СЛОВО ДРУГА

29 сентября 2013 - Сергей Гордиенко




- Ныряй здесь, долболоб! – матерился бугор, показывая пиканкой  на воду. – Она там лежит. Раззява!
Валентин снял с себя шапку и теплую куртку, и положил их на бон. Затем разделся до трусов и, поеживаясь от пронизывающего осеннего ветра, полез в холодную воду.  Через минуту он вынырнул и, хватая ртом воздух, покачал головой.
- Ныряй! – свирепствовал Зубов.
С третьей попытки Валентин достал-таки цепку, соскочившую у него с бензопилы. Вечером он почувствовал себя плохо.  Лоб был горячий.  Он понимал, что у него высокая температура.  Ночью его мучили кошмары. Утром он попросил бригадира остаться в бараке. 
Зубов  усмехнулся:
- Запомни, парень: на твое здоровье мне наплевать. Мне нужен план!
- Потерпи, Валек, - вздохнул дед   Леша, - я тебе чайку заварю!
     Пиканка  выпадала из рук Валентина. Сил не было. А тут еще приключилось новое несчастье. Он не смог удержать плот и, поскользнувшись, упал в воду.
Бугор снова был взбешен. Теперь он обвинил парня в том, что тот специально очутился в воде, чтобы не работать.
- У костра обсушись – и вперед! Только быстро. Иначе премии не видать!
После работы Валентин доплелся до барака и лег на топчан. Его укрыли одеялом, но он пытался его скинуть. Ему было жарко, он бредил. Ребята вздыхали и с сочувствием поглядывали на него.  Дед  Леша хлопотал у его постели с кружкой какой-то заваренной травки.  Все жалели Валентина и косо поглядывали на бугра. Но высказать свое мнение вслух боялись. Зубов был очень силен и опасен. Однажды неопытный Сомов решил самостоятельно завести в кошель плот. Но в плот снизу ударил топляк, и Сомов не смог его удержать.  Плот двинулся по реке к своей гибели. За поворотом начинались пороги, было сильное течение, вода бурлила. И упущенные  плоты  разбивались, как щепки. А каждый плот составлял порядка ста бревен отборного леса, стоивших денег, которые теряла  вся бригада. Но никто из товарищей не упрекнул за это Сома. Все понимали, что такое может случиться с каждым. Но только не Зубов. Сом был рослый парень, но  бугор  так его избил, что тот два дня не мог подняться с топчана.   А на третью ночь Сом вдруг исчез.  Зубов объяснил его исчезновение трусостью, мол, удрал тот  со сплава, на лодке. Лодка, действительно, тоже исчезла, но в бригаде подозревали, что бугор просто напросто добил парня и сбросил его труп в реку. Следов никаких. Тайга все спишет, мрачно шутили сплавщики.  Но скорее всего это были домыслы, и Сомов на самом деле покинул лесосплав. Как и многие другие до него и после. 
  Заступиться за Валентина было некому.  Но кое-кто показывал взглядом на топчан Бекара. Все понимали этот многозначительный взгляд. Бекар  был отчаянный парень, смелый, и с Валентином они были лучшие друзья.  И еще неизвестно, как поведет себя Бекар, когда вернется из поселка, куда его еще пару дней назад отправили за продуктами.
   Ужинали молча.  Кто-то сердито отодвинул котелок.
- Надоело жрать одну рыбу.
- Что-то Бекар запаздывает.
На рассвете в дверь громко постучали.
- Эй, бичи! – прозвучал голос Бекара. – Дядя пришла, молочка принесла! Открывайте, сони!
Одеяла зашевелились,   раздался густой кашель, запахло табачным дымом.  Вошел бекар и снял с себя тяжелый рюкзак.
- Уф, - плюхнулся он на топчан, - всю ночь топал!
- Щас на баланах отдохнешь, - усмехнулись в ответ. – Водки не принес? Согреться бы.
