ГлавнаяВся прозаМалые формыРассказы → Рассказы инженера-технолога ... рассказ второй

 

Рассказы инженера-технолога ... рассказ второй

12 февраля 2014 - Wladimir


      Рассказ второй…

 РЕЗЕЦ

       Я писал ранее в рассказе "Абрамыч", о том, что обратился к Главному цеховому технологу Стоцкому с просьбой предоставить в мое распоряжение заброшенную кладовую при входе в цех. Он разрешил, только сказал, что туда давно никто не ходил, так как там поломанной оснастки до потолка, еле двери закрыли. И что бы я там был по осторожней, чтобы не покалечило в случае обрушения при разборе. 

      Открыв кладовку, я и в самом деле увидел, что она битком забита разными материалами и оснасткой.

      Началась нудная работа по извлечению. Я все это вытаскивал и складировал у стены цеха. И, наконец, докопался до нескольких поломанных цеховых тележек.

     Выбрав одну, более-менее работоспособную, я остальные отвез на ней в инструментальный цех и попросил починить поскорее  хотя бы одну из них.

     На следующий день заказ был выполнен.

     И вот на этой тележке я стал возить оснастку в инструментальный цех. Причем, начальник цеха был этому, только рад, потому-что рабочие их разбирали и использовали годные детали при изготовлении другой оснастки.

     К тому же я докопался до железной тары для поломанных резцов. Хотел, уж было отвезти в литейный цех, но потом решил спросить у

инструментальщиков.

     Они очень обрадовались и быстро перевезли их к себе в цех вместе с тарой. А мастер сказал, что вопрос с резцами для их цеха будет на несколько месяцев закрыт. Так как приварить пластины к стержням не составляет большого труда...

    В другой таре был лом режущего инструмента из быстрорежущей стали. Были там прошивки и протяжки, сверла и фрезы, резцы из быстрорежущей стали, зенкера и развертки. Вот их-то я и отвез в литейку.

    Старший мастер был в полном восторге. У них была плавильная электродуговая печь. Они собирались все это переплавить и отлить заготовки для протяжек.

     Работа моя литейщиками была оценена по достоинству. Когда завод выделял для рабочих и сотрудников уголь, они мне  в машину закинули несколько ковшей кокса...

    Я потом думал, почему на то время сложилось такое положение в цехе и на заводе? И пришел к выводу, что вина в этом - руководства завода. А именно - директора Гатилова. Был он неравнодушен к алкоголю, и мало интересовался делами завода. Кадровая работа была запущена. Молодежь на работу не брали и не готовили. Даже в нашем цехе не хватало технологов.

      Одним словом, какие требования, такая и работа...

      А теперь -  к самому рассказу...

      Убираясь в кладовой. я обратил внимание на несколько деревянных ящиков. Открыв один из них, я увидел резцы с большими стержнями с металлокерамическими пластинами ВК8. Но тогда мне не пришло в голову, как их можно использовать, так как в цеху резцов было много. Но с пластинами Т15к6... Решил я эти ящики использовать как подставку к столешнице для стола.

     Одним словом, навел я в этой кладовке порядок и перебрался, как в личный кабинет...

     Однажды, на токарном участке я увидел, как токарь ругается с мастером. А требовал этот токарь, чтобы мастер сдал заготовки в химическую лабораторию на анализ. И утверждал, что чугунные заготовки перезакалены (отбеленные) и не поддаются обработке резцом. Мастер ширкал напильником, доказывая, что заготовки нормальные. А токарь включил станок, стал точить и через минуту резец сломался...

     Я, как технолог, обязан был вмешаться. И, посоветовал уменьшить обороты, увеличить глубину резания, и уменьшить продольную подачу резца. На что услышал от этого токаря

     -И этот щенок вздумал меня учить! Токаря шестого разряда!...

     Я повернулся и ушел. Но решил этого токаря проучить.

     Точил этот токарь максимум три детали в смену, так как резцы ломались, корка была толстой, с глубокими раковинами. Я-то вначале думал, что он так работает, чтобы не снизили расценки. И, если бы он меня не оскорбил, наверное ничего бы не предпринял.

