Приданое

14 марта 2014 - Роза Хастян
article200895.jpg
Давным-давно, летним вечером, мои родители привели к нам домой очень высокого роста, тётю и сказали, что она будет жить с нами.
Эта тётя мне сразу не понравилась.
Чем? - Не знаю. Наверное, ростом: в моей семье все были низкорослыми - и родители, и мы, дети.
И ещё странным прищуром глаз, которыми она буравила меня с первых минут.
Посмотрела она на меня и - ни «здрасте", ни "как тебя зовут?" - сразу заявила:
- Я буду спать в твоей комнате!

Наш дом был небольшим, но комнаты были разделены на всех по-справедливости: маме с папой – самую большую, двум братьям – средних размеров, и мне, единственной ненаглядной доченьке моего папочки – маленькую, но отдельную всё же, комнату.
В моей комнате, кроме моей кровати, стоял небольшой стол, табурет, смастерённый папой и огромная вешалка, на которой висела всякая всячина, но никак не моя одежда.
Из игрушек у меня были: одна маленькая пластмассовая косоглазая кукла (которую я умудрялась «наряжать» разноцветным тряпьём); «утварь» для неё - осколки битых тарелок; «коллекция» из мятых-перемятых конфетных фантиков; несколько открыток с изображением города Токио (откуда они ко мне попали?); и гранёный стакан-«ваза», куда я собирала разноцветные, понравившиеся мне камушки.

Надо сказать, время от времени мои «игрушки» (кроме куклы) таинственным образом исчезали и больше не возвращались… Я печалилась, плакала, подозревала, что мама выкидывала «мой мусор», но с упорством начинала сбор нового «мусора».

И вот, эта тётя с прищуром должна спать в моей комнате.
В тот же вечер «демонтировали» кровать одного из моих братьев и переставили в мою комнату.
Братья должны были (временно) спать на одной кровати. А не захотят – пусть спят на полу по очереди. Никто из нас, детей, не осмеливался противиться решению родителей. Это сейчас, каждый едва вылупившийся цыплёнок свои права знает… В то время нашими правами были решения родителей…
В моей комнате стало тесно, но зато из неё убрали страшную вешалку, которая меня пугала. Висящие на ней вещи лунными вечерами казались страшными бабайками, от которых я пряталась под одеяло. Так и засыпала, со страхом в сердечке, что бабайки вот-вот нападут на меня...

На следующий день эта тётя занесла в мою комнату большой картонный чемодан и строго сказала.
- Смотри у меня! Не смей трогать мой чемодан!
- А что в нём?
- Мое приданое!
- Что такое «приданое»?
- Не твоего ума дело! Сказала – не трогай, значит – не трогай!

Грубая была тётя. Сказала бы, что такое «приданое» и все дела…
А так… я сгорала от любопытства.

Ночь переночевали в присутствии «приданого».
А утром я сказала маме:
- Ма, тётя приданое прячет. Это что? Не страшно, что оно у меня в комнате?

Замечу, что братья мои очень постарались, чтобы я во всём видела что-то страшное.
Они, чтобы не играть со мной, придумывали сотни разных историй со страшилками: с кем, якобы, они сталкиваются, когда играют, и поэтому мне с ними никак нельзя.

- Не страшно. Вырастешь, и у тебя будет приданое, - засмеялась мама, и добавила:
- Не трогай чемодан, даже не вздумай!

«Запретный плод» сладок, а любопытство у детей велико. Но и это не могло меня толкнуть на нарушение запрета, т.к. слова родителей для нас были выше всяких чувств, в том числе – любопытства…
Но чемодан я всё же открыла… И вот, как это произошло…

Ввиду большой занятости на колхозных полях, родители часто оставляли нас, детей, одних.
Но братьям разрешалось выходить на улицу играть, а мне – нет.
Мне же очень не хватало общения с детьми, со своими сверстницами.
Я стояла у своей калитки и просила соседских девочек заходить к нам.
Они соглашались, но с условием, чтобы я, взамен их «благосклонности», дарила им что-нибудь…

(Я как-то в одной из миниатюр рассказывала, как «раздаривала» всю еду, что имелась в доме (вплоть до куска масла) соседским детишкам, лишь бы они приходили играть со мной. А вечером, по "всем правилам" - получала взбучку…)

Еду я уже не смела предложить…
А что ещё я им предложу? Осколки битых тарелок? Или замызганные фантики?…
Кукла была вне рассмотрения. Она - моя дочь, а детей не дарят и не меняют ни на что…
Вот я и вспомнила о чемодане с приданым…

- Лиза, Софья, придите ко мне! Я Вам такое дам! Вы в жизни не видели!
- Что ты дашь нам? Что есть у тебя?
- Приданое есть?
- Что? Что это такое?
- Ха-ха! Даже не знаете, что такое приданое! А у меня есть!

