ГлавнаяПрозаМалые формыРассказы → Первый анамнез

Первый анамнез

 страны мы все должны быть? Легальной или нелегальной? Этого не знает никто, а кто пытается это понять, тот сходит с ума….

 

 

© Copyright: Владимир Михайлович Жариков, 2012

Регистрационный номер №0066860

от 1 августа 2012

[Скрыть] Регистрационный номер 0066860 выдан для произведения:

 Отрывок из сатирического романа «Страна анамнезия»

 

   «Доставлен в клинику по экстренным показаниям, неотложной психиатрической помощи с рынка, где расположен его торговый павильон. По свидетельствам очевидцев, больной пытался организовать митинг протеста против администрации города и органов правопорядка.

    Скорую психиатрическую помощь вызвали соседи по торговому ряду, которые были опрошены дежурным врачом-психиатром, там же  на рынке. Они рассказали, что события предшествующих дней насторожили их неадекватным поведением Долбиелдаева, который, по их словам, всю неделю развешивал по рынку листовки с призывами свержения … политбюро ЦК КПСС.

   В тот день (когда была вызвана скорая) Долбиелдаев привез на грузовике деревянную трибуну, изготовленную по его заказу заранее, и установил ее рядом со своим павильоном.  Вооружившись мегафоном, он пытался привлечь людей на митинг протеста против отправки резервистов в … Нагорный Карабах, выкрикивая при этом антикоммунистические призывы.

   Дежурный врач-психиатр в ходе беседы убедился в явных симптомах вялотекущей шизофрении Долбиелдаева, который не мог понять, что происходит, постоянно задавал вопросы, свидетельствующие о полной дезориентации в окружающей действительности и дезорганизации умственной деятельности.

   Доставленный в клинику, он продолжал возмущаться поборами на рынке сотрудниками милиции, налоговиками и администрацией рынка (что явно противоречит действительности - все знают, что такого явления в стране нет!). Он обвинял городскую администрацию во взяточничестве и коррупции и требовал посадить в тюрьму… первого секретаря горкома КПСС. Угрожал, санитарам психиатрической помощи жалобами на них самому… Горбачеву. Это свидетельствовало о полной потере связи с реальным временем.

   Диагноз, установленный предварительно дежурным врачом-психиатром полностью подтвердился в последствии – вялотекущая шизофрения».

 

   Бегло ознакомившись с анамнезом, Новостроев попросил по телефону лечащего врача, привести к нему в кабинет Долбиелдаева Михаила Сергеевича для личного осмотра и беседы. Когда тот вошел в сопровождении рослого санитара, Новостроев отправил этого сопровождающего верзилу назад в отделение. На предостережение, высказанное санитаром, Новостроев ответил, что больной самостоятельно вернется к себе в палату.

- «Рисковый мужик наш новый главный врач» - подумал санитар – «психи они всегда опасны и никогда не знаешь, что у них на уме. Вот возьмет и нападет ни с того, ни с сего! Что тогда?». 

 

- Добрый день, тезка – приветливо поздоровался Новостроев с Долбиелдаевым, после того, как санитар удалился прочь – мне необходимо с Вами серьезно поговорить.

 

- Я слушаю Вас, доктор – также приветливо ответил пациент – только не считайте меня сумасшедшим, я вовсе не тот, кем меня здесь считают! Я вообще здесь случайно, по недоразумению! Не пойму, зачем держать нормального человека в психиатрической клинике? Я, конечно же, много читал о методах борьбы с инакомыслием руками психиатров, но мне всегда казалось, что те времена безвозвратно прошли, а теперь вот сам угодил в «психушку» за свой язык. Кто из нас  дурак? Тот, кто лечит здоровых людей в клинике или тот, кто лечится в ней?

 

- Я прошу Вас Михаил Сергеевич выслушать мою просьбу очень внимательно – начал Новостроев, когда пациент замолчал на короткое время.

 

     Перебивать говорившего в таких случаях не следовало, наоборот, нужно необходимо выслушать больного до конца для того, чтобы возник тот незримый контакт «врач - больной», с помощью которого можно выяснить вопрос о причинах заболевания. Все проблемы коммуникабельности, равно как и нравственные проблемы, в психиатрии следует решать не на уровне монолога врача или диалога в замкнутом кругу медицинских работников, а в непосредственном, творческом общении врача с больным.

