно сильно ранят и застревают в памяти людей навсегда, крепко въедаясь в сердце. Возможно даже, что Вы навсегда запомните наш разговор. Надеюсь, Вас не обидели мои слова, а если Вы со мной что-нибудь сделаете – это не будет значить ровным счётом ничего.

       – Откуда у тебя все эти выводы? Ты же нищий, – мужчина чуть смягчил тон.

       – Можно быть слепым  и видеть мир в самом красивом обличье разноцветных тонов. Я рано понял смысл существования – душевная боль рано пришла ко мне и начала поедать всю мою сущность.

       – И в чём же этот смысл?

Старик ответил сразу же:

       – В страдании! Всю жизнь терпишь боль, куда-то бежишь, унижаешься, что-то постоянно делаешь. И только ради того, чтобы в конечном итоге умереть. И где же справедливость? Повсюду беда, горе и несчастье. Уверен в том, что даже Вы безмолвно кричали о животрепещущем горе, что рвало сердце на части.

       Мужчина, внимая его словам,  стал задумываться. И, правда, он тоже всю жизнь чувствовал какие-то неудобства, недостатки, но он не стал на них зацикливаться, поступив, скорей всего, неправильно. Сейчас он начал осознавать, что мог бы стать поэтом или певцом. Мужчина всегда в детстве об этом мечтал. Он даже пробовал писать, но его стихи никому не нравились, и он позабыл про эту затею. Но в ту же секунду мужчина понял, чего ему не хватало тогда в его стихах.  Он на мгновение представил, будто он – известный поэт, стихи которого любят и почитают многие, разнося их по миру. В его стихах появилась боль…

       – Вот Вам ещё совет, юноша. Правда, он длинный, – сказал старик. – Сначала положите себе в мешок всё то, что я нёс с собой по дороге своей жизни, наденьте мои ботинки и пройдите в них весь тот путь, что прошёл я. Узрите своими глазами то, что увидели мои глаза. Послушайте всех тех людей, которых выслушал я, хотя некоторых из них было трудно понять, но и в их словах есть своя правда. Пролейте столько же слёз и крови, сколько я пролил. На середине этого пути снимите ботинки и оставьте их – они больше Вам не нужны. Во время того как будете идти, споткнись раз сто, каждый раз расшибая себе лоб. Страдайте как я. Питайтесь тем, что сможете найти для себя, что сможете как-нибудь раздобыть, и пейте из ручьёв и рек. Скорей всего, Вы раздерёте себе ноги до костей, но всё равно продолжайте идти. Вам может быть очень плохо, холодно и голодно, но не сдавайтесь, ведь свет надежды всегда совсем рядом, если к нему стремиться. А когда вернётесь, то можете, если сочтёте верным, спокойно, с чистой душой, кидать мне камни в спину.

       Мужчина растерялся и в душе уже давно почувствовал угрызения совести и признал свою вину.

       – Извините меня, – сказал он с жалостью. – Простите!

       – Разве Вам это свойственно?! Не унижайтесь предо мной.

       – Я по правде. Мне очень жаль…

       Старик увидел в глазах мужчины раскаянье и скорбь.

       – До свиданья, – сказал он и пошёл.

       – Подождите, – крикнул мужчина, догоняя старика. – Я хотел бы Вас чем-нибудь угостить. Здесь рядом есть хорошее кафе.

       – А нищих, насквозь пропавших канализацией, туда пускают?

       – Не говорите так, пожалуйста! Вы, должно быть, хотите есть? Пойдёмте!

       С каждым словом голос мужчины казался всё более жалостливым.

       – Я мог бы даже отобедать с Вами из одной тарелки, используя одну лишь ложку, если бы Вы всегда были человеком и оставались таким.

       – Ну, простите же меня! – сказал мужчина, чуть ли не взмолившись.

       – Я пошёл, – сказал старик и сразу же быстро зашагал в сторону ближайшего дома.

       – Постойте… Постойте!...