Через минуту девочки-сестрички оказались в моей комнате.
С пересохшими от волнения, губами, трясущимися руками, я достала из-под кровати тяжелый чемодан…
Он был не заперт и легко открылся…
Боже! Какая красота в нем была!
Десятки вышитых гладью из разноцветных мулине дорожек…
Все аккуратно сложены. Все кропотливой ручной работы. И ни одна не похожа на другую…
Сказочно красивые изделия, которые тётя вышивала сама и берегла для своего будущего дома…

Я стала вытаскивать их из чемодана одну за другой, раскрывать и складывать на кровати, на столе, на табуретке…
Места было мало для "выставки", и я стала расстилать их на полу…
- Выбирайте!

Не знаю, забыла ли я в это мгновенье, что дорожки эти не мои. Что я не имею права не только их раздаривать, но и прикоснуться к ним?
В это время для меня было важнее всего удивить девчонок, сдержать данное мной слово "подарю!" и после радоваться возможной "коллективной" игре с ними…

Каждая из них выбрала по ПЯТЬ дорожек!
А мне что? Я щедрая! Хоть все берите!
(Боже, ведь это качество ДО СИХ ПОР во мне!)

Что было потом? Как полагается: взбучка! Возврат дорожек!
И в наказание, была выброшена и моя кукла…

Но не в этом печаль в моей памяти. А в том, что та рослая тетя… так и не вышла замуж…
Я ДО СИХ ПОР думаю, что в том виновата… я: охарамила* её приданое…


Охарамила* - осквернила ( от тюркского )

© Copyright: Роза Хастян, 2014

Регистрационный номер №0200895

от 14 марта 2014

[Скрыть] Регистрационный номер 0200895 выдан для произведения:
Давным-давно, летним вечером, мои родители привели к нам домой очень высокого роста, тётю и сказали, что она будет жить с нами.
Эта тётя мне сразу не понравилась.
Чем? - Не знаю. Наверное, ростом: в моей семье все были низкорослыми - и родители, и мы, дети.
И ещё странным прищуром глаз, которыми она буравила меня с первых минут.
Посмотрела она на меня и - ни «здрасте", ни "как тебя зовут?" - сразу заявила:
- Я буду спать в твоей комнате!

Наш дом был небольшим, но комнаты были разделены на всех по-справедливости: маме с папой – самую большую, двум братьям – средних размеров, и мне, единственной ненаглядной доченьке моего папочки – маленькую, но отдельную всё же, комнату.
В моей комнате, кроме моей кровати, стоял небольшой стол, табурет, смастерённый папой и огромная вешалка, на которой висела всякая всячина, но никак не моя одежда.
Из игрушек у меня были: одна маленькая пластмассовая косоглазая кукла (которую я умудрялась «наряжать» разноцветным тряпьём); «утварь» для неё - осколки битых тарелок; «коллекция» из мятых-перемятых конфетных фантиков; несколько открыток с изображением города Токио (откуда они ко мне попали?); и гранёный стакан-«ваза», куда я собирала разноцветные, понравившиеся мне камушки.

Надо сказать, время от времени мои «игрушки» (кроме куклы) таинственным образом исчезали и больше не возвращались… Я печалилась, плакала, подозревала, что мама выкидывала «мой мусор», но с упорством начинала сбор нового «мусора».

И вот, эта тётя с прищуром должна спать в моей комнате.
В тот же вечер «демонтировали» кровать одного из моих братьев и переставили в мою комнату.
Братья должны были (временно) спать на одной кровати. А не захотят – пусть спят на полу по очереди. Никто из нас, детей, не осмеливался противиться решению родителей. Это сейчас, каждый едва вылупившийся цыплёнок свои права знает… В то время нашими правами были решения родителей…
В моей комнате стало тесно, но зато из неё убрали страшную вешалку, которая меня пугала. Висящие на ней вещи лунными вечерами казались страшными бабайками, от которых я пряталась под одеяло. Так и засыпала, со страхом в сердечке, что бабайки вот-вот нападут на меня...

На следующий день эта тётя занесла в мою комнату большой картонный чемодан и строго сказала.
- Смотри у меня! Не смей трогать мой чемодан!
- А что в нём?
- Мое приданое!
- Что такое «приданое»?
- Не твоего ума дело! Сказала – не трогай, значит – не трогай!

Грубая была тётя. Сказала бы, что такое «приданое» и все дела…
А так… я сгорала от любопытства.

