ГлавнаяВся прозаМалые формыРассказы → Первые дебаты

 

Первые дебаты

 (отрывок из сатирического романа «Страна анамнезия»)

 

   Наступил первый день политических дебатов кандидатов в президенты общественной организации клиники. Все трое кандидатов, предварительно посовещавшись между собой, решили согласовать эти предвыборные мероприятия с Новостроевым. Мало ли что? Может он снова скажет о нарушении ими какого-нибудь федерального закона, если они не получат его «добро» на проведение дебатов. Но все обошлось, как нельзя лучше – «добро» главного врача они получили без проблем.

   Дебаты решено было проводить в актовом зале клиники, который усилиями сторонников всех кандидатов украсили плакатами и растяжками с лозунгами, сочиненными Строчкиным:

 

Политические дебаты – это истины постулаты!

Вот когда их проведем – обо всех мы все поймем!

Кто способен управлять – того будем выбирать!

 

Кандидат будь объективен,

Будь умен и креативен,

Будь надеждой и опорой

За глухим нашим забором!

 

Будешь, избран – управляй,

Но людей не забывай,

Тех, кто в руки власть дает

Кто тебя на трон ведет!

 

 Будешь, властен и могуч

Солнцем нашим среди туч,

Согревай  же и свети,

Всех нас – мать его ети!

 

    Количество сторонников от каждого кандидата, которые должны были готовить зал к дебатам, определялось на заседании президиума, он должен был установить квоту. Здесь не обошлось без жарких споров – кто сколько «своих» должен командировать на эту работу. Первоначально было предложено «послать на подготовку зала» равное количество от каждого кандидата. Именно по этому вопросу и разгорелись споры.

 

- А почему моих сторонников должно быть столько же, как и у Долбиелдаева? – возмущенно спросил Большевиков – нужно чтобы моя квота была пропорциональна приблизительному количеству моих сторонников. Коммунистически настроенные пациенты не должны «горбатиться» на всех – мы и так вам великую страну построили, которую вы, господа, растащили по частным карманам! 

 

- А как Вы, товарищ Большевиков определите предварительно количество своих сторонников, если выборы мы еще не проводили? – резонно спросил Долбиелдаев – я предлагаю равную квоту  и не нужно здесь изобретать всякие разные ухищрения. Горлопанить все горазды, а вот когда нужно поработать на общее дело, так все в кусты!

 

- А я предлагаю определить квоту в соответствии с общероссийской статистикой голосования на последних проведенных в стране выборах – предложил Загребухин – весь электорат клиники представляет сегодня три политические ориентации - коммунистическую, центристскую и либеральную, то бишь демократическую, поэтому в соответствии со статистикой можно определить наши квоты.

 

- Ну, с коммунистами и демократами все понятно, а как быть с центристами? – не сдавался Долбиелдаев – в стране две таких партии, а у нас в клинике только одна.

 

- Мы должны брать статистику выборов президента, а не региональных органов законодательной власти – предложил Большевиков – мы же готовим выборы своего президента. Логично?

 

- Да, логично – ответил рассудительно Долбиелдаев – но как мы можем в протоколе своего заседания записать мою фамилию или Загребухина против фамилии президента страны? Нашего главного врача могут снова «загрести» в органы. Я предлагаю сопоставлять квоту статистике парламентских выборов, но по центристам определиться только по результатам голосования за главную центристскую партию.

 

  Его доводы были настолько убедительными, что президиум сразу согласился с данным предложением. Какие сомнения в правильности такого решения? Электорат России «сам определил такую статистику», что бы там не говорили злые языки и лидеры оппозиции о подтасовке результатов голосования с использованием административного ресурса.

    Вести дебаты единогласно доверили одной представленной кандидатуре на роль ведущего. Им оказался Какисраки Иван Христофорович. Во-первых, он имел опыт журналистской деятельности и ведения дебатов в студии, которые довелось ему по его же словам проводить в далекие советские, горбачевские времена. Нынче же политические телевизионные дебаты похожи на пение русских народных частушек в пустыне Каракумы, по причине отсутствия на них главных претендентов на победу.

    До сих пор доподлинно неизвестно, почему главные претенденты уклоняются от участия в теледебатах. Может быть, не хотят выглядеть неприлично в условиях импровизации или же отказываются «петь под фанеру», как это делают многие наши исполнители попсы, а может быть просто стыдно стоять рядом со своими соперниками, которых они считают недостойными своего внимания, неизвестно, но факт остается фактом.       

    Было разрешено каждому кандидату иметь в зале свою группу поддержки, которую тот подберет для себя лично. Долбиелдаев назначил руководителем своей группы поддержки профессионала по этой части - Попучмокина, которому поручил подобрать состав группы самостоятельно, доверяя его личному опыту. Лучше этого сделать никто не мог, потому что «рыбак рыбака видит издалека».

    Большевиков назначил руководителем группы поддержки сразу двух человек – Ленина и Троцкого. Первый должен «давить на аудиторию своей хоризмой», а второй экспромтом подсказывать Ленину тексты в поддержку кандидата Большевикова и вопросы его соперникам. Загребухин назначил руководителем своей группы поддержки своего соратника по частнособственническим  инстинктам и убеждениям - человека по фамилии Тупоступоров Константин Каземирович, от которого требовалось вне зависимости от ситуации на дебатах, твердить одну и ту же фразу: «Бесплатный сыр бывает в мышеловке!»   

   Сами дебаты в присутствии ведущего Какисраки должны проводиться за столом, стоящим на сцене зала, а выступающие, которые будут отвечать на вопросы ведущего, могут выступать с трибуны с гербом СССР или с места,  по своему усмотрению. Как кому нравится. Те, кто почувствует дискомфорт от своего присутствия на трибуне с гербом умершей страны, могут отвечать, сидя за столом.

   Что касается темы дебатов, то решено было выбирать ее по правилам лотереи, а именно, перед каждыми дебатами, все присутствующие в зале пишут на листочке бумаги желаемую тему и скручивают листочек в скатку. Затем, все листочки-скатки собираются со всего зала и помещаются в ящик, из которого случайный человек, присутствующий на дебатах, вытащит один листок-скатку. Написанная на этом листке тема и будет темой дебатов. Такой механизм выбора темы был определен с одной целью, чтобы не допустить предварительной подготовки кандидатов к дебатам - пусть отвечают в условиях импровизации.

   На дебаты пригласили почетных гостей - Новостроева, завотделениями, всех дежурных врачей и медсестер. Для них установили в ряд мягкие стулья в одном из углов актового зала. С этого места хорошо была видна сцена с дебатирующими кандидатами, и зал со зрителями. Новостроев решил присутствовать на первых дебатах для того, чтобы отмечать для своей научной работы наблюдаемые изменения в поведении своих пациентов.

    И вот в назначенный час, из колонок, установленных в актовом зале, зазвучала музыка, призывая всех собраться там для проведения дебатов. Пациенты потянулись в актовый зал, постепенно заполняя свободные места, которых вскоре не осталось, а те, кто не успел занять сидячее место, оставались стоять в проходах зала и вдоль его стен. Был полный аншлаг, на сцене суетился Какисраки, кандидатов еще не было. Позднее пришел сам Новостроев, заведующий мужским отделением, дежурные врачи и три медсестры, которые сели на почетные места и, дожидаясь, начала шоу, переговаривались между собой.

   Наконец, под торжественный марш, неожиданно зазвучавший из колонок, и приветственные крики групп поддержки в зал вошли кандидаты в президенты.  Новостроев фиксировал поведение каждого из них. Долбиелдаев шел первым и, подняв обе руки вверх, приветствовал присутствующих. Выражение его лица было таким, как будто он был кандидатом в президенты России. Не менее важным был вид и у Большевикова, с той лишь разницей, что у него была поднята только одна рука, причем на уровне плеча, как это было принято у Ильича. Загребухин не поднимал ни одной руки, однако вид у него был деловым и сосредоточенным.

   Когда все трое кандидатов поднялись на сцену, Какисраки объявил о начале дебатов и предложил всем присутствующим написать на листочках желаемую тему дебатов и сдать ее на сцену. Новостроев удивился, что завотделением, два дежурных врача и все три медсестры принялись писать на листочках свои темы. «Неужели им тоже интересно мнение больных по своей теме? Увлеклись деловой игрой?» - подумал Новостроев. Эти листочки разносили всем желающим специально поставленные для этой цели пациенты. Они же и должны были собрать скрутки со всего зала. Организация дебатов была на высоте!

  Наконец Какисраки пригласил случайного пациента сидящего в первом ряду для избрания темы дебатов. На сцену поднялась пациентка женского отделения и, порывшись немного в картонном ящике, достала одну из скруток. Какисраки развернул ее и прочитал тему сегодняшних дебатов.

 

- Уважаемые господа и товарищи – торжественно произнес он – тема сегодняшних дебатов (пауза) – игорный бизнес в России. Я на правах ведущего дебатов, буду задавать вопросы кандидатам по очереди…. Женщина…, да вот Вы в третьем ряду…, да, да Вы…, чего Вы радуетесь?

 

- Это я написала эту тему! – почти закричала одна из пациенток, приподнявшись со своего места и хлопая в ладоши так, как радуются дети,  когда выигрывают приз в детской игре – я, понимаете я. Спасибо вам за то, что вы огласили мою тему…. (Тут у нее резко сменилось настроение с радостного на очень грустное) Мой сын спустил все, что мог в казино и остался без штанов, которые тоже проиграл. Неужели даже старыми вонючими штанами не брезгуют собственники игорных заведений, отбирая их у игроков? Вот и пусть сейчас ответят наши кандидаты на вопросы моей темы! Как они собираются бороться с уродливым явлением наших дней – игорной зависимостью….

