ГлавнаяПрозаМалые формыРассказы → Продолжение

Продолжение

19 апреля 2017 - Станислав Сапрыкин
ПРОДОЛЖЕНИЕ
 
рассказ
 
 
            Он проснулся как обычно по сигналу своей капсулы сна, запрограммированной на пробуждение в шесть часов утра по общеземному времени. Встав после массажа, заменявшего гимнастику, он ещё раз убедился, как мала его квартира-камера на восемьсот тридцать шестом этаже Сити-тауэра, зажатого такими же небоскрёбами. Хотя в ней было всё, что требуется для комфортной жизни представителя человеческого рода. Даже стены без окон являлись голографической проекцией давно утраченных красот природы. Стены, создающие качественную иллюзию для зрения, не способную полностью обмануть его сознания.
            – Неужели два миллиарда лет назад Земля была столь красива! – подумал он, вглядываясь в глубину зелёного леса освещённого солнечными лучами. В памяти стен находились миллионы вариантов давно утраченных земных ландшафтов. Пустыни,  реки, и водопады, величественные горы, океаны в любом состоянии с экзотическими островами и без, звёздное небо, которое давно нельзя было увидеть «вживую», вначале из-за постоянного уличного освещения, затем – из-за полной герметичности обитаемой зоны, отделённой от поверхности планеты. Картины не повторялись, но выбирались под настроение силой мысли хозяина квартиры. 
            – Как же назывались эти деревья? – он ни как не мог запомнить их название. И тут же, благодаря сенсорам, улавливающим биохимию мозговой деятельности, на стене, поверх голограммы леса, высветилось название: «сосна обыкновенная».
            – Это сосны! Красивые деревья, жаль, что теперь их можно увидеть только благодаря компьютерным программам!
            Из датчиков шёл хвойный аромат, наполняющий маленькое жилище. Это всё, что мог позволить себе человек, существующий уже шесть миллиардов лет.
            С тех пор как население Земли превысило восемьдесят семь миллиардов на планете не осталось свободного пространства. Вся площадь поверхности застроена многоэтажными зданиями вверх и в глубину. Жильё, заводы, лаборатории, здания инфраструктуры накрыли входящими друг в друга пазлами территории некогда покрытие лесами, прериями  или водой. Освоение шло постепенно. Вначале застраивалась ровная  суша, затем - горная местность, из-за чего многие горы просто взрывались и выравнивались. Когда управляемый термоядерный синтез стал доступен настолько, что  реакторы начали выпускаться не только в промышленном масштабе, но и для бытовых нужд,  человечество овладело почти неисчерпаемым источником энергии. Раньше вода использовалась как источник водорода. Когда топливо для термоядерной реакции научились воспроизводить из самой реакции,  необходимость в природном водороде отпала, и решено было осушить океаны настолько, чтобы их дно стало пригодным для застройки. Катастрофически изменившийся климат Земли восстановили, создав искусственную атмосферу, с поддержанием регулируемых параметров. Нужная температура, влажность и давление в любом регионе планеты создавались щелчком кнопки с пульта управления климатических станций, и никаких погодных катаклизмов уже миллион лет. Хотя редкий смельчак отваживался выходить на открытый воздух без защитных средств. Впрочем, в этом не было необходимости, да и «открытого воздуха» практически не осталось, люди не могли себе позволить незастроенные участки пространства. Землю сплошным ковром покрывал искусственный рельеф из многокилометровых зданий, уходящих крышами в околоземный космос, и проткнувшими литосферу до верхней мантии. Все здания мира были связаны системой транспортных переходов и скоростных лифтов – «Паутиной». Откуда взялось слово «паутина» теперь мало кто помнил. Когда всё человечество оказалось внутри зданий, искусственную атмосферу отключили за ненадобностью.
            Плотная человеческая застройка не оставила шансов животным, растениям и микроорганизмам. Для них просто не было места. Правда, принятая «Советом Мира» конвенция обязала перед уничтожением любого вида живых существ создать базу их данных. Так что ни животные, ни растения не были потеряны безвозвратно. Человечество гуманно! Специальные биобанки хранили  ДНК всех некогда существовавших форм жизни. При желании любое существо можно было воспроизвести в лабораториях. Чем и занимались биологи, сугубо для проверки качества хранящегося материала, а также для создания ароматических и вкусовых добавок, впоследствии уничтожая созданные в институтах образцы за ненадобностью и невозможностью их содержания. Говорят, что некоторые маргиналы имели домашних питомцев в виде животных или растений, выращенных искусственно, но такое поведение не одобрялось обществом, из-за нехватки свободного пространства для людей.
 
            Он съел питательную таблетку. Последовательно ощутив рецепторами вкус жареного бекона, яичницы с гренками, и обволакивающий всё это аромат чёрного кофе. Он не помнил, как выглядели первоисточники его завтрака. Это был просто вкус и энергия, питающая тело. Конечно, он мог узнать о сути любого предмета в течение нескольких секунд, обратившись к «Полной Энциклопедии», но какой смысл забивать голову ненужными предметами. Что такое кофе или бекон – вкус и энергия, а что ещё?
            В естественном воспроизводстве или так называемом «выращивании» пищи уже миллионы лет не было никакой необходимости. Химико-пищевая промышленность достигла возможности создавать сверхпитательные добавки. Теперь, съев небольшую капсулу, человек получал энергию на целый день. Причём это были не просто безвкусные пилюли. Специальные вещества, содержащиеся в них, воздействовали на вкусовые рецепторы и центры удовольствий, создавая ощущение гастрономического праздника.
 
            Достижение медицины и  трансплантологии позволили индивидууму жить практически вечно. Правда, что значит жить «вечно» никто не понимал, хотя возраст многих живущих, как и его самого, перевалил за тысячу лет – времени последнего большого прорыва в медицине. Заболевший или состарившийся орган в человеческом теле менялся на такой же, напечатанный из очищенного биоматериала самого пациента, исключавшего отторжения тканей. При необходимости заменялись поражённые клетки и жидкости. Бездушные не знающие усталости компьютерные роботы-хирурги с молекулярной сверхточностью, невозможной для глаза и руки живого врача, пересаживали любые органы: сердце, сосуды и даже мозг, сшивая лазером стенки, клетки и нейроны.
            Болезни, сбои  в организме, которые нельзя было вылечить медикаментозно, после диагностики, исправлялись полной заменой поражённых частей. Благодаря этому рост население скакнул вверх с геометрической прогрессией, а люди стали здоровы и совершенны.
            Ситуация привела к тому, что «Совет Мира» принял так называемую «резолюцию о калокагатии», согласно которой  физическим образцом человеческого тела считался возраст двадцать лет, а образцом умственной деятельности – мозг сорокалетнего. С тех пор мир заполнили миллиарды мужчин и женщин с молодым лицом и телом и «зрелой» головой.
            Научившись заменять стареющие клетки новыми, люди перестали уходить из этого мира. Единственной причиной смерти могла стать техногенная катастрофа или несчастный случай, с невозможностью быстрой реанимации пострадавшего. Но развитие транспорта, доступность лечебных учреждений, постоянный контроль здоровья и технологические меры защиты и безопасности принятые в быту и на производствах свели показатели естественной гибели  почти к нулю. Генетическое программирование на всех этапах от момента выбора партнеров до рождения ребёнка свели на нет врождённые заболевания.
            Конечно, новости иногда сообщали о самоубийствах «городских сумасшедших», но число желающих свести счёты с жизнью не могло сравниться с количеством желающих жить вечно. Всё это привело к глобальному перенаселению планеты.
            Ситуация ненадолго улучшилась, когда мы успешно колонизировали Луну и Марс с его спутниками. Но теперь и эти планеты представляли собой сплошной клубок инфраструктуры живущих там колонистов и мало чем отличались от перегруженной Земли. Условия на остальных телах Солнечной системы оказались слишком суровыми и сложными, для создания там колоний. Огромные интервалы экстремальных температур, радиация, кислоты,  иные показатели гравитации, наконец - отсутствие твердых поверхностей на некоторых планетах сделали их освоение слишком сложным и дорогим даже для столь развитой цивилизации как наша.
             
