ГлавнаяПрозаМалые формыРассказы → Прогулка на канал (из цикла "Мишкины рассказы")

 

Прогулка на канал (из цикла "Мишкины рассказы")

28 мая 2014 - Anatoliy Gurkin

Сегодня вечером, примерно в половине шестого, Мишка позвонил мне на «мобильник» и предложил составить ему компанию - пойти искупаться на канал. Я с готовностью согласился, поскольку весь день было очень жарко и никуда не хотелось выходить, а сейчас жара спала и можно было прогуляться.

Канал имени Москвы  находится от нашего дома примерно в километре и дойти пешком до воды можно минут за пятнадцать  - двадцать…

Транспорт для этого совершенно без надобности!

Некоторые , кто и шагу не может ступить без велосипеда, добираются на колёсах, но у канала всё равно спешиваются и метров двадцать пять волокут его на спине вниз, потому что тропинки, ведущие к воде очень узкие и порой даже опасные тем, что можно оступиться или поскользнуться на пыльной тропинке, круто спускающейся вниз, и ,в лучшем случае, упасть на бок, а в худшем  – скатиться по склону до самого низа. Насмерть, вряд ли, разобьёшься, но получить растяжение в каких - либо частях конечностей и ушибы, это - запросто!

Я взял спортивную сумку, положил в неё необходимые для этого дела вещи, налил в фляжку воды из кувшина, и вышел на улицу, где меня уже ждал Мишка, одетый в серые шорты, кроссовки и тонкую клетчатую рубаху. Мы пожали друг другу руки и и тронулись в путь.

Расстояние до канала мы преодолели привычно и без всяких происшествий, поскольку жили в этом городе с детства и многие действия , не сговариваясь, выполняли автоматически, не задумываясь – что и как… За разговорами, в общем – то «ни о чём», дорога к каналу промелькнула ,как ускоренная кинолента, и вскоре мы оказались у воды.  Солнце уже давно прошло зенит и сейчас находилось прямо перед нами – над высокими деревьями, растущими на другой стороне канала.  Эти деревья были посажены очень давно по обе стороны воды, должно быть, для укрепления почвы берегов своими многочисленными корнями. Рассказывают, что канал строили заключённые.До недавнего времени недалеко от линии канала распологались бараки, где они жили, но сейчас их уже снесли.  

Склоны по обе стороны канала имени Москвы круто спускаются вниз метров на двадцать и заканчиваются кюветом. Дальше, на полметра выше, есть тропинка, которая тянется много десятков километров вдоль канала, который лежит метра на два ниже этой  тропинки , и плещется, ударяясь волной в закованные бетонными плитами и цементом берега.

В жару, когда всё живое тянется поближе к воде, особенно в выходные дни, берег усеян телами отдыхающих, и «пикникующих» горожан и приезжих отовсюду людей, порой оставляющих после своих «оргий» горы мусора и пустых бутылок…

Нарушение элементарных правил безопасности на воде довольно часто приводит к тому, что люди гибнут…

Это случается, когда самые безрассудные из граждан оказываются на линии пути  довольно часто проходящего по акватории канала водного транспорта, или «по – дурости» - спьяну!

Многие гибнут прыгая в воду с бетонного берега канала, не зная, что может находиться под аодой.

Именно поэтому. мы с Мишкой, сбросив с себя одежду, аккуратно спустились в воду по металлической лестнице, закреплённой на бетонном бортике.

Вода была прохладная и приятно освежающая всё тело. Было ощущение, что миллионы обжигающих электрических частиц , проникая в тело, заряжают его, как батарейку, бодрят и наполняют мышцы и сознание крепостью и силой…

Наплескавшись и наплававшись и «над» и «под» водой, мы вылезли на берег и, чтобы обсохнуть, развернулись к солнцу, стряхивая с тела , с рук и ног капли воды, струйками сбегающими вниз…