Ночь переночевали в присутствии «приданого».
А утром я сказала маме:
- Ма, тётя приданое прячет. Это что? Не страшно, что оно у меня в комнате?

Замечу, что братья мои очень постарались, чтобы я во всём видела что-то страшное.
Они, чтобы не играть со мной, придумывали сотни разных историй со страшилками: с кем, якобы, они сталкиваются, когда играют, и поэтому мне с ними никак нельзя.

- Не страшно. Вырастешь, и у тебя будет приданое, - засмеялась мама, и добавила:
- Не трогай чемодан, даже не вздумай!

«Запретный плод» сладок, а любопытство у детей велико. Но и это не могло меня толкнуть на нарушение запрета, т.к. слова родителей для нас были выше всяких чувств, в том числе – любопытства…
Но чемодан я всё же открыла… И вот, как это произошло…

Ввиду большой занятости на колхозных полях, родители часто оставляли нас, детей, одних.
Но братьям разрешалось выходить на улицу играть, а мне – нет.
Мне же очень не хватало общения с детьми, со своими сверстницами.
Я стояла у своей калитки и просила соседских девочек заходить к нам.
Они соглашались, но с условием, чтобы я, взамен их «благосклонности», дарила им что-нибудь…

(Я как-то в одной из миниатюр рассказывала, как «раздаривала» всю еду, что имелась в доме (вплоть до куска масла) соседским детишкам, лишь бы они приходили играть со мной. А вечером, по "всем правилам" - получала взбучку…)

Еду я уже не смела предложить…
А что ещё я им предложу? Осколки битых тарелок? Или замызганные фантики?…
Кукла была вне рассмотрения. Она - моя дочь, а детей не дарят и не меняют ни на что…
Вот я и вспомнила о чемодане с приданым…

- Лиза, Софья, придите ко мне! Я Вам такое дам! Вы в жизни не видели!
- Что ты дашь нам? Что есть у тебя?
- Приданое есть?
- Что? Что это такое?
- Ха-ха! Даже не знаете, что такое приданое! А у меня есть!

Через минуту девочки-сестрички оказались в моей комнате.
С пересохшими от волнения, губами, трясущимися руками, я достала из-под кровати тяжелый чемодан…
Он был не заперт и легко открылся…
Боже! Какая красота в нем была!
Десятки вышитых гладью из разноцветных мулине дорожек…
Все аккуратно сложены. Все кропотливой ручной работы. И ни одна не похожа на другую…
Сказочно красивые изделия, которые тётя вышивала сама и берегла для своего будущего дома…

Я стала вытаскивать их из чемодана одну за другой, раскрывать и складывать на кровати, на столе, на табуретке…
Места было мало для "выставки", и я стала расстилать их на полу…
- Выбирайте!

Не знаю, забыла ли я в это мгновенье, что дорожки эти не мои. Что я не имею права не только их раздаривать, но и прикоснуться к ним?
В это время для меня было важнее всего удивить девчонок, сдержать данное мной слово "подарю!" и после радоваться возможной "коллективной" игре с ними…

Каждая из них выбрала по ПЯТЬ дорожек!
А мне что? Я щедрая! Хоть все берите!
(Боже, ведь это качество ДО СИХ ПОР во мне!)

Что было потом? Как полагается: взбучка! Возврат дорожек!
И в наказание, была выброшена и моя кукла…

Но не в этом печаль в моей памяти. А в том, что та рослая тетя… так и не вышла замуж…
Я ДО СИХ ПОР думаю, что в том виновата… я: охарамила* её приданое…


Охарамила* - осквернила ( от тюркского )

Рейтинг: +1 184 просмотра
Комментарии (3)
Серов Владимир # 14 марта 2014 в 21:40 0
Помню из детства - такие покрывалочки были в каждом доме и помногу. Вышиты гладью и рисунок очень похож!
Роза Хастян # 15 марта 2014 в 00:33 +1
Да, да! Мы их почему-то "дорожками" называли. rose
Серов Владимир # 15 марта 2014 в 22:25 0
Во! Точно! Именно, "дорожки"! (я подзабыл!))))))))
Проза, которую Вы не читали

 

Популярная проза за месяц
158
В плену у моря... 28 августа 2017 (Анна Гирик)
137
129
109
107
Синее море 25 августа 2017 (Тая Кузмина)
104
103
Ловец жемчуга 28 августа 2017 (Тая Кузмина)
99
98
91
89
88
86
86
85
78
77
77
76
74
72
72
ПРИНЦ 29 августа 2017 (Елена Бурханова)
72
71
71
Песочный замок 6 сентября 2017 (Аида Бекеш)
65
65
65
64
63