 

- Хорошо, хорошо ответят. Но Вы успокойтесь и слушайте их ответы – деловито сказал Какисраки – итак, господа и товарищи мой первый вопрос кандидатам будет такой: «Как Вы относитесь к игорному бизнесу в нашей стране?». Кто первый будет отвечать?

 

- Позвольте мне – поднял руку Долбиелдаев – мне давно хочется поделиться своими идеями по такому важному социальному вопросу.

 

- Возражений не будет? – спросил Какисраки у соперников Долбиелдаева. 

 

- Нет, пусть отвечает – спокойно произнес Большевиков – он всюду старается вылезти первым, пусть говорит!

 

- Я тоже не возражаю – уведомил всех Загребухин – мне кажется не важным то, кто первый будет говорить, а кто второй, важно, о чем здесь скажет каждый из нас.   

 

    Долбиелдаев поднялся на трибуну с советским гербом и… «рванул с места в галоп», объявив вначале факт своего обращения в адрес президента о необходимости принятия специального закона об игорном бизнесе. Никто из присутствующих не знал, было ли действительно его обращение или нет, но эффект от такого вступления был ошеломительным. Весь зал зааплодировал ему, а группа поддержки, возглавляемая Попучмокиным, поднялась со своих мест и стоя трижды прогорланила на весь зал: «Наш кандидат, большого ума – он давно работает на развитие российского социума!»  

   Первый блин комом, - утверждает народная пословица. Группа поддержки Загребухина во главе с Костей Тупоступоровым не поняла момента своего вступления в игру эмоций и тоже подхватилась с мест, перебивая попучмокинцев, закричала – «Бесплатный сыр бывает в мышеловке!».  Ленин, поддавшийся общему порыву поддержки кандидатов, вскочил со своего места, и, жестикулируя руками и картавя, как вождь мирового пролетариата, закричал: «Товарищи! Игровая революция, о которой давно говорил Большевиков, свершилась! Все на борьбу с буржуазной игроманией!».

 

   Поднявшийся ажиотаж долго и терпеливо успокаивал Какисраки, который, судя по его уверенному поведению, действительно имел опыт ведения публичных дебатов. Ему удалось успокоить все группы поддержки, строго приказав им оглашать свои лозунги только тогда, когда выступает их кандидат, иначе, сказал он, кандидат, группа поддержки которого нарушает порядок, будет снят с дебатов. Вскоре в зале снова воцарилось спокойствие, и дебаты продолжились.

  

- И закон об игорном бизнесе был  принят в стране – продолжил Долбиелдаев -…, но, к сожалению, не в той редакции, которая могла бы искоренить поставленные в моем обращении проблемы.  Что я предлагал? Первое. Установить налог на эту разновидность бизнеса в размере 97% от выручки. Такая мера сразу бы «отсекла» любителей легкой наживы. Зарабатывая 3% на социальных пороках, не шибко зажиреешь. А бюджет бы зарабатывал на пороке солидные суммы.

    Второе. Для того, чтобы государственные фискальные органы четко контролировали выручку игровых залов нужно было предусмотреть во всех игровых автоматах специальные электронные устройства, исключающие возможность работы каждого автомата без его подключения к терминалу налоговиков по сети Интернет. Информация о работе каждого игрового автомата, включая размер его выручки, поступала бы в режиме реального времени в налоговую инспекцию. На терминале должна была быть предусмотрена защита от  уничтожения или корректировки информации недобросовестным налоговиком, вступившим в сговор с владельцем игрового бизнеса.

   Третье. Казино, где играют в рулетку и карты оборудовать видеокамерами  и электронными устройствами, исключающими возможность игры без работы видео камер, подключенных также к терминалу налоговой службы. Видеоизображение с этих камер должно записываться на недоступный специальный сетевой диск, находящийся на сервере Интернет провайдера. Подсчет выручки проводился бы в конце каждого месяца по итогам записи на этом диске.

    Принятый закон не предусмотрел таких мер и поэтому страна получает сегодня то, что получает. Все игровые залы переименованы в Интернет кафе и лотереи, где работают все те же однорукие бандиты. В выделенные специальные зоны никто из бизнесменов игорного бизнеса ехать не собирается. Бизнес на пороках общества ушел в подполье, и не приносит никакой прибыли в бюджет….

 

- Михаил Сергеевич – обратился к Новостроеву заведующий мужским отделением – а Долбиелдаева, пора выписывать…,  смотрите, как трезво мыслит человек….

 

- Он нам самим еще нужен, Яков Ефимович – ответил Новостроев – пусть разворачивает деловую игру эксперимента до конца, у него это хорошо получается. Если сейчас выписать этого пациента, то игру пациентам придется скомкать, что вызовет их нездоровую реакцию. Да и я-то вообще не уверен в его полном выздоровлении, если Вы помните основная шиза у этого пациента – критика власти и советы ей во всех возможных и невозможных вопросах на самом высшем уровне….

 

   Долбиелдаев закончил отвечать на первый вопрос. Реакция зала на его ответ была на удивление спокойной и можно сказать прохладной. Скорее всего, большинство зрителей, то ли не поняло сути предложений Долбиелдаева, то ли не соглашалась с ними по причине отсутствия радикализма в них. Народ хотел слышать другие предложения – «народ хотел крови». С кислой миной Долбиелдаев сел на свое место и понял, что начинает проигрывать первые дебаты.

 

- Спасибо Михаил Сергеевич за Ваш исчерпывающий ответ на первый вопрос – произнес Какисраки – кто будет отвечать вторым?

 

    В это время группа поддержки во главе с Попучмокиным снова вскочила со своих мест и снова трижды прогорланила свой текст поддержки, а поскольку никто заранее не знал темы первых дебатов, то ограничились тем же текстом, что и в первый раз. Ленин, Троцкий и Тупоступоров хранили при этом молчание, как того требовал порядок, оглашенный Какисраки.

 

   Вторым вызвался отвечать на вопрос Большевиков. Он предусмотрительно подождал пока Попучмокин «со товарищи» усядутся на свои места. Выйдя на трибуну с гербом СССР,  Большевиков первый раз в своей жизни почувствовал гордость и полное душевное удовлетворение. Сам факт того, что он является кандидатом в президенты и выступает сейчас с этой «высокой» трибуны, окрылял его, как «Редбул», вселял уверенность, как вклады банка ВТБ, воодушевлял, как выступления премьера на партийных совещаниях, вселял оптимизм и решительность, как  публичные выступления президента. Принимая позу вождя мирового пролетариата, запечатленную скульпторами советской эпохи он произнес:

 

- Товарищи и…, я не побоюсь этого слова…, господа!  Игромания – это такая же болезнь, как и наркомания. Какое у честного человека может быть отношение к игорному бизнесу? Наших молодых людей делают игроманами, проигрывающими последние штаны. Сколько было игроманов в советское время?  Е-ди-ни-цы!  А сегодня? Сегодня их мил-ли-о-ны! Так что же нужно делать? Нужно категорически запретить этот преступный бизнес….

 

   Зал взорвался бурными и продолжительными аплодисментами, переходящими в овации, как когда-то приветствовали на съездах КПСС Брежнева. Поднялся дружный шум, сквозь который были слышны отдельные выкрики: «Запретить! Запретить…». В этом шуме никто не услышал призывов Ленина, вскочившего со своего места и картавящего какой-то текст, подсказанный Троцким. Зал начал скандировать: «Большевиков, Большевиков пересажай всех игроков…». Сам Большевиков напоминал в этот момент памятник вождю мирового пролетариата, стоящему на пьедестале с вытянутой вперед рукой. Таких памятников было еще много по всей необъятной России.

 

-  Поэтому я предлагаю в законе об игорном бизнесе – продолжил Большевиков, когда зал успокоился – изменить статус игорных зон и перенести их все в Сибирь. Зоны должны называться просто зонами…, но не для игорного бизнеса, а для бизнесменов-игрунов….

 

   Зал снова пришел в неистовство – снова шум, заглушающий картавого Ленина и снова бурные продолжительные аплодисменты, переходящие в овации. Снова поза вождя с вытянутой вперед рукой и успокаивающие жесты Какисраки.

 

- Мой оппонент, господин Долбиелдаев – продолжал дальше Большевиков – много сказал умного и дельного, но не сказал главного. Да, конечно, если принять предлагаемые им меры, то количество бизнесменов-игрунов резко сократиться, бюджет получит солидные дополнительные доходы, но уменьшится ли от этого количество молодых людей в залах игровых  автоматов и казино? Нет! А какие деньги получит от их проигрышей бюджет? Деньги, которые тысячу раз пропитанные слезами близких и родственников игроманов! Так нужны ли такие «горькие деньги» государству? Нет и еще раз нет….

 

   Новостроев посмотрел в это время на своих коллег, сидящих рядом с ним в почетном ряду.   К его великому удивлению он увидел в их глазах тот же огонек азарта и больших надежд на перемены в этом секторе бизнеса, как и у пациентов-зрителей. Все они, включая заведующего мужским отделением, жадно слушали Большевикова и ожесточенно аплодировали ему. Это не на шутку встревожило главного врача, он помнил, что источником неуправляемой ситуации на трудотерапии были сторонники Большевикова, которого сейчас поддерживают его коллеги. Такой альянс расстроит любого руководителя.

   В чем причины поддержки психически больного человека, их пациента, этими здоровыми и образованными людьми по профессии психиатр? Может быть, таких призывов давно не слышали по телевизору? Или они сами проигрывали крупные суммы в казино и в залах одноруких бандитов? Неужели и они подверглись магии этой деловой игры? Ответить на эти вопросы Новостроев пока не мог. Он и сам в последнее время чувствовал на себе воздействие придуманной им же игры, объясняя это тем генетическим инстинктом человека, заложенного самой природой, который называется стремлением к свободе и справедливости.