            Перенаселение Солнечной системы и одновременное развитие технологий во всех направлениях вызвало ряд этических проблем и, как ни странно, само подсказало пути их решения. Первоначально пробовали регулировать рождаемость и смертность искусственно. Но это натолкнулось на ожесточённое сопротивление гуманистических организаций: «невозможно развивать технологии продлевающие жизнь человека и одновременно её забирать, также нельзя требовать ограничения рождаемости» - постановила резолюция «Совета Мира».
            Решение проблемы пришло с неожиданной стороны. Окружив себя технологиями, позволяющими испытывать любые эмоциональные переживания и ощущения, включая общение и секс, люди перестали заводить себе партнёров и рожать детей. Тем более что совершенного ребёнка любого пола давно можно создать и вырастить искусственно, без участия мужчины и женщины.
            Затем технологии шагнули ещё дальше. Мы научились полностью копировать жизнедеятельность центральной нервной системы и мозга, искусственно создав то, что некогда называлось душой, а у учёных – высшей нервной деятельностью. Это решило этическую проблему смерти. Теперь в специальных центрах, подключив к голове датчики, можно было скопировать всю мыслительную деятельность на флешку, включая работу  блоков и полей мозга. Причём, сканированная информация не являлась только памятью или зафиксированным на данном отрезке времени состоянием. Она становилась электронным  дубликатом центральной нервной системы. При отключении карты памяти от компьютера, мозг как бы засыпал, а при её подключении - происходила активизация психической деятельности. Электронная копия, подключенная к Интернету, продолжала развиваться точно так же, как развивается мозг живого человека. Благодаря программам и приложениям электронные двойники, прозванные душами, получали симуляцию всех эмоций и удовольствий, свойственных реальным людям. Например: имея подобную «карту памяти» матери, потомок мог продолжать общение с ней посредством технологий. И это было не воспроизведение давно записанных файлов, а живое общение с живущей в реальности личностью, продолжающей жить и развиваться посредством глобальной сети. Это породило целые секты «зелёных» и сторонников так называемого «добровольного освобождения Земли». Теперь те, кто считал нашу систему перенаселённой, но не хотели уходить в вечное забытьё, уничтожая своё тело, оставляли жить собственную электронную копию.
            Не желание иметь детей и возможность сохранять себя в электронном виде, наконец, положительно повлияли на демографию, и могли решить проблему перенаселения, сделав представителей человечества вечно живущей расой счастливых индивидуумов, если бы не одно но…
            Солнце – наша звезда, горящая уже более шести миллиардов лет, слишком постарело. Его жизненный цикл давно перевалил половину. Оно становится всё горячее и ярче, его внешняя оболочка расширяется.
            Мы достигли почти всего, научились управлять климатом, продолжительностью жизни, научились существовать без выращиваемой пищи, без воды на планете. Наша эволюция сделала колоссальный рывок. Мы научились жить даже без Солнца, заменив его искусственной термоядерной энергией, но светило не собиралось принимать наши правила.
            Раньше, пока часть населения обитала на открытой поверхности, на околоземную орбиту были выведены искусственные управляемые термоядерные спутники-пушки, позволяющие освещать и согревать Землю в любой её точке. Когда атмосфера Земли из-за уничтожения лесов и океанов улетучилась, а мы перебрались в герметичные здания, связавшие планету «паутиной», необходимость во внешнем освещении отпала. Люди земли стали говорить на одном языке и жить по общим правилам. «Совет Мира» даже ввёл единое время на всей планете, синхронизировав его со временем суток в колониях на Луне и Марсе.
            Мы предусмотрели, кажется, всё, и могли бы жить вечно, если бы не капризная звезда, породившая нас шесть миллиардов лет назад, и теперь желающая убить то, что породила. Никакие технологии, никакие материалы не способны выдержать реакции выгорания водорода, ведущие к расширению внешних слоёв светила. Даже если звезда не поглотит Землю, ужасающие температуры и излучения выжгут Солнечную систему. Внешнее воздействие вызовет мощные процессы в глубинах планеты, так что в коре или мантии вряд ли удастся скрыться даже ничтожному количеству от много миллиардного населения. Если часть людей всё же выживут, спрятавшись в недрах, они не протянут долго. Инфраструктура цивилизации будет полностью уничтожена. Продолжающиеся процессы взаимодействия планеты и Солнца не оставят шансов на возрождение  человека, как вида. Единственного оставшегося вида, ибо все остальные мы уничтожили сами.
            Конечно, до тотальной гибели у нас ещё есть в запасе несколько миллиардов лет, но и эти «пара миллиардов» пролетит также как шесть прошедших. Понимая всё это «Совет Мира» объявил конкурс на лучший проект по спасению жизни, и именно сегодня должно было состояться  очередное заседание.
 
            В личном присутствии на «Совете» необходимости не было. Технологии создали скоростные лифты, доставляющие пассажиров и грузы в любую точку координат на планете или в ближайшем космосе, но перенаселённость, и как следствие - загруженность транспортной инфраструктуры привели к коллапсу и пробкам. Поэтому физическое перемещение использовалось только в тех случаях, когда требовалось доставить непосредственно «тело». Например, для сложных медицинских операций, ещё не доступных в бытовых условиях, или на работу, где требовалось физическое присутствие. Доставка таблеток-продуктов и товаров производилась грузовыми лифтами прямо в квартиры, всё остальное, что не требовало «тела», а только «головы», осуществлялось путём видео передачи в формате 3D+ с полной иллюзией присутствия. Заседание могло проходить хоть на Марсе, точнее никакой реальной отправной точки вообще не было. Сам «Совет» был виртуальной организацией. Каждый из участников видеоконференции, находясь дома, в лаборатории или в любом другом месте Солнечной системы отправлял по сети собственную голограмму. Уже многие тысячи лет общение между людьми происходило только по этой схеме. Закрытые в своих жилищных коморках Homo sapiens, окруженные электронными тренажёрами, массажёрами, средствами поддержания жизнедеятельности и удовлетворения любых потребностей, совершали экскурсии, посещали вечеринки, ходили в гости, на свидания, путешествовали в обозримой вселенной, не выходя из дома. Даже некоторые виды трудовой деятельности, благодаря искусственному интеллекту и электронным системам дистанционного управления, не требовали создания внешних рабочих мест. Управлять термоядерным реактором, контролировать работу транспортных систем или производственного конвейера, можно не покидая домашнюю кровать-капсулу.
 
            Он ещё раз посмотрел на стену с глубиной соснового леса, освещённого солнечными лучами. Технологии позволяли обмануть зрение, обоняние и осязания, пуская лесной аромат и создавая иллюзию лёгкого ветра. Если протянуть руку к ближайшим деревьям, специальные датчики, воздействуя на ладонь, вызывали ощущение прикосновения  к стволу. Включив другие картинки можно было также «потрогать» воду или «погладить» животное, занесённое в память машины.
            Он повёл рукой, и искусственный луч солнечным зайчиком замер на его ладони.
            – Солнце, чёрт бы тебя побрал! Создавшее нашу планетную систему и жизнь на Земле более шести миллиардов лет назад, неужели ты будешь виновником полного уничтожения порожденной жизни!
            Ещё миллион лет назад человечество почти не задумывалось об этом. Какой смысл готовится к тому, что наступит через пару миллиардов, если редкий индивидуум доживал до ста лет. Люди были заняты освоением природных ресурсов на Земле и ближайшем космосе, технологической гонкой, войнами, соперничеством и выживанием.  Предков не интересовало будущее, наступающее позже нескольких сотен лет. Наши смертные прародители, считали, что мир создал Бог, который не позволит каждому исчезнуть прахом, люди верили, что жизнь будет и после смерти, верили в бессмертную душу.
            Но шло время, мы научились производить любое вещество на атомном уровне.  Развитие пищевых и медицинских технологий, обуздание термоядерной реакции, давшей нам невиданный раннее источник энергии, привели к увеличению численности населения свыше всех допустимых порогов.  Это навсегда изменило, а точнее, попросту уничтожило естественную среду обитания, и привело к исчезновению всех форм жизни, кроме человека. Но и тогда не все забили тревогу. Ведь мы не варвары! Генетика позволила сохранить всё уничтоженное в пробирках, «каждой твари по паре» с возможностью воспроизвести вымерших существ заново при благоприятных условиях.
            Люди стали так могущественны, что уже несколько миллионов лет не вспоминали Бога. Глупо нелепо надеяться на загробную жизнь, если фактов, подтверждающих её, не выявлено. Зачем нам Бог, ведь мы сами стали как вечные боги, продлевающие собственное существование, и определяющие, какому виду исчезнуть. Мы создали мир собственными силами при помощи технологий, и собирались жить вечно. И зачем нам душа, наш мозг может быть сохранён живым в электронном виде. Мы научились сжимать миллиарды терабайт информации на карте памяти размером с ноготь мизинца.
            Затем пришло новое осознание. Став полноценными хозяевами собственной жизни, человечество вдруг поняло, что жизнь всё равно не вечна. Что их старая капризная звезда сгорит, расширится, взорвётся и потухнет, создав условия, непреодолимые для любых технологий.
            Тогда мы обратили взгляд в далёкий космос. Благодаря астрономическим исследованиям были открыты несколько теоретически пригодных для освоения планет, например в созвездии Водолея, но вопрос: как туда добраться – остаётся неразрешимой проблемой для человечества.
            Освоив термоядерный синтез, и фактически став бессмертными, мы так и не смогли изменить всех законов физики. Бесконечные пространства Вселенной остались недоступны для плоти. Мы не смогли обнаружить «червоточины» и «туннели» пространства-времени математически доказав их существование. Мы научились посредством квантовой телепортации перемещать в своём мире неживые предметы простой структуры и малой массы, хотя это и требует колоссальных затрат энергии. Но перенос и воссоздание живой материи всё ещё недоступен, даже если подключить к процессу все термоядерные реакторы человечества. К тому же, телепортация требует создание атомно-ионного приёмника в  месте переноса, но его невозможно создать в иных звездных системах, не побывав там. Круг замкнулся!
            Мы можем создать двигатель, способный перемещать звездолёт в другие галактики, но скорость наших космических кораблей всё ещё очень далека от скорости света, и экспедиция к ближайшим обнаруженным планетам  чужой звездной системы займёт тысячи или даже миллионы земных  лет. Имея огромные источники энергии, наши материальные тела всё равно не смогут разогнаться до световой скорости, а потенциально возможные для жизни миры так далеко, что опасный полёт к ним продолжится не одно тысячелетие. Опасный, потому что, не смотря на совершенные  земные технологии, не известно, как повёдёт себя техника, электроника, да и сами звездонафты, оторванные от базы на десятки и сотни световых лет. Для того чтобы экипаж прожил долго, потребуются креоновая заморозка или естественная смена поколений. Создание на корабле медицинских и химических лабораторий способных продлевать жизнь путешественников, добавленных к конструктивным и техническим устройствам самого корабля – топливу, двигателям, управлению и другим системам вызовет непомерное увеличение его размеров и массы, что потребует огромных затрат энергии. И это будет полёт в один конец и в одном направлении. А если планета, выбранная для колонизации, окажется непригодной – тогда лететь дальше! Путешествие может продлиться миллионы лет, но смогут ли обитатели звездолёта столь долго поддерживать себя и технику, используя только то, что было заложено в корабль до старта?
            К тому же у такой экспедиции есть важный этический аспект. На земле несколько десятков миллиардов индивидуумов, и каждый хочет жить вечно, считая себя личностью. И это правильно! Прогресс сделал всех приблизительно одинаковыми: почти одного возраста, здоровья, образования и интеллекта. Мы все равны! Но сколько из нас смогут отправить в далёкий космос для продолжения жизни, и что будет с остальными? Оставленные земляне сгорят в солнечном аду – разве это справедливо! Как отобрать несколько десятков, сотен, тысяч или даже миллионов избранных из восьмидесяти семи миллиардов живущих? По каким критериям, если здоровье и «ай кью» у всех одинаковые? Само объявление подобного выбора может ввергнуть социум в бунты, революции и прочие потрясения с непредсказуемыми для цивилизации последствиями. Осуществить проект втайне от большинства членов общества – также нереально. Уже тысячи лет каждый человек с рождения подключен к «Глобальной Системе» тотального контроля. Первоначально такое введение, распространяемое министерствами здравоохранения, объяснялось гуманными целями – наблюдения за  состоянием здоровья и жизнедеятельности каждого индивидуума. Компьютеры с помощью не отключаемых датчиков в режиме онлайн считывают все физические показания тела и мозга. Затем этой системой воспользовались министерства образование, ведь таким образом можно осуществлять постоянное круглосуточное обучение всего человечества. В голове каждого находится Интернет, управляемый биополями. Поскольку теперь можно не только видеть параметры состояния здоровья, но и контролировать мозговую деятельность каждого, этой системой воспользовалась «Глобальная Безопасность». И человечество не возмутилось, наоборот – приняло это с одобрением. Ведь люди перестали нарушать законы и совершать преступления. Любое отклонение от поведенческой нормы сразу же попадало в глобальную сеть еще на стадии планирования, становясь известным остальным. Сеть глобального контроля самостоятельно развила себя, создав нерушимую систему сдержек и противовесов поддержанную обществом. Теперь все стали равны перед всеми. Значимость и социальное положение людей уровнялось. Никакой индивидуум не может совершить что-нибудь втайне от остального человечества. А раз все равны – нет и избранных! Конкуренция исчезла. Мы построили цифровой коммунизм, где каждый получал по потребностям и отдавал по способностям. Люди на Земле стали жить так долго и счастливо, что всёрьёз начали задумываться о бессмертии, тогда проблема конца света из-за гибели Солнца вышла на первый план.
            Вначале физики уповали на открытие «туннелей» в пространстве-времени, позволяющих  нам переместиться в любую точку вселенной. Возникла даже новая религия – «церковь кротовой норы», снискавшая множество адептов-последователей.  Но время, эта до сих пор полностью непознанная величина,  шло, и продолжает идти, а мы так и не научились передвигаться в пространстве, используя квантовую гравитацию, и даже не приблизились  к скорости света. Освоив термоядерный синтез и технологии на атомном уровне, мы всё ещё не выстроили полноценную «Теорию Всего», и не научились подчинять себе пространство-время. Бесконечное время и бесконечное пространство, существующие во всех измерениях, мы так и не открыли вашей конечной сути, так и не смогли посадить вас в пробирку или в закрытую клетку, сделав своими послушными слугами. Мы нашли Бозон Хиггса, но оказалось, что и это не последняя элементарная величина, не Частица Бога. Бозон состоит из ещё более мелких квантов и элементарных частиц и, пожалуй, это будет продолжаться бесконечно «внутрь», также как пространство расширяется бесконечно «вне». Мы так и не смогли построить ту самую формулу, объясняющую «Всё», мы так и не разгадали устройство Вселенных!
            Конечно, у человечества есть в запасе пара миллиардов лет, или чуть меньше. Но если за прошедшие шесть миллиардов цивилизация не придумала, как решить проблему жизненного цикла собственной звезды, какие гарантии, что прозрение или открытие наступит в оставшееся время!
 
