Пожар? 3

26 февраля 2020 - Тина Санна
article468436.jpg
Самое мое любимое время, на какое выпадают рабочие сутки, это с субботы на воскресенье,  но, от того, что дни приходятся на выходные, рабочая обстановка такая же как и в будни, но вместо просиживания за столом  и повторения всех правил и стандартов, у нас тренировки, либо спортзал, либо тренировочный комплекс. Натянув на себя «боевку» мы с Колькой встали на разметку, на свои места, переглядываясь и смеясь
-Прекратить веселье, - гаркнул, Валерий Никодимыч, - внимание, тревога, на выезд!
Я бросился в кабину, Женька с Толькой открывали ворота, Колька снял шланг с «выхлопухи», мотор взревел, медленно выезжая из гаража, я смотрел в боковые зеркала гаража, отслеживая, как один за другим в машину вскакивают бойцы, можно поднажать. Машина выехала и по правилам, тренировочного процесса завернув за угол здание, проехала на полигон, и согласно маршрута остановились на своей разметке, бойцы как по команде, четко выполняли свои обязанности. Рукава раскатаны, стволы установлены, штурмовые лестницы на второй этаж условного дома, установлены, взобраться и спуститься по ним сложно в «боевке»,   но для этого и тренируют нас. Условный пожар потушен, пострадавшие эвакуированы, приемы первой помощи отработаны на манекене,  задымление прошли на «отлично». Вернувшись уже к обеду, мы первым делом разложили всё на места и только потом пошли кушать.  
 В комнату отдыха вошел Валерий Никодимыч и сев рядом с Колькой стал о чём-то расспрашивать, я завис в телефоне, соцсети, новости. Местные СМИ писали про торфяник,  в соцсетях как всегда полно всякого не разного и порой не понятного. Прозвучал сигнал тревоги. Опять наш северок, на этот раз по связи передали что возгорание охватило всю близлежащую территорию к дороге, прибыв на место, мы оперативно использовали воду трех машин, отъехав на дозаправку мы с Колькой, возвращались с другой стороны  и уже на самом краю бывшего болота заметили  как  кто-то оттаскивает человека от кромки уже прогоревшего и залитого нами торфяника.
  Припарковав  машину на обочине мы побежали к ним,  девушка пыталась тащить того самого дедка, который всегда возмущенно ругался по поводу гари.
-Дед, ну куда ты опять ушел, смотри, опять ногу подвернул, - ворчала она.
-Давайте мы поможем, - сказал Колька.
Девушка обернулась.
-Ой, дед пошел проверять, не тлеет ли торф и ногу подвернул, каждый раз идет сюда, - ворчала она.
-Мади, - удивленно спросил я.
-Да, а вы?
-Лев, мы познакомились недавно, - рассмеялся я.
-Точно, а я смотрю знакомое лицо, - рассмеялась она, - а это мой дед.
Мы дотащили дедка до машины, проверили ногу, перелома не было,  Колька лихо флиртовал с Мади, я немного нервничал.
-Может, вы нас подвезете, ближе к дому, - молодые люди, - вдруг сказал дедок, - тут не далеко.
-Конечно, доставим, до места, - сказал я,- а зачем вы пошли на торфяник, мы ту пролили все.
-После вас нужно проверить, а вдруг что-то пропустили,  вот только староват я стал, чуть оступился, и вот, пришлось звать Мадлен, сам не смог встать, - сокрушался дедок.
-Дедуль, успокойся, я тебе сколько раз говорила не ходи сюда, вот мама приедет, я ей всё расскажу, - ворчала Мадлен, - а если бы я на работе была, чтобы ты делал, а?
-Никодимыч, - связался я по рации, - тут дедок наш, ногу подвернул мы его сейчас до дому и мигом обратно, тут рядом.
-Принял, - отозвался Валерий Никодимыч.
-Мади, куда ехать, - спросил Коля, когда мы с ним усадили деда на место Толика.
-Вон крайний дом, от торфяника,  крайний подъезд, спасибо ребята что помогаете, - извиняющее сказала она.
Проводив до квартиры Мади с дедом, мы помогли ему сесть на диван и быстро ушли, провожая нас,  Мади сказала:
-Спасибо, мальчики, за мной должок, - улыбнулась и подмигнула,- до встречи на работе.