     Я уже рассказывал ранее, что будучи студентом, проработал все лето токарем на станке ДИП500, а учителем у меня был настоящий ас токарного дела.

    Кроме того, до переезда я исполнял обязанности начальника ремонтно-механического цеха, а там такие старики-зубры были! И у них тоже нахватался...

      И еще я привез с собой пятитомный "Справочник металлиста", где расписывалась теория.

      Почитав в справочнике, я сделал их металла жестяной банки шаблон заточки углов.

      Одним словом, достал я из ящика три резца и заточил их по шаблону.

      Присмотрел я и станок. Вдоль цеха у стены стоял токарный станок ДИП 500, такой же, как и тот, на котором я работал. Я его почистил, проверил и смазал. А выбрал я его потому, что станок обладал чрезвычайной жесткостью и мощным приводом.

      После чего вышел в ночную смену.

      По договоренности сменный мастер приготовил десять заготовок. Я нацепил очки и встал к станку.

      Закрепив деталь, я установил режимы резания такие, какие советовал оскорбителю. С глубиной резания миллиметров в шесть.

      Раздался визг и грохот, но резец стоял. Токари остановили свои станки и стали собираться около моего станка. Крошки летели во все стороны, но резец держал.

      Три детали я обработал на одном резце, и только на четвертой он стал крошиться. Я не стал его добивать, чтобы можно было переточить, а заменил на другой.

      Сбавив немного обороты шпинделя, на нем я обработал уже четыре детали. И, заменив резец, обработал оставшиеся детали, причем резец не имел следов разрушения.

      Мастер забрал детали и попросил, что бы я про это не распространялся руководству. Я обещал, но взамен попросил показать эти заготовки тому токарю. А резцы унес с собой.

      Обидчик два дня отводил глаза... на третий не выдержал и извинился утром при ребятах своего участка. Чем и заслужил мое уважение (думаю - и уважение товарищей)...

     

 

    

© Copyright: Wladimir, 2014

Регистрационный номер №0189705

от 12 февраля 2014

[Скрыть] Регистрационный номер 0189705 выдан для произведения:


      Рассказ второй…

 РЕЗЕЦ

       Я писал ранее в рассказе "Абрамыч", о том, что обратился к Главному цеховому технологу Стоцкому с просьбой предоставить в мое распоряжение заброшенную кладовую при входе в цех. Он разрешил, только сказал, что туда давно никто не ходил, так как там поломанной оснастки до потолка, еле двери закрыли. И что бы я там был по осторожней, чтобы не покалечило в случае обрушения при разборе. 

      Открыв кладовку, я и в самом деле увидел, что она битком забита разными материалами и оснасткой.

      Началась нудная работа по извлечению. Я все это вытаскивал и складировал у стены цеха. И, наконец, докопался до нескольких поломанных цеховых тележек.

     Выбрав одну, более-менее работоспособную, я остальные отвез на ней в инструментальный цех и попросил починить поскорее  хотя бы одну из них.

     На следующий день заказ был выполнен.

     И вот на этой тележке я стал возить оснастку в инструментальный цех. Причем, начальник цеха был этому, только рад, потому-что рабочие их разбирали и использовали годные детали при изготовлении другой оснастки.

     К тому же я докопался до железной тары для поломанных резцов. Хотел, уж было отвезти в литейный цех, но потом решил спросить у

инструментальщиков.

     Они очень обрадовались и быстро перевезли их к себе в цех вместе с тарой. А мастер сказал, что вопрос с резцами для их цеха будет на несколько месяцев закрыт. Так как приварить пластины к стержням не составляет большого труда...

    В другой таре был лом режущего инструмента из быстрорежущей стали. Были там прошивки и протяжки, сверла и фрезы, резцы из быстрорежущей стали, зенкера и развертки. Вот их-то я и отвез в литейку.

    Старший мастер был в полном восторге. У них была плавильная электродуговая печь. Они собирались все это переплавить и отлить заготовки для протяжек.