 

- Я надеюсь,  на вашу поддержку и благодарен вам за ваше понимание всего того, о чем я вам только что сказал – закончил свое выступление Большевиков, сойдя с «высокой» трибуны.

 

   После того, как зал успокоился, слово взял Загребухин. Он не пожелал выходить на трибуну с гербом несуществующей страны и решил выступать с места. Ему можно было посочувствовать – после такого яркого выступления Большевикова и дружной поддержки всего зала, трудно что-то говорить о легализации и упорядочивании игрового бизнеса, владельцем которого он являлся, переведя его в подпольный режим после принятия закона об игорном бизнесе. Он был в заведомо проигрышной ситуации.

 

- Я владелец нескольких игорных заведений в нашем городе – твердым металлическим голосом произнес Загребухин – я тот, которого….

 

   Ему не дали договорить, зал зашумел, затопал по полу ногами, раздался свист и отчетливые выкрики с мест: «В игровую зону его…, в зону…., пусть там играется…».  Но Загребухин видимо давно ждал такой реакции зала и мужественно переносил свою непопулярность, он молчал стоя по стойке смирно и выжидал, пока зал успокоится. Наконец, выкрики стихли, ноги перестали стучать по полу, свит прекратился.

     Социологи утверждают, что после первой негативной реакции в обществе сначала начинают слушать что говорят о непопулярных мерах, вызвавших возмущение, потом перестают проявлять гнев, дальше пытаются понять, о чем говорят и только к концу определенного периода не обращают на это уже никакого внимания. После прохождения этого периода наступает самый опасный период в обществе, называемый апатией. И если об этих непопулярных мерах говорит сама власть, то общественная апатия воспринимается самой властью, как поддержка ее непопулярных мер, перерастающая в опасную уверенность в своей правоте, единственной на все века и для всех народов. Апатия же общества перерастает в тотальную толерантность, которая внезапно может исчезнуть и привести к социальному взрыву.

 

- Я продолжу господа – произнес Загребухин, после того, как зал окончательно затих – я понимаю ваш гнев, но прошу выслушать мой ответ, на который я имею право, как и все присутствующие здесь кандидаты….

 

   По залу снова прокатился ропот и сдержанный гнев, однако кто-то  из толерантных пациентов прокричал: «… пусть говорит…, имеет право…». Гул постепенно стихал и по выражению лиц зрителей, Загребухин определил, что большинство из них уже приготовились слушать. 

 

- Так вот – продолжал он уже в полной тишине – все ругают и клеймят игорный бизнес, но мало кто знает о его позитивной государственной роли в начале 90-х годов, когда….

 

 По залу снова прокатился ропот недовольства. Кто-то кричал: «Хватит нам лапшу вешать…», кто-то снова толерантничал: «…пусть говорит…, имеет право…», кто-то зло ухмылялся, но уже молча.

 

- Вы послушайте сначала – настаивал Загребухин – это не пафосное заявление, а реальность. Все знают, как разваливалось государство в начале 90-х годов, разваливалось все, структуры власти, банковский сектор, правоохранительные органы и суды. Я не буду скрывать о том, что мы, бизнесмены игорного бизнеса с начала его появления в стране и по сей день, отстегиваем  ментам,  прокуратуре и структурам власти. Это сегодня не секрет!

    Вспомните, работники органов правопорядка в то время, месяцами не получали своего нищенского жалованья. И если бы не наши откаты, то вся правоохранительная система попросту развалилась бы еще в те годы. Кто будет работать бесплатно, да еще на такой опасной работе? Развалилась бы милиция, прокуратура, а кто бы тогда защищал вас всех, рядовых граждан, от хулиганов и бандитов? Некому! В стране наступил бы хаос. Лично я себе охрану нанял бы, а вот каждый из вас смог бы платить большие бабки за свою безопасность? (Зал молчал). Молчите? То-то же!

    Поэтому я и говорю о позитивной государственной роли игорного бизнеса в становлении новой России. Скажу больше, никто никого не заставляет играть в этих казино и в залах игровых автоматов. Сами идут и играют, что, я их туда силком тащу? И, представьте себе, не все проигрывают. Многие клиенты уходят из казино с крупными выигрышами.

      Если выигравший игрок «спускает» весь выигрыш в ночных клубах, то это, конечно же, игроман. Но есть и такие игроки, которые хотят, потратит выигрыш на открытие своего бизнеса, а денег нужно много и сразу. Поэтому идут и играют, государство только разговоры ведет о помощи малому и среднему бизнесу, а на деле эта помощь никогда не позволит вам начать свое дело.

    Товарищ Большевиков говорил тут красиво, что игромания – это порок, а нас всех нужно отправить в зону. Тогда скажите мне, пьянство и алкоголизм порок или нет? Порок – ответите вы, тогда давайте всех бизнесменов кто торгует спиртным, тоже отправим в зону.

    Пороков в стране много и с каждым нужно бороться, индивидуально подходя к проблеме. А что, разве советская власть не зарабатывала на наших пороках? Зарабатывала, а если кто забыл, я напомню, как водкой торговало государство развитого социализма, ведь почти сорок процентов союзного бюджета формировалось за счет монополии на спиртное, так называемые «пьяные деньги». Само государство торговало пороком, одной рукой спаивая население, а другой, наказывая за пьянство. Вот это порок, порок государственного масштаба. А Большевиков нам здесь рассказывает красивые сказочки – пересажаем бизнесменов-игрунов, и все будет хорошо! Да ни фига не будет хорошего!

  Мне старики много рассказывали в свое время об облигациях обязательного государственного займа, которыми выдавали когда-то до 80% зарплаты. Облигацию можно было обменять на деньги, но не сразу, а по истечению определенного времени. Это что не обман? Это что не грабеж? Человек заработал бабки, а ему говорят вот тебе облигации, израсходовать которые ты сможешь через годик – другой. Как это назвать господа коммуняки? А вот фишки, выигранные в казино, мы меняем тут же, по предъявлению!

    Теперь давайте вспомним об известных каждому россиянину финансовых пирамидах. Я тоже в свое время организовывал такие пирамиды, конечно не в масштабах МММ, но все же. Что, в эти пирамиды людей тащили силком? Нет! Сами шли, а человек, организовавший ее, придумал гениальную идею по привлечению свободных средств граждан для работы на валютных, фондовых, фьючерсных и тому подобных биржах. А не этим ли сегодня занимаются наши банки? Этим самым, но только под другой крышей, крышей самого государства.

   Абстрагируясь от деталей и от того, кто пострадал в экспроприации наличных денег в МММ, скажу, что выиграла в конечном итоге экономика России. Ведь эта экспроприированная наличка послужила финансовой основой развития реального сектора российской экономики в те времена, когда она упала ниже плинтуса. Правда, многие сегодняшние олигархи должны благодарить именно организатора МММ за то, что они стали теми, кто они есть сегодня.

   Прежде чем бороться с игорным бизнесом, нужно сначала разобраться с икорным бизнесом. Я имею в виду черную и красную икру, которая была жутким дефицитом в советские времена и которую можно купить ныне в любом, даже маленьком магазинчике. Там, в этом икорном бизнесе, криминала в десять раз больше, чем в игорном, но никто не кричит на всю страну, давайте запретим добычу и продажу черной и красной икры, давайте пересажаем тех, кто занимается таким бизнесом.

     Кстати сказать, не думайте, что вы действительно кушаете натуральную красную и черную икру - то, что продается в подавляющем большинстве магазинов – это простой имитатор икры. Проще говоря, суррогат, изготовленный из желатина, сельди иваси и прочих компонентов. А вот черная икра, добываемая у нас в стране по-прежнему вывозится за рубеж сотнями тысяч тонн, где стоит около трех штук баксов за кило. А добывается, как во все времена, начиная еще с дореволюционных, исключительно браконьерским способом. Вот так вот, господа и товарищи коммунисты!

 

   Новостроев не ожидал такого выступления Загребухина, оно было не менее ярким, чем выступление Большевикова. Невзрачный с виду, порой грубый и говоривший на жаргоне Загребухин никогда не производил впечатления политика или оратора, но сегодня…. Зал, как завороженный этой информацией, впитывал в себя идеи либерализма, даже Ленин с Троцким молчали и внимательно слушали своего классового врага.  

   Не к месту были лозунги Тупоступорова и его команды, прозвучавшие после завершения речи Загребухина. Они воодушевленные произведенным впечатлением от выступления своего   патрона, вскочили и дружно в тишине зала прокричали: «Бесплатный сыр бывает в мышеловке!». Отряхнувшийся от впечатления Ленин тоже вскочил и, картавя больше, чем обычно закричал: «Товарищи! Не верьте провокатору! Этот провокатор из буржуазного прошлого! Под суд игрунов и кровопийц трудового игрока!». Но зал уже не реагировал на эти лозунги, как после выступления Большевикова. На лицах большинства пациентов была гримаса растерянности. Кого не послушаешь, каждый по-своему прав!

    У Долбиелдаева сразу же поднялось настроение после выступления Загребухина, это было видно невооруженным глазом. Он явно проигрывал в начале дебатов Большевикову, но после выступления Загребухина, об этом проигрыше можно говорить с большой натяжкой – Загребухин оттянул значительную часть популярности Большевикова на себя. Вот она, практическая польза плюрализма мнений, многопартийности и свободной политической  конкуренции!