Вернувшись на место дислокации, мы занялись проливкой торфяника вновь, Колька иногда поглядывал на меня и улыбался.
-Николай, - крикнул я, - струю вертикальнее, разбивай комки, хорош мечтать!
-Мне можно, или ты тоже решил попробовать, - рассмеялся Колька, - а?
Закончив с торфом, наша часть вернулась к себе в часть, всю обратную дорогу мы с Колькой переглядывались и усмехались,  Женька с Толькой, сидевшие позади нас терялись в догадках.
-Мужики вы чего такие улыбчивые, - спросил, не выдержав, Женька, - куда вас носило с дедом, вы там что бахнули?
-Жека, они, похоже, там решили проблему с холостяцкой жизнью, - рассмеялся Толя.
-Как, интересно, а вот кто женится на дедуле, - смеясь, спросил Женя.  
-Там была прекрасная нимфа, - парировал Коля.
-А вы глупцы решили связать себя узами брака, - сделал заключение Женька.
-Между собой, брак между двух холостяков, - смеялся  Толька.
-Я сейчас тормозну резко, и расквасятся носы двух женатых придурков, - крикнул я и резко сдал влево, обгоняя велосипедиста. 
-Она мне подмигнула, не ревнуй, она моя, - подтрунивал Колька надо мной.
-Вы что не хотите доехать до места в здравом виде, - рассмеялся я.
Заехав в гараж, мы занялись руиной, нужно было в первую очередь разложить и проверить СИЗ и СИЗОДы, потом только ужин, время просто летит, но когда в голове заседает мысль, да такая хорошенькая и имя ей Мади, оно тянется как резина. 
«Я увижу её только в среду, это еще три дня, кажется, я слишком много думаю, Колька вон светится, наверное, запал на неё. А если он решит что это его будущая жена, ну и она, конечно, будет согласна, а я тогда отойду в сторону? Может у него просто, спортивный интерес, а если нет, я много стал думать, может так и возникает любовь, но если они будут вместе, тогда у меня будет, эх дурацкое название, плотническая любовь, или просто зависть?»  
-Эй, ты чего замер с противогазом, - выдернул меня из моих рассуждений, Валерий Никодимыч, - или таки попал в сети?
-Не решил ещё, я кот или мышь, - рассмеялся я.
-Смотри, а Колька то наш, все лыбиться, себе на уме, вы там куда ходили, - крякнул Никодимыч, - вас что заколдовали?
-Не знаю, там дедок ногу подвернул, мы его домой доставили, а внучка знаете кто, - спросил я и улыбнулся.
-Кто?
-Наша новая уборщица, Мади, - сказал я, и от произношения её имени в груди стало тепло и приятно, я испуганно посмотрел на Валерия Никодимыча.
-Да вы втрескались в деваху оба, ох, дуэлей мне только не хватало, ну а знаешь, может это и к лучшему хоть один из вас остепенится.
Я рассмеялся, и посмотрел на Кольку, он не понимая, в чем дело, неловко улыбаясь, кивнул мне головой, узнать что, мол, происходит.
-Никодимыч назвал нас бретёрами*, и запретил устраивать в части дуэли, - рассмеялся я.
-Что?
-Я сказал, что вы оба втрескались и кто–то женится из вас, но конкуренция у вас, - он осмотрел нас оценивающе и добавил, - конкуренция большая.
Рассмеявшись, мы вскоре собрались в комнате отдыха всей командой.
Мы тушим пожары, нам подвластен огонь стихий, мы команда, даже если нас двое, но это только работа, пожар, внутри разгоревшийся после встречи с Мади, тушить приходится одному, однако ревность и в тоже время понимание что выбор всё-таки за ней, немного отрезвлял, но ненадолго. 
Наступившая среда, привела меня на работу и бросила в пучину ожиданий, нервозности,  и соперничества, причем во всё и сразу. Колька был ничем не лучше меня, Валерий Никодимыч только усмехался. Но случай, и напряженный день решил всё за нас. Ни занятий, ни тренировок у нас в среду не было, заступив на смену, мы тут же получили сигнал, возгорание частный сектор, выезд всей частью.