     Работа моя литейщиками была оценена по достоинству. Когда завод выделял для рабочих и сотрудников уголь, они мне  в машину закинули несколько ковшей кокса...

    Я потом думал, почему на то время сложилось такое положение в цехе и на заводе? И пришел к выводу, что вина в этом - руководства завода. А именно - директора Гатилова. Был он неравнодушен к алкоголю, и мало интересовался делами завода. Кадровая работа была запущена. Молодежь на работу не брали и не готовили. Даже в нашем цехе не хватало технологов.

      Одним словом, какие требования, такая и работа...

      А теперь -  к самому рассказу...

      Убираясь в кладовой. я обратил внимание на несколько деревянных ящиков. Открыв один из них, я увидел резцы с большими стержнями с металлокерамическими пластинами ВК8. Но тогда мне не пришло в голову, как их можно использовать, так как в цеху резцов было много. Но с пластинами Т15к6... Решил я эти ящики использовать как подставку к столешнице для стола.

     Одним словом, навел я в этой кладовке порядок и перебрался, как в личный кабинет...

     Однажды, на токарном участке я увидел, как токарь ругается с мастером. А требовал этот токарь, чтобы мастер сдал заготовки в химическую лабораторию на анализ. И утверждал, что чугунные заготовки перезакалены (отбеленные) и не поддаются обработке резцом. Мастер ширкал напильником, доказывая, что заготовки нормальные. А токарь включил станок, стал точить и через минуту резец сломался...

     Я, как технолог, обязан был вмешаться. И, посоветовал уменьшить обороты, увеличить глубину резания, и уменьшить продольную подачу резца. На что услышал от этого токаря

     -И этот щенок вздумал меня учить! Токаря шестого разряда!...

     Я повернулся и ушел. Но решил этого токаря проучить.

     Точил этот токарь максимум три детали в смену, так как резцы ломались, корка была толстой, с глубокими раковинами. Я-то вначале думал, что он так работает, чтобы не снизили расценки. И, если бы он меня не оскорбил, наверное ничего бы не предпринял.

     Я уже рассказывал ранее, что будучи студентом, проработал все лето токарем на станке ДИП500, а учителем у меня был настоящий ас токарного дела.

    Кроме того, до переезда я исполнял обязанности начальника ремонтно-механического цеха, а там такие старики-зубры были! И у них тоже нахватался...

      И еще я привез с собой пятитомный "Справочник металлиста", где расписывалась теория.

      Почитав в справочнике, я сделал их металла жестяной банки шаблон заточки углов.

      Одним словом, достал я из ящика три резца и заточил их по шаблону.

      Присмотрел я и станок. Вдоль цеха у стены стоял токарный станок ДИП 500, такой же, как и тот, на котором я работал. Я его почистил, проверил и смазал. А выбрал я его потому, что станок обладал чрезвычайной жесткостью и мощным приводом.

      После чего вышел в ночную смену.

      По договоренности сменный мастер приготовил десять заготовок. Я нацепил очки и встал к станку.

      Закрепив деталь, я установил режимы резания такие, какие советовал оскорбителю. С глубиной резания миллиметров в шесть.

      Раздался визг и грохот, но резец стоял. Токари остановили свои станки и стали собираться около моего станка. Крошки летели во все стороны, но резец держал.

      Три детали я обработал на одном резце, и только на четвертой он стал крошиться. Я не стал его добивать, чтобы можно было переточить, а заменил на другой.

      Сбавив немного обороты шпинделя, на нем я обработал уже четыре детали. И, заменив резец, обработал оставшиеся детали, причем резец не имел следов разрушения.

      Мастер забрал детали и попросил, что бы я про это не распространялся руководству. Я обещал, но взамен попросил показать эти заготовки тому токарю. А резцы унес с собой.

      Обидчик два дня отводил глаза... на третий не выдержал и извинился утром при ребятах своего участка. Чем и заслужил мое уважение (думаю - и уважение товарищей)...

     

 

    

Рейтинг: 0 237 просмотров
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!