 

- Я Вас не считаю сумасшедшим, дорогой Михаил Сергеевич – продолжил Новостроев – скажу честно, у Вас были некоторые незначительные странности в поведении, поэтому Вы и попали сюда. Но я разберусь, обещаю Вам, и приму соответствующее решение. Как раз об этом я и хочу поговорить с Вами, прежде чем высказать свою просьбу.

 

- А что рассказывать? – заговорил Долбиелдаев – в моей истории болезни все написано, вон она у Вас на столе лежит! Какая может быть просьба у врача к больному? Что-то одно из трех: или я дурак, или я не дурак, или то третье, которое известно только лечащему врачу?  Мы не дураки – дураки немы, хотя и могут говорить.

 

- Согласитесь, дорогой мой – продолжил Новостроев – в истории болезни не все понятно, там же изложено все в кратком виде, именно поэтому я хотел бы услышать от Вас то, что случилось с Вами в тот день, когда вас госпитализировали? А уже после этого, я хочу попросить Вас об одном очень важном и нужном поручении.

 

- Хорошо, я расскажу Вам вкратце, за что меня «упекли» сюда – согласился Долбиелдаев – только прошу принимать все сказанное мной на серьезном уровне.

 

- Не сомневайтесь – заверил Новостроев и приготовился слушать пациента, который вел себя вполне адекватно и уверенно – прошу Вас, рассказывайте.

 

- Я индивидуальный предприниматель – начал свой рассказ Долбиелдаев – у меня на центральном рынке свой торговый павильон. Торгую рыбой разной – свежей, соленой, копченой и мороженной, речной и морской, простой и красной. Частенько икру завозил и красную и черную.

    Бизнес не ахти какой, но жить можно. Предпринимателем я стал поневоле, раньше работал на электромеханическом заводе инженером. Вы еще молоды и не помните советских времен, когда все честные люди горбатили всю жизнь до пенсии за сто двадцать рублей в месяц. А в магазинах не то, что икры красной или черной, рыбы-то хорошей не было. Одна морская, да и то в основном хек, который свиньи не жрут.

   А после того, как генсеком стал Горбачев, в СССР начались перемены, в результате которых с полок магазинов исчезло все,  что еще как-то случайно попадало на их прилавки, даже водка, которой при Брежневе всегда было валом, а вот при Горбачеве она напрочь пропала. Но у спекулянтов можно было купить все что угодно, но по завышенным, как тогда говорили, спекулятивным ценам. Если бы тогда разрешили всем торговать по сложившимся в то время ценам, то ничего бы не нужно было реформировать и преобразовывать и, все мы стали бы жить лучше, чем живем сейчас, но без путчей, переворотов и громких политических перемен. Потому что соотношение усредненных цен к средней зарплате, тогда было гораздо лучше, чем сейчас, а предприятия, где можно было заработать эту среднюю зарплату, все, без исключения работали и производили продукцию.

     Понимаете, доктор, ведь ничего же не изменилось в лучшую сторону в нашей жизни с тех пор, за все эти годы, начиная с 1989-го, время прошло для России зря. Все эти годы мы все с вами прожили впустую! Все эти годы мы, то есть народ, помогали кому-то придти к власти, нас всех грабили с нашим же участием и нашей помощью, да и сегодня продолжают грабить, как безмолвное быдло. Противно все это, тут не только психика, тут сталь не выдержит. Мы дураки везде, во всех городах и селах! Двадцать лет гоняться за своим хвостом,  может только сбесившийся пес….

 

    Заметив, что пациент начинает волноваться, Новостроев поспешил вступить в его монолог, используя для этого возникшую небольшую паузу.

 

- Ну почему же Вы так считаете? – больше сказал, чем спросил Новостроев – жить народ стал лучше, в магазинах все есть, чего душе угодно, продукты, одежда, машину и квартиру можно купить в кредит.