« - Для меня этот канал и вся эта природа вокруг, как часть меня самого! - сказал Мишка, ладонью вытирая с лица воду, стекающую с тёмных, мокрых волос. – В самом детстве мы с отцом, братьями и мамой ходили сюда на рыбалку. В жизни я никогда не был страстным любителем рыбной ловли, в отличие от отца, выросшего в деревне и мальчишкой пережившего Великую Отечественную, но, как и мои старшие братья,я тоже нанизывал на крючок червя и забрасывал удочку. Мы ловили здесь скользких, то ли чёрных, то ли тёмно зелёных бычков и красивых полосатых окуньков. Мама сидела позади нас на простом одеяле, расстеленном на траве, и что – то всегда вязала, а иногда распутывала своими ловкими пальцами леску, которую мы, бывало, случайно запутывали. Нередко, мы приносили домой довольно богатый улов, и мама жарила бычков на сковороде на подсолнечном масле, обваляв их в пшеничной муке. Ели мы их с варёной картошкой и с хлебом, и это было очень вкусно!

Мишка достал из лежащего на траве пакета сигареты, чиркнул зажигалкой и закурил…

 - В детстве мы часто играли с дворовыми ребятами  в казаки -разбойники - одна группа мальчишек и девчонок убегала, а другая их находила и ловила! Наверное, оттуда и родилась моя любовь к бегу и, вообще, к физическим упражнениям.

Мы с мальчишками много лазили у себя во дворе по деревьям, соревнуясь, кто выше заберётся, а для этого надо было, конечно иметь более - менее крепкие руки и ноги!

Если помнишь, возле воинской автомобильной части, на соседней улице, располагался солдатский сад, в котором росли яблоки и груши. Мы с пацанами частенько наведывались туда, и тогда наше умение лазить по деревьям здорово нам помогало. Там, где яблоки не удавалось «стрясти» или сбить палкой, мы лезли на дерево и руками доставали ещё не очень большие, крепко прилепленные к веткам яблоки или груши. Порой они были очень кислые на вкус, но когда мы приносили их за пазухой домой, мамы варили из них вкусный компот!

Солдаты, стоящие на вышках по периметру сада, конечно же, знали о наших «набегах», но обычно закрывали на это глаза. Если и появлялся какой «сторож», то наши быстрые ноги вмиг уносили нас с территории сада!  Частенько мы делали визиты в огороды своих и соседних домов, где росли различные фрукты и ягоды - яблоки, сливы, крыжовник и малина…

Такие «набеги» были делом чрезвычайно рискованным, потому что это личное хозяйство охранялось более зорко и тщательно, и наши дерзкие проникновения в огороды, с последующими за ними отступлениями, если нас замечали, частенько заканчивались ранениями рук о колючую проволоку и разорванными штанами…

И тогда приходилось получать от мам по полной строгости - и за кровь, и за разорванную одежду!

Только разве могло нас это остановить?!…»

Мишка докурил сигарету и бросил бычок в угли находящегося рядом чёрного пятна с углями и мусором сверху, достал из пакета бутылку купленного им по дороге кваса, отвернул крынку, и сделав большой глоток , продолжил.

« - Если мы не трясли яблони и груши, то отправлялись на расположенную рядом с нашим домом овощную базу, куда вагонами доставляли арбузы, дыни, виноград и многое - многое другое.

Нападений на вагоны, мы не делали, а просто шныряли под вагонами, которые стояли на разгрузке, и подбирали под машинами то, что случайно падало вниз, или просили какого - нибудь солдата (они помогали при разгрузке вагонов) бросить нам арбуз или дыньку. В этом случае, надо было быть особо осторожным, потому что брошенная, не глядя, солдатом дынька или арбуз, могли угодить в голову или в лицо, если, ненароком, зазеваешься…

Но, что всегда было наверняка, так это то, что мы никогда не возвращались оттуда голодными и недовольными, даже если потом дело заканчивалось сильнейшим поносом от  пресыщения дарами природы…

Так мы и росли, каждый день после школы находя себе занятия по душе!

Очень часто мы убегали летом куда - нибудь к воде - купаться! Бежать можно было почти на все четыре стороны, потому как три из четырёх сторон света непременно выводили к воде!

Возвращаясь обратно, мы усталые и довольные всегда попадали в руки наших разгневанных мам, которые уже с ног сбились, разыскивая нас по всем дворам и не находя нигде!

В детские и юношеские годы я всегда находился под впечатлением от рассказов мамы, которая вспоминала о том, как им, после войны, показывали в клубе трофейные фильмы про Тарзана -  человека – обезьяну, который жил в джунглях,  понимал язык животных, а, однажды, даже украл красавицу Джейн, которая, впоследствии, стала его женой!

