ГлавнаяПрозаМалые формыРассказы → Протуберанцем обожжённая

Протуберанцем обожжённая



Протуберанцем обожжённая

Из древних пирамид сознанья выносим ворох ценных книг,
И прячем их в пыли голов, а жизнь считаем чьей-то тайной.
Потом, просеивая прах, вычёркиваем тех, кто крайний;
И потому всегда последний -- в конце пробудет только миг.
И за какой бы ты порог не перешагивал случайно,
Не станешь гостем никогда, ну, а тем более, желанным.
Ведь у тебя, о том кто ты, не существует верных данных;
И кем ты был -- не доказать, в начале Жизни изначальной.
Посередине мы живём недолгой солнечной судьбою,
И роды Вечности для нас -- непостижимы и далеки.
Последний час не избежать! Взметнётся к Солнцу, ослеплённый,
Последний Миг и... упадёт, протуберанцем обожжённый.
                  О. Р. Б.
 
     
     Сегодня проснулся раньше обычного. Жарко. Очень жарко. Ещё и ночи, как таковой, не было -- на улице светло, как никогда, будто вечер вчерашнего дня и не заканчивался вовсе, а замер на месте, как только солнце скрылось за горизонтом. Сейчас ночь, 03.18. -- а комната УЖЕ наполнена ярким светом, как днём. Боже, как же всё стремительно происходит! Ещё вчера на улице было 126°Ф, и ночь не кончалась до половины пятого утра. Сегодня же продолжительность тёмного времени суток сократилась, получается, до трёх с половиной часов, а температура снаружи (я посмотрел на электронный термометр) повысилась до 138°Ф. Вопреки всем прогнозам синоптиков (и скептиков!).
     Моя спальня находится на западной стороне, и я отправился в гостиную, которая располагается в восточной части здания, по пути думая, что лучше бы Земля перестала вращаться вокруг своей оси, нежели...
     То, что я увидел в панорамном окне гостиной, с видом на Атлантику, привело меня к состоянию, близкому к панике. При этом я испытал некую двойственность чувств: страх перед безысходностью и обречённость, которые вместе с отчаянием овладели моим сознанием вначале, и чувства восхищения и удивления, нахлынувшие следом, пока я наблюдал эту сюрреалистическую картину восхода солнца: Красота Смерти!
     Вот ЭТО и началось -- Солнце умирает! Всё-таки, оно не вечно, как и предсказывала наука ещё более трёх с половиной миллиардов лет назад, на заре человечества, ошибившись в расчётах -- всего-то ничего! -- на один миллиардик лет -- подумаешь, мелочь какая. Просчитались, между прочим, и с тем, что продолжительность умирания Солнца, -- то есть, период пребывания его в качестве красного гиганта -- будет происходить медленно, протекать в течение примерно полумиллиарда лет в своей начальной стадии, что для нас оказалось бы незаметным и не столь ощутимым. Впереди предполагались миллионы лет вполне сносной жизни, не считая дискомфорта из-за потепления климата и всех последствий, связанных с ним. Но главное: мы могли бы жить да жить!
     141F°.
     А может у нашей звезды преждевременно закончилось топливо, и потому процесс ускорился? Всё может быть. Что-то же произошло с солнцем за ночь, пока мы здесь, в западном полушарии, спали, а оно освещало другую половину планеты? Что-то, явно, пошло не так. Тем не менее что имеем, то имеем. Ошиблись, конечно, мы на много -- Солнце растёт, как на дрожжах: не по стотысячелетиям, не по тысячелетиям, не по годам и даже не по дням, -- а по часам! В восточном полушарии, где день уже закончился, почти всё живое, скорее всего, погибло; а оставшимся в живых уже нет никакой надежды спастись. У них в запасе осталась лишь спасительная ночь, которая до рассвета продлит хоть на несколько часов жизнь, спрятав уцелевших людей и животных от обжигающих лучей звезды. Да, дела плохи.  Мы не успели найти ни другого места выживания, ни способа на чём покинуть обречённую планету -- ничего не сумели, ни к чему не подготовились. Хотя времени для этого у нас было уйма. Насчёт того, на чём покинуть обречённую планету -- это ещё полбеды, за миллионы лет что-нибудь да сконструировали бы. А вот Куда улететь, куда переселиться -- задачка посложнее бы была. Но запаса времени для поисков решения этой задачи у человечества могло быть хоть отбавляй, если бы...
     Если бы... А теперь уже ничего не успеть. Всё происходит очень стремительно. Очень быстро...
     146°Ф.