  

- Уважаемые господа и товарищи коммунисты – обратился к залу ведущий дебатов Какисраки – наши кандидаты ответили на первый основной вопрос по своему отношению к игорному бизнесу, а господин Загребухин ответил попутно о своем отношении еще и к икорному бизнесу в России. Теперь переходим к вопросам из зала, на которые кандидаты будут давать блиц ответы. Напомню, что ответы должны быть короткими, в двух-трех словах. Каждый из вас может задать свой вопрос каждому кандидату, причем по одному вопросу. Каждый, кто задает вопрос, должен представиться, назвать свою политическую ориентацию и свой диагноз. Сейчас в порядке очередности выступлений свой вопрос кандидату Долбиелдаеву  задают сторонники коммунистов. Кто будет задавать вопрос?

 

   Предложение ведущего было неожиданным для всех слушателей дебатов, что привело аудиторию в замешательство. Ведь вопрос нужно было еще «правильно» сформулировать, чтобы выглядеть с одной стороны политически зрелым избирателем, а с другой – задать «трудный» вопрос для ответа соперника. Группы поддержки готовили своим соперникам вопросы, но подготовить все возможные вопросы, не зная заранее темы дебатов, было трудно, хотя каждая группа имела так называемые «домашние заготовки».  Как и следовало ожидать, после минутной паузы, с места поднялся Ленин, он развернулся лицом к аудитории и «уколол» всех своими колючими глазками.

 

- Ленин Владимир Ильич – представился он – сторонник Большевикова, диагноз – вялотекущая шизофрения. Извольте, батенька, ответить на такой вопрос – начал он голосом вождя мирового пролетариата – Вы предлагаете не бороться с игроманией в России, а только  лишь упорядочить, узаконить, сделать социальную болезнь цивилизованнее, более западной что- ли, а потому и предлагаете ряд полумер. Вы, как партия центристов, объединяющая свои ряды по двум интересам – властвовать и обогащаться, способствуете прогрессированию этого опасного заболевания. Какой ваш интерес в доходах игорного бизнеса? Не пора ли основные доходы бюджета получать от реального сектора экономики?

 

- Это сразу два вопроса – протестовал Какисраки – а нужно всего один. Пусть кандидат ответит на первый вопрос, а второй приберегите для следующего раза.

 

- Это безобразие – протестовал с места Троцкий – задан один вопрос, но двумя частями. Если кандидат не может отвечать на второй, пусть не отвечает, а люди пусть сами делают выводы – могут или не могут центристы ответить на вопрос, когда же бюджет начнет получать основные доходы от реального сектора экономики.

 

- Отвечаю на первый вопрос – вмешался в спор Долбиелдаев – моего личного интереса в доходах игорного бизнеса нет, иначе бы я поддерживал кандидата Загребухина. Отвечаю и на второй вопрос: в настоящее время игорный бизнес сам является эффективно работающим реальным сектором экономики!

 

- А теперь вопрос Долбиелдаеву от сторонников Загребухина – предложил Какисраки.

 

- Тупоступоров Константин Каземирович – представился руководитель группы поддержки – сторонник кандидата Загребухина, болею дебилизмом средней тяжести. Вопрос: скажи мне Долбиелдаев, почему ты занимаешься торговлей рыбой, а не игорным или икорным бизнесом?

 

- Потому – ответил Долбиелдаев, улыбнувшись - что Ваш вопрос соответствует Вашему диагнозу. А если серьезно, то помимо ментов, прокуратуры, чиновников мэрии, налоговиков и прочих «нахлебников»  не хочу платить еще и криминалу!

 

- Яков Ефимович, откуда они берут такие диагнозы? – спросил Новостроев заведующего мужским отделением.

 

- Это медсестры так называют пациентов – отвечал тот – Вы же знаете, что все диагнозы сегодня пишутся кодами МКБ-10, а средний медперсонал интерпретирует их по-своему.   

 

-…А теперь вопрос кандидату Большевикову – предложил Какисраки, успокаивая зал, который уже дружно аплодировал блиц ответам Долбиелдаева.

 

- Мой вопрос такой… – послышался голос из зала от пациента, поднявшего вверх руку.

 

- Пожалуйста, только просьба представляться – перебил его Какисраки – называть свою фамилию, имя, отчество, политические симпатии и диагноз, как это первым из вас делал Ленин!

 

- Моя фамилия Подневольнов, зовут Игнат Васильевич – представился пациент – я сторонник Долбиелдаева, с диагнозом шизофрения параноидной формы. Я хочу сказать, что мы все равно победим на выборах, ведь мы представляем самые политически грамотные слои всего нашего общества и ….

 

- Какой Ваш вопрос господин Подневольнов – прервал его Какисраки – агитацией не надо заниматься при формулировке вопроса, это запрещено условиями дебатов. Хорошо?

 

- Хорошо! А вопросик у меня такой к Большевикову: скажи мне товарисч, почему это коммунисты всегда хотят что-то запрещать, в то время, когда нужно больше разрешать?    

 

- Да потому, дрогой товарищ – отвечал Большевиков – что в нашей стране без запретов нельзя по той простой причине, что даже если запрещают что-то, то это что-то все равно делается и в первую очередь вами – центристами. Для вас законы не писаны! Чем больше будет запретов, тем вам труднее будет маневрировать на поле разрешенных деяний!

 

   Зал снова отозвался бурными и продолжительными, переходящими в овации, и уже трудно было понять, на чьей стороне больше сторонников. Однако Новостроеву было неизвестно, что в конце дебатов будет проведен опрос при выходе, называемый иностранным словечком - экзит пул. Его результаты и покажут, кто выиграл эти дебаты.  

 

- Вопрос от сторонников Загребухина – снова предложил Какисраки – пожалуйста!

 

- Я уже представлялся – сказал Тупоступоров, снова поднимаясь с места мой следующий вопрос: когда коммуняки перестанут заниматься азартными играми в политику?

 

- А что в вашей группе поддержки больше некому задавать вопросы? – спросил Большевиков – я понимаю так, что у Вас Тупоступоров самый легкий диагноз из всех сторонников Загребухина, поэтому только Вы один и задаете мне вопросы. Вы член какой демократической партии?

 

- Никакой я не член – отвечал Тупоступоров – я сочувствующий всем демократическим партиям!

 

- Понятно – надменно произнес Большевиков – сочувствующий – это такой человек, который будет сочувствовать демократам, когда мы поведем их на расстрел. (зал взорвался дружным смехом). А ответ мой на Ваш вопрос будет такой: мы перестанем заниматься азартными играми в политику тогда, когда вы демократы, перестанете с азартом заигрывать с народом! Это вы своими играми в демократию развалили могучее государство СССР, а теперь Россию хотите добить?

 

   И снова зал разразился дружными аплодисментами  вперемежку со смехом и возгласами: «…во дает… а!».

 

- И, наконец, на вопросы соперников отвечает кандидат Загребухин – продекларировал Какисраки – пожалуйста, первый вопрос ему!

 

- Моя фамилия Приспособленцев Евгений Станиславович, друзья называют меня по инициалам - ПЕС, сторонник Долбиелдаева, диагноз - шизоидное расстройство личности. Мой вопрос Загребухину: почему Вы не выносите свой игорный бизнес в отведенные законом для этой цели игровые зоны?

 

- Все очень просто – отвечал Загребухин – чтобы в этой зоне что-то построить, нужны большие бабки. В настоящее время я исправно плачу откаты всем, «кому положено» и никто не освободит меня от уплаты откатов и в специально выделенной законом игорной зоне. Для меня нет никакой разницы, где платить откаты в зоне или здесь. Но для того, чтобы перебраться туда и платить те же откаты, нужно затратить еще кучу бабла на строительство. А если нет разницы – зачем платить больше?

 

- Вопрос от коммунистов – предложил Какисраки – прошу Вас, Владимир Ильич!

 

- Позвольте, батенька не представляться вторично – промолвил Ленин, поднимаясь со своего места – меня уже все знают!  Прежде чем задать свой вопрос, мне бы хотелось немного посмотреть в глаза этого кровопийцы игрового народа.

 

   Около минуты Ленин, молча и пристально смотрел в глаза Загребухину, после чего сформулировал свой вопрос: 

 

- Я не увидел в твоих глазах, голубчик, ни капли совести, наверняка у тебя, ее нет. Называю тебя на «ты», потому что на «вы» я называю только тех, кого уважаю. Скажи мне эксплуататор низменных людских пороков,  если бы твой сын заболел игроманией, ты бы прекратил этот криминальный бизнес?

 

- У меня нет сына – отвечал Загребухин – и это, во-первых, а если бы был, то  я бы подарил этот бизнес ему еще при своей жизни. Пусть проигрывался бы вдрызг и сам бы выигрывал столько же у себя, при этом платил бы исправно налоги, оставаясь бедным. В этом случае он бы приносил пользу только государству и не вызывал бы зависти коммунистов (дружные и продолжительные аплодисменты зала).

 

   - Ну что ж господа и товарищи коммунисты – торжественно произнес Какисраки, после того как Загребухин ответил на вопросы – мы завершили наши первые дебаты. Если есть замечания и предложения по порядку и ведению этого мероприятия, попрошу вас сообщить об этом в президиум нашей организации. И не забудьте при выходе из зала ответить на вопросы, которые зададут вам интервьюеры, проводящие экзит пул.

 

    Пациенты вставали со своих мест и направлялись в свои палаты, на выходе из зала, каждый отвечал на вопрос, кому из кандидатов он отдает предпочтение по итогам проведенных дебатов. Новостроев с коллегами также ответили на поставленные вопросы интервьюеров и удалились на свои рабочие места.