Что такое частный сектор, и пожар там, это просто лавирование по узким улочкам, мат, от того что проехать почти не возможно. Возле горящего дома собираются зеваки, спецмашины и припаркованные у соседних домов авто, делают дорогу настолько узкой, что нет возможности начать полномасштабную операцию. Это случай был именно таким, горела баня, рядом с двух сторон стояли дома, приходилось не только тушить баньку, но и основательно поливать соседние строения. Медики, полиция,  пожарные, криминалисты, тушение было не из легких, на проливке я обратил внимание, что в полусгоревшей бане, в предбаннике в дальнем углу, который пострадал меньше всего, люк прикрыт не плотно. Проходя мимо Толика, я махнул рукой на люк, и высветил его фонарём, он отключил подачу воды в рукаве и мы, убирая упавшие и прогоревшие наполовину доски, открыли его.  Я посветил вниз, луч вырвал из темноты и дыма женщину, прикрывающую собой   мужчину, они едва дышали, одежда подпалена, кровь на руках и спине.
Стукнув по рации, я сказал:
-Нужны носилки, обнаружены двое потерпевших, нужна будет помощь медиков.
Отключившись, мы принялись раскидывать обрушившиеся деревяшки, расчищая проход. Спустится и помочь едва живым людям в «боевке» было просто нереально, лаз в погребок был маловат, я скинул куртку и противогаз, зная, что нарушаю правила, спрыгнул низ, женщина испуганно смотрела на меня, я попытался помочь ей встать.
-Помогите, нас чуть не убили, моему брату очень плохо, там ещё, - и она потеряла сознание. Не молодая уже женщина, в обгоревшей одежде испачканной кровью, просила не только за себя, её брат лежал без сознания, у них были ножевые ранения.
-Толян, принимай, - крикнул я откашливаясь.
Крепкие руки выдернули женщину, из погреба, я проверил мужчину лежавшего на земле, пульс едва пробивался, посветив фонариком, я осмотрел его, спина залита кровью, на лице ссадины, дыхание почти пропадает, я дотянулся до своей маски, лежавшей у края погреба, приоткрыл подачу кислорода, и приставил ближе к лицу пострадавшего. Откашливаясь, я сплевывал, луч  фонарика на голове, высветил в дальнем углу еще  небольшое тело.
-Лев, давай, и надень маску придурок, немедленно, - крикнул Никодимыч.
-Я думал мне, показалось, подождите, - сказал я и, пригнувшись, пошел в ту сторону, где лежало тело, приставив себе к лицу маску. Там лежала девочка лет двенадцати, на лице огромный синяк, пульс есть, просто без сознания, я приложил ей маску с кислородом, и вернулся, чтобы поднять мужчину. Получив выборную триаду русского мата от начальства, я вернулся за ребенком. 
 Уже на улице когда все пострадавшие и живые, были уложены на носилки и отправлены в больницу, я понял что токсикоман из меня никакой, и что маску так надолго лучше не снимать. А матерные напевы Никодимыча были уместны.
Я сидел на подножке машины и дышал кислородом из маски, Колька стоял радом и смотрел на меня как на придурка.
-Ты что совсем, нам нельзя маски снимать, ты нарушаешь все правила, не думаешь, о себе подумай, о начальстве, ему будет нагоняй, и он на нас большую половину скинет, - улыбаясь, говорил он. Потом подошел и, похлопав меня по плечу, тихо сказал:
-Я горжусь тобой, ты настоящий пожарный, только я тебе этого не говорил.
-Там была маленькая девочка, а если бы мы не заметили, - пробубнил я в маске и посмотрел на него, - она бы погибла.
-За рулем я, и по барабану, что не моя очередь, мне жить хочется, завезешь нас в лес куда-нибудь, поближе к деревьям или вообще в них впишешь, - сказал Колька.
Отойдя от машины, он крикнул бойцам, нашей бригады, изображая Никодимыча:
-По ступам! Мы остались одни, пора на базу!
Перепачканные и мокрые мы действительно были похожи на бабу Ягу, и сидели каждый на сиденье, как в ступах.
Вернувшись в часть, время на отдых после обеда растворилось в сигнале тревоги. Спустя минуту мы уже мчались на адрес, горела квартира в высотке, дым и гарь с третьего этажа, поднималась выше, люди из соседних подъездов стояли на балконах, любопытство никуда не деть. Жильцы первых двух этажей и кто был посмелее, уже стояли на земле, на пятом этаже почти над самой квартирой у окна стояла старушка, одной рукой махала, второй прижимала к носу тряпку. 