     Я одел очки-светофильтры, посмотрел в окно -- туда, где небо и океан сливались в линию горизонта, и откуда на протяжении многих лет каждое утро над моей Новой Англии восходило солнце: былое, нормальное, жёлтое... Пусть не такое, какое было в древности, до начала своего умирания, когда размером с квотер светило нам с неба, но обычное, каким я привык его видеть и представлять с детства: величиной с большой теннисный мячик, если его держать перед глазами на расстоянии десяти дюймов. Теперь же, передо мной представала картина иная: нечто не реальное, фантастичное и до ужаса ненормальное, но в то же время необычайно прекрасное, грандиозное по масштабу и неповторимое по красоте и до селе невиданное человечеством, на моих глазах рождалось событие вселенского масштаба – точно явление Мироздания.
     Из океана медленно вырастала ослепительно-яркая верхушка диска красно-оранжевого солнца. Как улыбающийся край сырного круга, слепящим полумесяцем Красный гигант величественно поднимался над горизонтом, стремительно увеличиваясь в объёме: выше, выше, шире... И вот уже от одного его края до другого оно занимает пол-океана, хотя показалось из воды всего лишь на треть. Уже сейчас можно представить, какое оно огромное! Солнце в полнеба -- таким оно предстанет миру, когда полностью вынырнет из океана и взойдёт на небо. Тогда оно заполнит собой всю панораму моего окна, заполнит собою четверть, а то и больше, видимого воздушного пространства; ослепит ядерным огнём, обожжёт и, в конце концов, поглотит Землю в ближайшие дни, как когда-то это сделала с Меркурием, а недавно с Венерой...
     149°Ф.
     Быстро. Всё происходит, почему-то, быстро...
     Как же стремительно оно расширяется! Я помню его размером в теннисный мячик ещё недавно, пару лет назад; полгода назад оно уже увеличилось до размеров футбольного мяча. И только за одну эту ночь Солнце разбухло до таких неимоверных размеров! Да, что-то пошло не так. Никто не ожидал, что всё произойдёт так скоро...
     Температура воздуха повышается с каждой минутой по мере того, как над планетой восстаёт светило. Иссушённый и раскалённый бетон и металлоконструкции  здания кряхтят, потрескивая, как сухие берёзовые поленья в костре. К обеду всё загорится. К вечеру, если так пойдёт, -- сгорит всё что можно. Завтра... А будет ли завтра?!! Господи!..
     154°Ф.
     Жарко. Над Атлантическим океаном появилась лёгкая дымка -- пар.
     Колоссальные размеры солнца поражают воображение! Оно такое близкое, так нереально пульсирует, как живое; и так гипнотически переливается перламутровой лавой, что аж кружится голова. На секунду мне показалось, что я различил еле-заметный всплеск огня -- протуберанец, -- струёй вырвавшийся из короны и тут же, описав дугу, вернувшийся, притянутый гигантом, как магнитом. Невероятно! Красиво! Чудовищно! Какая необыкновенная яркость и цвет!
     О, нет! Сознание и психика отказываются воспринимать такое уродство, такую аномалию -- картина окружающей действительности не соответствует стандартам. Мозг бешено перекидывает непонятную и чуждую информацию по своим многочисленным отделам на обработку и идентификацию. Но ни один участок не может расшифровать инородные данные сигналов, посылаемых зрительными нервами. Разум закипает, сопротивляясь тому, чего до этого никогда не видел. Даже во снах. Даже в закоулках памяти, в своих генетических корнях, уходящих в прошлое на восемь миллиардов лет назад -- всего своего времени существования здесь, на Земле. И сознанию ничего не остаётся, как принять этот нежданный шквал иррационального на себя, пропустить в свои недра, слепо поверить происходящему вовне, как должному и, надеясь на адаптацию, -- сойти с ума.
     160°Ф.
     В квартире запахло гарью. Где-то в городе пожар -- завыли сирены. Слышен плач людей, крики...
     172°Ф.
     Рокпорт горит...
     Завораживающий восход!
     Скорее всего, последний рассвет для меня...
     185°Ф.
     ... и для Земли и...
     191F°.
     ... и для Жизни...
     197°Ф.
     ... о, Солнце, спасибо...
     211°Ф.
     Всё.


                                       
                                        К О Н Е Ц
       ________________________________
         Февраль, 2016.