            Он включил аппарат, который доставил его голографическую проекцию в виртуальный зал заседания. Сегодня произойдёт утверждение проекта глобального выживания человечества после гибели Солнца. Проекта под названием «Продолжение». Да, у нас есть ещё время, но это лишь кажется, что его много. Бесконечные расстояния мироздания не дают нам гарантированного шанса. Не смотря на все теории о том, что вселенная заселена различными формами жизни, практические исследования так и не столкнули нас с инопланетянами. А если мы – единственная жизнь! Разве не наш долг хранить себя вечно! Действовать надо незамедлительно!
 
 
            Заседание закончилось поздно вечером. Он отключил аппаратуру связи и занялся приготовлением ко сну: дезинфицирующий душ, расслабляющий массаж.
            Очередная голограмма на стенах показывала звёздное небо с чётко выраженным созвездием Водолея. Именно с этим созвездием «Совет Мира» связывал надежды на выживание человечества. Собственно говоря, проекта было три. И поскольку каждый из них имел свои сильные и слабые стороны, решено было вести разработки во всех трёх направлениях.
            С гибелью Солнца, наша планетная система станет полностью непригодной для жизни. Требовалось искать новые миры – проблема была стара, как и само человечество. «Правильнее» всего было бы, снабдив нашу планету двигателем, покинуть орбиту, и отправиться к иным звёздам всем вместе, скопом. Земля, лишённая старой атмосферы, давно уже не была голубой планетой. Скорее – металлокерамическим терминатором, нарезающим орбитальные круги. Жизнедеятельность людей, живущих на поверхности и в недрах планеты, поддерживалась глобальными системами климат контроля. Специальные защитные экраны спасали внутренние помещения от космической радиации. Так что Земля была подготовленным звездолётом. Но подобный глобальный проект  пока был отложен «Советом» по причине своей сумасшедшей смелости. Критики утверждали, что  возникшие гравитационные и температурные изменения на Земле покинувшей орбиту, приведут к таким же последствиям, как и гибель Солнца. И хотя сход с солнечной орбиты и управляемый пролёт иных космических тел теоретически возможен, опасность столкновений оставалась. К тому же мощность двигателей, способных не просто изменить орбиту Земли, а задать ей точные координаты межзвёздного полёта, должна быть колоссальной, и подобный «старт» уничтожит Землю  ещё в самом начале. Да и просто: покидать обжитой «дом», имея в запасе два миллиарда лет – нелепо!
            Используя самые совершенные технологии и материалы, решено было построить несколько межзвёздных кораблей, способных достичь десяти процентов скорости света. Оснастить звездолёты множеством дублирующих систем и тремя взаимозаменяемыми двигателями: термоядерным, ионным и электрическим парусом. Старт и разгон кораблей должен был осуществляться термоядерным двигателем. Топлива хватало ровно на половину пути и для разгона до нужной скорости. В далёком космосе включался ионный двигатель, служащий для более точного поддержания направления и скорости. Он также мог использоваться для торможения. Электрический парус был запасным видом двигателя, в случае отказа ионного, и мог работать вблизи звёзд для продолжения полёта после израсходования термоядерного топлива. На этом общее в конструкции кораблей, старт которых должен был произойти с Луны, заканчивалось. Основные отличия проявлялись в размерах и «начинке».
 
            Самый большой корабль «Ноев Ковчег» полетит с живым экипажем из нескольких десятков человек, отобранных в три этапа из всех живущих людей. Вначале компьютерным отбором по генетическим, умственным и физическим данным, затем – по психологической совместимости друг с другом и, наконец, лотереей, или методом «удачи». Экипаж будет оснащён всем необходимым оборудованием для производства питания и продления жизни – химическими и медицинскими лабораториями. В течение путешествия звездонафтам возможно придётся вернуться к естественному воспроизводству потомства или к выращиванию младенцев в «пробирке» с целью поддержания оптимальной численности потенциальных колонистов. Чтобы не «перегрузить» звёздолёт, лишний «человеческий материал» должен будет уничтожаться до благополучного конца путешествия. Кроме людей, на борт погрузят сохранённые ДНК всех известных видов животных, растений и микроорганизмов. Так что название корабля соответствует его сути. «Ноев Ковчег» будет бороздить просторы вселенной, пока экипаж не обнаружит звёздную систему с планетой, подходящей для освоения.
            На первый взгляд проект был самым разумным, но он понимал, также и все возникающие «но»… Хорошо, если «Ноев Ковчег»  достигнет требуемой планеты за несколько сотен земных лет, то есть при жизни отправленного экипажа. Но если придётся лететь тысячи, миллионы лет – выдержат ли обшивка, двигатели, электроника. Хватит ли работоспособности принтеров на воспроизводство человеческих органов и питания. Да и сам экипаж, оторванный от земной системы глобального контроля, переведённый на автономный материнский компьютер звездолёта, не сойдёт ли с ума, не поубивает ли друг друга, не устроит ли революцию сознания? Как поведут себя их потомки, останется ли воспроизводство контролируемым? Выдержат ли защитные системы корабля радиацию, холод и вакуум на протяжении тысяч лет. Не разрушит ли их воздействие притяжения и атмосферы исследуемых космических тел? Полёт «Ноева Ковчега» мог прерваться из-за банального столкновения с астероидом или кометой, ведь с учётом расстояний гарантированно просчитать всё - не реально.  Да и по материальным затратам это был самый дорогой из трёх предложенных вариантов глобального выживания. Звездолёт получался гигантских размеров и массы. Его старт и разгон будет осуществляться термоядерным двигателем. На данный момент для этого не хватало всего произведённого для реакторов Земли топлива. Воды в свободном состоянии на планете практически не осталось. Требовалось огромное количество искусственного водорода, и хранилища для его накопления, которое решили строить на Марсе, где ещё остались незначительные запасы льда.
 
            Второй проект должен был решить этическую проблему первого. Если из миллиардов личностей шанс на продолжение имеют всего несколько десятков человек, как убедить других в конечности собственного существования? Это невозможно! Для  остальных будет запущен второй корабль – «Чистилище». Он будет меньше первого, так как в нём не полетит «живой» экипаж, только электронные копии мозга прочего человечества. Всех, кто пожелает отправить  свою цифровую копию в иные миры. Да, тел не будет, только центральная нервная система, работающая на квантах, но «живая», функционирующая, способная к саморазвитию и общению, подключённая к большому бортовому компьютеру с множеством резервных систем питания. Звездолёт оснастят зондами, способными исследовать любую планетную систему на вопрос пригодности к освоению.
            Смелый футуристичный проект скорее походил на фантастику, а его осуществление могло занять многие миллионы лет, даже без учёта пути к требуемой планете. После долгого перелёта, звездолёт выберет подходящую планету в созвездии Водолея, и осуществит посадку на ней. 3D-принтеры, установленные внутри корабля, начнут печать роботов-киборгов, электронным управлением которых станут сохранённые на чипах «мозги» конкретных людей. Вначале киборгов будет немного, масса «Чистилища» не позволит разместить большое число фабрик печатающих машины, и сырьё для их производства. Поэтому «телами» оснастятся лишь незначительное количество «людей» по принципу произвольного отбора. В дальнейшем, когда роботы-колонисты обживутся в новом доме, освоив ресурсы планеты, количество фабрик будет увеличено, чтобы все десятки миллиардов сохранённых «мозгов» могли обзавестись собственным телом.
            Но и у этого проекта хватало недостатков и недосказанности. Во-первых: можно ли считать искусственные тела, оснащённые электронной копией мозга некогда  существовавших людей, живой формой, или это будут только машины, не имеющие к биологической жизни никакого отношения, пусть даже способные к человеческому эмоциональному переживанию. Трудно было загадывать так далеко, но предполагалось, что электронная цивилизация в далёком будущем сможет создать на освоенной планете условия для возникновения «живой» жизни, если не найдёт там её местного проявления. И возможно, даже сможет пересадить в эти формы собственное сознание. Но всё это вырисовывалось таким сложным и имело столько неизвестных «если», что рассматривалась как научная фантастика. Во-вторых: в случае гибели звездолёта, всё сохранённое на нём человечество получало окончательную смерть без шансов восстановления. Даже полное отключение питания материнского компьютера корабля привело бы к «вечному сну» сохранённых в нём человеческих копий. И во всей Вселенной не оставалось никого, кто бы мог «оживить» их заново. Без питания «Чистилище» превращался в саркофаг – гробницу, летящую в бесконечность.
 