-Рукав из скатки, магистральная на два рукава, - кричал Никодимыч, - лафетный ствол на тушение!
 Не прошло и пяти минут как Толик и Женя уже орудовали брандспойтами, я с бойцами второго подразделения, прихватив пару масок, выводил из подъезда жильцов, старушку  эвакуировали, подогнав автолестницу. Когда пожар был ликвидирован, а жильцы эвакуированы Никодимыч гаркнул:
-Отбой, линию убрать, - потом уже спокойно добавил, - на базу!
Закипела работа, все три подразделения, как муравьи, быстро стали собираться и укладывать оборудование по местам. Вернулись мы в расположение уже ближе к вечеру. В этот день мы так ждали с Колькой встречи с Мади, но вернувшись уже после шести часов, шансов почти не было, её рабочий день до пяти. Разложив всё на свои места,  мы уставшие потянулись в комнату приема пищи. Вот там нас ждал сюрприз!
На столе стоял большой пирог, аромат был такой, что в животах аж заурчало, картошка с мясом в пироге, могла любого мужика заставить слюни утирать. Рядом стоял тортик и записка.
«Мальчики угощайтесь, с благодарностью Мадлен»
-Мальчики, - удивленно прошептал Колька, - мы мальчики!
-Приступить к ужину всем, - за спиной раздался голос Никодимыча, -  это на всех, в два лица будет много. Ладно, ишь, два пострела, делиться надо, - рассмеялся он



* Бретёр (также Бретер, устар. фр. bretteur от фр. brette шпага) заядлый, «профессиональный» дуэлянт, готовый драться на дуэли по любому, даже самому ничтожному, поводу.
 

© Copyright: Тина Санна, 2020

Регистрационный номер №0468436

от 26 февраля 2020

[Скрыть] Регистрационный номер 0468436 выдан для произведения: Самое мое любимое время, на какое выпадают рабочие сутки, это с субботы на воскресенье,  но, от того, что дни приходятся на выходные, рабочая обстановка такая же как и в будни, но вместо просиживания за столом  и повторения всех правил и стандартов, у нас тренировки, либо спортзал, либо тренировочный комплекс. Натянув на себя «боевку» мы с Колькой встали на разметку, на свои места, переглядываясь и смеясь
-Прекратить веселье, - гаркнул, Валерий Никодимыч, - внимание, тревога, на выезд!
Я бросился в кабину, Женька с Толькой открывали ворота, Колька снял шланг с «выхлопухи», мотор взревел, медленно выезжая из гаража, я смотрел в боковые зеркала гаража, отслеживая, как один за другим в машину вскакивают бойцы, можно поднажать. Машина выехала и по правилам, тренировочного процесса завернув за угол здание, проехала на полигон, и согласно маршрута остановились на своей разметке, бойцы как по команде, четко выполняли свои обязанности. Рукава раскатаны, стволы установлены, штурмовые лестницы на второй этаж условного дома, установлены, взобраться и спуститься по ним сложно в «боевке»,   но для этого и тренируют нас. Условный пожар потушен, пострадавшие эвакуированы, приемы первой помощи отработаны на манекене,  задымление прошли на «отлично». Вернувшись уже к обеду, мы первым делом разложили всё на места и только потом пошли кушать.  
 В комнату отдыха вошел Валерий Никодимыч и сев рядом с Колькой стал о чём-то расспрашивать, я завис в телефоне, соцсети, новости. Местные СМИ писали про торфяник,  в соцсетях как всегда полно всякого не разного и порой не понятного. Прозвучал сигнал тревоги. Опять наш северок, на этот раз по связи передали что возгорание охватило всю близлежащую территорию к дороге, прибыв на место, мы оперативно использовали воду трех машин, отъехав на дозаправку мы с Колькой, возвращались с другой стороны  и уже на самом краю бывшего болота заметили  как  кто-то оттаскивает человека от кромки уже прогоревшего и залитого нами торфяника.
  Припарковав  машину на обочине мы побежали к ним,  девушка пыталась тащить того самого дедка, который всегда возмущенно ругался по поводу гари.
-Дед, ну куда ты опять ушел, смотри, опять ногу подвернул, - ворчала она.
-Давайте мы поможем, - сказал Колька.
Девушка обернулась.
