ГлавнаяПрозаМалые формыРассказы → ПРИОТКРЫТАЯ ДВЕРЬ

 

ПРИОТКРЫТАЯ ДВЕРЬ

28 апреля 2012 - Александр Юргель
article45507.jpg

Анна жила в комнате в двадцать квадратных метров – благодарность завода, которому отданы лучшие годы жизни. Тем самым завод повязал её по рукам и ногам, предоставив крышу над головой. Увы, ей не повстречался подходящий мужчина, от которого хотелось бы родить великолепных малышей и жить в квартире с балконом.

 

От природы сентиментальная, Анна обладала глазами небесного цвета и обожала полевые васильки. По воскресеньям женщина любила поваляться в постели до обеда, выпить чашку крепкого кофе и провести у зеркала не один час, подбирая что-нибудь из гардероба. А ближе к ночи – зайти в какой-нибудь бар, работающий до самого утра.

 

Анна мысленно вычерчивала перед собой линию. Она не позволяла мужчинам переступать её, предусмотрительно оберегая искушённую душу от ран, обрывая отношения только ощутив нарождающуюся привязанность.

На следующий день, после работы, уставшей женщиной, Анна возвращалась в комнату. Она скрашивала одиночество фоном работающего телевизора и пополняя гардероб, шитьём на швейной машинке.

В комнату Анны дверь всегда была приоткрытой. Возможно, ей думалось, будто бы щель между дверной коробкой и дверью связывает с миром, где ей не находилось места.

 

Недостаток мужской руки в доме вынуждал Анну обращаться за помощью к Казимиру и почти всегда через Тамару. Как только он появлялся у Анны, через некоторое время приходила благоверная или дочка, подосланная женой. Тамара показывала всем видом веру в мужа и скрывала подозрительность за добродушным внешним спокойствием. По возможности до последнего ждала и не звала мужа домой. Но Тамара, сказав, между прочим, и только раз: "Казимир, идём домой!" – уходила, пожелав спокойной ночи. Ослушаться муж себе не позволял.

 

Для Казимира семейное счастье заключалось в возвращении, как по графику, после работы домой к миске дымящегося борща. По выходным полагалась стопка к обеду. Он степенно усаживался за стол и обедал в компании дочери. Девочка сидела напротив и смотрела, как он закусывает. Под её взглядом Казимир терял самообладание и, другой раз, выпивал лишнего. Дочь весело болтала, но отец с трудом понимал, плохо поставленную речь ребёнка.

Сколько раз замечал Казимир сочувствие в глазах Анны. Или ему грезилось? Он не знал, как поступить. Рядом с Анной мужчина хмелел от аромата духов и томно вздыхал.

 

Сколько раз Анна в одиночестве любовалась закатом. Сегодняшний казался особенным. Почему? – она не знала. День угасал, и солнечный диск бросал мертвенно багровые лучи на землю.

В дверь постучали. Сердце в груди сжалось и затрепетало, испуганное чем-то. Кровь прильнула к щекам – женщина почувствовала, как они горят. Перехватило дыхание, и Анна испуганно выпалила:

– Открыто! – А затем с нетерпением: – Да входите же!

Дверь медленно открылась.

– А-а-а, Казимир! – облегчённо выдохнула женщина. – Проходи.

 

Голос Анны показался Казимиру волнующим и приятным.

– Какой сегодня странный вечер. Правда? – дрогнувшим голосом произнесла Анна, смутившись.

– Правда, – в волнении выдохнул Казимир. – Ничего, что сегодня. это самое... мы на работе... – Казимир замолчал, не справившись со словами.

 

– И нашло же на меня сегодня! Извини, что у тебя с работой? – Анна принялась вытирать пыль на мебели.

– Так... Эта... ну, человеку пятьдесят стукнуло.

"Человеку пятьдесят, – мысленно повторила Анна, будто просыпаясь. – Что же это я делаю?!" – изумилась она, увидев в руках тряпку.

Не отводя глаз, смотрел Казимир на странно улыбающуюся Анну. Кто-то стал ему нашёптывать – всё громче и громче: "Протяни руку, скажи ласковое словцо – она твоя. Ты тот, кто ей нужен, ты сделаешь её счастливой! У неё нет выбора! Не малодушничай! Только протяни руку!"