Как же я хотел быть похожим на этого Тарзана!

Я стремился к этому много лет! Я много бегал и прыгал, много и довольно ловко  лазал здесь, на канале, по деревьям. Летом я занимался водными видами спорта, а зимой  много ходил на лыжах и катался с гор, а когда была получена такая возможность, стал заниматься горнолыжным спортом. Сейчас такую возможность имеют многие, а тогда этим спортом могли заниматься или люди состоятельные - как любители, или же спортсмены  - горнолыжники - в спортивных школах…»

Я и раньше обратил внимание на крепкую Мишкину фигуру, а сейчас воочию убедился в том,

 что он отлично сложен, имеет крепкие мускулы, и в случае необходимости может с успехом защитить и себя, и постоять за друзей…

Мы уже полностью высохли после купания, и поэтому, переодевшись в «сухое», обулисьь и полезли вверх по склону.

Солнце, опустившись ниже к земле, светило уже не так сильно и лишь приятно согревало нам спины. Мишка улыбался, поглядывая на пробегающих мимо молоденьких и щебечущих о чём - то своём девушек, и был совсем не похож на того вчерашнего человека, который рассказывал мне о том, как его не пустили в дом жены , разлучив с маленьким сыном…

Подойдя к нашему дому, мы вошли в свой подъезд, и поднялись на четвёртый этаж. Здесь Мишка , повернувшись ко мне , улыбнулся, протянул руку и попрощался:

- Ну, будь!... - Будь! – улыбнулся я в ответ, и мы разошлись по своим квартирам…

© «Стихи и Проза России»

© Copyright: Anatoliy Gurkin, 2014

Регистрационный номер №0217398

от 28 мая 2014

[Скрыть] Регистрационный номер 0217398 выдан для произведения:

Сегодня вечером, примерно в половине шестого, Мишка позвонил мне на «мобильник» и предложил составить ему компанию - пойти искупаться на канал. Я с готовностью согласился, поскольку весь день было очень жарко и никуда не хотелось выходить, а сейчас жара спала и можно было прогуляться.

Канал имени Москвы  находится от нашего дома примерно в километре и дойти пешком до воды можно минут за пятнадцать  - двадцать…

Транспорт для этого совершенно без надобности!

Некоторые , кто и шагу не может ступить без велосипеда, добираются на колёсах, но у канала всё равно спешиваются и метров двадцать пять волокут его на спине вниз, потому что тропинки, ведущие к воде очень узкие и порой даже опасные тем, что можно оступиться или поскользнуться на пыльной тропинке, круто спускающейся вниз, и ,в лучшем случае, упасть на бок, а в худшем  – скатиться по склону до самого низа. Насмерть, вряд ли, разобьёшься, но получить растяжение в каких - либо частях конечностей и ушибы, это - запросто!

Я взял спортивную сумку, положил в неё необходимые для этого дела вещи, налил в фляжку воды из кувшина, и вышел на улицу, где меня уже ждал Мишка, одетый в серые шорты, кроссовки и тонкую клетчатую рубаху. Мы пожали друг другу руки и и тронулись в путь.

Расстояние до канала мы преодолели привычно и без всяких происшествий, поскольку жили в этом городе с детства и многие действия , не сговариваясь, выполняли автоматически, не задумываясь – что и как… За разговорами, в общем – то «ни о чём», дорога к каналу промелькнула ,как ускоренная кинолента, и вскоре мы оказались у воды.  Солнце уже давно прошло зенит и сейчас находилось прямо перед нами – над высокими деревьями, растущими на другой стороне канала.  Эти деревья были посажены очень давно по обе стороны воды, должно быть, для укрепления почвы берегов своими многочисленными корнями. Рассказывают, что канал строили заключённые.До недавнего времени недалеко от линии канала распологались бараки, где они жили, но сейчас их уже снесли.  

Склоны по обе стороны канала имени Москвы круто спускаются вниз метров на двадцать и заканчиваются кюветом. Дальше, на полметра выше, есть тропинка, которая тянется много десятков километров вдоль канала, который лежит метра на два ниже этой  тропинки , и плещется, ударяясь волной в закованные бетонными плитами и цементом берега.