-Ой, дед пошел проверять, не тлеет ли торф и ногу подвернул, каждый раз идет сюда, - ворчала она.
-Мади, - удивленно спросил я.
-Да, а вы?
-Лев, мы познакомились недавно, - рассмеялся я.
-Точно, а я смотрю знакомое лицо, - рассмеялась она, - а это мой дед.
Мы дотащили дедка до машины, проверили ногу, перелома не было,  Колька лихо флиртовал с Мади, я немного нервничал.
-Может, вы нас подвезете, ближе к дому, - молодые люди, - вдруг сказал дедок, - тут не далеко.
-Конечно, доставим, до места, - сказал я,- а зачем вы пошли на торфяник, мы ту пролили все.
-После вас нужно проверить, а вдруг что-то пропустили,  вот только староват я стал, чуть оступился, и вот, пришлось звать Мадлен, сам не смог встать, - сокрушался дедок.
-Дедуль, успокойся, я тебе сколько раз говорила не ходи сюда, вот мама приедет, я ей всё расскажу, - ворчала Мадлен, - а если бы я на работе была, чтобы ты делал, а?
-Никодимыч, - связался я по рации, - тут дедок наш, ногу подвернул мы его сейчас до дому и мигом обратно, тут рядом.
-Принял, - отозвался Валерий Никодимыч.
-Мади, куда ехать, - спросил Коля, когда мы с ним усадили деда на место Толика.
-Вон крайний дом, от торфяника,  крайний подъезд, спасибо ребята что помогаете, - извиняющее сказала она.
Проводив до квартиры Мади с дедом, мы помогли ему сесть на диван и быстро ушли, провожая нас,  Мади сказала:
-Спасибо, мальчики, за мной должок, - улыбнулась и подмигнула,- до встречи на работе.
Вернувшись на место дислокации, мы занялись проливкой торфяника вновь, Колька иногда поглядывал на меня и улыбался.
-Николай, - крикнул я, - струю вертикальнее, разбивай комки, хорош мечтать!
-Мне можно, или ты тоже решил попробовать, - рассмеялся Колька, - а?
Закончив с торфом, наша часть вернулась к себе в часть, всю обратную дорогу мы с Колькой переглядывались и усмехались,  Женька с Толькой, сидевшие позади нас терялись в догадках.
-Мужики вы чего такие улыбчивые, - спросил, не выдержав, Женька, - куда вас носило с дедом, вы там что бахнули?
-Жека, они, похоже, там решили проблему с холостяцкой жизнью, - рассмеялся Толя.
-Как, интересно, а вот кто женится на дедуле, - смеясь, спросил Женя.  
-Там была прекрасная нимфа, - парировал Коля.
-А вы глупцы решили связать себя узами брака, - сделал заключение Женька.
-Между собой, брак между двух холостяков, - смеялся  Толька.
-Я сейчас тормозну резко, и расквасятся носы двух женатых придурков, - крикнул я и резко сдал влево, обгоняя велосипедиста. 
-Она мне подмигнула, не ревнуй, она моя, - подтрунивал Колька надо мной.
-Вы что не хотите доехать до места в здравом виде, - рассмеялся я.
Заехав в гараж, мы занялись руиной, нужно было в первую очередь разложить и проверить СИЗ и СИЗОДы, потом только ужин, время просто летит, но когда в голове заседает мысль, да такая хорошенькая и имя ей Мади, оно тянется как резина. 
«Я увижу её только в среду, это еще три дня, кажется, я слишком много думаю, Колька вон светится, наверное, запал на неё. А если он решит что это его будущая жена, ну и она, конечно, будет согласна, а я тогда отойду в сторону? Может у него просто, спортивный интерес, а если нет, я много стал думать, может так и возникает любовь, но если они будут вместе, тогда у меня будет, эх дурацкое название, плотническая любовь, или просто зависть?»  
-Эй, ты чего замер с противогазом, - выдернул меня из моих рассуждений, Валерий Никодимыч, - или таки попал в сети?
-Не решил ещё, я кот или мышь, - рассмеялся я.
-Смотри, а Колька то наш, все лыбиться, себе на уме, вы там куда ходили, - крякнул Никодимыч, - вас что заколдовали?
-Не знаю, там дедок ногу подвернул, мы его домой доставили, а внучка знаете кто, - спросил я и улыбнулся.