            – Как нам хочется жить, не сотни или тысячи лет, а жить - бесконечно! – подумал он за всё человечество, улыбнувшись.
            Для себя он давно решил, что не будет всегда продлевать существования собственного тела, ну, ещё немножко, ещё чуть-чуть. Он, выращенный искусственным оплодотворением, и так уже жил больше тысячи лет. Хорошо, что успел родиться, пока его мать и отец желали ребёнка. Сейчас на Земле таких сумасшедших почти не осталось. Через пару сотен лет он перейдёт только в электронное существование и этого будет вполне достаточно.
             В мире огромного потока цифровой информации всё так смешалось, несмотря на его кажущуюся математическую упорядоченность. Он в любой момент мог поговорить с копиями своих родителей, как и с любым родственником до седьмого колена, но он так долго не испытывал в этом потребности, словно давно свыкся с их уходом. В мире, где не было ни семьи, ни дружбы, а все человеческие чувства удовлетворялись электронными гаджетами, отсутствовала необходимость в подобном общении. Мир, в котором здоровые полноценные дети могли легко появиться в пробирке, или естественным путём, не нуждался в их появлении. Перенаселение, человеческий эгоизм не оставили места новой жизни, как не оставили места и для глубоких эмоциональных переживаний. В том числе для ощущения привязанности, страха и сожаления, для желания жить или умереть. Подключённые к «Глобальной Сети» мы давно перестали принадлежать самим себе и решать что-либо самостоятельно, мы стали частью единой цифровой цивилизации. Продлевая собственное существование, мы делали это, потому что так надо, так принято, потому что мы должны жить вечно – это морально и нравственно! И даже уничтожение иных форм жизни, кроме нашей собственной люди считали гуманным, ведь мы сохранили ДНК представителей исчезнувшей живой природы, значит – не утратили их.
            Он вспомнил своего профессора философии, древнего, как сам мир, утверждавшего, что никакой морали или нравственности в отрыве от людей не существует. Профессор, чьи лекции он посещал тысячу лет назад, пользовался устаревшими терминами, обозначениями давно исчезнувших предметов, что вызывало неуклонный смех студенческой аудитории.
            – Прилично есть вилкой и ножом – говорил профессор: - только потому, что так решил кто-то, и это поддержало окружающее общество. Если мы попадём в другой социум, где принято есть руками, использование ножа и вилки вызовет в нём такое же отторжение, как в нашем - еда руками.
            – Не существует государства, как некого оторванного от людей института, стоящего выше всех. Государство – это совокупность людей, его граждан. Государство без людей – территория. Значит, если кто-то говорит вам, что вы должны сделать нечто для государства или общества, пожертвовав своим временем, здоровьем и даже жизнью, вы должны понимать, что этого требует от вас не некий высший обезличенный институт, типа: «Родина-мать», а конкретные люди, это надо именно им, возможно, чтобы не выполнять «работу» за вас, чтобы сохранить собственное время, здоровье и жизнь, получив при этом некие выгоды. Для оправдания этого и придуманы понятия морали, нравственности, порядочности, патриотизма и героизма. Государство может существовать только в условиях социального договора, когда всех всё устраивает, и каждый согласен находится на собственном месте и выполнять собственный долг. И чтобы каждый его исполнял, государство, в лице людей представляющих власть, всегда старалось придать «правильным» нормам поведения или долгу  некий высший смысл, сделав их сакральными, спущенными Богом. Иначе просто невозможно заставить  следовать заданным целям большую часть общества. Если правила придуманы человеком, всегда найдётся другой, кто скажет: почему я должен выполнять то, что ввел ты, и кто ты такой, чтобы управлять мной! Тогда остаётся лишь насилие. Но насилие как закон, должно опираться на сакральность, иначе с ним не согласится большинство. Поэтому государство всегда стремилось придать своим законам и насаждаемым этическим нормам  высший смысл. Если правила поведения придумали люди – их можно игнорировать, но если заповеди дал Бог – они неоспоримы! Но если Бога нет, на какую «святость» опираться. Как тогда нам строить собственную жизнь, и должен ли каждый следовать общим нормам или подчиняться другим?
            На самом деле мы давно уже стали питаться таблетками, а национальные государства ушли в далёкое прошлое. Всё человечество стало единой расой, единой цивилизацией. Все регулирующие функции правительств и властей теперь выполняет электроника. Бога нет! Его заменили компьютеры, а карты памяти – бессмертные души.
            – У нас принято: «красть или прелюбодействовать - неприлично» - продолжал профессор. Хотя эти пороки давно оставили человечество.
            – Но раньше существовали общества, провозглашавшие любое имущество общим, а также свободные сексуальные связи между людьми – и это не считалось грехом. Всё относительно, и только нам определяться с выбором. А если человечество сгинет – что будет с моралью и нравственностью на безлюдной планете? Развитие цивилизации зависит только от постоянного выбора каждого из нас. Эволюция – это и есть выбор!
            Он давно не задумывался над такими наивными вопросами молодости.
            – Мы считаем, что стремление выжить – главное свойства живой материи, и мы считаем себя вершиной этой цепи, уничтожив в конкурентной борьбе все низшие формы. Мы думаем, что должны жить вечно, но так ли это?
            Этот вопрос, обращённый к аудитории, так и остался без его собственного ответа.            – В чём наша ценность, если мы не можем справиться  даже со старением  собственной звезды? Стоит ли пытаться бесконечно продолжать существование человека? Имеет ли наша жизнь хоть какую-нибудь ценность? Не жизнь вообще, а существование каждого индивидуума?
 
            Он посмотрел на единственную жизнь, тайно находящуюся в квартире, кроме его самого – цветок тюльпана, выращенный  в пробирке. Цветок было создать не сложно, труднее оказалось подобрать землю. Он долго моделировал искусственный грунт в термоядерной «микроволновке», соединяя неорганику в органику. Тюльпан прижился в созданной почве, и теперь каждую весну радовал создателя необычным фиолетово-голубым цветом. Именно по цветению тюльпана хозяин  понимал, что на планете наступила весна, странное время, не имеющее никакого значения для землян, но почему-то заставляющее многолетнее растение пробуждаться к жизни  который год.
 
            Больше всего ему нравился третий – его собственный проект «Продолжения». Он не требовал создания огромных звездолётов, нет, всего лишь тринадцать маленьких модулей.
            Вначале ему претило число тринадцать, но именно столько планет было определено как потенциально пригодных для жизни в исследованном космосе. Он даже настаивал, что таких модулей-зондов должно быть значительно больше, что их надо посылать чуть ли не беспорядочно и в огромном количестве, в надежде, что хоть один из них достигнет конечной цели. Но ресурсы человечества были хоть и велики, но не бесконечны, ещё и с учётом всех принятых проектов. Поэтому решили остановиться на тринадцати. Он свыкся и даже увидел символизм в этой цифре. Сравнительно небольшие космические корабли имели название «Начало». Далее шли цифры: от одного до тринадцати. «Начало-1»  и так далее. Девяносто девять целых и много девяток после запятой в процентах составляла масса двигателей и топлива.  Масса полезной нагрузки терялась в арифметических погрешностях. Внутри этих звездолётов не было ни живых существ в нашем понимании, ни их электронных копий. Каждый модуль содержал всего одну капсулу. Достигнув требуемой планеты, корабль с помощью зондов должен был исследовать её поверхность, на наличие воды. Если жидкой воды не было, на наличие льда. В крайнем случае, модуль должен был совершить мягкую посадку на твёрдый грунт. После приземления спускаемый аппарат вскрывал имеющуюся в нём капсулу. Из которой в воду или на сушу новой планеты выбрасывалось некое вещество, содержащее молекулы РНК – соединения рибонуклеиновой кислоты и ферментов. То, с чего всё началось миллиарды лет назад на Земле. И только  в этом новом «начале» он видел наше «продолжение»!
 
           
            На мгновение его осенила крамольная мысль:
            – Мы отправляем модули на планеты, потенциально пригодные для зарождения жизни, не зная - обитаемы ли они.     А если там уже есть свои формы, как повлияет на них наша РНК? Не приведёт ли это к конфликту зарождения, к неприятию и отторжению, короче - к гибели «всего»? Имеем ли право вмешиваться в «чужую» цивилизацию? А если там всё-таки нет жизни, а мы, руководствуясь этическими соображениями «невмешательства» не приложим усилий, чтобы сохранить себя. Наконец: сможет ли прижиться земная РНК на инопланетной почве? И так ли вообще зародилась жизнь?
            Третий проект вызвал самую большую долю критики членов Совета. Ведь он предполагал не сохранение уже существующих конкретных индивидуальных форм, а лишь вероятную возможность их нового возникновения. Повторение развития земной жизни. Ему с трудом удалось отстоять запуск «Начал», и он был романтически счастлив этому. Потому что считал: конкретная жизнь имеет ценность только в глазах её носителя.  Дорога не определённая форма жизни, а существование жизни вообще! Да что он мог понимать в этом!
            Нет, жизнь и порожденные ей земные существа эгоистичны! У жизни нет ни морали, ни этики, есть только бесконечное желание выжить! И если это невозможно в нашей умирающей солнечной системе, мы должны остаться в иных мирах. Нас обязательно ждёт «продолжение»!
                         