- Пиканкой согреешься! – улыбнулся Бекар и тронул за ногу Валентина. – Рота подъем!
- Оставь его. Заболел твой друг.
-  А тебя я лишаю премии, - сказал Зубов, бреясь перед куском зеркала, - слишком долго ты шел.
- Да хрен с ней с премией, - Бекар подмигнул, - ух, и девочки  в селе! Но что с Валюнчиком?
Все промолчали, тщательно, как никогда,  заправляя постели. Из-под одеяла показалась голова Валентина.
- Привет, - просипел он. – В воду я упал. Поскользнулся.
- Что ж ты так неосторожно, - Бекар присел к нему и поправил на нем одеяло, - уже по здешним краям глубокая осень.  Холодина!
- Да, скоро  Ангару скует лед, - сказал дед Леша и вдруг, замолчав, обвел всех каким-то кричащим взглядом. – Хватит молчать, мужики! До конца сплава считанные дни, но Зуб нас всех угробит раньше времени! Это он заставил твоего друга нырять за цепкой. В такую-то погоду!
- Ты, балан трухлявый, -  сказал бугор,- для тебя сплав может закончиться прямо сейчас. Кто еще так думает?
Все промолчали. Но кто-то крикнул:
- Не слушай его Вадимыч! Дед  Леша просто не выспался, вот и буробит!
Бекар подошел к бригадиру.
- Это правда? – уставился он ему в лицо. В глазах у него запрыгали  лихие огоньки.
- Правда, - усмехнулся Зубов. – Жаль, тебя не было. Ты бы цепку сразу достал. А твой дружок, видно, вообразил, что он на Канарах!
У Бекара на скулах заходили крутые желваки.
- Выйдем, - кивнул он дверь.
- А зачем? Убить  тебя  я и здесь  могу.
Бекар бросился на него и, свалив его с ног, ударил кулаком.  Но бугор успел убрать голову, и кулак врезался в землю.  Перекинув через себя Бекара,  он быстро поднялся на ноги и улыбнулся:
- Неплохо. Но уж как-то по-детски.  Учись, парень!
Он  сделал быстрый шаг и нанес  Бекару молниеносный удар в челюсть.  Бекар упал.  Зубов сел на него, взял его за волосы и стал бить головой о землю.  Бил, пока у Бекара не закатились глаза. Затем он поднялся и, обведя всех тяжелым взглядом, сказал:
- Если сдохнет, вы все видели: я защищался.
 Бекар очнулся и ощутил, что голова у него вся мокрая. Потрогал рукой и посмотрел на ладонь – вода.  Валентин хлопотал возле него с мокрой тряпкой в руке. Больше в бараке никого не было. Бекар сел на топчан и стал переодеваться.
- Ты куда? – еле слышно, спросил Валентин.
- На работу, куда ж еще, - проворчал Бекар.
В дверях он оглянулся.
- Я ему за тебя все равно отомщу. Вот увидишь!
Прошло десять дней.  Сплав уже вплотную подошел к концу. И сегодня, если они перевыполнят норму, могут наконец-то поставить жирную точку. А скорее восклицательный знак.  Долгожданный конец сезона, расчет, деньги – для всех был самый лучший праздник. Но до него было все же еще так далеко.  Поэтому все трудились с радостным упорством.
- Куда, б… - весело матерился Бекар, вонзив пиканку в  балан, который ускользал от него по воде. Развернув его против течения, он направил бревно между бонов в отсек, где товарищи готовили новый плот. В отсеке скопилось уже до сотни увесистых бревен, и бугор, впустив  бревно, сбросил в воду заградительный щит.  Скручивая проволокой бревна, он  недовольно взглянул на  ребят, которые никак не могли баграми сдвинуть с места кучу застрявших бревен.
- Помогите этим олухам, - сказал он своим помощникам.- Я тут сам управлюсь.
