ГлавнаяВся прозаМалые формыРассказы → Рай. Недетский рассказ

 

Рай. Недетский рассказ

28 декабря 2014 - Работник Неба
РАЙ
Недетский рассказ
 
- … Значит, вы живёте тут одни? – Талька указал рукой на курчавые холмы и лучезарную поляну.
- Да, - отвечали хором райские дети. – Совсем одни.
- Никаких взрослых у нас нет, - гордо прощебетала  самая младшая девочка.
- И никто ничего не запрещает нам! – прокричал веснушчатый озорник.
- И не заставляет нас ничего! – пробасил курносый толстяк.
- Хотим – купаемся, хотим – по деревьям лазаем, хотим – на ветвях качаемся! Нам никто не указ! – наперебой отвечали дети.
- Никто нас зимой до рассвета в школу не загоняет, - добавила самая старшая девочка с бледным лицом и невзрачными волосами.
- А как же знания? – удивился Талька.
- Если нам захочется узнать про что-то, мы  всегда можем попросить эту вещь рассказать о себе – объяснил худощавый серьёзный мальчишка. – Здесь все умеют разговаривать с вещами. И с животными, и с травами, и с камнями, и с облаками – с чем угодно!
- А если кому-нибудь захочется научиться играть на музыкальных инструментах? – спросил Талька.
- Тогда мы просим этот инструмент рассказать о себе.
- Если нам захочется что-то сделать – мы это делаем! – снова заговорили наперебой райские дети. – Если нам захочется что-то услышать, мы об этом спрашиваем!
- Мы свободны!...
- А если кто-нибудь из вас заболеет – как же вы? – поинтересовался Талька.
- У нас этого не бывает, - вновь взял слово худощавый мальчик. – Ведь болеют люди почему? Да потому что нервничают. А почему люди нервничают? Потому что не получают того, что хотят! А мы всегда можем делать, что хотим! Вот так!
- Весело у вас тут, - обрадовался Талька.  – А как у вас поселиться?
- Да очень просто, - опять наперебой отвечали райские дети. – Мы всех принимаем. Просто приходи и живи.
- А когда?
- Да хоть сейчас. Сейчас ты, кстати, как раз к ужину успеешь!
- Ух ты! А что у вас сегодня на ужин?
- Как это – что? Овсянка, как всегда.
- Как??? Вы всегда едите одну овсянку? – восторг на лице Тальки сменился огорчением.
- Ну да.  Когда-то давно посреди  овсяного поля, которое находится вон за тем холмом, нашли горячий источник, - начал степенно рассказывать худощавый. – В нём что-то бурлило. Это оказалась горячая овсяная каша. И  этот источник – неисчерпаемый. Так что овсянки на всех хватит.
Талька замешкался; его голова напряжённо работала.
- Но как же так? – растерялся он. – Даже в тех домах, где кормят невкусно, кроме овсянки всегда дают ещё и другие невкусные блюда:  молочный суп, например, или  рисовую кашу… А чтобы одной овсянкой… Разве вам никогда не хотелось чего-нибудь другого?  Мороженого там или шоколаду…
Старшая девочка с невзрачными волосами тихонько отвела Тальку в сторону. Лицо у неё было суровым и слегка встревоженным, совсем как у ответственного секретаря какой-нибудь молодёжной организации.
- Ты думай, о чём спрашивать! – шёпотом одёрнула она Тальку.
Другие дети некоторое время постояли молча, а  потом помчались на поляну. Талька с девочкой остались одни.
- А что я такого спросил? Вы же сами говорите: что хотим, то и делаем. Неужели вам никогда мороженого поесть не хотелось?
- Пойми, запасы овсянки у нас неисчерпаемы. А мороженое просто так на деревьях не растёт, его делать надо.
- Ну, что мешает тебе сделать для себя пару порций? – процедил Талька.
- Тогда у меня мороженое будет, а у остальных нет. Несправедливо получится.
- А разве справедливо, что одни из вас умеют играть на музыкальных инструментах, а другие нет? Или что одни из вас высокие и сильные, а другие  мелкие и слабые? Это  справедливо? – парировал Талька.
- То, что ты  сказал – это способности и эти, как их… внешние данные. Они либо есть у человека, либо их нет. Это от природы. А если еда у одного будет, а у другого нет, каким таким законом природы это объяснишь?
- Как объяснить? Да очень просто: один заслужил, другой нет!
- Это у вас так. А у нс нет ни наград, ни наказаний. У нас все равны, и всем всё должно быть поровну.
- Ну, так сделайте столько мороженого, чтоб всем было поровну. Что вам стоит?
- Чтобы получить мороженое, - растолковывала девочка, - нужно молоко. А значит, нужна корова. За коровой надо ухаживать: пасти её , доить, задавать корм… Всё это отнимает очень много времени, а значит, хозяин коровы уже не сможет беззаботно  играть на поляне и лазить по деревьям. Потом молоко надо обрабатывать, ледяной погреб сооружать. С шоколадом то же самое: растения надо  выращивать, зёрна молоть… Видишь: удовольствия от  шоколада и мороженого на несколько минут,  - а труда сколько!
- Но ты порадуешь своих друзей сластями, - возразил Талька. – Разве радость друга – это маленькая благодарность за труд?
- Но друзьям может захотеться ещё больше мороженого, - продолжала девочка всё тем же озабоченным тоном. – А значит, тогда корове придётся давать больше молока, и она выбьется из сил. Или хозяину придётся завести вторую корову, чтоб молока было больше – и тогда из сил выбьется уже он.
- А зачем заставлять их выбиваться из сил? – не понял Талька. – Пусть корова даёт столько молока, сколько сможет. Или там, человек, который делает шоколад, пусть  выращивает столько зёрен, сколько сможет. Ну, будут шоколад с мороженым редкостью – так от них радости станет даже больше!
- Если какая-нибудь вещь будет редкостью, - отвечала девочка, - это значит, что все будут стремиться её заполучить, а удастся это не всем. И те у кого эта редкость будет, станут дразнить тех, у кого её нет, а те, у кого её нет, станут злиться на тех, у кого есть. Начнутся обиды, драки… Кому это нужно?  Уж лучше мы будем есть овсянку и жить в мире и согласии!
Она закончила свою речь.
Талька вздохнул.
- Ты очень складно и красиво рассказала, - вежливо поблагодарил он. – Прямо всё по полочкам разложила.
- Видишь, как у нас всё разумно устроено? – не без гордости заметила девочка.
- Разумно, - согласился Талька.
- У нас нет этих всяких… как у вас в большом мире. У нас всё справедливо.
- Справедливо, - согласился Талька.
- Мы ни от кого и ни от чего не зависим, - говорила девочка. – Мы свободны.
- Свободны! – согласился Талька.
- Ну, так иди к нам! – пригласила девочка.
Талька глубоко задумался на  несколько минут и наконец выдал:
- Нет.
- Почему? – удивилась девочка.
- Что бы там ни говорили, а всё-таки овсянка невкусная!
 