© Copyright: Станислав Сапрыкин, 2017

Регистрационный номер №0382880

от 19 апреля 2017

[Скрыть] Регистрационный номер 0382880 выдан для произведения: ПРОДОЛЖЕНИЕ
 
рассказ
 
 
            Он проснулся как обычно по сигналу своей капсулы сна, запрограммированной на пробуждение в шесть часов утра по общеземному времени. Встав после массажа, заменявшего гимнастику, он ещё раз убедился, как мала его квартира-камера на восемьсот тридцать шестом этаже Сити-тауэра, зажатого такими же небоскрёбами. Хотя в ней было всё, что требуется для комфортной жизни представителя человеческого рода. Даже стены без окон являлись голографической проекцией давно утраченных красот природы. Стены, создающие качественную иллюзию для зрения, не способную полностью обмануть его сознания.
            – Неужели два миллиарда лет назад Земля была столь красива! – подумал он, вглядываясь в глубину зелёного леса освещённого солнечными лучами. В памяти стен находились миллионы вариантов давно утраченных земных ландшафтов. Пустыни,  реки, и водопады, величественные горы, океаны в любом состоянии с экзотическими островами и без, звёздное небо, которое давно нельзя было увидеть «вживую», вначале из-за постоянного уличного освещения, затем – из-за полной герметичности обитаемой зоны, отделённой от поверхности планеты. Картины не повторялись, но выбирались под настроение силой мысли хозяина квартиры. 
            – Как же назывались эти деревья? – он ни как не мог запомнить их название. И тут же, благодаря сенсорам, улавливающим биохимию мозговой деятельности, на стене, поверх голограммы леса, высветилось название: «сосна обыкновенная».
            – Это сосны! Красивые деревья, жаль, что теперь их можно увидеть только благодаря компьютерным программам!
            Из датчиков шёл хвойный аромат, наполняющий маленькое жилище. Это всё, что мог позволить себе человек, существующий уже шесть миллиардов лет.
            С тех пор как население Земли превысило восемьдесят семь миллиардов на планете не осталось свободного пространства. Вся площадь поверхности застроена многоэтажными зданиями вверх и в глубину. Жильё, заводы, лаборатории, здания инфраструктуры накрыли входящими друг в друга пазлами территории некогда покрытие лесами, прериями  или водой. Освоение шло постепенно. Вначале застраивалась ровная  суша, затем - горная местность, из-за чего многие горы просто взрывались и выравнивались. Когда управляемый термоядерный синтез стал доступен настолько, что  реакторы начали выпускаться не только в промышленном масштабе, но и для бытовых нужд,  человечество овладело почти неисчерпаемым источником энергии. Раньше вода использовалась как источник водорода. Когда топливо для термоядерной реакции научились воспроизводить из самой реакции,  необходимость в природном водороде отпала, и решено было осушить океаны настолько, чтобы их дно стало пригодным для застройки. Катастрофически изменившийся климат Земли восстановили, создав искусственную атмосферу, с поддержанием регулируемых параметров. Нужная температура, влажность и давление в любом регионе планеты создавались щелчком кнопки с пульта управления климатических станций, и никаких погодных катаклизмов уже миллион лет. Хотя редкий смельчак отваживался выходить на открытый воздух без защитных средств. Впрочем, в этом не было необходимости, да и «открытого воздуха» практически не осталось, люди не могли себе позволить незастроенные участки пространства. Землю сплошным ковром покрывал искусственный рельеф из многокилометровых зданий, уходящих крышами в околоземный космос, и проткнувшими литосферу до верхней мантии. Все здания мира были связаны системой транспортных переходов и скоростных лифтов – «Паутиной». Откуда взялось слово «паутина» теперь мало кто помнил. Когда всё человечество оказалось внутри зданий, искусственную атмосферу отключили за ненадобностью.
            Плотная человеческая застройка не оставила шансов животным, растениям и микроорганизмам. Для них просто не было места. Правда, принятая «Советом Мира» конвенция обязала перед уничтожением любого вида живых существ создать базу их данных. Так что ни животные, ни растения не были потеряны безвозвратно. Человечество гуманно! Специальные биобанки хранили  ДНК всех некогда существовавших форм жизни. При желании любое существо можно было воспроизвести в лабораториях. Чем и занимались биологи, сугубо для проверки качества хранящегося материала, а также для создания ароматических и вкусовых добавок, впоследствии уничтожая созданные в институтах образцы за ненадобностью и невозможностью их содержания. Говорят, что некоторые маргиналы имели домашних питомцев в виде животных или растений, выращенных искусственно, но такое поведение не одобрялось обществом, из-за нехватки свободного пространства для людей.
 
            Он съел питательную таблетку. Последовательно ощутив рецепторами вкус жареного бекона, яичницы с гренками, и обволакивающий всё это аромат чёрного кофе. Он не помнил, как выглядели первоисточники его завтрака. Это был просто вкус и энергия, питающая тело. Конечно, он мог узнать о сути любого предмета в течение нескольких секунд, обратившись к «Полной Энциклопедии», но какой смысл забивать голову ненужными предметами. Что такое кофе или бекон – вкус и энергия, а что ещё?
            В естественном воспроизводстве или так называемом «выращивании» пищи уже миллионы лет не было никакой необходимости. Химико-пищевая промышленность достигла возможности создавать сверхпитательные добавки. Теперь, съев небольшую капсулу, человек получал энергию на целый день. Причём это были не просто безвкусные пилюли. Специальные вещества, содержащиеся в них, воздействовали на вкусовые рецепторы и центры удовольствий, создавая ощущение гастрономического праздника.
 
            Достижение медицины и  трансплантологии позволили индивидууму жить практически вечно. Правда, что значит жить «вечно» никто не понимал, хотя возраст многих живущих, как и его самого, перевалил за тысячу лет – времени последнего большого прорыва в медицине. Заболевший или состарившийся орган в человеческом теле менялся на такой же, напечатанный из очищенного биоматериала самого пациента, исключавшего отторжения тканей. При необходимости заменялись поражённые клетки и жидкости. Бездушные не знающие усталости компьютерные роботы-хирурги с молекулярной сверхточностью, невозможной для глаза и руки живого врача, пересаживали любые органы: сердце, сосуды и даже мозг, сшивая лазером стенки, клетки и нейроны.
            Болезни, сбои  в организме, которые нельзя было вылечить медикаментозно, после диагностики, исправлялись полной заменой поражённых частей. Благодаря этому рост население скакнул вверх с геометрической прогрессией, а люди стали здоровы и совершенны.
            Ситуация привела к тому, что «Совет Мира» принял так называемую «резолюцию о калокагатии», согласно которой  физическим образцом человеческого тела считался возраст двадцать лет, а образцом умственной деятельности – мозг сорокалетнего. С тех пор мир заполнили миллиарды мужчин и женщин с молодым лицом и телом и «зрелой» головой.
            Научившись заменять стареющие клетки новыми, люди перестали уходить из этого мира. Единственной причиной смерти могла стать техногенная катастрофа или несчастный случай, с невозможностью быстрой реанимации пострадавшего. Но развитие транспорта, доступность лечебных учреждений, постоянный контроль здоровья и технологические меры защиты и безопасности принятые в быту и на производствах свели показатели естественной гибели  почти к нулю. Генетическое программирование на всех этапах от момента выбора партнеров до рождения ребёнка свели на нет врождённые заболевания.
            Конечно, новости иногда сообщали о самоубийствах «городских сумасшедших», но число желающих свести счёты с жизнью не могло сравниться с количеством желающих жить вечно. Всё это привело к глобальному перенаселению планеты.
            Ситуация ненадолго улучшилась, когда мы успешно колонизировали Луну и Марс с его спутниками. Но теперь и эти планеты представляли собой сплошной клубок инфраструктуры живущих там колонистов и мало чем отличались от перегруженной Земли. Условия на остальных телах Солнечной системы оказались слишком суровыми и сложными, для создания там колоний. Огромные интервалы экстремальных температур, радиация, кислоты,  иные показатели гравитации, наконец - отсутствие твердых поверхностей на некоторых планетах сделали их освоение слишком сложным и дорогим даже для столь развитой цивилизации как наша.
             