Один из них, прицепив  к проволоке бирку с номером, посмотрел на волны, свирепо окатывавшие бон, доски которого были не только очень скользкие, но еще и ходили ходуном.  Приходилось быть очень и очень осторожным, чтобы не угодить в ледяную  воду.
- Штормит, Зуб.
- Кому сказал. Только давайте быстрее.
Оставшись один, Зубов открыл отсек, плюнул на ладони и взялся за багор. Массивная связка бревен сдвинулась с места, прошла под  мостиком и вышла на волю. Бугор покрепче вонзил крюк пиканки в бревно, и, удерживая плот, осторожно повел его к кошелю.  Волны  яростно бились о бон.  Передвигаться по нему  становилось все  труднее.  В какую-то минуту бугор даже пожалел, что остался один. Подошвы ног скользили  на досках все чаще и чаще.  А до кошеля еще было далековато. Тогда он сделал так. Запрыгнул на плот, и пиканкой стал цепляться за доски. Подтягивая себя вместе с плотом к бону, он метр за метром продвигался к кошелю. И когда до того осталось совсем немного, он вдруг на секунду замер, уставившись в воду.
- Е…твою! – вырвалось у него.
Из-под  бона на него шел огромный топляк.  Он изо всех сил сжал багор, приготовившись к удару.  Топляк ударил в плот, и пиканка, дрогнув в руках, стала  предательски ускользать из ладоней.  Зубов стиснул зубы, жилы на руках вздулись, его бросило в жар.
- Кто-нибудь! – хрипло заорал он.- Сюда! Скорее!
Ближе всех к нему находился Бекар.  Тот с пиканкой бросился ему на помощь. Бежал Бекар быстро,  каждую секунду рискуя сорваться в воду. Волны хватали его за ноги, бон под ним шатался. Бугор смотрел на него со страхом, моля Бога, чтобы парень  не упал. А пиканка продолжала медленно ускользать,  оставляя на черенке полосы крови.  Осталось несколько метров, как вдруг Бекар сильно поскользнулся,  взмахнул руками и с криком полетел в воду. Заорал и бугор, выпустив  пиканку из рук.  Плот, увлекаемый топляком,  быстро двинулся по течению. Бугор заметался на плоту, взывая о помощи. Но ему никто ничем не  мог помочь. Остановить плот было уже невозможно.  Бросив работу, все с ужасом смотрели на бригадира, уходящего на плоту все дальше и дальше. Прыгать в воду? Но у такого крепкого и сильного человека как бугор была одна слабость: он не умел плавать.  Крики о помощи становились все тише и тише. А вскоре плот скрылся за поворотом, за которым начинались пороги…
 Ни Зубова, ни его труп не нашли. Но все понимали, какая его постигла участь.  Ребята, получив расчет, помянули бугра. Сезон  закончился,  деньги в кармане, но почему-то всем было не радостно. Зубов хоть и был жестоким человеком, но все понимали, что только благодаря ему, их бригада заработала на сплаве больше всех.   Одни премиальные чего стоили.
   Бекар и Валентин прощались на вокзале. Одного поезд унесет в одну сторону, другого – в другую. Подошел поезд Бекара. В последний раз они вместе вспомнили самые яркие события на сплаве.  Вспомнили и бугра.
- Жаль его, - вздохнул Валентин, - все же он был не таким уж и плохим человеком.  Заботился, чтобы мы все заработали как надо. И сам вон как пахал. Как хорошо, что ты ему не отомстил.
  Бекар вошел в вагон. Поезд тронулся. Валентин шел рядом, ускоряя шаг. Бекар с улыбкой помахал ему рукой и  вдруг крикнул:
- А ведь я упал в воду специально!
Поезд ушел, а Валентин все стоял на перроне, стараясь осмыслить слова друга. И понять его поступок.