 

- Да это можно было купить и в то, горбачевское время – возразил Долбиелдаев – были бы деньги. Конечно, не в магазине, но на «черном рынке» нелегально можно было купить пол страны! И покупали, только не мы дураки, а дельцы, спекулянты и теневики всякие разные, а кто не мог нарушить закона, те в очередях стояли. Вот такая цена нашей честности и порядочности. Тогда не было товаров, а деньги были у всех, сегодня товара валом, да денег у людей нет! Вот и все, что изменилось по большому счету.

  Сегодня так же, как и тогда  – не будешь нарушать закона, подохнешь с голоду. Вот это меня и злит постоянно! От чего ушли, к тому и пришли! Зачем было жить эти двадцать с лишним лет? Для чего? Для того чтобы один правитель сменился другим, но нам что от этого? Кто вернет мне зря прожитые годы? Никто! Спроси у них (у правителей), тебе ответят – сам дурак! Но позвольте, для чего тогда пишут законы в стране, если их соблюдают лишь дураки? Не могут же дураки для дураков законы принимать. Полтысячи человек с огромными зарплатами, пенсиями и социальными льготами (наверно самые бедные) тратят миллиарды на свое содержание только ради этого? Кто здесь дураки? Ответьте!

 

- Ну, вы же предприниматель – вклинился снова Новостроев в монолог  – Вам-то, как Вы сами говорите – жить можно! В чем проблемы?

 

- Да в том, доктор – продолжил Долбиелдаев – что вокруг ничего не изменилось, все осталось то же самое, изменив немного форму. И мы не изменились внутренне – как была жажда наживы у каждого, так и осталась. Знаете, почему в стране такие высокие цены на все? Я отвечу: потому что все затраты, как и у спекулянтов советских лет,  вложены в цену. Все включено! Они в то время «давали на лапу» ментам, прокурорам и представителям власти, так и мы сегодня делаем то же самое. А за все платит покупатель, вот ему-то можно точно сойти с ума, вот это он должен сказать когда-то – хватит! Но молчит и платит всем «нахлебникам» через цены! Тоже дураки? Тогда всех покупателей – сюда в «психушку». Именно с необоснованных цен нужно начинать борьбу с коррупцией, потому что в них включены все коррупционные откаты и капитал коррупционеров формируется из кармана покупателя! Нынешние цены – источник коррупции!

   Но во времена горбачевской перестройки, можно было хотя бы открыто говорить обо всем и всех, а если не слышат, то собрать большой митинг и потребовать освобождения от занимаемой должности любое высокопоставленной лицо. И не просто потребовать, но и быть уверенным, что его обязательно снимут. А сегодня, пойди, попробуй! Я вот хотел потребовать, чтобы взятки и поборы прекратились и взяточников посадили, пытался митинг протеста провести – так меня же и  оформили дураком, и привезли сюда! Вот только здесь, в психиатрической больнице и можно говорить, обо всем открыто и обо всех, не взирая на высокопоставленность!

   Я начинал торговать на этом рынке, арендуя торговое место, а после того, как мэр города приватизировал себе рынок, нас, торгующих, силой заставляли покупать у его же фирмы сначала торговые киоски, затем павильоны, а теперь говорят нужно заказывать его фирме проект на строительство капитальных кирпичных павильонов. Строительство тоже будет осуществлять его компания, да еще по таким высоким ценам, не поверите – квадратный метр обойдется дороже, чем в Москве элитное жилье! Кто в этой ситуации дурак, заранее понятно. Можно точно сказать, что вот мэр-то наш…, не дурак. Земля его, а капитально построенный магазин вроде бы твой, но забери его с собой с его земли, попробуй, в случае чего!

 

   Новостроев слушал пациента не перебивая, нужно было дать ему возможность высказаться. Ему, как врачу-психиатру было понятно возникновение первого психотического эпизода, были понятны причины, породившие его. Скорее всего, Долбиелдаев не помнил деталей по своему поведению во время организации своего митинга, потеряв связь с реальным временем. Но напоминать это ему также не следовало. Новостроев не ошибся и в том, что именно такого человека, с активной гражданской позицией, можно было «зарядить» на начало своего эксперимента.