© Copyright: Оуэн Риддл Баркер, 2019

Регистрационный номер №0451515

от 9 июля 2019

[Скрыть] Регистрационный номер 0451515 выдан для произведения:

Протуберанцем обожжённая

Из древних пирамид сознанья выносим ворох ценных книг,
И прячем их в пыли голов, а жизнь считаем чьей-то тайной.
Потом, просеивая прах, вычёркиваем тех, кто крайний;
И потому всегда последний -- в конце пробудет только миг.
И за какой бы ты порог не перешагивал случайно,
Не станешь гостем никогда, ну, а тем более, желанным.
Ведь у тебя, о том кто ты, не существует верных данных;
И кем ты был -- не доказать, в начале Жизни изначальной.
Посередине мы живём недолгой солнечной судьбою,
И роды Вечности для нас -- непостижимы и далеки.
Последний час не избежать! Взметнётся к Солнцу, ослеплённый,
Последний Миг и... упадёт, протуберанцем обожжённый.
                  О. Р. Б.
 
     
     Сегодня проснулся раньше обычного. Жарко. Очень жарко. Ещё и ночи, как таковой, не было -- на улице светло, как никогда, будто вечер вчерашнего дня и не заканчивался вовсе, а замер на месте, как только солнце скрылось за горизонтом. Сейчас ночь, 03.18. -- а комната УЖЕ наполнена ярким светом, как днём. Боже, как же всё стремительно происходит! Ещё вчера на улице было 126°Ф, и ночь не кончалась до половины пятого утра. Сегодня же продолжительность тёмного времени суток сократилась, получается, до трёх с половиной часов, а температура снаружи (я посмотрел на электронный термометр) повысилась до 138°Ф. Вопреки всем прогнозам синоптиков (и скептиков!).
     Моя спальня находится на западной стороне, и я отправился в гостиную, которая располагается в восточной части здания, по пути думая, что лучше бы Земля перестала вращаться вокруг своей оси, нежели...
     То, что я увидел в панорамном окне гостиной, с видом на Атлантику, привело меня к состоянию, близкому к панике. При этом я испытал некую двойственность чувств: страх перед безысходностью и обречённость, которые вместе с отчаянием овладели моим сознанием вначале, и чувства восхищения и удивления, нахлынувшие следом, пока я наблюдал эту сюрреалистическую картину восхода солнца: Красота Смерти!
     Вот ЭТО и началось -- Солнце умирает! Всё-таки, оно не вечно, как и предсказывала наука ещё более трёх с половиной миллиардов лет назад, на заре человечества, ошибившись в расчётах -- всего-то ничего! -- на один миллиардик лет -- подумаешь, мелочь какая. Просчитались, между прочим, и с тем, что продолжительность умирания Солнца, -- то есть, период пребывания его в качестве красного гиганта -- будет происходить медленно, протекать в течение примерно полумиллиарда лет в своей начальной стадии, что для нас оказалось бы незаметным и не столь ощутимым. Впереди предполагались миллионы лет вполне сносной жизни, не считая дискомфорта из-за потепления климата и всех последствий, связанных с ним. Но главное: мы могли бы жить да жить!
     141F°.
     А может у нашей звезды преждевременно закончилось топливо, и потому процесс ускорился? Всё может быть. Что-то же произошло с солнцем за ночь, пока мы здесь, в западном полушарии, спали, а оно освещало другую половину планеты? Что-то, явно, пошло не так. Тем не менее что имеем, то имеем. Ошиблись, конечно, мы на много -- Солнце растёт, как на дрожжах: не по стотысячелетиям, не по тысячелетиям, не по годам и даже не по дням, -- а по часам! В восточном полушарии, где день уже закончился, почти всё живое, скорее всего, погибло; а оставшимся в живых уже нет никакой надежды спастись. У них в запасе осталась лишь спасительная ночь, которая до рассвета продлит хоть на несколько часов жизнь, спрятав уцелевших людей и животных от обжигающих лучей звезды. Да, дела плохи.  Мы не успели найти ни другого места выживания, ни способа на чём покинуть обречённую планету -- ничего не сумели, ни к чему не подготовились. Хотя времени для этого у нас было уйма. Насчёт того, на чём покинуть обречённую планету -- это ещё полбеды, за миллионы лет что-нибудь да сконструировали бы. А вот Куда улететь, куда переселиться -- задачка посложнее бы была. Но запаса времени для поисков решения этой задачи у человечества могло быть хоть отбавляй, если бы...
     Если бы... А теперь уже ничего не успеть. Всё происходит очень стремительно. Очень быстро...
     146°Ф.