 

© Copyright: Владимир Михайлович Жариков, 2012

Регистрационный номер №0093637

от 16 ноября 2012

[Скрыть] Регистрационный номер 0093637 выдан для произведения:

 (отрывок из сатирического романа «Страна анамнезия»)

 

   Наступил первый день политических дебатов кандидатов в президенты общественной организации клиники. Все трое кандидатов, предварительно посовещавшись между собой, решили согласовать эти предвыборные мероприятия с Новостроевым. Мало ли что? Может он снова скажет о нарушении ими какого-нибудь федерального закона, если они не получат его «добро» на проведение дебатов. Но все обошлось, как нельзя лучше – «добро» главного врача они получили без проблем.

   Дебаты решено было проводить в актовом зале клиники, который усилиями сторонников всех кандидатов украсили плакатами и растяжками с лозунгами, сочиненными Строчкиным:

 

Политические дебаты – это истины постулаты!

Вот когда их проведем – обо всех мы все поймем!

Кто способен управлять – того будем выбирать!

 

Кандидат будь объективен,

Будь умен и креативен,

Будь надеждой и опорой

За глухим нашим забором!

 

Будешь, избран – управляй,

Но людей не забывай,

Тех, кто в руки власть дает

Кто тебя на трон ведет!

 

 Будешь, властен и могуч

Солнцем нашим среди туч,

Согревай  же и свети,

Всех нас – мать его ети!

 

    Количество сторонников от каждого кандидата, которые должны были готовить зал к дебатам, определялось на заседании президиума, он должен был установить квоту. Здесь не обошлось без жарких споров – кто сколько «своих» должен командировать на эту работу. Первоначально было предложено «послать на подготовку зала» равное количество от каждого кандидата. Именно по этому вопросу и разгорелись споры.

 

- А почему моих сторонников должно быть столько же, как и у Долбиелдаева? – возмущенно спросил Большевиков – нужно чтобы моя квота была пропорциональна приблизительному количеству моих сторонников. Коммунистически настроенные пациенты не должны «горбатиться» на всех – мы и так вам великую страну построили, которую вы, господа, растащили по частным карманам! 

 

- А как Вы, товарищ Большевиков определите предварительно количество своих сторонников, если выборы мы еще не проводили? – резонно спросил Долбиелдаев – я предлагаю равную квоту  и не нужно здесь изобретать всякие разные ухищрения. Горлопанить все горазды, а вот когда нужно поработать на общее дело, так все в кусты!

 

- А я предлагаю определить квоту в соответствии с общероссийской статистикой голосования на последних проведенных в стране выборах – предложил Загребухин – весь электорат клиники представляет сегодня три политические ориентации - коммунистическую, центристскую и либеральную, то бишь демократическую, поэтому в соответствии со статистикой можно определить наши квоты.

 

- Ну, с коммунистами и демократами все понятно, а как быть с центристами? – не сдавался Долбиелдаев – в стране две таких партии, а у нас в клинике только одна.

 

- Мы должны брать статистику выборов президента, а не региональных органов законодательной власти – предложил Большевиков – мы же готовим выборы своего президента. Логично?

 

- Да, логично – ответил рассудительно Долбиелдаев – но как мы можем в протоколе своего заседания записать мою фамилию или Загребухина против фамилии президента страны? Нашего главного врача могут снова «загрести» в органы. Я предлагаю сопоставлять квоту статистике парламентских выборов, но по центристам определиться только по результатам голосования за главную центристскую партию.

 

  Его доводы были настолько убедительными, что президиум сразу согласился с данным предложением. Какие сомнения в правильности такого решения? Электорат России «сам определил такую статистику», что бы там не говорили злые языки и лидеры оппозиции о подтасовке результатов голосования с использованием административного ресурса.

    Вести дебаты единогласно доверили одной представленной кандидатуре на роль ведущего. Им оказался Какисраки Иван Христофорович. Во-первых, он имел опыт журналистской деятельности и ведения дебатов в студии, которые довелось ему по его же словам проводить в далекие советские, горбачевские времена. Нынче же политические телевизионные дебаты похожи на пение русских народных частушек в пустыне Каракумы, по причине отсутствия на них главных претендентов на победу.

    До сих пор доподлинно неизвестно, почему главные претенденты уклоняются от участия в теледебатах. Может быть, не хотят выглядеть неприлично в условиях импровизации или же отказываются «петь под фанеру», как это делают многие наши исполнители попсы, а может быть просто стыдно стоять рядом со своими соперниками, которых они считают недостойными своего внимания, неизвестно, но факт остается фактом.       

    Было разрешено каждому кандидату иметь в зале свою группу поддержки, которую тот подберет для себя лично. Долбиелдаев назначил руководителем своей группы поддержки профессионала по этой части - Попучмокина, которому поручил подобрать состав группы самостоятельно, доверяя его личному опыту. Лучше этого сделать никто не мог, потому что «рыбак рыбака видит издалека».

    Большевиков назначил руководителем группы поддержки сразу двух человек – Ленина и Троцкого. Первый должен «давить на аудиторию своей хоризмой», а второй экспромтом подсказывать Ленину тексты в поддержку кандидата Большевикова и вопросы его соперникам. Загребухин назначил руководителем своей группы поддержки своего соратника по частнособственническим  инстинктам и убеждениям - человека по фамилии Тупоступоров Константин Каземирович, от которого требовалось вне зависимости от ситуации на дебатах, твердить одну и ту же фразу: «Бесплатный сыр бывает в мышеловке!»   

   Сами дебаты в присутствии ведущего Какисраки должны проводиться за столом, стоящим на сцене зала, а выступающие, которые будут отвечать на вопросы ведущего, могут выступать с трибуны с гербом СССР или с места,  по своему усмотрению. Как кому нравится. Те, кто почувствует дискомфорт от своего присутствия на трибуне с гербом умершей страны, могут отвечать, сидя за столом.

   Что касается темы дебатов, то решено было выбирать ее по правилам лотереи, а именно, перед каждыми дебатами, все присутствующие в зале пишут на листочке бумаги желаемую тему и скручивают листочек в скатку. Затем, все листочки-скатки собираются со всего зала и помещаются в ящик, из которого случайный человек, присутствующий на дебатах, вытащит один листок-скатку. Написанная на этом листке тема и будет темой дебатов. Такой механизм выбора темы был определен с одной целью, чтобы не допустить предварительной подготовки кандидатов к дебатам - пусть отвечают в условиях импровизации.

   На дебаты пригласили почетных гостей - Новостроева, завотделениями, всех дежурных врачей и медсестер. Для них установили в ряд мягкие стулья в одном из углов актового зала. С этого места хорошо была видна сцена с дебатирующими кандидатами, и зал со зрителями. Новостроев решил присутствовать на первых дебатах для того, чтобы отмечать для своей научной работы наблюдаемые изменения в поведении своих пациентов.

    И вот в назначенный час, из колонок, установленных в актовом зале, зазвучала музыка, призывая всех собраться там для проведения дебатов. Пациенты потянулись в актовый зал, постепенно заполняя свободные места, которых вскоре не осталось, а те, кто не успел занять сидячее место, оставались стоять в проходах зала и вдоль его стен. Был полный аншлаг, на сцене суетился Какисраки, кандидатов еще не было. Позднее пришел сам Новостроев, заведующий мужским отделением, дежурные врачи и три медсестры, которые сели на почетные места и, дожидаясь, начала шоу, переговаривались между собой.

   Наконец, под торжественный марш, неожиданно зазвучавший из колонок, и приветственные крики групп поддержки в зал вошли кандидаты в президенты.  Новостроев фиксировал поведение каждого из них. Долбиелдаев шел первым и, подняв обе руки вверх, приветствовал присутствующих. Выражение его лица было таким, как будто он был кандидатом в президенты России. Не менее важным был вид и у Большевикова, с той лишь разницей, что у него была поднята только одна рука, причем на уровне плеча, как это было принято у Ильича. Загребухин не поднимал ни одной руки, однако вид у него был деловым и сосредоточенным.

   Когда все трое кандидатов поднялись на сцену, Какисраки объявил о начале дебатов и предложил всем присутствующим написать на листочках желаемую тему дебатов и сдать ее на сцену. Новостроев удивился, что завотделением, два дежурных врача и все три медсестры принялись писать на листочках свои темы. «Неужели им тоже интересно мнение больных по своей теме? Увлеклись деловой игрой?» - подумал Новостроев. Эти листочки разносили всем желающим специально поставленные для этой цели пациенты. Они же и должны были собрать скрутки со всего зала. Организация дебатов была на высоте!

  Наконец Какисраки пригласил случайного пациента сидящего в первом ряду для избрания темы дебатов. На сцену поднялась пациентка женского отделения и, порывшись немного в картонном ящике, достала одну из скруток. Какисраки развернул ее и прочитал тему сегодняшних дебатов.

 

- Уважаемые господа и товарищи – торжественно произнес он – тема сегодняшних дебатов (пауза) – игорный бизнес в России. Я на правах ведущего дебатов, буду задавать вопросы кандидатам по очереди…. Женщина…, да вот Вы в третьем ряду…, да, да Вы…, чего Вы радуетесь?

 

- Это я написала эту тему! – почти закричала одна из пациенток, приподнявшись со своего места и хлопая в ладоши так, как радуются дети,  когда выигрывают приз в детской игре – я, понимаете я. Спасибо вам за то, что вы огласили мою тему…. (Тут у нее резко сменилось настроение с радостного на очень грустное) Мой сын спустил все, что мог в казино и остался без штанов, которые тоже проиграл. Неужели даже старыми вонючими штанами не брезгуют собственники игорных заведений, отбирая их у игроков? Вот и пусть сейчас ответят наши кандидаты на вопросы моей темы! Как они собираются бороться с уродливым явлением наших дней – игорной зависимостью….

