Первая

18 февраля 2014 - Роза Хастян
article192648.jpg
Детство, каким бы оно не было трудным, всегда подразумевает некое любознательство.
Это любознательство, иногда, к сожалению чаще, чем хотелось бы, приводит к нежелательным последствиям, но есть и такие, которые играют важную роль в жизни…
Расскажу про случай, который сыграл главную роль в моей жизни: я полюбила художественную литературу.

Во времена колхозов и совхозов, о которых уже почти забывается, жители деревень не имели право работать вне колхозов и совхозов, т. е., в городе…
Жители сел и деревень были ОБЯЗАНЫ работать по месту жительства.
А за их работу платили мизер. И то, в конце сезонных работ, глубокой осенью.
Семьи пропитывались за счет своих натуральных хозяйств в деревнях. Предвижу недоумение читателей: а что еще надо? Человек питается «от земли…» - работай, создавай, питайся.
Все правильно! Но, кроме питания человеку необходимы: одежда, лекарства, товары первой и следующих необходимостей, на что у жителей деревень попросту не было денег.

А «излишки» из собственных огородах и садов продавать не разрешалось законами тогдашнего руководства.
Вот и ухищрялись крестьяне арабатывать, кто, как мог.


Почти все жители деревень шли на такие «нарушения законов», Многие за это лишались свободы, но папу моего «пронесло»…
«Лихие времена», но выжить надо было…

Мой папа умудрился найти работу в городе, вместо другого человека, сторожем, в одном таксомоторном парке.
Тому, другому, ни сама работа, ни зарплата, не нужны были. Но он дальновидно думал о будущем и «накапливал» стаж.
А мой папа работал за него и, соответственно, получал зарплату.
Но и этого не хватало для нужд большой семьи.
И мой «изворотливый», трудолюбивый папа умудрялся продавать «излишки фруктов и овощей» из нашего огорода.

Однажды он поехал в другой город продавать сельхозпродукты.
И наступила его смена «дежурить», т.е. сторожить таксопарк.
Пришлось маме пойти сторожем на сутки, и она взяла нас, детей, с собой.

До мельчайших подробностей помню ощущения таинственности той ночи.
День не помню, как прошел.
Вечером мы поужинали хлебом и зеленым луком, запивая водой.
Тогда я училась в первом классе, а два моих брата - в пятом и четвертом, соответственно.
Помещение, где «обитали» сторожа, была котельной.
Большое, неоштукатуренное помещение, без электричества и воды, без окон и… дверей.
Вместо двери был большой проем, ничем не прикрытый. Постоянно топилась печь. Для чего, что она могла отапливать, уже не помню, да и не интересовало это меня тогда.
В этом помещении стояла деревянная тахта и табуретка. Печка топилась углем, и вся остальная часть помещения была засыпана углем и шлаком от него.

Наверное, это происходило осенью или зимой, потому что мы все были в пальтишках, и помню, мне было приятно сидеть перед печкой и смотреть на маленькие, почти незаметные вспышки черных угольков, когда они разогревались в полный накал и начинали «служить» своему основному делу: гореть и согревать…

Мы несколько раз «честно» обошли всю территорию. Никого не было. Никто ничего ни крал.
Потом мама решила, что мы, дети должны спать. На тахту постелила папин старый бушлат, еще что-то, велела нам лечь и накрыла нас нашими же пальтишками. Сама села около наших ног и смотрела в ночь и тишину сквозь открытый проем, вместо дверей…

Я не могла заснуть в такой обстановке, и … если честно, немного боялась…
А вдруг… воры… Мы, ведь, сторожа… Кого первым убивают? Верно! Сторожей!
Но я не могла об этом говорить, чтобы не испугать… близких…
Просто закрыла глаза и притихла.

Через некоторое время открыла их и под мерцанием тусклого огонька от углей увидела, что мама сидя, уснула…

Я тихо встала, накрыла её моим пальтишком и пошла к печке…
Было холодно, тоскливо и страшно…
Села на табуретку перед печкой и стала смотреть на горящие угли…
Но я так долго не могла сидеть. Спать не могла и не хотела. Что же было делать…
Начала рассматривать полутемное помещение от пола до потолка…
Вдруг, на углях, заметила что-то светлое, тихонько подошла…
Эта была книга. Запачканная черной сажей угля, растрепанная, но настоящая книга.
Как мы днем не увидели её? Может, мама с братьями увидели, но они чужого не берут. Я тоже не беру, но в данном случае это «чужое» - мое спасение. Я уже знала все буквы. Впрочем, я их два года назад еще знала. В этом отношении, я была «шустрее» братьев своих: очень любила читать.

Стараясь не разбудить спящих, я взяла книгу, опять села перед печкой и почитала заглавие: «Приключения Калле Блюмквиста»…

Я зачиталась… под тусклым светом и под мерцание угольков…

Забыла обо всем на свете! Окунулась в таинственные приключения, невероятные истории и… не заметила, как за проемом двери стало светать…
Мама открыла глаза и…
- Ты почему не спишь? Что ты там делаешь?
-Читаю, мама…
- Читаешь, что ты читаешь?
- О Калле читаю, мама.
- Где взяла? Я книг с собой не брала. Здесь нет электричества…
- На углях нашла. Для чтения электричество не нужно…
Эта книга была моей ПЕРВОЙ …

© Copyright: Роза Хастян, 2014

Регистрационный номер №0192648

от 18 февраля 2014

[Скрыть] Регистрационный номер 0192648 выдан для произведения:
Детство, каким бы оно не было трудным, всегда подразумевает некое любознательство.
Это любознательство, иногда, к сожалению чаще, чем хотелось бы, приводит к нежелательным последствиям, но есть и такие, которые играют важную роль в жизни…
Расскажу про случай, который сыграл главную роль в моей жизни: я полюбила художественную литературу.