В жару, когда всё живое тянется поближе к воде, особенно в выходные дни, берег усеян телами отдыхающих, и «пикникующих» горожан и приезжих отовсюду людей, порой оставляющих после своих «оргий» горы мусора и пустых бутылок…

Нарушение элементарных правил безопасности на воде довольно часто приводит к тому, что люди гибнут…

Это случается, когда самые безрассудные из граждан оказываются на линии пути  довольно часто проходящего по акватории канала водного транспорта, или «по – дурости» - спьяну!

Многие гибнут прыгая в воду с бетонного берега канала, не зная, что может находиться под аодой.

Именно поэтому. мы с Мишкой, сбросив с себя одежду, аккуратно спустились в воду по металлической лестнице, закреплённой на бетонном бортике.

Вода была прохладная и приятно освежающая всё тело. Было ощущение, что миллионы обжигающих электрических частиц , проникая в тело, заряжают его, как батарейку, бодрят и наполняют мышцы и сознание крепостью и силой…

Наплескавшись и наплававшись и «над» и «под» водой, мы вылезли на берег и, чтобы обсохнуть, развернулись к солнцу, стряхивая с тела , с рук и ног капли воды, струйками сбегающими вниз…

« - Для меня этот канал и вся эта природа вокруг, как часть меня самого! - сказал Мишка, ладонью вытирая с лица воду, стекающую с тёмных, мокрых волос. – В самом детстве мы с отцом, братьями и мамой ходили сюда на рыбалку. В жизни я никогда не был страстным любителем рыбной ловли, в отличие от отца, выросшего в деревне и мальчишкой пережившего Великую Отечественную, но, как и мои старшие братья,я тоже нанизывал на крючок червя и забрасывал удочку. Мы ловили здесь скользких, то ли чёрных, то ли тёмно зелёных бычков и красивых полосатых окуньков. Мама сидела позади нас на простом одеяле, расстеленном на траве, и что – то всегда вязала, а иногда распутывала своими ловкими пальцами леску, которую мы, бывало, случайно запутывали. Нередко, мы приносили домой довольно богатый улов, и мама жарила бычков на сковороде на подсолнечном масле, обваляв их в пшеничной муке. Ели мы их с варёной картошкой и с хлебом, и это было очень вкусно!

Мишка достал из лежащего на траве пакета сигареты, чиркнул зажигалкой и закурил…

 - В детстве мы часто играли с дворовыми ребятами  в казаки -разбойники - одна группа мальчишек и девчонок убегала, а другая их находила и ловила! Наверное, оттуда и родилась моя любовь к бегу и, вообще, к физическим упражнениям.

Мы с мальчишками много лазили у себя во дворе по деревьям, соревнуясь, кто выше заберётся, а для этого надо было, конечно иметь более - менее крепкие руки и ноги!

Если помнишь, возле воинской автомобильной части, на соседней улице, располагался солдатский сад, в котором росли яблоки и груши. Мы с пацанами частенько наведывались туда, и тогда наше умение лазить по деревьям здорово нам помогало. Там, где яблоки не удавалось «стрясти» или сбить палкой, мы лезли на дерево и руками доставали ещё не очень большие, крепко прилепленные к веткам яблоки или груши. Порой они были очень кислые на вкус, но когда мы приносили их за пазухой домой, мамы варили из них вкусный компот!

Солдаты, стоящие на вышках по периметру сада, конечно же, знали о наших «набегах», но обычно закрывали на это глаза. Если и появлялся какой «сторож», то наши быстрые ноги вмиг уносили нас с территории сада!  Частенько мы делали визиты в огороды своих и соседних домов, где росли различные фрукты и ягоды - яблоки, сливы, крыжовник и малина…

Такие «набеги» были делом чрезвычайно рискованным, потому что это личное хозяйство охранялось более зорко и тщательно, и наши дерзкие проникновения в огороды, с последующими за ними отступлениями, если нас замечали, частенько заканчивались ранениями рук о колючую проволоку и разорванными штанами…

И тогда приходилось получать от мам по полной строгости - и за кровь, и за разорванную одежду!

Только разве могло нас это остановить?!…»

Мишка докурил сигарету и бросил бычок в угли находящегося рядом чёрного пятна с углями и мусором сверху, достал из пакета бутылку купленного им по дороге кваса, отвернул крынку, и сделав большой глоток , продолжил.