 

- Хорошо, хорошо ответят. Но Вы успокойтесь и слушайте их ответы – деловито сказал Какисраки – итак, господа и товарищи мой первый вопрос кандидатам будет такой: «Как Вы относитесь к игорному бизнесу в нашей стране?». Кто первый будет отвечать?

 

- Позвольте мне – поднял руку Долбиелдаев – мне давно хочется поделиться своими идеями по такому важному социальному вопросу.

 

- Возражений не будет? – спросил Какисраки у соперников Долбиелдаева. 

 

- Нет, пусть отвечает – спокойно произнес Большевиков – он всюду старается вылезти первым, пусть говорит!

 

- Я тоже не возражаю – уведомил всех Загребухин – мне кажется не важным то, кто первый будет говорить, а кто второй, важно, о чем здесь скажет каждый из нас.   

 

    Долбиелдаев поднялся на трибуну с советским гербом и… «рванул с места в галоп», объявив вначале факт своего обращения в адрес президента о необходимости принятия специального закона об игорном бизнесе. Никто из присутствующих не знал, было ли действительно его обращение или нет, но эффект от такого вступления был ошеломительным. Весь зал зааплодировал ему, а группа поддержки, возглавляемая Попучмокиным, поднялась со своих мест и стоя трижды прогорланила на весь зал: «Наш кандидат, большого ума – он давно работает на развитие российского социума!»  

   Первый блин комом, - утверждает народная пословица. Группа поддержки Загребухина во главе с Костей Тупоступоровым не поняла момента своего вступления в игру эмоций и тоже подхватилась с мест, перебивая попучмокинцев, закричала – «Бесплатный сыр бывает в мышеловке!».  Ленин, поддавшийся общему порыву поддержки кандидатов, вскочил со своего места, и, жестикулируя руками и картавя, как вождь мирового пролетариата, закричал: «Товарищи! Игровая революция, о которой давно говорил Большевиков, свершилась! Все на борьбу с буржуазной игроманией!».

 

   Поднявшийся ажиотаж долго и терпеливо успокаивал Какисраки, который, судя по его уверенному поведению, действительно имел опыт ведения публичных дебатов. Ему удалось успокоить все группы поддержки, строго приказав им оглашать свои лозунги только тогда, когда выступает их кандидат, иначе, сказал он, кандидат, группа поддержки которого нарушает порядок, будет снят с дебатов. Вскоре в зале снова воцарилось спокойствие, и дебаты продолжились.

  

- И закон об игорном бизнесе был  принят в стране – продолжил Долбиелдаев -…, но, к сожалению, не в той редакции, которая могла бы искоренить поставленные в моем обращении проблемы.  Что я предлагал? Первое. Установить налог на эту разновидность бизнеса в размере 97% от выручки. Такая мера сразу бы «отсекла» любителей легкой наживы. Зарабатывая 3% на социальных пороках, не шибко зажиреешь. А бюджет бы зарабатывал на пороке солидные суммы.

    Второе. Для того, чтобы государственные фискальные органы четко контролировали выручку игровых залов нужно было предусмотреть во всех игровых автоматах специальные электронные устройства, исключающие возможность работы каждого автомата без его подключения к терминалу налоговиков по сети Интернет. Информация о работе каждого игрового автомата, включая размер его выручки, поступала бы в режиме реального времени в налоговую инспекцию. На терминале должна была быть предусмотрена защита от  уничтожения или корректировки информации недобросовестным налоговиком, вступившим в сговор с владельцем игрового бизнеса.

   Третье. Казино, где играют в рулетку и карты оборудовать видеокамерами  и электронными устройствами, исключающими возможность игры без работы видео камер, подключенных также к терминалу налоговой службы. Видеоизображение с этих камер должно записываться на недоступный специальный сетевой диск, находящийся на сервере Интернет провайдера. Подсчет выручки проводился бы в конце каждого месяца по итогам записи на этом диске.

    Принятый закон не предусмотрел таких мер и поэтому страна получает сегодня то, что получает. Все игровые залы переименованы в Интернет кафе и лотереи, где работают все те же однорукие бандиты. В выделенные специальные зоны никто из бизнесменов игорного бизнеса ехать не собирается. Бизнес на пороках общества ушел в подполье, и не приносит никакой прибыли в бюджет….

 

- Михаил Сергеевич – обратился к Новостроеву заведующий мужским отделением – а Долбиелдаева, пора выписывать…,  смотрите, как трезво мыслит человек….

 

- Он нам самим еще нужен, Яков Ефимович – ответил Новостроев – пусть разворачивает деловую игру эксперимента до конца, у него это хорошо получается. Если сейчас выписать этого пациента, то игру пациентам придется скомкать, что вызовет их нездоровую реакцию. Да и я-то вообще не уверен в его полном выздоровлении, если Вы помните основная шиза у этого пациента – критика власти и советы ей во всех возможных и невозможных вопросах на самом высшем уровне….

 

   Долбиелдаев закончил отвечать на первый вопрос. Реакция зала на его ответ была на удивление спокойной и можно сказать прохладной. Скорее всего, большинство зрителей, то ли не поняло сути предложений Долбиелдаева, то ли не соглашалась с ними по причине отсутствия радикализма в них. Народ хотел слышать другие предложения – «народ хотел крови». С кислой миной Долбиелдаев сел на свое место и понял, что начинает проигрывать первые дебаты.

 

- Спасибо Михаил Сергеевич за Ваш исчерпывающий ответ на первый вопрос – произнес Какисраки – кто будет отвечать вторым?

 

    В это время группа поддержки во главе с Попучмокиным снова вскочила со своих мест и снова трижды прогорланила свой текст поддержки, а поскольку никто заранее не знал темы первых дебатов, то ограничились тем же текстом, что и в первый раз. Ленин, Троцкий и Тупоступоров хранили при этом молчание, как того требовал порядок, оглашенный Какисраки.

 

   Вторым вызвался отвечать на вопрос Большевиков. Он предусмотрительно подождал пока Попучмокин «со товарищи» усядутся на свои места. Выйдя на трибуну с гербом СССР,  Большевиков первый раз в своей жизни почувствовал гордость и полное душевное удовлетворение. Сам факт того, что он является кандидатом в президенты и выступает сейчас с этой «высокой» трибуны, окрылял его, как «Редбул», вселял уверенность, как вклады банка ВТБ, воодушевлял, как выступления премьера на партийных совещаниях, вселял оптимизм и решительность, как  публичные выступления президента. Принимая позу вождя мирового пролетариата, запечатленную скульпторами советской эпохи он произнес:

 

- Товарищи и…, я не побоюсь этого слова…, господа!  Игромания – это такая же болезнь, как и наркомания. Какое у честного человека может быть отношение к игорному бизнесу? Наших молодых людей делают игроманами, проигрывающими последние штаны. Сколько было игроманов в советское время?  Е-ди-ни-цы!  А сегодня? Сегодня их мил-ли-о-ны! Так что же нужно делать? Нужно категорически запретить этот преступный бизнес….

 

   Зал взорвался бурными и продолжительными аплодисментами, переходящими в овации, как когда-то приветствовали на съездах КПСС Брежнева. Поднялся дружный шум, сквозь который были слышны отдельные выкрики: «Запретить! Запретить…». В этом шуме никто не услышал призывов Ленина, вскочившего со своего места и картавящего какой-то текст, подсказанный Троцким. Зал начал скандировать: «Большевиков, Большевиков пересажай всех игроков…». Сам Большевиков напоминал в этот момент памятник вождю мирового пролетариата, стоящему на пьедестале с вытянутой вперед рукой. Таких памятников было еще много по всей необъятной России.

 

-  Поэтому я предлагаю в законе об игорном бизнесе – продолжил Большевиков, когда зал успокоился – изменить статус игорных зон и перенести их все в Сибирь. Зоны должны называться просто зонами…, но не для игорного бизнеса, а для бизнесменов-игрунов….

 

   Зал снова пришел в неистовство – снова шум, заглушающий картавого Ленина и снова бурные продолжительные аплодисменты, переходящие в овации. Снова поза вождя с вытянутой вперед рукой и успокаивающие жесты Какисраки.

 

- Мой оппонент, господин Долбиелдаев – продолжал дальше Большевиков – много сказал умного и дельного, но не сказал главного. Да, конечно, если принять предлагаемые им меры, то количество бизнесменов-игрунов резко сократиться, бюджет получит солидные дополнительные доходы, но уменьшится ли от этого количество молодых людей в залах игровых  автоматов и казино? Нет! А какие деньги получит от их проигрышей бюджет? Деньги, которые тысячу раз пропитанные слезами близких и родственников игроманов! Так нужны ли такие «горькие деньги» государству? Нет и еще раз нет….

 

   Новостроев посмотрел в это время на своих коллег, сидящих рядом с ним в почетном ряду.   К его великому удивлению он увидел в их глазах тот же огонек азарта и больших надежд на перемены в этом секторе бизнеса, как и у пациентов-зрителей. Все они, включая заведующего мужским отделением, жадно слушали Большевикова и ожесточенно аплодировали ему. Это не на шутку встревожило главного врача, он помнил, что источником неуправляемой ситуации на трудотерапии были сторонники Большевикова, которого сейчас поддерживают его коллеги. Такой альянс расстроит любого руководителя.

   В чем причины поддержки психически больного человека, их пациента, этими здоровыми и образованными людьми по профессии психиатр? Может быть, таких призывов давно не слышали по телевизору? Или они сами проигрывали крупные суммы в казино и в залах одноруких бандитов? Неужели и они подверглись магии этой деловой игры? Ответить на эти вопросы Новостроев пока не мог. Он и сам в последнее время чувствовал на себе воздействие придуманной им же игры, объясняя это тем генетическим инстинктом человека, заложенного самой природой, который называется стремлением к свободе и справедливости.