Во времена колхозов и совхозов, о которых уже почти забывается, жители деревень не имели право работать вне колхозов и совхозов, т. е., в городе…
Жители сел и деревень были ОБЯЗАНЫ работать по месту жительства.
А за их работу платили мизер. И то, в конце сезонных работ, глубокой осенью.
Семьи пропитывались за счет своих натуральных хозяйств в деревнях. Предвижу недоумение читателей: а что еще надо? Человек питается «от земли…» - работай, создавай, питайся.
Все правильно! Но, кроме питания человеку необходимы: одежда, лекарства, товары первой и следующих необходимостей, на что у жителей деревень попросту не было денег.

А «излишки» из собственных огородах и садов продавать не разрешалось законами тогдашнего руководства.
Вот и ухищрялись крестьяне арабатывать, кто, как мог.


Почти все жители деревень шли на такие «нарушения законов», Многие за это лишались свободы, но папу моего «пронесло»…
«Лихие времена», но выжить надо было…

Мой папа умудрился найти работу в городе, вместо другого человека, сторожем, в одном таксомоторном парке.
Тому, другому, ни сама работа, ни зарплата, не нужны были. Но он дальновидно думал о будущем и «накапливал» стаж.
А мой папа работал за него и, соответственно, получал зарплату.
Но и этого не хватало для нужд большой семьи.
И мой «изворотливый», трудолюбивый папа умудрялся продавать «излишки фруктов и овощей» из нашего огорода.

Однажды он поехал в другой город продавать сельхозпродукты.
И наступила его смена «дежурить», т.е. сторожить таксопарк.
Пришлось маме пойти сторожем на сутки, и она взяла нас, детей, с собой.

До мельчайших подробностей помню ощущения таинственности той ночи.
День не помню, как прошел.
Вечером мы поужинали хлебом и зеленым луком, запивая водой.
Тогда я училась в первом классе, а два моих брата - в пятом и четвертом, соответственно.
Помещение, где «обитали» сторожа, была котельной.
Большое, неоштукатуренное помещение, без электричества и воды, без окон и… дверей.
Вместо двери был большой проем, ничем не прикрытый. Постоянно топилась печь. Для чего, что она могла отапливать, уже не помню, да и не интересовало это меня тогда.
В этом помещении стояла деревянная тахта и табуретка. Печка топилась углем, и вся остальная часть помещения была засыпана углем и шлаком от него.

Наверное, это происходило осенью или зимой, потому что мы все были в пальтишках, и помню, мне было приятно сидеть перед печкой и смотреть на маленькие, почти незаметные вспышки черных угольков, когда они разогревались в полный накал и начинали «служить» своему основному делу: гореть и согревать…

Мы несколько раз «честно» обошли всю территорию. Никого не было. Никто ничего ни крал.
Потом мама решила, что мы, дети должны спать. На тахту постелила папин старый бушлат, еще что-то, велела нам лечь и накрыла нас нашими же пальтишками. Сама села около наших ног и смотрела в ночь и тишину сквозь открытый проем, вместо дверей…

Я не могла заснуть в такой обстановке, и … если честно, немного боялась…
А вдруг… воры… Мы, ведь, сторожа… Кого первым убивают? Верно! Сторожей!
Но я не могла об этом говорить, чтобы не испугать… близких…
Просто закрыла глаза и притихла.

Через некоторое время открыла их и под мерцанием тусклого огонька от углей увидела, что мама сидя, уснула…

Я тихо встала, накрыла её моим пальтишком и пошла к печке…
Было холодно, тоскливо и страшно…
Села на табуретку перед печкой и стала смотреть на горящие угли…
Но я так долго не могла сидеть. Спать не могла и не хотела. Что же было делать…
Начала рассматривать полутемное помещение от пола до потолка…
Вдруг, на углях, заметила что-то светлое, тихонько подошла…
Эта была книга. Запачканная черной сажей угля, растрепанная, но настоящая книга.
Как мы днем не увидели её? Может, мама с братьями увидели, но они чужого не берут. Я тоже не беру, но в данном случае это «чужое» - мое спасение. Я уже знала все буквы. Впрочем, я их два года назад еще знала. В этом отношении, я была «шустрее» братьев своих: очень любила читать.

Стараясь не разбудить спящих, я взяла книгу, опять села перед печкой и почитала заглавие: «Приключения Калле Блюмквиста»…

Я зачиталась… под тусклым светом и под мерцание угольков…

Забыла обо всем на свете! Окунулась в таинственные приключения, невероятные истории и… не заметила, как за проемом двери стало светать…
Мама открыла глаза и…
- Ты почему не спишь? Что ты там делаешь?
-Читаю, мама…
- Читаешь, что ты читаешь?
- О Калле читаю, мама.
- Где взяла? Я книг с собой не брала. Здесь нет электричества…
- На углях нашла. Для чтения электричество не нужно…
Эта книга была моей ПЕРВОЙ …

Рейтинг: +1 176 просмотров
Комментарии (4)
Серов Владимир # 18 февраля 2014 в 12:13 0
ЗдОрово! А моей первой книжкой был "Мойдодыр" с картонными страницами и картинками.
И ещё была знакомая травести - она в Саратовском ТЮЗе играла Калле Блюмквиста.
Роза Хастян # 19 февраля 2014 в 10:41 0
podargo
Серов Владимир # 23 февраля 2014 в 15:45 0
Роза Хастян # 23 февраля 2014 в 19:19 0
Как сказочно заблагоухалооооооооооооо!

Спасибо! girlkiss