« - Если мы не трясли яблони и груши, то отправлялись на расположенную рядом с нашим домом овощную базу, куда вагонами доставляли арбузы, дыни, виноград и многое - многое другое.

Нападений на вагоны, мы не делали, а просто шныряли под вагонами, которые стояли на разгрузке, и подбирали под машинами то, что случайно падало вниз, или просили какого - нибудь солдата (они помогали при разгрузке вагонов) бросить нам арбуз или дыньку. В этом случае, надо было быть особо осторожным, потому что брошенная, не глядя, солдатом дынька или арбуз, могли угодить в голову или в лицо, если, ненароком, зазеваешься…

Но, что всегда было наверняка, так это то, что мы никогда не возвращались оттуда голодными и недовольными, даже если потом дело заканчивалось сильнейшим поносом от  пресыщения дарами природы…

Так мы и росли, каждый день после школы находя себе занятия по душе!

Очень часто мы убегали летом куда - нибудь к воде - купаться! Бежать можно было почти на все четыре стороны, потому как три из четырёх сторон света непременно выводили к воде!

Возвращаясь обратно, мы усталые и довольные всегда попадали в руки наших разгневанных мам, которые уже с ног сбились, разыскивая нас по всем дворам и не находя нигде!

В детские и юношеские годы я всегда находился под впечатлением от рассказов мамы, которая вспоминала о том, как им, после войны, показывали в клубе трофейные фильмы про Тарзана -  человека – обезьяну, который жил в джунглях,  понимал язык животных, а, однажды, даже украл красавицу Джейн, которая, впоследствии, стала его женой!

Как же я хотел быть похожим на этого Тарзана!

Я стремился к этому много лет! Я много бегал и прыгал, много и довольно ловко  лазал здесь, на канале, по деревьям. Летом я занимался водными видами спорта, а зимой  много ходил на лыжах и катался с гор, а когда была получена такая возможность, стал заниматься горнолыжным спортом. Сейчас такую возможность имеют многие, а тогда этим спортом могли заниматься или люди состоятельные - как любители, или же спортсмены  - горнолыжники - в спортивных школах…»

Я и раньше обратил внимание на крепкую Мишкину фигуру, а сейчас воочию убедился в том,

 что он отлично сложен, имеет крепкие мускулы, и в случае необходимости может с успехом защитить и себя, и постоять за друзей…

Мы уже полностью высохли после купания, и поэтому, переодевшись в «сухое», обулисьь и полезли вверх по склону.

Солнце, опустившись ниже к земле, светило уже не так сильно и лишь приятно согревало нам спины. Мишка улыбался, поглядывая на пробегающих мимо молоденьких и щебечущих о чём - то своём девушек, и был совсем не похож на того вчерашнего человека, который рассказывал мне о том, как его не пустили в дом жены , разлучив с маленьким сыном…

Подойдя к нашему дому, мы вошли в свой подъезд, и поднялись на четвёртый этаж. Здесь Мишка , повернувшись ко мне , улыбнулся, протянул руку и попрощался:

- Ну, будь!... - Будь! – улыбнулся я в ответ, и мы разошлись по своим квартирам…

© «Стихи и Проза России»
Рейтинг: +2 171 просмотр
Комментарии (4)
Лариса Чайка # 28 мая 2014 в 22:00 0
Какие милые воспоминания!Читаю с интересом,и так все перекликается с моими картинками их детства!
Anatoliy Gurkin # 29 мая 2014 в 11:45 0
СПАСИБО ЗА ВИЗИТ И ДОБРЫЕ СЛОВА, ЛАРИСА. РАД, ЧТО ЧИТАЕТЕ И ЧТО НАХОДИТЕ ВРЕМЯ ЗАГЛЯНУТЬ!
С УВАЖЕНИЕМ, А.К )
НИКОЛАЙ ГОЛЬБРАЙХ # 29 мая 2014 в 11:11 0
АНАТОЛИЙ ЗАМЕЧАТЕЛЬНО!!! super c0137 ura
Anatoliy Gurkin # 29 мая 2014 в 11:30 0
РАД, НИКОЛАЙ! 040a6efb898eeececd6a4cf582d6dca6 c0137 c0414