       Нищий скрылся за углом дома. А мужчина продолжал стоять и смотреть в ту сторону, где исчез старик. Через несколько минут он сел в свою машину и уехал.

       Из-за туч слегка взблеснуло солнце.

       – Ну, хоть какое-то развлечение, – пробубнил старик через километр своего пути.

       Он шёл, сливаясь с бликами солнца на глади луж.

       – Правда, изо дня в день одно и то же чуть надоело мне. Одно и то же… – подумал он.

       Начал крапать дождь.

© Copyright: Амадеуш Вуйцик, 2012

Регистрационный номер №0086193

от 21 октября 2012

[Скрыть] Регистрационный номер 0086193 выдан для произведения:

       Всё с самого начала дня пошло не пойми как. Ночью шёл дождь. Наутро всё стихло, но небо осталось суровым. Ожидаемое солнце так и не выглянуло из-за грозных антрацитовых туч, перекрывших весь небесный свод.

       По улице шёл нищий – обветшалый, измученный жизнью старик, оборванный и грязный. Ему было лет шестьдесят. Каждую свою ночь он проводил около входа в метро, лёжа на асфальте и укутавшись в большой, насквозь провонявший грязью шарф. Он просто шёл по улице, размышляя о наболевшем – о том, как он оказался в такой ситуации. Произошло это более тридцати лет назад, и он почти не помнил как именно.

       Старик шагал не спеша, по направлению к маленькой улочке, заставленной машинами. Вдруг,  откуда ни возьмись, появился чёрный автомобиль. Он ехал с огромной скоростью и еле успел затормозить в нескольких сантиметрах от нищего. Из красивой яркой иномарки вышел мужчина высокого роста, атлетического телосложения и аккуратно выбритый. Мужчина был одет в красивый чёрный костюм, на руке его красовались дорогие золотые часы, на вид ему было лет сорок. Его глаза напоминали тарелку с молоком, в центре которой лежит одна крупинка гречи. Молоко – это детская наивная глупость, а крупинка – желчь.

       – Ты совсем обалдел? – крикнул мужчина.

       Нищий ему не отвечал. Мужчина приблизился к нему вплотную.

       – Ты что, слепой? Совсем не смотришь куда прёшь!

       – Вы всю свою жизнь увидели из чёрного футлярного гробика?

       – Что?! – вскрикнул мужчина, видимо не поняв сути вопроса.

       – Что слышали, юноша, – спокойно ответил старик. – Вам, верно, не хватает богатства и власти?

       – Почему это? – переспросил мужчина, он удивился подобному  вопросу и по-прежнему был на взводе.

       – Глаза уж больно глупые.

       – Ты сдурел? Знаешь, что я с тобой могу сделать? – разъярился мужчина.

       – Слова сильней всего на Свете, – сказал старик, только сейчас посмотрев на собеседника.

       – Ты не боишься меня, старый дурак?

       – Физическая боль – это пыль, унесённая вдаль ветром веков, её можно чувствовать, но она ничего не значит, она – ничтожна, как копейка в Вашем кармане. Зато слова иногда безумно сильно ранят и застревают в памяти людей навсегда, крепко въедаясь в сердце. Возможно даже, что Вы навсегда запомните наш разговор. Надеюсь, Вас не обидели мои слова, а если Вы со мной что-нибудь сделаете – это не будет значить ровным счётом ничего.

       – Откуда у тебя все эти выводы? Ты же нищий, – мужчина чуть смягчил тон.

       – Можно быть слепым  и видеть мир в самом красивом обличье разноцветных тонов. Я рано понял смысл существования – душевная боль рано пришла ко мне и начала поедать всю мою сущность.

       – И в чём же этот смысл?

Старик ответил сразу же:

       – В страдании! Всю жизнь терпишь боль, куда-то бежишь, унижаешься, что-то постоянно делаешь. И только ради того, чтобы в конечном итоге умереть. И где же справедливость? Повсюду беда, горе и несчастье. Уверен в том, что даже Вы безмолвно кричали о животрепещущем горе, что рвало сердце на части.