-Кто?
-Наша новая уборщица, Мади, - сказал я, и от произношения её имени в груди стало тепло и приятно, я испуганно посмотрел на Валерия Никодимыча.
-Да вы втрескались в деваху оба, ох, дуэлей мне только не хватало, ну а знаешь, может это и к лучшему хоть один из вас остепенится.
Я рассмеялся, и посмотрел на Кольку, он не понимая, в чем дело, неловко улыбаясь, кивнул мне головой, узнать что, мол, происходит.
-Никодимыч назвал нас бретёрами*, и запретил устраивать в части дуэли, - рассмеялся я.
-Что?
-Я сказал, что вы оба втрескались и кто–то женится из вас, но конкуренция у вас, - он осмотрел нас оценивающе и добавил, - конкуренция большая.
Рассмеявшись, мы вскоре собрались в комнате отдыха всей командой.
Мы тушим пожары, нам подвластен огонь стихий, мы команда, даже если нас двое, но это только работа, пожар, внутри разгоревшийся после встречи с Мади, тушить приходится одному, однако ревность и в тоже время понимание что выбор всё-таки за ней, немного отрезвлял, но ненадолго. 
Наступившая среда, привела меня на работу и бросила в пучину ожиданий, нервозности,  и соперничества, причем во всё и сразу. Колька был ничем не лучше меня, Валерий Никодимыч только усмехался. Но случай, и напряженный день решил всё за нас. Ни занятий, ни тренировок у нас в среду не было, заступив на смену, мы тут же получили сигнал, возгорание частный сектор, выезд всей частью.
Что такое частный сектор, и пожар там, это просто лавирование по узким улочкам, мат, от того что проехать почти не возможно. Возле горящего дома собираются зеваки, спецмашины и припаркованные у соседних домов авто, делают дорогу настолько узкой, что нет возможности начать полномасштабную операцию. Это случай был именно таким, горела баня, рядом с двух сторон стояли дома, приходилось не только тушить баньку, но и основательно поливать соседние строения. Медики, полиция,  пожарные, криминалисты, тушение было не из легких, на проливке я обратил внимание, что в полусгоревшей бане, в предбаннике в дальнем углу, который пострадал меньше всего, люк прикрыт не плотно. Проходя мимо Толика, я махнул рукой на люк, и высветил его фонарём, он отключил подачу воды в рукаве и мы, убирая упавшие и прогоревшие наполовину доски, открыли его.  Я посветил вниз, луч вырвал из темноты и дыма женщину, прикрывающую собой   мужчину, они едва дышали, одежда подпалена, кровь на руках и спине.
Стукнув по рации, я сказал:
-Нужны носилки, обнаружены двое потерпевших, нужна будет помощь медиков.
Отключившись, мы принялись раскидывать обрушившиеся деревяшки, расчищая проход. Спустится и помочь едва живым людям в «боевке» было просто нереально, лаз в погребок был маловат, я скинул куртку и противогаз, зная, что нарушаю правила, спрыгнул низ, женщина испуганно смотрела на меня, я попытался помочь ей встать.
-Помогите, нас чуть не убили, моему брату очень плохо, там ещё, - и она потеряла сознание. Не молодая уже женщина, в обгоревшей одежде испачканной кровью, просила не только за себя, её брат лежал без сознания, у них были ножевые ранения.
-Толян, принимай, - крикнул я откашливаясь.
Крепкие руки выдернули женщину, из погреба, я проверил мужчину лежавшего на земле, пульс едва пробивался, посветив фонариком, я осмотрел его, спина залита кровью, на лице ссадины, дыхание почти пропадает, я дотянулся до своей маски, лежавшей у края погреба, приоткрыл подачу кислорода, и приставил ближе к лицу пострадавшего. Откашливаясь, я сплевывал, луч  фонарика на голове, высветил в дальнем углу еще  небольшое тело.
-Лев, давай, и надень маску придурок, немедленно, - крикнул Никодимыч.
-Я думал мне, показалось, подождите, - сказал я и, пригнувшись, пошел в ту сторону, где лежало тело, приставив себе к лицу маску. Там лежала девочка лет двенадцати, на лице огромный синяк, пульс есть, просто без сознания, я приложил ей маску с кислородом, и вернулся, чтобы поднять мужчину. Получив выборную триаду русского мата от начальства, я вернулся за ребенком. 