***
Это было изложение теории анархо-примитивизма в доступной для юношества форме.
Мнение персонажей может не совпадать с мнением автора.
Впрочем, автор – как и главный персонаж этого текста – совершенно не любит овсянку и вряд ли согласился  бы жить в таком раю, где она  была бы единственным продуктом питания.
25 июня 2014, Úlfsstaðir
 
 
 
 
 

© Copyright: Работник Неба, 2014

Регистрационный номер №0262085

от 28 декабря 2014

[Скрыть] Регистрационный номер 0262085 выдан для произведения: РАЙ
Недетский рассказ
 
- … Значит, вы живёте тут одни? – Талька указал рукой на курчавые холмы и лучезарную поляну.
- Да, - отвечали хором райские дети. – Совсем одни.
- Никаких взрослых у нас нет, - гордо прощебетала  самая младшая девочка.
- И никто ничего не запрещает нам! – прокричал веснушчатый озорник.
- И не заставляет нас ничего! – пробасил курносый толстяк.
- Хотим – купаемся, хотим – по деревьям лазаем, хотим – на ветвях качаемся! Нам никто не указ! – наперебой отвечали дети.
- Никто нас зимой до рассвета в школу не загоняет, - добавила самая старшая девочка с бледным лицом и невзрачными волосами.
- А как же знания? – удивился Талька.
- Если нам захочется узнать про что-то, мы  всегда можем попросить эту вещь рассказать о себе – объяснил худощавый серьёзный мальчишка. – Здесь все умеют разговаривать с вещами. И с животными, и с травами, и с камнями, и с облаками – с чем угодно!
- А если кому-нибудь захочется научиться играть на музыкальных инструментах? – спросил Талька.
- Тогда мы просим этот инструмент рассказать о себе.
- Если нам захочется что-то сделать – мы это делаем! – снова заговорили наперебой райские дети. – Если нам захочется что-то услышать, мы об этом спрашиваем!
- Мы свободны!...
- А если кто-нибудь из вас заболеет – как же вы? – поинтересовался Талька.
- У нас этого не бывает, - вновь взял слово худощавый мальчик. – Ведь болеют люди почему? Да потому что нервничают. А почему люди нервничают? Потому что не получают того, что хотят! А мы всегда можем делать, что хотим! Вот так!
- Весело у вас тут, - обрадовался Талька.  – А как у вас поселиться?
- Да очень просто, - опять наперебой отвечали райские дети. – Мы всех принимаем. Просто приходи и живи.
- А когда?
- Да хоть сейчас. Сейчас ты, кстати, как раз к ужину успеешь!
- Ух ты! А что у вас сегодня на ужин?
- Как это – что? Овсянка, как всегда.
- Как??? Вы всегда едите одну овсянку? – восторг на лице Тальки сменился огорчением.
- Ну да.  Когда-то давно посреди  овсяного поля, которое находится вон за тем холмом, нашли горячий источник, - начал степенно рассказывать худощавый. – В нём что-то бурлило. Это оказалась горячая овсяная каша. И  этот источник – неисчерпаемый. Так что овсянки на всех хватит.
Талька замешкался; его голова напряжённо работала.
- Но как же так? – растерялся он. – Даже в тех домах, где кормят невкусно, кроме овсянки всегда дают ещё и другие невкусные блюда:  молочный суп, например, или  рисовую кашу… А чтобы одной овсянкой… Разве вам никогда не хотелось чего-нибудь другого?  Мороженого там или шоколаду…
Старшая девочка с невзрачными волосами тихонько отвела Тальку в сторону. Лицо у неё было суровым и слегка встревоженным, совсем как у ответственного секретаря какой-нибудь молодёжной организации.
- Ты думай, о чём спрашивать! – шёпотом одёрнула она Тальку.
Другие дети некоторое время постояли молча, а  потом помчались на поляну. Талька с девочкой остались одни.
- А что я такого спросил? Вы же сами говорите: что хотим, то и делаем. Неужели вам никогда мороженого поесть не хотелось?