            Перенаселение Солнечной системы и одновременное развитие технологий во всех направлениях вызвало ряд этических проблем и, как ни странно, само подсказало пути их решения. Первоначально пробовали регулировать рождаемость и смертность искусственно. Но это натолкнулось на ожесточённое сопротивление гуманистических организаций: «невозможно развивать технологии продлевающие жизнь человека и одновременно её забирать, также нельзя требовать ограничения рождаемости» - постановила резолюция «Совета Мира».
            Решение проблемы пришло с неожиданной стороны. Окружив себя технологиями, позволяющими испытывать любые эмоциональные переживания и ощущения, включая общение и секс, люди перестали заводить себе партнёров и рожать детей. Тем более что совершенного ребёнка любого пола давно можно создать и вырастить искусственно, без участия мужчины и женщины.
            Затем технологии шагнули ещё дальше. Мы научились полностью копировать жизнедеятельность центральной нервной системы и мозга, искусственно создав то, что некогда называлось душой, а у учёных – высшей нервной деятельностью. Это решило этическую проблему смерти. Теперь в специальных центрах, подключив к голове датчики, можно было скопировать всю мыслительную деятельность на флешку, включая работу  блоков и полей мозга. Причём, сканированная информация не являлась только памятью или зафиксированным на данном отрезке времени состоянием. Она становилась электронным  дубликатом центральной нервной системы. При отключении карты памяти от компьютера, мозг как бы засыпал, а при её подключении - происходила активизация психической деятельности. Электронная копия, подключенная к Интернету, продолжала развиваться точно так же, как развивается мозг живого человека. Благодаря программам и приложениям электронные двойники, прозванные душами, получали симуляцию всех эмоций и удовольствий, свойственных реальным людям. Например: имея подобную «карту памяти» матери, потомок мог продолжать общение с ней посредством технологий. И это было не воспроизведение давно записанных файлов, а живое общение с живущей в реальности личностью, продолжающей жить и развиваться посредством глобальной сети. Это породило целые секты «зелёных» и сторонников так называемого «добровольного освобождения Земли». Теперь те, кто считал нашу систему перенаселённой, но не хотели уходить в вечное забытьё, уничтожая своё тело, оставляли жить собственную электронную копию.
            Не желание иметь детей и возможность сохранять себя в электронном виде, наконец, положительно повлияли на демографию, и могли решить проблему перенаселения, сделав представителей человечества вечно живущей расой счастливых индивидуумов, если бы не одно но…
            Солнце – наша звезда, горящая уже более шести миллиардов лет, слишком постарело. Его жизненный цикл давно перевалил половину. Оно становится всё горячее и ярче, его внешняя оболочка расширяется.
            Мы достигли почти всего, научились управлять климатом, продолжительностью жизни, научились существовать без выращиваемой пищи, без воды на планете. Наша эволюция сделала колоссальный рывок. Мы научились жить даже без Солнца, заменив его искусственной термоядерной энергией, но светило не собиралось принимать наши правила.
            Раньше, пока часть населения обитала на открытой поверхности, на околоземную орбиту были выведены искусственные управляемые термоядерные спутники-пушки, позволяющие освещать и согревать Землю в любой её точке. Когда атмосфера Земли из-за уничтожения лесов и океанов улетучилась, а мы перебрались в герметичные здания, связавшие планету «паутиной», необходимость во внешнем освещении отпала. Люди земли стали говорить на одном языке и жить по общим правилам. «Совет Мира» даже ввёл единое время на всей планете, синхронизировав его со временем суток в колониях на Луне и Марсе.
            Мы предусмотрели, кажется, всё, и могли бы жить вечно, если бы не капризная звезда, породившая нас шесть миллиардов лет назад, и теперь желающая убить то, что породила. Никакие технологии, никакие материалы не способны выдержать реакции выгорания водорода, ведущие к расширению внешних слоёв светила. Даже если звезда не поглотит Землю, ужасающие температуры и излучения выжгут Солнечную систему. Внешнее воздействие вызовет мощные процессы в глубинах планеты, так что в коре или мантии вряд ли удастся скрыться даже ничтожному количеству от много миллиардного населения. Если часть людей всё же выживут, спрятавшись в недрах, они не протянут долго. Инфраструктура цивилизации будет полностью уничтожена. Продолжающиеся процессы взаимодействия планеты и Солнца не оставят шансов на возрождение  человека, как вида. Единственного оставшегося вида, ибо все остальные мы уничтожили сами.
            Конечно, до тотальной гибели у нас ещё есть в запасе несколько миллиардов лет, но и эти «пара миллиардов» пролетит также как шесть прошедших. Понимая всё это «Совет Мира» объявил конкурс на лучший проект по спасению жизни, и именно сегодня должно было состояться  очередное заседание.
 
            В личном присутствии на «Совете» необходимости не было. Технологии создали скоростные лифты, доставляющие пассажиров и грузы в любую точку координат на планете или в ближайшем космосе, но перенаселённость, и как следствие - загруженность транспортной инфраструктуры привели к коллапсу и пробкам. Поэтому физическое перемещение использовалось только в тех случаях, когда требовалось доставить непосредственно «тело». Например, для сложных медицинских операций, ещё не доступных в бытовых условиях, или на работу, где требовалось физическое присутствие. Доставка таблеток-продуктов и товаров производилась грузовыми лифтами прямо в квартиры, всё остальное, что не требовало «тела», а только «головы», осуществлялось путём видео передачи в формате 3D+ с полной иллюзией присутствия. Заседание могло проходить хоть на Марсе, точнее никакой реальной отправной точки вообще не было. Сам «Совет» был виртуальной организацией. Каждый из участников видеоконференции, находясь дома, в лаборатории или в любом другом месте Солнечной системы отправлял по сети собственную голограмму. Уже многие тысячи лет общение между людьми происходило только по этой схеме. Закрытые в своих жилищных коморках Homo sapiens, окруженные электронными тренажёрами, массажёрами, средствами поддержания жизнедеятельности и удовлетворения любых потребностей, совершали экскурсии, посещали вечеринки, ходили в гости, на свидания, путешествовали в обозримой вселенной, не выходя из дома. Даже некоторые виды трудовой деятельности, благодаря искусственному интеллекту и электронным системам дистанционного управления, не требовали создания внешних рабочих мест. Управлять термоядерным реактором, контролировать работу транспортных систем или производственного конвейера, можно не покидая домашнюю кровать-капсулу.
 
            Он ещё раз посмотрел на стену с глубиной соснового леса, освещённого солнечными лучами. Технологии позволяли обмануть зрение, обоняние и осязания, пуская лесной аромат и создавая иллюзию лёгкого ветра. Если протянуть руку к ближайшим деревьям, специальные датчики, воздействуя на ладонь, вызывали ощущение прикосновения  к стволу. Включив другие картинки можно было также «потрогать» воду или «погладить» животное, занесённое в память машины.
            Он повёл рукой, и искусственный луч солнечным зайчиком замер на его ладони.
            – Солнце, чёрт бы тебя побрал! Создавшее нашу планетную систему и жизнь на Земле более шести миллиардов лет назад, неужели ты будешь виновником полного уничтожения порожденной жизни!
            Ещё миллион лет назад человечество почти не задумывалось об этом. Какой смысл готовится к тому, что наступит через пару миллиардов, если редкий индивидуум доживал до ста лет. Люди были заняты освоением природных ресурсов на Земле и ближайшем космосе, технологической гонкой, войнами, соперничеством и выживанием.  Предков не интересовало будущее, наступающее позже нескольких сотен лет. Наши смертные прародители, считали, что мир создал Бог, который не позволит каждому исчезнуть прахом, люди верили, что жизнь будет и после смерти, верили в бессмертную душу.
            Но шло время, мы научились производить любое вещество на атомном уровне.  Развитие пищевых и медицинских технологий, обуздание термоядерной реакции, давшей нам невиданный раннее источник энергии, привели к увеличению численности населения свыше всех допустимых порогов.  Это навсегда изменило, а точнее, попросту уничтожило естественную среду обитания, и привело к исчезновению всех форм жизни, кроме человека. Но и тогда не все забили тревогу. Ведь мы не варвары! Генетика позволила сохранить всё уничтоженное в пробирках, «каждой твари по паре» с возможностью воспроизвести вымерших существ заново при благоприятных условиях.
            Люди стали так могущественны, что уже несколько миллионов лет не вспоминали Бога. Глупо нелепо надеяться на загробную жизнь, если фактов, подтверждающих её, не выявлено. Зачем нам Бог, ведь мы сами стали как вечные боги, продлевающие собственное существование, и определяющие, какому виду исчезнуть. Мы создали мир собственными силами при помощи технологий, и собирались жить вечно. И зачем нам душа, наш мозг может быть сохранён живым в электронном виде. Мы научились сжимать миллиарды терабайт информации на карте памяти размером с ноготь мизинца.
            Затем пришло новое осознание. Став полноценными хозяевами собственной жизни, человечество вдруг поняло, что жизнь всё равно не вечна. Что их старая капризная звезда сгорит, расширится, взорвётся и потухнет, создав условия, непреодолимые для любых технологий.
            Тогда мы обратили взгляд в далёкий космос. Благодаря астрономическим исследованиям были открыты несколько теоретически пригодных для освоения планет, например в созвездии Водолея, но вопрос: как туда добраться – остаётся неразрешимой проблемой для человечества.
            Освоив термоядерный синтез, и фактически став бессмертными, мы так и не смогли изменить всех законов физики. Бесконечные пространства Вселенной остались недоступны для плоти. Мы не смогли обнаружить «червоточины» и «туннели» пространства-времени математически доказав их существование. Мы научились посредством квантовой телепортации перемещать в своём мире неживые предметы простой структуры и малой массы, хотя это и требует колоссальных затрат энергии. Но перенос и воссоздание живой материи всё ещё недоступен, даже если подключить к процессу все термоядерные реакторы человечества. К тому же, телепортация требует создание атомно-ионного приёмника в  месте переноса, но его невозможно создать в иных звездных системах, не побывав там. Круг замкнулся!
            Мы можем создать двигатель, способный перемещать звездолёт в другие галактики, но скорость наших космических кораблей всё ещё очень далека от скорости света, и экспедиция к ближайшим обнаруженным планетам  чужой звездной системы займёт тысячи или даже миллионы земных  лет. Имея огромные источники энергии, наши материальные тела всё равно не смогут разогнаться до световой скорости, а потенциально возможные для жизни миры так далеко, что опасный полёт к ним продолжится не одно тысячелетие. Опасный, потому что, не смотря на совершенные  земные технологии, не известно, как повёдёт себя техника, электроника, да и сами звездонафты, оторванные от базы на десятки и сотни световых лет. Для того чтобы экипаж прожил долго, потребуются креоновая заморозка или естественная смена поколений. Создание на корабле медицинских и химических лабораторий способных продлевать жизнь путешественников, добавленных к конструктивным и техническим устройствам самого корабля – топливу, двигателям, управлению и другим системам вызовет непомерное увеличение его размеров и массы, что потребует огромных затрат энергии. И это будет полёт в один конец и в одном направлении. А если планета, выбранная для колонизации, окажется непригодной – тогда лететь дальше! Путешествие может продлиться миллионы лет, но смогут ли обитатели звездолёта столь долго поддерживать себя и технику, используя только то, что было заложено в корабль до старта?
            К тому же у такой экспедиции есть важный этический аспект. На земле несколько десятков миллиардов индивидуумов, и каждый хочет жить вечно, считая себя личностью. И это правильно! Прогресс сделал всех приблизительно одинаковыми: почти одного возраста, здоровья, образования и интеллекта. Мы все равны! Но сколько из нас смогут отправить в далёкий космос для продолжения жизни, и что будет с остальными? Оставленные земляне сгорят в солнечном аду – разве это справедливо! Как отобрать несколько десятков, сотен, тысяч или даже миллионов избранных из восьмидесяти семи миллиардов живущих? По каким критериям, если здоровье и «ай кью» у всех одинаковые? Само объявление подобного выбора может ввергнуть социум в бунты, революции и прочие потрясения с непредсказуемыми для цивилизации последствиями. Осуществить проект втайне от большинства членов общества – также нереально. Уже тысячи лет каждый человек с рождения подключен к «Глобальной Системе» тотального контроля. Первоначально такое введение, распространяемое министерствами здравоохранения, объяснялось гуманными целями – наблюдения за  состоянием здоровья и жизнедеятельности каждого индивидуума. Компьютеры с помощью не отключаемых датчиков в режиме онлайн считывают все физические показания тела и мозга. Затем этой системой воспользовались министерства образование, ведь таким образом можно осуществлять постоянное круглосуточное обучение всего человечества. В голове каждого находится Интернет, управляемый биополями. Поскольку теперь можно не только видеть параметры состояния здоровья, но и контролировать мозговую деятельность каждого, этой системой воспользовалась «Глобальная Безопасность». И человечество не возмутилось, наоборот – приняло это с одобрением. Ведь люди перестали нарушать законы и совершать преступления. Любое отклонение от поведенческой нормы сразу же попадало в глобальную сеть еще на стадии планирования, становясь известным остальным. Сеть глобального контроля самостоятельно развила себя, создав нерушимую систему сдержек и противовесов поддержанную обществом. Теперь все стали равны перед всеми. Значимость и социальное положение людей уровнялось. Никакой индивидуум не может совершить что-нибудь втайне от остального человечества. А раз все равны – нет и избранных! Конкуренция исчезла. Мы построили цифровой коммунизм, где каждый получал по потребностям и отдавал по способностям. Люди на Земле стали жить так долго и счастливо, что всёрьёз начали задумываться о бессмертии, тогда проблема конца света из-за гибели Солнца вышла на первый план.
            Вначале физики уповали на открытие «туннелей» в пространстве-времени, позволяющих  нам переместиться в любую точку вселенной. Возникла даже новая религия – «церковь кротовой норы», снискавшая множество адептов-последователей.  Но время, эта до сих пор полностью непознанная величина,  шло, и продолжает идти, а мы так и не научились передвигаться в пространстве, используя квантовую гравитацию, и даже не приблизились  к скорости света. Освоив термоядерный синтез и технологии на атомном уровне, мы всё ещё не выстроили полноценную «Теорию Всего», и не научились подчинять себе пространство-время. Бесконечное время и бесконечное пространство, существующие во всех измерениях, мы так и не открыли вашей конечной сути, так и не смогли посадить вас в пробирку или в закрытую клетку, сделав своими послушными слугами. Мы нашли Бозон Хиггса, но оказалось, что и это не последняя элементарная величина, не Частица Бога. Бозон состоит из ещё более мелких квантов и элементарных частиц и, пожалуй, это будет продолжаться бесконечно «внутрь», также как пространство расширяется бесконечно «вне». Мы так и не смогли построить ту самую формулу, объясняющую «Всё», мы так и не разгадали устройство Вселенных!
            Конечно, у человечества есть в запасе пара миллиардов лет, или чуть меньше. Но если за прошедшие шесть миллиардов цивилизация не придумала, как решить проблему жизненного цикла собственной звезды, какие гарантии, что прозрение или открытие наступит в оставшееся время!
 