 Уже на улице когда все пострадавшие и живые, были уложены на носилки и отправлены в больницу, я понял что токсикоман из меня никакой, и что маску так надолго лучше не снимать. А матерные напевы Никодимыча были уместны.
Я сидел на подножке машины и дышал кислородом из маски, Колька стоял радом и смотрел на меня как на придурка.
-Ты что совсем, нам нельзя маски снимать, ты нарушаешь все правила, не думаешь, о себе подумай, о начальстве, ему будет нагоняй, и он на нас большую половину скинет, - улыбаясь, говорил он. Потом подошел и, похлопав меня по плечу, тихо сказал:
-Я горжусь тобой, ты настоящий пожарный, только я тебе этого не говорил.
-Там была маленькая девочка, а если бы мы не заметили, - пробубнил я в маске и посмотрел на него, - она бы погибла.
-За рулем я, и по барабану, что не моя очередь, мне жить хочется, завезешь нас в лес куда-нибудь, поближе к деревьям или вообще в них впишешь, - сказал Колька.
Отойдя от машины, он крикнул бойцам, нашей бригады, изображая Никодимыча:
-По ступам! Мы остались одни, пора на базу!
Перепачканные и мокрые мы действительно были похожи на бабу Ягу, и сидели каждый на сиденье, как в ступах.
Вернувшись в часть, время на отдых после обеда растворилось в сигнале тревоги. Спустя минуту мы уже мчались на адрес, горела квартира в высотке, дым и гарь с третьего этажа, поднималась выше, люди из соседних подъездов стояли на балконах, любопытство никуда не деть. Жильцы первых двух этажей и кто был посмелее, уже стояли на земле, на пятом этаже почти над самой квартирой у окна стояла старушка, одной рукой махала, второй прижимала к носу тряпку. 
-Рукав из скатки, магистральная на два рукава, - кричал Никодимыч, - лафетный ствол на тушение!
 Не прошло и пяти минут как Толик и Женя уже орудовали брандспойтами, я с бойцами второго подразделения, прихватив пару масок, выводил из подъезда жильцов, старушку  эвакуировали, подогнав автолестницу. Когда пожар был ликвидирован, а жильцы эвакуированы Никодимыч гаркнул:
-Отбой, линию убрать, - потом уже спокойно добавил, - на базу!
Закипела работа, все три подразделения, как муравьи, быстро стали собираться и укладывать оборудование по местам. Вернулись мы в расположение уже ближе к вечеру. В этот день мы так ждали с Колькой встречи с Мади, но вернувшись уже после шести часов, шансов почти не было, её рабочий день до пяти. Разложив всё на свои места,  мы уставшие потянулись в комнату приема пищи. Вот там нас ждал сюрприз!
На столе стоял большой пирог, аромат был такой, что в животах аж заурчало, картошка с мясом в пироге, могла любого мужика заставить слюни утирать. Рядом стоял тортик и записка.
«Мальчики угощайтесь, с благодарностью Мадлен»
-Мальчики, - удивленно прошептал Колька, - мы мальчики!
-Приступить к ужину всем, - за спиной раздался голос Никодимыча, -  это на всех, в два лица будет много. Ладно, ишь, два пострела, делиться надо, - рассмеялся он



* Бретёр (также Бретер, устар. фр. bretteur от фр. brette шпага) заядлый, «профессиональный» дуэлянт, готовый драться на дуэли по любому, даже самому ничтожному, поводу.
 
 
Рейтинг: +1 67 просмотров
Комментарии (2)
Василий Акименко # 29 февраля 2020 в 03:38 +1
Раньше был как-то равнодушен к работникам МЧС, пока не столкнулся с их действиями в период активной фазы гражданской войны... Украина их объявила предателями! А как они искали воду... даже брали ее из плавательных бассейнов, "украинские лыцари" специально дожидались приезда пожарных машин, затем били по объектам повторно... Они не только тушили пожары, спасали людей, но также могли обезвреживать неразорвавшиеся боеприпасы.
Тина Санна # 29 февраля 2020 в 16:45 0
Василий я пожарных как "вид" не знаю))), никогда не видела как пожары тушат, знакомых пожарных тоже нет, я про их работу и быт, почти ничего не знаю, так може в кино видела но не уверена в этом...