© Copyright: Сергей Гордиенко, 2013

Регистрационный номер №0161928

от 29 сентября 2013

[Скрыть] Регистрационный номер 0161928 выдан для произведения:

СЛОВО ДРУГА



- Ныряй здесь, долболоб! – матерился бугор, показывая пиканкой  на воду. – Она там лежит. Раззява!
Валентин снял с себя шапку и теплую куртку, и положил их на бон. Затем разделся до трусов и, поеживаясь от пронизывающего осеннего ветра, полез в холодную воду.  Через минуту он вынырнул и, хватая ртом воздух, покачал головой.
- Ныряй! – свирепствовал Зубов.
С третьей попытки Валентин достал-таки цепку, соскочившую у него с бензопилы. Вечером он почувствовал себя плохо.  Лоб был горячий.  Он понимал, что у него высокая температура.  Ночью его мучили кошмары. Утром он попросил бригадира остаться в бараке. 
Зубов  усмехнулся:
- Запомни, парень: на твое здоровье мне наплевать. Мне нужен план!
- Потерпи, Валек, - вздохнул дед   Леша, - я тебе чайку заварю!
     Пиканка  выпадала из рук Валентина. Сил не было. А тут еще приключилось новое несчастье. Он не смог удержать плот и, поскользнувшись, упал в воду.
Бугор снова был взбешен. Теперь он обвинил парня в том, что тот специально очутился в воде, чтобы не работать.
- У костра обсушись – и вперед! Только быстро. Иначе премии не видать!
После работы Валентин доплелся до барака и лег на топчан. Его укрыли одеялом, но он пытался его скинуть. Ему было жарко, он бредил. Ребята вздыхали и с сочувствием поглядывали на него.  Дед  Леша хлопотал у его постели с кружкой какой-то заваренной травки.  Все жалели Валентина и косо поглядывали на бугра. Но высказать свое мнение вслух боялись. Зубов был очень силен и опасен. Однажды неопытный Сомов решил самостоятельно завести в кошель плот. Но в плот снизу ударил топляк, и Сомов не смог его удержать.  Плот двинулся по реке к своей гибели. За поворотом начинались пороги, было сильное течение, вода бурлила. И упущенные  плоты  разбивались, как щепки. А каждый плот составлял порядка ста бревен отборного леса, стоивших денег, которые теряла  вся бригада. Но никто из товарищей не упрекнул за это Сома. Все понимали, что такое может случиться с каждым. Но только не Зубов. Сом был рослый парень, но  бугор  так его избил, что тот два дня не мог подняться с топчана.   А на третью ночь Сом вдруг исчез.  Зубов объяснил его исчезновение трусостью, мол, удрал тот  со сплава, на лодке. Лодка, действительно, тоже исчезла, но в бригаде подозревали, что бугор просто напросто добил парня и сбросил его труп в реку. Следов никаких. Тайга все спишет, мрачно шутили сплавщики.  Но скорее всего это были домыслы, и Сомов на самом деле покинул лесосплав. Как и многие другие до него и после. 
  Заступиться за Валентина было некому.  Но кое-кто показывал взглядом на топчан Бекара. Все понимали этот многозначительный взгляд. Бекар  был отчаянный парень, смелый, и с Валентином они были лучшие друзья.  И еще неизвестно, как поведет себя Бекар, когда вернется из поселка, куда его еще пару дней назад отправили за продуктами.
   Ужинали молча.  Кто-то сердито отодвинул котелок.
- Надоело жрать одну рыбу.
- Что-то Бекар запаздывает.
На рассвете в дверь громко постучали.
- Эй, бичи! – прозвучал голос Бекара. – Дядя пришла, молочка принесла! Открывайте, сони!
Одеяла зашевелились,   раздался густой кашель, запахло табачным дымом.  Вошел бекар и снял с себя тяжелый рюкзак.
- Уф, - плюхнулся он на топчан, - всю ночь топал!