            Он включил аппарат, который доставил его голографическую проекцию в виртуальный зал заседания. Сегодня произойдёт утверждение проекта глобального выживания человечества после гибели Солнца. Проекта под названием «Продолжение». Да, у нас есть ещё время, но это лишь кажется, что его много. Бесконечные расстояния мироздания не дают нам гарантированного шанса. Не смотря на все теории о том, что вселенная заселена различными формами жизни, практические исследования так и не столкнули нас с инопланетянами. А если мы – единственная жизнь! Разве не наш долг хранить себя вечно! Действовать надо незамедлительно!
 
 
            Заседание закончилось поздно вечером. Он отключил аппаратуру связи и занялся приготовлением ко сну: дезинфицирующий душ, расслабляющий массаж.
            Очередная голограмма на стенах показывала звёздное небо с чётко выраженным созвездием Водолея. Именно с этим созвездием «Совет Мира» связывал надежды на выживание человечества. Собственно говоря, проекта было три. И поскольку каждый из них имел свои сильные и слабые стороны, решено было вести разработки во всех трёх направлениях.
            С гибелью Солнца, наша планетная система станет полностью непригодной для жизни. Требовалось искать новые миры – проблема была стара, как и само человечество. «Правильнее» всего было бы, снабдив нашу планету двигателем, покинуть орбиту, и отправиться к иным звёздам всем вместе, скопом. Земля, лишённая старой атмосферы, давно уже не была голубой планетой. Скорее – металлокерамическим терминатором, нарезающим орбитальные круги. Жизнедеятельность людей, живущих на поверхности и в недрах планеты, поддерживалась глобальными системами климат контроля. Специальные защитные экраны спасали внутренние помещения от космической радиации. Так что Земля была подготовленным звездолётом. Но подобный глобальный проект  пока был отложен «Советом» по причине своей сумасшедшей смелости. Критики утверждали, что  возникшие гравитационные и температурные изменения на Земле покинувшей орбиту, приведут к таким же последствиям, как и гибель Солнца. И хотя сход с солнечной орбиты и управляемый пролёт иных космических тел теоретически возможен, опасность столкновений оставалась. К тому же мощность двигателей, способных не просто изменить орбиту Земли, а задать ей точные координаты межзвёздного полёта, должна быть колоссальной, и подобный «старт» уничтожит Землю  ещё в самом начале. Да и просто: покидать обжитой «дом», имея в запасе два миллиарда лет – нелепо!
            Используя самые совершенные технологии и материалы, решено было построить несколько межзвёздных кораблей, способных достичь десяти процентов скорости света. Оснастить звездолёты множеством дублирующих систем и тремя взаимозаменяемыми двигателями: термоядерным, ионным и электрическим парусом. Старт и разгон кораблей должен был осуществляться термоядерным двигателем. Топлива хватало ровно на половину пути и для разгона до нужной скорости. В далёком космосе включался ионный двигатель, служащий для более точного поддержания направления и скорости. Он также мог использоваться для торможения. Электрический парус был запасным видом двигателя, в случае отказа ионного, и мог работать вблизи звёзд для продолжения полёта после израсходования термоядерного топлива. На этом общее в конструкции кораблей, старт которых должен был произойти с Луны, заканчивалось. Основные отличия проявлялись в размерах и «начинке».
 
            Самый большой корабль «Ноев Ковчег» полетит с живым экипажем из нескольких десятков человек, отобранных в три этапа из всех живущих людей. Вначале компьютерным отбором по генетическим, умственным и физическим данным, затем – по психологической совместимости друг с другом и, наконец, лотереей, или методом «удачи». Экипаж будет оснащён всем необходимым оборудованием для производства питания и продления жизни – химическими и медицинскими лабораториями. В течение путешествия звездонафтам возможно придётся вернуться к естественному воспроизводству потомства или к выращиванию младенцев в «пробирке» с целью поддержания оптимальной численности потенциальных колонистов. Чтобы не «перегрузить» звёздолёт, лишний «человеческий материал» должен будет уничтожаться до благополучного конца путешествия. Кроме людей, на борт погрузят сохранённые ДНК всех известных видов животных, растений и микроорганизмов. Так что название корабля соответствует его сути. «Ноев Ковчег» будет бороздить просторы вселенной, пока экипаж не обнаружит звёздную систему с планетой, подходящей для освоения.
            На первый взгляд проект был самым разумным, но он понимал, также и все возникающие «но»… Хорошо, если «Ноев Ковчег»  достигнет требуемой планеты за несколько сотен земных лет, то есть при жизни отправленного экипажа. Но если придётся лететь тысячи, миллионы лет – выдержат ли обшивка, двигатели, электроника. Хватит ли работоспособности принтеров на воспроизводство человеческих органов и питания. Да и сам экипаж, оторванный от земной системы глобального контроля, переведённый на автономный материнский компьютер звездолёта, не сойдёт ли с ума, не поубивает ли друг друга, не устроит ли революцию сознания? Как поведут себя их потомки, останется ли воспроизводство контролируемым? Выдержат ли защитные системы корабля радиацию, холод и вакуум на протяжении тысяч лет. Не разрушит ли их воздействие притяжения и атмосферы исследуемых космических тел? Полёт «Ноева Ковчега» мог прерваться из-за банального столкновения с астероидом или кометой, ведь с учётом расстояний гарантированно просчитать всё - не реально.  Да и по материальным затратам это был самый дорогой из трёх предложенных вариантов глобального выживания. Звездолёт получался гигантских размеров и массы. Его старт и разгон будет осуществляться термоядерным двигателем. На данный момент для этого не хватало всего произведённого для реакторов Земли топлива. Воды в свободном состоянии на планете практически не осталось. Требовалось огромное количество искусственного водорода, и хранилища для его накопления, которое решили строить на Марсе, где ещё остались незначительные запасы льда.
 
            Второй проект должен был решить этическую проблему первого. Если из миллиардов личностей шанс на продолжение имеют всего несколько десятков человек, как убедить других в конечности собственного существования? Это невозможно! Для  остальных будет запущен второй корабль – «Чистилище». Он будет меньше первого, так как в нём не полетит «живой» экипаж, только электронные копии мозга прочего человечества. Всех, кто пожелает отправить  свою цифровую копию в иные миры. Да, тел не будет, только центральная нервная система, работающая на квантах, но «живая», функционирующая, способная к саморазвитию и общению, подключённая к большому бортовому компьютеру с множеством резервных систем питания. Звездолёт оснастят зондами, способными исследовать любую планетную систему на вопрос пригодности к освоению.
            Смелый футуристичный проект скорее походил на фантастику, а его осуществление могло занять многие миллионы лет, даже без учёта пути к требуемой планете. После долгого перелёта, звездолёт выберет подходящую планету в созвездии Водолея, и осуществит посадку на ней. 3D-принтеры, установленные внутри корабля, начнут печать роботов-киборгов, электронным управлением которых станут сохранённые на чипах «мозги» конкретных людей. Вначале киборгов будет немного, масса «Чистилища» не позволит разместить большое число фабрик печатающих машины, и сырьё для их производства. Поэтому «телами» оснастятся лишь незначительное количество «людей» по принципу произвольного отбора. В дальнейшем, когда роботы-колонисты обживутся в новом доме, освоив ресурсы планеты, количество фабрик будет увеличено, чтобы все десятки миллиардов сохранённых «мозгов» могли обзавестись собственным телом.
            Но и у этого проекта хватало недостатков и недосказанности. Во-первых: можно ли считать искусственные тела, оснащённые электронной копией мозга некогда  существовавших людей, живой формой, или это будут только машины, не имеющие к биологической жизни никакого отношения, пусть даже способные к человеческому эмоциональному переживанию. Трудно было загадывать так далеко, но предполагалось, что электронная цивилизация в далёком будущем сможет создать на освоенной планете условия для возникновения «живой» жизни, если не найдёт там её местного проявления. И возможно, даже сможет пересадить в эти формы собственное сознание. Но всё это вырисовывалось таким сложным и имело столько неизвестных «если», что рассматривалась как научная фантастика. Во-вторых: в случае гибели звездолёта, всё сохранённое на нём человечество получало окончательную смерть без шансов восстановления. Даже полное отключение питания материнского компьютера корабля привело бы к «вечному сну» сохранённых в нём человеческих копий. И во всей Вселенной не оставалось никого, кто бы мог «оживить» их заново. Без питания «Чистилище» превращался в саркофаг – гробницу, летящую в бесконечность.
 