       Мужчина, внимая его словам,  стал задумываться. И, правда, он тоже всю жизнь чувствовал какие-то неудобства, недостатки, но он не стал на них зацикливаться, поступив, скорей всего, неправильно. Сейчас он начал осознавать, что мог бы стать поэтом или певцом. Мужчина всегда в детстве об этом мечтал. Он даже пробовал писать, но его стихи никому не нравились, и он позабыл про эту затею. Но в ту же секунду мужчина понял, чего ему не хватало тогда в его стихах.  Он на мгновение представил, будто он – известный поэт, стихи которого любят и почитают многие, разнося их по миру. В его стихах появилась боль…

       – Вот Вам ещё совет, юноша. Правда, он длинный, – сказал старик. – Сначала положите себе в мешок всё то, что я нёс с собой по дороге своей жизни, наденьте мои ботинки и пройдите в них весь тот путь, что прошёл я. Узрите своими глазами то, что увидели мои глаза. Послушайте всех тех людей, которых выслушал я, хотя некоторых из них было трудно понять, но и в их словах есть своя правда. Пролейте столько же слёз и крови, сколько я пролил. На середине этого пути снимите ботинки и оставьте их – они больше Вам не нужны. Во время того как будете идти, споткнись раз сто, каждый раз расшибая себе лоб. Страдайте как я. Питайтесь тем, что сможете найти для себя, что сможете как-нибудь раздобыть, и пейте из ручьёв и рек. Скорей всего, Вы раздерёте себе ноги до костей, но всё равно продолжайте идти. Вам может быть очень плохо, холодно и голодно, но не сдавайтесь, ведь свет надежды всегда совсем рядом, если к нему стремиться. А когда вернётесь, то можете, если сочтёте верным, спокойно, с чистой душой, кидать мне камни в спину.

       Мужчина растерялся и в душе уже давно почувствовал угрызения совести и признал свою вину.

       – Извините меня, – сказал он с жалостью. – Простите!

       – Разве Вам это свойственно?! Не унижайтесь предо мной.

       – Я по правде. Мне очень жаль…

       Старик увидел в глазах мужчины раскаянье и скорбь.

       – До свиданья, – сказал он и пошёл.

       – Подождите, – крикнул мужчина, догоняя старика. – Я хотел бы Вас чем-нибудь угостить. Здесь рядом есть хорошее кафе.

       – А нищих, насквозь пропавших канализацией, туда пускают?

       – Не говорите так, пожалуйста! Вы, должно быть, хотите есть? Пойдёмте!

       С каждым словом голос мужчины казался всё более жалостливым.

       – Я мог бы даже отобедать с Вами из одной тарелки, используя одну лишь ложку, если бы Вы всегда были человеком и оставались таким.

       – Ну, простите же меня! – сказал мужчина, чуть ли не взмолившись.

       – Я пошёл, – сказал старик и сразу же быстро зашагал в сторону ближайшего дома.

       – Постойте… Постойте!...

       Нищий скрылся за углом дома. А мужчина продолжал стоять и смотреть в ту сторону, где исчез старик. Через несколько минут он сел в свою машину и уехал.

       Из-за туч слегка взблеснуло солнце.

       – Ну, хоть какое-то развлечение, – пробубнил старик через километр своего пути.

       Он шёл, сливаясь с бликами солнца на глади луж.

       – Правда, изо дня в день одно и то же чуть надоело мне. Одно и то же… – подумал он.

       Начал крапать дождь.

Рейтинг: +2 319 просмотров
Комментарии (1)
Дмитрий Криушов # 21 октября 2012 в 21:37 0
Какой же Вы злой, Амадеуш! Да нет, я не о рассказе, он забавный, и даже где-то мудрый, отнюдь. Я о ШРИФТЕ! Неужели нельзя было покрупнее выложить?! У меня вот со зрением - швах, и оттого аж заболели, покуда дочитал. Будьте ласковы, исправьте! И тогда я непременно зайду ещё раз. 593da3d7df5e109332ded6b9f2c9b3c0