 

– Представляешь, последний забрала!

Казимир, к великому изумлению, увидел свою руку, зажавшую пальцами пояс на халате Анны.

– Смешной ты сегодня! – кокетливо подметила она и потрепала Казимира по голове. – Совсем меня не слушаешь!

 

– Почему же? – едва слышно буркнул Казимир.

– А я пирожных купила к чаю. Выпьем чаю?!

– Не откажусь, – согласился Казимир, чувствуя растущую внутреннюю свободу.

– Сними куртку. – Анна загремела чайником и вышла.

Почувствовав себя по-домашнему, Казимир включил телевизор.

 

Вернувшаяся Анна принесла с собой приятную домашнюю умиротворённость.

Послышался резкий стук в дверь.

– Да-да, войдите! – небрежно бросила Анна.

На пороге появилась Тамара.

– Проходи. Как раз вовремя. Мы чай собрались пить.

– Спасибо, я уже пила! – И Тамара обратилась к мужу, сидящему к ней спиной: – Муж, пошли домой!

 

"Ишь ты! не в дом, а сразу сюда! Куртку снял... Кабель, чаю захотелось?! – мысленно ругала Тамара мужа. – А эта тоже хороша! Вся общага уже знает, что они чай собрались пить. Я вас напою!"

– Зайди, Тамара! – несколько заискивающе попросила Анна.

– Халат новый купила... – Тамара то ли спросила, то ли констатировала факт и презрительно посмотрела в спину мужу.

– Не пойду я никуда! – не оборачиваясь, процедил Казимир.

 

Растерянная улыбка скользнула по лицу Анны.

Не говоря ни слова, Тамара прикрыла за собой дверь.

На душе стало гадко. Анна замерла на некоторое время и, опомнившись, бросилась вслед Тамаре.

– Выпью чаю и пойду, – забубнил Казимир. – Что я – чаю не могу выпить?! – и никого не увидел, повернувшись.

 

"Зачем я побежала за ней?" – Недовольная собой, Анна вернулась в комнату с желанием выпроводить Казимира. Но когда увидела его, добродушного и спокойного – и растерялась.

Она молча наполнила чашки кипятком и села напротив Казимира, не зная как быть.

 

В ту же секунду произошло что-то невероятное: Казимир очутился на полу, у колен Анны, и обнажил круглые колени, уткнувшись в них лицом.

Анна опешила. Но ещё более пришла в ужас, когда отдёрнула руку и поняла, что собиралась положить ладонь на голову Казимира. Она как в полусне поднялась со стула.

– Нравишься ты мне! – возбуждённой скороговоркой прорвало Казимира и чуть тише: – Люблю тебя!

– Не надо... Прошу тебя, не надо! – Анна затихла от нахлынувших слёз.

 

Казимир попытался поцеловать Анну в губы – женщина увернулась.

– Надо закрыть дверь! – прошептал он.

Некоторая грубость и бесцеремонность заставили Анну импульсивно оттолкнуть Казимира.

– Уходи, – тихо сказала она, быстро отойдя к окну.

Уставившись в стекло, Анна зарыдала, подёргивая плечиками.

 

Подобно огромному граду в летнюю жару сыпались слёзы одинокой женщины на пол. Анна не видела, только чувствовала присутствие Казимира. И если бы он только решился подойти к ней! И если бы не говоря ни слова, обнял,  – она расцеловала бы его: за слова, произнесённые им на коленях. Но к великому разочарованию – Казимир ушёл, прикрыв за собой дверь. Лучше бы – хлопнул ею!

 

Да, плотно закрытая дверь... Казимир уже не мог бывать у когда-то тайно любимой женщины. Тайна, раскрывшись, увы, умерла, похоронив любовь.

А была ли она?

 

Чувство счастливой жены переполняло Тамару. Однако, временами, Казимир приходил выпивши и до чрезвычайности матерился. Не обходилось и без рукоприкладства. Но для любящей Тамара, то были знаки любви: ведь Казимир остался с ней, несмотря ни на что.

Анна начала запирать дверь. И невозможно понять, глядя на запертую дверь, – дома она или нет?