- Щас на баланах отдохнешь, - усмехнулись в ответ. – Водки не принес? Согреться бы.
- Пиканкой согреешься! – улыбнулся Бекар и тронул за ногу Валентина. – Рота подъем!
- Оставь его. Заболел твой друг.
-  А тебя я лишаю премии, - сказал Зубов, бреясь перед куском зеркала, - слишком долго ты шел.
- Да хрен с ней с премией, - Бекар подмигнул, - ух, и девочки  в селе! Но что с Валюнчиком?
Все промолчали, тщательно, как никогда,  заправляя постели. Из-под одеяла показалась голова Валентина.
- Привет, - просипел он. – В воду я упал. Поскользнулся.
- Что ж ты так неосторожно, - Бекар присел к нему и поправил на нем одеяло, - уже по здешним краям глубокая осень.  Холодина!
- Да, скоро  Ангару скует лед, - сказал дед Леша и вдруг, замолчав, обвел всех каким-то кричащим взглядом. – Хватит молчать, мужики! До конца сплава считанные дни, но Зуб нас всех угробит раньше времени! Это он заставил твоего друга нырять за цепкой. В такую-то погоду!
- Ты, балан трухлявый, -  сказал бугор,- для тебя сплав может закончиться прямо сейчас. Кто еще так думает?
Все промолчали. Но кто-то крикнул:
- Не слушай его Вадимыч! Дед  Леша просто не выспался, вот и буробит!
Бекар подошел к бригадиру.
- Это правда? – уставился он ему в лицо. В глазах у него запрыгали  лихие огоньки.
- Правда, - усмехнулся Зубов. – Жаль, тебя не было. Ты бы цепку сразу достал. А твой дружок, видно, вообразил, что он на Канарах!
У Бекара на скулах заходили крутые желваки.
- Выйдем, - кивнул он дверь.
- А зачем? Убить  тебя  я и здесь  могу.
Бекар бросился на него и, свалив его с ног, ударил кулаком.  Но бугор успел убрать голову, и кулак врезался в землю.  Перекинув через себя Бекара,  он быстро поднялся на ноги и улыбнулся:
- Неплохо. Но уж как-то по-детски.  Учись, парень!
Он  сделал быстрый шаг и нанес  Бекару молниеносный удар в челюсть.  Бекар упал.  Зубов сел на него, взял его за волосы и стал бить головой о землю.  Бил, пока у Бекара не закатились глаза. Затем он поднялся и, обведя всех тяжелым взглядом, сказал:
- Если сдохнет, вы все видели: я защищался.
 Бекар очнулся и ощутил, что голова у него вся мокрая. Потрогал рукой и посмотрел на ладонь – вода.  Валентин хлопотал возле него с мокрой тряпкой в руке. Больше в бараке никого не было. Бекар сел на топчан и стал переодеваться.
- Ты куда? – еле слышно, спросил Валентин.
- На работу, куда ж еще, - проворчал Бекар.
В дверях он оглянулся.
- Я ему за тебя все равно отомщу. Вот увидишь!
Прошло десять дней.  Сплав уже вплотную подошел к концу. И сегодня, если они перевыполнят норму, могут наконец-то поставить жирную точку. А скорее восклицательный знак.  Долгожданный конец сезона, расчет, деньги – для всех был самый лучший праздник. Но до него было все же еще так далеко.  Поэтому все трудились с радостным упорством.
- Куда, б… - весело матерился Бекар, вонзив пиканку в  балан, который ускользал от него по воде. Развернув его против течения, он направил бревно между бонов в отсек, где товарищи готовили новый плот. В отсеке скопилось уже до сотни увесистых бревен, и бугор, впустив  бревно, сбросил в воду заградительный щит.  Скручивая проволокой бревна, он  недовольно взглянул на  ребят, которые никак не могли баграми сдвинуть с места кучу застрявших бревен.
- Помогите этим олухам, - сказал он своим помощникам.- Я тут сам управлюсь.