            – Как нам хочется жить, не сотни или тысячи лет, а жить - бесконечно! – подумал он за всё человечество, улыбнувшись.
            Для себя он давно решил, что не будет всегда продлевать существования собственного тела, ну, ещё немножко, ещё чуть-чуть. Он, выращенный искусственным оплодотворением, и так уже жил больше тысячи лет. Хорошо, что успел родиться, пока его мать и отец желали ребёнка. Сейчас на Земле таких сумасшедших почти не осталось. Через пару сотен лет он перейдёт только в электронное существование и этого будет вполне достаточно.
             В мире огромного потока цифровой информации всё так смешалось, несмотря на его кажущуюся математическую упорядоченность. Он в любой момент мог поговорить с копиями своих родителей, как и с любым родственником до седьмого колена, но он так долго не испытывал в этом потребности, словно давно свыкся с их уходом. В мире, где не было ни семьи, ни дружбы, а все человеческие чувства удовлетворялись электронными гаджетами, отсутствовала необходимость в подобном общении. Мир, в котором здоровые полноценные дети могли легко появиться в пробирке, или естественным путём, не нуждался в их появлении. Перенаселение, человеческий эгоизм не оставили места новой жизни, как не оставили места и для глубоких эмоциональных переживаний. В том числе для ощущения привязанности, страха и сожаления, для желания жить или умереть. Подключённые к «Глобальной Сети» мы давно перестали принадлежать самим себе и решать что-либо самостоятельно, мы стали частью единой цифровой цивилизации. Продлевая собственное существование, мы делали это, потому что так надо, так принято, потому что мы должны жить вечно – это морально и нравственно! И даже уничтожение иных форм жизни, кроме нашей собственной люди считали гуманным, ведь мы сохранили ДНК представителей исчезнувшей живой природы, значит – не утратили их.
            Он вспомнил своего профессора философии, древнего, как сам мир, утверждавшего, что никакой морали или нравственности в отрыве от людей не существует. Профессор, чьи лекции он посещал тысячу лет назад, пользовался устаревшими терминами, обозначениями давно исчезнувших предметов, что вызывало неуклонный смех студенческой аудитории.
            – Прилично есть вилкой и ножом – говорил профессор: - только потому, что так решил кто-то, и это поддержало окружающее общество. Если мы попадём в другой социум, где принято есть руками, использование ножа и вилки вызовет в нём такое же отторжение, как в нашем - еда руками.
            – Не существует государства, как некого оторванного от людей института, стоящего выше всех. Государство – это совокупность людей, его граждан. Государство без людей – территория. Значит, если кто-то говорит вам, что вы должны сделать нечто для государства или общества, пожертвовав своим временем, здоровьем и даже жизнью, вы должны понимать, что этого требует от вас не некий высший обезличенный институт, типа: «Родина-мать», а конкретные люди, это надо именно им, возможно, чтобы не выполнять «работу» за вас, чтобы сохранить собственное время, здоровье и жизнь, получив при этом некие выгоды. Для оправдания этого и придуманы понятия морали, нравственности, порядочности, патриотизма и героизма. Государство может существовать только в условиях социального договора, когда всех всё устраивает, и каждый согласен находится на собственном месте и выполнять собственный долг. И чтобы каждый его исполнял, государство, в лице людей представляющих власть, всегда старалось придать «правильным» нормам поведения или долгу  некий высший смысл, сделав их сакральными, спущенными Богом. Иначе просто невозможно заставить  следовать заданным целям большую часть общества. Если правила придуманы человеком, всегда найдётся другой, кто скажет: почему я должен выполнять то, что ввел ты, и кто ты такой, чтобы управлять мной! Тогда остаётся лишь насилие. Но насилие как закон, должно опираться на сакральность, иначе с ним не согласится большинство. Поэтому государство всегда стремилось придать своим законам и насаждаемым этическим нормам  высший смысл. Если правила поведения придумали люди – их можно игнорировать, но если заповеди дал Бог – они неоспоримы! Но если Бога нет, на какую «святость» опираться. Как тогда нам строить собственную жизнь, и должен ли каждый следовать общим нормам или подчиняться другим?
            На самом деле мы давно уже стали питаться таблетками, а национальные государства ушли в далёкое прошлое. Всё человечество стало единой расой, единой цивилизацией. Все регулирующие функции правительств и властей теперь выполняет электроника. Бога нет! Его заменили компьютеры, а карты памяти – бессмертные души.
            – У нас принято: «красть или прелюбодействовать - неприлично» - продолжал профессор. Хотя эти пороки давно оставили человечество.
            – Но раньше существовали общества, провозглашавшие любое имущество общим, а также свободные сексуальные связи между людьми – и это не считалось грехом. Всё относительно, и только нам определяться с выбором. А если человечество сгинет – что будет с моралью и нравственностью на безлюдной планете? Развитие цивилизации зависит только от постоянного выбора каждого из нас. Эволюция – это и есть выбор!
            Он давно не задумывался над такими наивными вопросами молодости.
            – Мы считаем, что стремление выжить – главное свойства живой материи, и мы считаем себя вершиной этой цепи, уничтожив в конкурентной борьбе все низшие формы. Мы думаем, что должны жить вечно, но так ли это?
            Этот вопрос, обращённый к аудитории, так и остался без его собственного ответа.            – В чём наша ценность, если мы не можем справиться  даже со старением  собственной звезды? Стоит ли пытаться бесконечно продолжать существование человека? Имеет ли наша жизнь хоть какую-нибудь ценность? Не жизнь вообще, а существование каждого индивидуума?
 
            Он посмотрел на единственную жизнь, тайно находящуюся в квартире, кроме его самого – цветок тюльпана, выращенный  в пробирке. Цветок было создать не сложно, труднее оказалось подобрать землю. Он долго моделировал искусственный грунт в термоядерной «микроволновке», соединяя неорганику в органику. Тюльпан прижился в созданной почве, и теперь каждую весну радовал создателя необычным фиолетово-голубым цветом. Именно по цветению тюльпана хозяин  понимал, что на планете наступила весна, странное время, не имеющее никакого значения для землян, но почему-то заставляющее многолетнее растение пробуждаться к жизни  который год.
 
            Больше всего ему нравился третий – его собственный проект «Продолжения». Он не требовал создания огромных звездолётов, нет, всего лишь тринадцать маленьких модулей.
            Вначале ему претило число тринадцать, но именно столько планет было определено как потенциально пригодных для жизни в исследованном космосе. Он даже настаивал, что таких модулей-зондов должно быть значительно больше, что их надо посылать чуть ли не беспорядочно и в огромном количестве, в надежде, что хоть один из них достигнет конечной цели. Но ресурсы человечества были хоть и велики, но не бесконечны, ещё и с учётом всех принятых проектов. Поэтому решили остановиться на тринадцати. Он свыкся и даже увидел символизм в этой цифре. Сравнительно небольшие космические корабли имели название «Начало». Далее шли цифры: от одного до тринадцати. «Начало-1»  и так далее. Девяносто девять целых и много девяток после запятой в процентах составляла масса двигателей и топлива.  Масса полезной нагрузки терялась в арифметических погрешностях. Внутри этих звездолётов не было ни живых существ в нашем понимании, ни их электронных копий. Каждый модуль содержал всего одну капсулу. Достигнув требуемой планеты, корабль с помощью зондов должен был исследовать её поверхность, на наличие воды. Если жидкой воды не было, на наличие льда. В крайнем случае, модуль должен был совершить мягкую посадку на твёрдый грунт. После приземления спускаемый аппарат вскрывал имеющуюся в нём капсулу. Из которой в воду или на сушу новой планеты выбрасывалось некое вещество, содержащее молекулы РНК – соединения рибонуклеиновой кислоты и ферментов. То, с чего всё началось миллиарды лет назад на Земле. И только  в этом новом «начале» он видел наше «продолжение»!
 
           
            На мгновение его осенила крамольная мысль:
            – Мы отправляем модули на планеты, потенциально пригодные для зарождения жизни, не зная - обитаемы ли они.     А если там уже есть свои формы, как повлияет на них наша РНК? Не приведёт ли это к конфликту зарождения, к неприятию и отторжению, короче - к гибели «всего»? Имеем ли право вмешиваться в «чужую» цивилизацию? А если там всё-таки нет жизни, а мы, руководствуясь этическими соображениями «невмешательства» не приложим усилий, чтобы сохранить себя. Наконец: сможет ли прижиться земная РНК на инопланетной почве? И так ли вообще зародилась жизнь?
            Третий проект вызвал самую большую долю критики членов Совета. Ведь он предполагал не сохранение уже существующих конкретных индивидуальных форм, а лишь вероятную возможность их нового возникновения. Повторение развития земной жизни. Ему с трудом удалось отстоять запуск «Начал», и он был романтически счастлив этому. Потому что считал: конкретная жизнь имеет ценность только в глазах её носителя.  Дорога не определённая форма жизни, а существование жизни вообще! Да что он мог понимать в этом!
            Нет, жизнь и порожденные ей земные существа эгоистичны! У жизни нет ни морали, ни этики, есть только бесконечное желание выжить! И если это невозможно в нашей умирающей солнечной системе, мы должны остаться в иных мирах. Нас обязательно ждёт «продолжение»!
                         
Рейтинг: 0 121 просмотр
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!

Популярная проза за месяц
91
80
75
70
65
64
59
58
57
56
54
54
52
52
52
51
49
49
48
48
47
47
45
45
45
40
40
Лесное озеро 4 августа 2017 (Тая Кузмина)
40
34
30