- Пойми, запасы овсянки у нас неисчерпаемы. А мороженое просто так на деревьях не растёт, его делать надо.
- Ну, что мешает тебе сделать для себя пару порций? – процедил Талька.
- Тогда у меня мороженое будет, а у остальных нет. Несправедливо получится.
- А разве справедливо, что одни из вас умеют играть на музыкальных инструментах, а другие нет? Или что одни из вас высокие и сильные, а другие  мелкие и слабые? Это  справедливо? – парировал Талька.
- То, что ты  сказал – это способности и эти, как их… внешние данные. Они либо есть у человека, либо их нет. Это от природы. А если еда у одного будет, а у другого нет, каким таким законом природы это объяснишь?
- Как объяснить? Да очень просто: один заслужил, другой нет!
- Это у вас так. А у нс нет ни наград, ни наказаний. У нас все равны, и всем всё должно быть поровну.
- Ну, так сделайте столько мороженого, чтоб всем было поровну. Что вам стоит?
- Чтобы получить мороженое, - растолковывала девочка, - нужно молоко. А значит, нужна корова. За коровой надо ухаживать: пасти её , доить, задавать корм… Всё это отнимает очень много времени, а значит, хозяин коровы уже не сможет беззаботно  играть на поляне и лазить по деревьям. Потом молоко надо обрабатывать, ледяной погреб сооружать. С шоколадом то же самое: растения надо  выращивать, зёрна молоть… Видишь: удовольствия от  шоколада и мороженого на несколько минут,  - а труда сколько!
- Но ты порадуешь своих друзей сластями, - возразил Талька. – Разве радость друга – это маленькая благодарность за труд?
- Но друзьям может захотеться ещё больше мороженого, - продолжала девочка всё тем же озабоченным тоном. – А значит, тогда корове придётся давать больше молока, и она выбьется из сил. Или хозяину придётся завести вторую корову, чтоб молока было больше – и тогда из сил выбьется уже он.
- А зачем заставлять их выбиваться из сил? – не понял Талька. – Пусть корова даёт столько молока, сколько сможет. Или там, человек, который делает шоколад, пусть  выращивает столько зёрен, сколько сможет. Ну, будут шоколад с мороженым редкостью – так от них радости станет даже больше!
- Если какая-нибудь вещь будет редкостью, - отвечала девочка, - это значит, что все будут стремиться её заполучить, а удастся это не всем. И те у кого эта редкость будет, станут дразнить тех, у кого её нет, а те, у кого её нет, станут злиться на тех, у кого есть. Начнутся обиды, драки… Кому это нужно?  Уж лучше мы будем есть овсянку и жить в мире и согласии!
Она закончила свою речь.
Талька вздохнул.
- Ты очень складно и красиво рассказала, - вежливо поблагодарил он. – Прямо всё по полочкам разложила.
- Видишь, как у нас всё разумно устроено? – не без гордости заметила девочка.
- Разумно, - согласился Талька.
- У нас нет этих всяких… как у вас в большом мире. У нас всё справедливо.
- Справедливо, - согласился Талька.
- Мы ни от кого и ни от чего не зависим, - говорила девочка. – Мы свободны.
- Свободны! – согласился Талька.
- Ну, так иди к нам! – пригласила девочка.
Талька глубоко задумался на  несколько минут и наконец выдал:
- Нет.
- Почему? – удивилась девочка.
- Что бы там ни говорили, а всё-таки овсянка невкусная!
 
***
Это было изложение теории анархо-примитивизма в доступной для юношества форме.
Мнение персонажей может не совпадать с мнением автора.
Впрочем, автор – как и главный персонаж этого текста – совершенно не любит овсянку и вряд ли согласился  бы жить в таком раю, где она  была бы единственным продуктом питания.
25 июня 2014, Úlfsstaðir
 
 
 
 
 
Рейтинг: 0 177 просмотров
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!