Один из них, прицепив  к проволоке бирку с номером, посмотрел на волны, свирепо окатывавшие бон, доски которого были не только очень скользкие, но еще и ходили ходуном.  Приходилось быть очень и очень осторожным, чтобы не угодить в ледяную  воду.
- Штормит, Зуб.
- Кому сказал. Только давайте быстрее.
Оставшись один, Зубов открыл отсек, плюнул на ладони и взялся за багор. Массивная связка бревен сдвинулась с места, прошла под  мостиком и вышла на волю. Бугор покрепче вонзил крюк пиканки в бревно, и, удерживая плот, осторожно повел его к кошелю.  Волны  яростно бились о бон.  Передвигаться по нему  становилось все  труднее.  В какую-то минуту бугор даже пожалел, что остался один. Подошвы ног скользили  на досках все чаще и чаще.  А до кошеля еще было далековато. Тогда он сделал так. Запрыгнул на плот, и пиканкой стал цепляться за доски. Подтягивая себя вместе с плотом к бону, он метр за метром продвигался к кошелю. И когда до того осталось совсем немного, он вдруг на секунду замер, уставившись в воду.
- Е…твою! – вырвалось у него.
Из-под  бона на него шел огромный топляк.  Он изо всех сил сжал багор, приготовившись к удару.  Топляк ударил в плот, и пиканка, дрогнув в руках, стала  предательски ускользать из ладоней.  Зубов стиснул зубы, жилы на руках вздулись, его бросило в жар.
- Кто-нибудь! – хрипло заорал он.- Сюда! Скорее!
Ближе всех к нему находился Бекар.  Тот с пиканкой бросился ему на помощь. Бежал Бекар быстро,  каждую секунду рискуя сорваться в воду. Волны хватали его за ноги, бон под ним шатался. Бугор смотрел на него со страхом, моля Бога, чтобы парень  не упал. А пиканка продолжала медленно ускользать,  оставляя на черенке полосы крови.  Осталось несколько метров, как вдруг Бекар сильно поскользнулся,  взмахнул руками и с криком полетел в воду. Заорал и бугор, выпустив  пиканку из рук.  Плот, увлекаемый топляком,  быстро двинулся по течению. Бугор заметался на плоту, взывая о помощи. Но ему никто ничем не  мог помочь. Остановить плот было уже невозможно.  Бросив работу, все с ужасом смотрели на бригадира, уходящего на плоту все дальше и дальше. Прыгать в воду? Но у такого крепкого и сильного человека как бугор была одна слабость: он не умел плавать.  Крики о помощи становились все тише и тише. А вскоре плот скрылся за поворотом, за которым начинались пороги…
 Ни Зубова, ни его труп не нашли. Но все понимали, какая его постигла участь.  Ребята, получив расчет, помянули бугра. Сезон  закончился,  деньги в кармане, но почему-то всем было не радостно. Зубов хоть и был жестоким человеком, но все понимали, что только благодаря ему, их бригада заработала на сплаве больше всех.   Одни премиальные чего стоили.
   Бекар и Валентин прощались на вокзале. Одного поезд унесет в одну сторону, другого – в другую. Подошел поезд Бекара. В последний раз они вместе вспомнили самые яркие события на сплаве.  Вспомнили и бугра.
- Жаль его, - вздохнул Валентин, - все же он был не таким уж и плохим человеком.  Заботился, чтобы мы все заработали как надо. И сам вон как пахал. Как хорошо, что ты ему не отомстил.
  Бекар вошел в вагон. Поезд тронулся. Валентин шел рядом, ускоряя шаг. Бекар с улыбкой помахал ему рукой и  вдруг крикнул:
- А ведь я упал в воду специально!
Поезд ушел, а Валентин все стоял на перроне, стараясь осмыслить слова друга. И понять его поступок.








Рейтинг: 0 189 просмотров
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!