 

- Я надеюсь,  на вашу поддержку и благодарен вам за ваше понимание всего того, о чем я вам только что сказал – закончил свое выступление Большевиков, сойдя с «высокой» трибуны.

 

   После того, как зал успокоился, слово взял Загребухин. Он не пожелал выходить на трибуну с гербом несуществующей страны и решил выступать с места. Ему можно было посочувствовать – после такого яркого выступления Большевикова и дружной поддержки всего зала, трудно что-то говорить о легализации и упорядочивании игрового бизнеса, владельцем которого он являлся, переведя его в подпольный режим после принятия закона об игорном бизнесе. Он был в заведомо проигрышной ситуации.

 

- Я владелец нескольких игорных заведений в нашем городе – твердым металлическим голосом произнес Загребухин – я тот, которого….

 

   Ему не дали договорить, зал зашумел, затопал по полу ногами, раздался свист и отчетливые выкрики с мест: «В игровую зону его…, в зону…., пусть там играется…».  Но Загребухин видимо давно ждал такой реакции зала и мужественно переносил свою непопулярность, он молчал стоя по стойке смирно и выжидал, пока зал успокоится. Наконец, выкрики стихли, ноги перестали стучать по полу, свит прекратился.

     Социологи утверждают, что после первой негативной реакции в обществе сначала начинают слушать что говорят о непопулярных мерах, вызвавших возмущение, потом перестают проявлять гнев, дальше пытаются понять, о чем говорят и только к концу определенного периода не обращают на это уже никакого внимания. После прохождения этого периода наступает самый опасный период в обществе, называемый апатией. И если об этих непопулярных мерах говорит сама власть, то общественная апатия воспринимается самой властью, как поддержка ее непопулярных мер, перерастающая в опасную уверенность в своей правоте, единственной на все века и для всех народов. Апатия же общества перерастает в тотальную толерантность, которая внезапно может исчезнуть и привести к социальному взрыву.

 

- Я продолжу господа – произнес Загребухин, после того, как зал окончательно затих – я понимаю ваш гнев, но прошу выслушать мой ответ, на который я имею право, как и все присутствующие здесь кандидаты….

 

   По залу снова прокатился ропот и сдержанный гнев, однако кто-то  из толерантных пациентов прокричал: «… пусть говорит…, имеет право…». Гул постепенно стихал и по выражению лиц зрителей, Загребухин определил, что большинство из них уже приготовились слушать. 

 

- Так вот – продолжал он уже в полной тишине – все ругают и клеймят игорный бизнес, но мало кто знает о его позитивной государственной роли в начале 90-х годов, когда….

 

 По залу снова прокатился ропот недовольства. Кто-то кричал: «Хватит нам лапшу вешать…», кто-то снова толерантничал: «…пусть говорит…, имеет право…», кто-то зло ухмылялся, но уже молча.

 

- Вы послушайте сначала – настаивал Загребухин – это не пафосное заявление, а реальность. Все знают, как разваливалось государство в начале 90-х годов, разваливалось все, структуры власти, банковский сектор, правоохранительные органы и суды. Я не буду скрывать о том, что мы, бизнесмены игорного бизнеса с начала его появления в стране и по сей день, отстегиваем  ментам,  прокуратуре и структурам власти. Это сегодня не секрет!

    Вспомните, работники органов правопорядка в то время, месяцами не получали своего нищенского жалованья. И если бы не наши откаты, то вся правоохранительная система попросту развалилась бы еще в те годы. Кто будет работать бесплатно, да еще на такой опасной работе? Развалилась бы милиция, прокуратура, а кто бы тогда защищал вас всех, рядовых граждан, от хулиганов и бандитов? Некому! В стране наступил бы хаос. Лично я себе охрану нанял бы, а вот каждый из вас смог бы платить большие бабки за свою безопасность? (Зал молчал). Молчите? То-то же!

    Поэтому я и говорю о позитивной государственной роли игорного бизнеса в становлении новой России. Скажу больше, никто никого не заставляет играть в этих казино и в залах игровых автоматов. Сами идут и играют, что, я их туда силком тащу? И, представьте себе, не все проигрывают. Многие клиенты уходят из казино с крупными выигрышами.

      Если выигравший игрок «спускает» весь выигрыш в ночных клубах, то это, конечно же, игроман. Но есть и такие игроки, которые хотят, потратит выигрыш на открытие своего бизнеса, а денег нужно много и сразу. Поэтому идут и играют, государство только разговоры ведет о помощи малому и среднему бизнесу, а на деле эта помощь никогда не позволит вам начать свое дело.

    Товарищ Большевиков говорил тут красиво, что игромания – это порок, а нас всех нужно отправить в зону. Тогда скажите мне, пьянство и алкоголизм порок или нет? Порок – ответите вы, тогда давайте всех бизнесменов кто торгует спиртным, тоже отправим в зону.

    Пороков в стране много и с каждым нужно бороться, индивидуально подходя к проблеме. А что, разве советская власть не зарабатывала на наших пороках? Зарабатывала, а если кто забыл, я напомню, как водкой торговало государство развитого социализма, ведь почти сорок процентов союзного бюджета формировалось за счет монополии на спиртное, так называемые «пьяные деньги». Само государство торговало пороком, одной рукой спаивая население, а другой, наказывая за пьянство. Вот это порок, порок государственного масштаба. А Большевиков нам здесь рассказывает красивые сказочки – пересажаем бизнесменов-игрунов, и все будет хорошо! Да ни фига не будет хорошего!

  Мне старики много рассказывали в свое время об облигациях обязательного государственного займа, которыми выдавали когда-то до 80% зарплаты. Облигацию можно было обменять на деньги, но не сразу, а по истечению определенного времени. Это что не обман? Это что не грабеж? Человек заработал бабки, а ему говорят вот тебе облигации, израсходовать которые ты сможешь через годик – другой. Как это назвать господа коммуняки? А вот фишки, выигранные в казино, мы меняем тут же, по предъявлению!

    Теперь давайте вспомним об известных каждому россиянину финансовых пирамидах. Я тоже в свое время организовывал такие пирамиды, конечно не в масштабах МММ, но все же. Что, в эти пирамиды людей тащили силком? Нет! Сами шли, а человек, организовавший ее, придумал гениальную идею по привлечению свободных средств граждан для работы на валютных, фондовых, фьючерсных и тому подобных биржах. А не этим ли сегодня занимаются наши банки? Этим самым, но только под другой крышей, крышей самого государства.

   Абстрагируясь от деталей и от того, кто пострадал в экспроприации наличных денег в МММ, скажу, что выиграла в конечном итоге экономика России. Ведь эта экспроприированная наличка послужила финансовой основой развития реального сектора российской экономики в те времена, когда она упала ниже плинтуса. Правда, многие сегодняшние олигархи должны благодарить именно организатора МММ за то, что они стали теми, кто они есть сегодня.

   Прежде чем бороться с игорным бизнесом, нужно сначала разобраться с икорным бизнесом. Я имею в виду черную и красную икру, которая была жутким дефицитом в советские времена и которую можно купить ныне в любом, даже маленьком магазинчике. Там, в этом икорном бизнесе, криминала в десять раз больше, чем в игорном, но никто не кричит на всю страну, давайте запретим добычу и продажу черной и красной икры, давайте пересажаем тех, кто занимается таким бизнесом.

     Кстати сказать, не думайте, что вы действительно кушаете натуральную красную и черную икру - то, что продается в подавляющем большинстве магазинов – это простой имитатор икры. Проще говоря, суррогат, изготовленный из желатина, сельди иваси и прочих компонентов. А вот черная икра, добываемая у нас в стране по-прежнему вывозится за рубеж сотнями тысяч тонн, где стоит около трех штук баксов за кило. А добывается, как во все времена, начиная еще с дореволюционных, исключительно браконьерским способом. Вот так вот, господа и товарищи коммунисты!

 

   Новостроев не ожидал такого выступления Загребухина, оно было не менее ярким, чем выступление Большевикова. Невзрачный с виду, порой грубый и говоривший на жаргоне Загребухин никогда не производил впечатления политика или оратора, но сегодня…. Зал, как завороженный этой информацией, впитывал в себя идеи либерализма, даже Ленин с Троцким молчали и внимательно слушали своего классового врага.  

   Не к месту были лозунги Тупоступорова и его команды, прозвучавшие после завершения речи Загребухина. Они воодушевленные произведенным впечатлением от выступления своего   патрона, вскочили и дружно в тишине зала прокричали: «Бесплатный сыр бывает в мышеловке!». Отряхнувшийся от впечатления Ленин тоже вскочил и, картавя больше, чем обычно закричал: «Товарищи! Не верьте провокатору! Этот провокатор из буржуазного прошлого! Под суд игрунов и кровопийц трудового игрока!». Но зал уже не реагировал на эти лозунги, как после выступления Большевикова. На лицах большинства пациентов была гримаса растерянности. Кого не послушаешь, каждый по-своему прав!

    У Долбиелдаева сразу же поднялось настроение после выступления Загребухина, это было видно невооруженным глазом. Он явно проигрывал в начале дебатов Большевикову, но после выступления Загребухина, об этом проигрыше можно говорить с большой натяжкой – Загребухин оттянул значительную часть популярности Большевикова на себя. Вот она, практическая польза плюрализма мнений, многопартийности и свободной политической  конкуренции!