 

© Copyright: Александр Юргель, 2012

Регистрационный номер №0045507

от 28 апреля 2012

[Скрыть] Регистрационный номер 0045507 выдан для произведения:

Анна жила в комнате в двадцать квадратных метров – благодарность завода, которому отданы лучшие годы жизни. Тем самым завод повязал её по рукам и ногам, предоставив крышу над головой. Увы, ей не повстречался подходящий мужчина, от которого хотелось бы родить великолепных малышей и жить в квартире с балконом.

 

От природы сентиментальная, Анна обладала глазами небесного цвета и обожала полевые васильки. По воскресеньям женщина любила поваляться в постели до обеда, выпить чашку крепкого кофе и провести у зеркала не один час, подбирая что-нибудь из гардероба. А ближе к ночи – зайти в какой-нибудь бар, работающий до самого утра.

 

Анна мысленно вычерчивала перед собой линию. Она не позволяла мужчинам переступать её, предусмотрительно оберегая искушённую душу от ран, обрывая отношения только ощутив нарождающуюся привязанность.

На следующий день, после работы, уставшей женщиной, Анна возвращалась в комнату. Она скрашивала одиночество фоном работающего телевизора и пополняя гардероб, шитьём на швейной машинке.

В комнату Анны дверь всегда была приоткрытой. Возможно, ей думалось, будто бы щель между дверной коробкой и дверью связывает с миром, где ей не находилось места.

 

Недостаток мужской руки в доме вынуждал Анну обращаться за помощью к Казимиру и почти всегда через Тамару. Как только он появлялся у Анны, через некоторое время приходила благоверная или дочка, подосланная женой. Тамара показывала всем видом веру в мужа и скрывала подозрительность за добродушным внешним спокойствием. По возможности до последнего ждала и не звала мужа домой. Но Тамара, сказав, между прочим, и только раз: "Казимир, идём домой!" – уходила, пожелав спокойной ночи. Ослушаться муж себе не позволял.

 

Для Казимира семейное счастье заключалось в возвращении, как по графику, после работы домой к миске дымящегося борща. По выходным полагалась стопка к обеду. Он степенно усаживался за стол и обедал в компании дочери. Девочка сидела напротив и смотрела, как он закусывает. Под её взглядом Казимир терял самообладание и, другой раз, выпивал лишнего. Дочь весело болтала, но отец с трудом понимал, плохо поставленную речь ребёнка.

Сколько раз замечал Казимир сочувствие в глазах Анны. Или ему грезилось? Он не знал, как поступить. Рядом с Анной мужчина хмелел от аромата духов и томно вздыхал.

 

Сколько раз Анна в одиночестве любовалась закатом. Сегодняшний казался особенным. Почему? – она не знала. День угасал, и солнечный диск бросал мертвенно багровые лучи на землю.

В дверь постучали. Сердце в груди сжалось и затрепетало, испуганное чем-то. Кровь прильнула к щекам – женщина почувствовала, как они горят. Перехватило дыхание, и Анна испуганно выпалила:

– Открыто! – А затем с нетерпением: – Да входите же!

Дверь медленно открылась.

– А-а-а, Казимир! – облегчённо выдохнула женщина. – Проходи.

 

Голос Анны показался Казимиру волнующим и приятным.

– Какой сегодня странный вечер. Правда? – дрогнувшим голосом произнесла Анна, смутившись.

– Правда, – в волнении выдохнул Казимир. – Ничего, что сегодня. это самое... мы на работе... – Казимир замолчал, не справившись со словами.

 

– И нашло же на меня сегодня! Извини, что у тебя с работой? – Анна принялась вытирать пыль на мебели.

– Так... Эта... ну, человеку пятьдесят стукнуло.

"Человеку пятьдесят, – мысленно повторила Анна, будто просыпаясь. – Что же это я делаю?!" – изумилась она, увидев в руках тряпку.

Не отводя глаз, смотрел Казимир на странно улыбающуюся Анну. Кто-то стал ему нашёптывать – всё громче и громче: "Протяни руку, скажи ласковое словцо – она твоя. Ты тот, кто ей нужен, ты сделаешь её счастливой! У неё нет выбора! Не малодушничай! Только протяни руку!"

 

– Представляешь, последний забрала!

Казимир, к великому изумлению, увидел свою руку, зажавшую пальцами пояс на халате Анны.

– Смешной ты сегодня! – кокетливо подметила она и потрепала Казимира по голове. – Совсем меня не слушаешь!