     Я одел очки-светофильтры, посмотрел в окно -- туда, где небо и океан сливались в линию горизонта, и откуда на протяжении многих лет каждое утро над моей Новой Англии восходило солнце: былое, нормальное, жёлтое... Пусть не такое, какое было в древности, до начала своего умирания, когда размером с квотер светило нам с неба, но обычное, каким я привык его видеть и представлять с детства: величиной с большой теннисный мячик, если его держать перед глазами на расстоянии десяти дюймов. Теперь же, передо мной представала картина иная: нечто не реальное, фантастичное и до ужаса ненормальное, но в то же время необычайно прекрасное, грандиозное по масштабу и неповторимое по красоте и до селе невиданное человечеством, на моих глазах рождалось событие вселенского масштаба – точно явление Мироздания.
     Из океана медленно вырастала ослепительно-яркая верхушка диска красно-оранжевого солнца. Как улыбающийся край сырного круга, слепящим полумесяцем Красный гигант величественно поднимался над горизонтом, стремительно увеличиваясь в объёме: выше, выше, шире... И вот уже от одного его края до другого оно занимает пол-океана, хотя показалось из воды всего лишь на треть. Уже сейчас можно представить, какое оно огромное! Солнце в полнеба -- таким оно предстанет миру, когда полностью вынырнет из океана и взойдёт на небо. Тогда оно заполнит собой всю панораму моего окна, заполнит собою четверть, а то и больше, видимого воздушного пространства; ослепит ядерным огнём, обожжёт и, в конце концов, поглотит Землю в ближайшие дни, как когда-то это сделала с Меркурием, а недавно с Венерой...
     149°Ф.
     Быстро. Всё происходит, почему-то, быстро...
     Как же стремительно оно расширяется! Я помню его размером в теннисный мячик ещё недавно, пару лет назад; полгода назад оно уже увеличилось до размеров футбольного мяча. И только за одну эту ночь Солнце разбухло до таких неимоверных размеров! Да, что-то пошло не так. Никто не ожидал, что всё произойдёт так скоро...
     Температура воздуха повышается с каждой минутой по мере того, как над планетой восстаёт светило. Иссушённый и раскалённый бетон и металлоконструкции  здания кряхтят, потрескивая, как сухие берёзовые поленья в костре. К обеду всё загорится. К вечеру, если так пойдёт, -- сгорит всё что можно. Завтра... А будет ли завтра?!! Господи!..
     154°Ф.
     Жарко. Над Атлантическим океаном появилась лёгкая дымка -- пар.
     Колоссальные размеры солнца поражают воображение! Оно такое близкое, так нереально пульсирует, как живое; и так гипнотически переливается перламутровой лавой, что аж кружится голова. На секунду мне показалось, что я различил еле-заметный всплеск огня -- протуберанец, -- струёй вырвавшийся из короны и тут же, описав дугу, вернувшийся, притянутый гигантом, как магнитом. Невероятно! Красиво! Чудовищно! Какая необыкновенная яркость и цвет!
     О, нет! Сознание и психика отказываются воспринимать такое уродство, такую аномалию -- картина окружающей действительности не соответствует стандартам. Мозг бешено перекидывает непонятную и чуждую информацию по своим многочисленным отделам на обработку и идентификацию. Но ни один участок не может расшифровать инородные данные сигналов, посылаемых зрительными нервами. Разум закипает, сопротивляясь тому, чего до этого никогда не видел. Даже во снах. Даже в закоулках памяти, в своих генетических корнях, уходящих в прошлое на восемь миллиардов лет назад -- всего своего времени существования здесь, на Земле. И сознанию ничего не остаётся, как принять этот нежданный шквал иррационального на себя, пропустить в свои недра, слепо поверить происходящему вовне, как должному и, надеясь на адаптацию, -- сойти с ума.
     160°Ф.
     В квартире запахло гарью. Где-то в городе пожар -- завыли сирены. Слышен плач людей, крики...
     172°Ф.
     Рокпорт горит...
     Завораживающий восход!
     Скорее всего, последний рассвет для меня...
     185°Ф.
     ... и для Земли и...
     191F°.
     ... и для Жизни...
     197°Ф.
     ... о, Солнце, спасибо...
     211°Ф.
     Всё.


                                       
                                        К О Н Е Ц
       ________________________________
         Февраль, 2016.

 
Рейтинг: 0 36 просмотров
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!

Популярная проза за месяц
105
91
88
83
ОНА ОДНА... 24 сентября 2019 (Пронькина Татьяна)
83
77
69
68
Мне снился сон 25 сентября 2019 (Рената Юрьева)
66
65
61
Отчий дом... 30 сентября 2019 (Анна Гирик)
57
56
53
Женщине 18 сентября 2019 (Александр Надежный)
53
53
52
52
51
51
46
45
ОСЕНЬ 21 сентября 2019 (Рената Юрьева)
41
Если... 30 сентября 2019 (Василий Акименко)
40
40
40
39
ВОПРОС 15 сентября 2019 (Рената Юрьева)
38
ПУТЬ 22 сентября 2019 (Рената Юрьева)
38
34
Яркий сон 15 сентября 2019 (Катя Иль)