       

- Или, к примеру, возьмите энергетику – продолжил Долбиелдаев - как только плохая погода - ветер, дождь, гололед – все, туши свет! Стихийное бедствие, электроэнергия отключается на сутки, а бывает и несколько суток. Думаете, в советские времена не было ледяных дождей? Были, но такой вакханалии не было! Почему? Да потому что еще в тридцатые годы прошлого века разработали и повсеместно внедрили температурную плавку гололеда на проводах ЛЭП постоянным током через специально установленные трансформаторы. Этого что, сейчас не знают? Или просто не докладывают премьеру о том, что систему плавки гололеда разбазарили, разворовали и убеждают его, что со стихией бороться невозможно, а дураками в этом случае выступает население, сидящее в двадцать первом веке сутками без света!

 

- Я устал психически, доктор – продолжал пациент – сколько можно терпеть одно и то же. Тому дай, другому отстегни, третьему проплати не за хрен собачий. Вот и решил провести митинг протеста. И что, поэтому я дурак? Или дураки те, кто молча платит ни за что?

  А может дураки там (он поднял указательный палец вверх), где  «не замечают» что двадцать лет ходим по кругу? Вряд ли! Ведь каждый новый круг начинается с их инициативы. Кому-то очень выгоден бег на месте, но обязательно по кругу, а чтобы голова не закружилась, в центе этого круга иногда меняют декорации и лозунги. Инновации на модернизации, техническое перевооружение на нанотехнологии, которых никто нигде не видел и может быть, никогда не увидит. А мы все дураки верим в сказки и оголтело носимся по этому кругу!

   У нас самое криминальное государство, жить противно и обидно в такой стране. Это же наша с Вами страна, доктор!  По телевизору только и слышишь, патриотизм должен быть у каждого, тогда все станет лучше. Да это только дураки могут быть патриотами такой коррумпированной и криминальной страны!  Настоящие патриоты ведут себя по-другому, они честно говорят обо всех недостатках и вместе борются за эту честность!  Вот такая вот философия доктор! 

 

- А Вы верите в то, что жизнь может измениться к лучшему? – спросил Новостроев.

 

- Поверю, доктор, только тогда, когда заворовавшиеся менты и прокуроры сами себя посадят в тюрьму за совершенные ими же преступления – ответил Долбиелдаев – нам же всем, нужно поменять свою толерантность на нетерпимость и отучаться слепо, верить, кому бы то ни было. Вера в умных дураков, это наша с вами самая большая дурость! Нужно не верить, а жить проблемами сегодняшнего дня, ведь достойно нужно жить сегодня, а не в светлом будущем.

    Сегодня нужно нормально и хорошо питаться, сегодня нужно нормально и хорошо одеваться, сегодня нужно иметь нормальное жилье. А чтобы все это было у нас сегодня, нужно требовать от тех, кому доверили кормило власти, а не верить в очередные сказки и смену декораций и лозунгов в центре круга, по которому бегаем. А власть должна выполнять наши сегодняшние требования и потребности или уходить в отставку к едрени фени!

   А предприниматели, которым, по Вашему мнению, жить можно, постоянно подвергаются вымогательствам. Вот, например, приходит к Вам незнакомый человек в штатском. Вы спрашиваете его: «Вы к кому?», а он вам: «От Герасима к Муму!» и далее уже с откровенным намеком: «Моя фамилия Обдиралкин, я налоховый инспектор, с проверкой к Вам выездной!». То есть инспектор на лохов. Лохи мы, а не предприниматели! Дойные коровы для всевозможных «контролирующих органов».

    Получается что, в одной стране, на одной территории с одним народом существует два государства – одно легальное, а второе как бы в параллельном измерении – нелегальное. Кто правит второй страной,  кто является ее президентом? Патриотами какой страны мы все должны быть? Легальной или нелегальной? Этого не знает никто, а кто пытается это понять, тот сходит с ума….

 

 

Рейтинг: 0 249 просмотров
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!

 
Проза, которую Вы не читали

 

Популярная проза за месяц
129
120
109
104
96
95
Подруги 11 ноября 2017 (Татьяна Петухова)
94
93
92
88
81
76
75
73
72
70
69
Тёщин сон 3 ноября 2017 (Тая Кузмина)
64
63
63
62
61
60
59
Предзимье 31 октября 2017 (Виктор Лидин)
57
56
45
45
41
38