  

- Уважаемые господа и товарищи коммунисты – обратился к залу ведущий дебатов Какисраки – наши кандидаты ответили на первый основной вопрос по своему отношению к игорному бизнесу, а господин Загребухин ответил попутно о своем отношении еще и к икорному бизнесу в России. Теперь переходим к вопросам из зала, на которые кандидаты будут давать блиц ответы. Напомню, что ответы должны быть короткими, в двух-трех словах. Каждый из вас может задать свой вопрос каждому кандидату, причем по одному вопросу. Каждый, кто задает вопрос, должен представиться, назвать свою политическую ориентацию и свой диагноз. Сейчас в порядке очередности выступлений свой вопрос кандидату Долбиелдаеву  задают сторонники коммунистов. Кто будет задавать вопрос?

 

   Предложение ведущего было неожиданным для всех слушателей дебатов, что привело аудиторию в замешательство. Ведь вопрос нужно было еще «правильно» сформулировать, чтобы выглядеть с одной стороны политически зрелым избирателем, а с другой – задать «трудный» вопрос для ответа соперника. Группы поддержки готовили своим соперникам вопросы, но подготовить все возможные вопросы, не зная заранее темы дебатов, было трудно, хотя каждая группа имела так называемые «домашние заготовки».  Как и следовало ожидать, после минутной паузы, с места поднялся Ленин, он развернулся лицом к аудитории и «уколол» всех своими колючими глазками.

 

- Ленин Владимир Ильич – представился он – сторонник Большевикова, диагноз – вялотекущая шизофрения. Извольте, батенька, ответить на такой вопрос – начал он голосом вождя мирового пролетариата – Вы предлагаете не бороться с игроманией в России, а только  лишь упорядочить, узаконить, сделать социальную болезнь цивилизованнее, более западной что- ли, а потому и предлагаете ряд полумер. Вы, как партия центристов, объединяющая свои ряды по двум интересам – властвовать и обогащаться, способствуете прогрессированию этого опасного заболевания. Какой ваш интерес в доходах игорного бизнеса? Не пора ли основные доходы бюджета получать от реального сектора экономики?

 

- Это сразу два вопроса – протестовал Какисраки – а нужно всего один. Пусть кандидат ответит на первый вопрос, а второй приберегите для следующего раза.

 

- Это безобразие – протестовал с места Троцкий – задан один вопрос, но двумя частями. Если кандидат не может отвечать на второй, пусть не отвечает, а люди пусть сами делают выводы – могут или не могут центристы ответить на вопрос, когда же бюджет начнет получать основные доходы от реального сектора экономики.

 

- Отвечаю на первый вопрос – вмешался в спор Долбиелдаев – моего личного интереса в доходах игорного бизнеса нет, иначе бы я поддерживал кандидата Загребухина. Отвечаю и на второй вопрос: в настоящее время игорный бизнес сам является эффективно работающим реальным сектором экономики!

 

- А теперь вопрос Долбиелдаеву от сторонников Загребухина – предложил Какисраки.

 

- Тупоступоров Константин Каземирович – представился руководитель группы поддержки – сторонник кандидата Загребухина, болею дебилизмом средней тяжести. Вопрос: скажи мне Долбиелдаев, почему ты занимаешься торговлей рыбой, а не игорным или икорным бизнесом?

 

- Потому – ответил Долбиелдаев, улыбнувшись - что Ваш вопрос соответствует Вашему диагнозу. А если серьезно, то помимо ментов, прокуратуры, чиновников мэрии, налоговиков и прочих «нахлебников»  не хочу платить еще и криминалу!

 

- Яков Ефимович, откуда они берут такие диагнозы? – спросил Новостроев заведующего мужским отделением.

 

- Это медсестры так называют пациентов – отвечал тот – Вы же знаете, что все диагнозы сегодня пишутся кодами МКБ-10, а средний медперсонал интерпретирует их по-своему.   

 

-…А теперь вопрос кандидату Большевикову – предложил Какисраки, успокаивая зал, который уже дружно аплодировал блиц ответам Долбиелдаева.

 

- Мой вопрос такой… – послышался голос из зала от пациента, поднявшего вверх руку.

 

- Пожалуйста, только просьба представляться – перебил его Какисраки – называть свою фамилию, имя, отчество, политические симпатии и диагноз, как это первым из вас делал Ленин!

 

- Моя фамилия Подневольнов, зовут Игнат Васильевич – представился пациент – я сторонник Долбиелдаева, с диагнозом шизофрения параноидной формы. Я хочу сказать, что мы все равно победим на выборах, ведь мы представляем самые политически грамотные слои всего нашего общества и ….

 

- Какой Ваш вопрос господин Подневольнов – прервал его Какисраки – агитацией не надо заниматься при формулировке вопроса, это запрещено условиями дебатов. Хорошо?

 

- Хорошо! А вопросик у меня такой к Большевикову: скажи мне товарисч, почему это коммунисты всегда хотят что-то запрещать, в то время, когда нужно больше разрешать?    

 

- Да потому, дрогой товарищ – отвечал Большевиков – что в нашей стране без запретов нельзя по той простой причине, что даже если запрещают что-то, то это что-то все равно делается и в первую очередь вами – центристами. Для вас законы не писаны! Чем больше будет запретов, тем вам труднее будет маневрировать на поле разрешенных деяний!

 

   Зал снова отозвался бурными и продолжительными, переходящими в овации, и уже трудно было понять, на чьей стороне больше сторонников. Однако Новостроеву было неизвестно, что в конце дебатов будет проведен опрос при выходе, называемый иностранным словечком - экзит пул. Его результаты и покажут, кто выиграл эти дебаты.  

 

- Вопрос от сторонников Загребухина – снова предложил Какисраки – пожалуйста!

 

- Я уже представлялся – сказал Тупоступоров, снова поднимаясь с места мой следующий вопрос: когда коммуняки перестанут заниматься азартными играми в политику?

 

- А что в вашей группе поддержки больше некому задавать вопросы? – спросил Большевиков – я понимаю так, что у Вас Тупоступоров самый легкий диагноз из всех сторонников Загребухина, поэтому только Вы один и задаете мне вопросы. Вы член какой демократической партии?

 

- Никакой я не член – отвечал Тупоступоров – я сочувствующий всем демократическим партиям!

 

- Понятно – надменно произнес Большевиков – сочувствующий – это такой человек, который будет сочувствовать демократам, когда мы поведем их на расстрел. (зал взорвался дружным смехом). А ответ мой на Ваш вопрос будет такой: мы перестанем заниматься азартными играми в политику тогда, когда вы демократы, перестанете с азартом заигрывать с народом! Это вы своими играми в демократию развалили могучее государство СССР, а теперь Россию хотите добить?

 

   И снова зал разразился дружными аплодисментами  вперемежку со смехом и возгласами: «…во дает… а!».

 

- И, наконец, на вопросы соперников отвечает кандидат Загребухин – продекларировал Какисраки – пожалуйста, первый вопрос ему!

 

- Моя фамилия Приспособленцев Евгений Станиславович, друзья называют меня по инициалам - ПЕС, сторонник Долбиелдаева, диагноз - шизоидное расстройство личности. Мой вопрос Загребухину: почему Вы не выносите свой игорный бизнес в отведенные законом для этой цели игровые зоны?

 

- Все очень просто – отвечал Загребухин – чтобы в этой зоне что-то построить, нужны большие бабки. В настоящее время я исправно плачу откаты всем, «кому положено» и никто не освободит меня от уплаты откатов и в специально выделенной законом игорной зоне. Для меня нет никакой разницы, где платить откаты в зоне или здесь. Но для того, чтобы перебраться туда и платить те же откаты, нужно затратить еще кучу бабла на строительство. А если нет разницы – зачем платить больше?

 

- Вопрос от коммунистов – предложил Какисраки – прошу Вас, Владимир Ильич!

 

- Позвольте, батенька не представляться вторично – промолвил Ленин, поднимаясь со своего места – меня уже все знают!  Прежде чем задать свой вопрос, мне бы хотелось немного посмотреть в глаза этого кровопийцы игрового народа.

 

   Около минуты Ленин, молча и пристально смотрел в глаза Загребухину, после чего сформулировал свой вопрос: 

 

- Я не увидел в твоих глазах, голубчик, ни капли совести, наверняка у тебя, ее нет. Называю тебя на «ты», потому что на «вы» я называю только тех, кого уважаю. Скажи мне эксплуататор низменных людских пороков,  если бы твой сын заболел игроманией, ты бы прекратил этот криминальный бизнес?

 

- У меня нет сына – отвечал Загребухин – и это, во-первых, а если бы был, то  я бы подарил этот бизнес ему еще при своей жизни. Пусть проигрывался бы вдрызг и сам бы выигрывал столько же у себя, при этом платил бы исправно налоги, оставаясь бедным. В этом случае он бы приносил пользу только государству и не вызывал бы зависти коммунистов (дружные и продолжительные аплодисменты зала).

 

   - Ну что ж господа и товарищи коммунисты – торжественно произнес Какисраки, после того как Загребухин ответил на вопросы – мы завершили наши первые дебаты. Если есть замечания и предложения по порядку и ведению этого мероприятия, попрошу вас сообщить об этом в президиум нашей организации. И не забудьте при выходе из зала ответить на вопросы, которые зададут вам интервьюеры, проводящие экзит пул.

 

    Пациенты вставали со своих мест и направлялись в свои палаты, на выходе из зала, каждый отвечал на вопрос, кому из кандидатов он отдает предпочтение по итогам проведенных дебатов. Новостроев с коллегами также ответили на поставленные вопросы интервьюеров и удалились на свои рабочие места.

 

Рейтинг: 0 341 просмотр
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!