 

– Почему же? – едва слышно буркнул Казимир.

– А я пирожных купила к чаю. Выпьем чаю?!

– Не откажусь, – согласился Казимир, чувствуя растущую внутреннюю свободу.

– Сними куртку. – Анна загремела чайником и вышла.

Почувствовав себя по-домашнему, Казимир включил телевизор.

 

Вернувшаяся Анна принесла с собой приятную домашнюю умиротворённость.

Послышался резкий стук в дверь.

– Да-да, войдите! – небрежно бросила Анна.

На пороге появилась Тамара.

– Проходи. Как раз вовремя. Мы чай собрались пить.

– Спасибо, я уже пила! – И Тамара обратилась к мужу, сидящему к ней спиной: – Муж, пошли домой!

 

"Ишь ты! не в дом, а сразу сюда! Куртку снял... Кабель, чаю захотелось?! – мысленно ругала Тамара мужа. – А эта тоже хороша! Вся общага уже знает, что они чай собрались пить. Я вас напою!"

– Зайди, Тамара! – несколько заискивающе попросила Анна.

– Халат новый купила... – Тамара то ли спросила, то ли констатировала факт и презрительно посмотрела в спину мужу.

– Не пойду я никуда! – не оборачиваясь, процедил Казимир.

 

Растерянная улыбка скользнула по лицу Анны.

Не говоря ни слова, Тамара прикрыла за собой дверь.

На душе стало гадко. Анна замерла на некоторое время и, опомнившись, бросилась вслед Тамаре.

– Выпью чаю и пойду, – забубнил Казимир. – Что я – чаю не могу выпить?! – и никого не увидел, повернувшись.

 

"Зачем я побежала за ней?" – Недовольная собой, Анна вернулась в комнату с желанием выпроводить Казимира. Но когда увидела его, добродушного и спокойного – и растерялась.

Она молча наполнила чашки кипятком и села напротив Казимира, не зная как быть.

 

В ту же секунду произошло что-то невероятное: Казимир очутился на полу, у колен Анны, и обнажил круглые колени, уткнувшись в них лицом.

Анна опешила. Но ещё более пришла в ужас, когда отдёрнула руку и поняла, что собиралась положить ладонь на голову Казимира. Она как в полусне поднялась со стула.

– Нравишься ты мне! – возбуждённой скороговоркой прорвало Казимира и чуть тише: – Люблю тебя!

– Не надо... Прошу тебя, не надо! – Анна затихла от нахлынувших слёз.

 

Казимир попытался поцеловать Анну в губы – женщина увернулась.

– Надо закрыть дверь! – прошептал он.

Некоторая грубость и бесцеремонность заставили Анну импульсивно оттолкнуть Казимира.

– Уходи, – тихо сказала она, быстро отойдя к окну.

Уставившись в стекло, Анна зарыдала, подёргивая плечиками.

 

Подобно огромному граду в летнюю жару сыпались слёзы одинокой женщины на пол. Анна не видела, только чувствовала присутствие Казимира. И если бы он только решился подойти к ней! И если бы не говоря ни слова, обнял,  – она расцеловала бы его: за слова, произнесённые им на коленях. Но к великому разочарованию – Казимир ушёл, прикрыв за собой дверь. Лучше бы – хлопнул ею!

 

Да, плотно закрытая дверь... Казимир уже не мог бывать у когда-то тайно любимой женщины. Тайна, раскрывшись, увы, умерла, похоронив любовь.

А была ли она?

 

Чувство счастливой жены переполняло Тамару. Однако, временами, Казимир приходил выпивши и до чрезвычайности матерился. Не обходилось и без рукоприкладства. Но для любящей Тамара, то были знаки любви: ведь Казимир остался с ней, несмотря ни на что.

Анна начала запирать дверь. И невозможно понять, глядя на запертую дверь, – дома она или нет?

 

Рейтинг: +2 893 просмотра
Комментарии (3)
Олег Айдаров # 28 апреля 2012 в 21:09 0
Вопросительный знак завершающий рассказ, на мой взгляд, несколько смазывает впечатление. В целом же все отлично! Плюсую!
Александр Юргель # 28 апреля 2012 в 21:11 +1
Олег, спасибо.
Олег Айдаров # 28 апреля 2012 в 22:31 0
39