ГлавнаяВся прозаМалые формыРассказы → ПЕРВАЯ ЛЮБОВЬ

 

ПЕРВАЯ ЛЮБОВЬ

25 апреля 2012 - ALEX JONES
 
 
(рассказ первоклассника)
 
 
В небольшом городке на Южном Урале я начал учиться в школе.
Учительница единственного 1-го класса Ольга Петровна Вашева – пожилая полная блондинка учила нас читать, считать и красиво писать в прописях. Как я ни старался выводить буквы – у меня ничего не получалось, и она ставила мне только 3 или 4.
В нашем классе был только один отличник – Витя Ляготин – спокойный и розовощёкий крепыш, которого Ольга Петровна нам постоянно ставила в пример.
-         Ребятки, смотрите, как красиво пишет Витя. Ему никто не помогает дома и он всё делает сам. У него папа- рабочий. Молодец, Витенька!
 
От этих слов Витя ещё больше краснел и опускал глаза. Он был скромный и тихий.
Не то что шустрый Борька Фридман – мой лучший друг в классе. Он пришёл в школу уже прочитав роман А.Фадеева “Молодая Гвардия” и рассказывал нам на переменах о героях-молодогвардейцах, погибших в борьбе с фашистами.
Война закончилась 7 лет тому, но продолжалась быть для нас главной темой и игрой.
Однажды Борька решил создать Молодую Гвардию в нашем классе. Мне лично это понравилось, тем более, что он предложил мне стать Серёжкой Тюлениным, а себе взял имя Олега Кошевого. По субботам мы собирались у Борьки дома и живо одсуждали роман и наши планы. Как правило, в этот день Борькина мама жарила кролика и меня приглашали за стол вместе с его большой семьёй съесть вкусный кусочек кролика с картошкой.
Когда я спросил маму дома, почему она никогда не жарила кролика, она подумала и ответила: – Они – евреи и у них своя еда и свои традиции. Они считают себя умными, а остальных – дураками, любят командовать и жить за счёт других. Им нельзя доверять.
 
Мы с Борькой старались записать в нашу Молодую Гвардию других учеников 1-го класса, но это никак не получалось. Как в романе, мы долго отбирали кандидатов, но потом сталкивались с их непониманием и равнодушием.
Никто не хотел играть с нами в эту игру.
Была у нас в классе одна красивая девчонка Оля Сидорова, которая мне очень нравилась и я старался привлечь её внимание, но она как будто меня не замечала. Однажды я предложил Борьке взять её в нашу Гвардию санитаркой.
На что он ответил: – Какая санитарка? В романе нет санитарок – пусть она будет Ульяной Громовой. Это была стойкая и мужественная девушка. Она никого не выдала даже под пытками.
-         Ладно пусть будет Ульяной, мне всё равно, лишь бы она согласилась играть вместе с нами.
Мы с Борькой медленно шли по лесу и он продолжал рассказывать об Ульяне, других молодогвардейцах, но я думал об Оле- “лишь бы она согласилась”.
Вот мы остановились перед перекинутым через ручей бревном. Борька как-то замешкался и пропустил меня вперёд. Я пошёл по бревну, балансируя руками, остановился на середине, повернулся и неожиданно сказал Борьке:
-         Сейчас я спрыгну в ручей, а ты завтра скажешь Оле, что это я сделал ради её. Хорошо?
 
Борька заметно растерялся и начал меня отговаривать, но что-то толкнуло меня изнутри и я полетел с бревна в воду.
К счастью, ручей оказался мне по пояс, но вода была холодная. Довольный своим “подвигом” я быстро вылез на другом берегу и, выжимая мокрые брюки, подумал, что теперь то она будет со мной дружить.
На следующий день Борька подошёл к Оле на перемене и стал ей что-то рассказывать, поглядывая на меня, стоящего в стороне. Я же наблюдал за её реакцией. Она выслушала его, повернулась и ушла, ничего не сказав.
-         Ну что?- спросил я Борьку.
-         Я предложил ей стать Ульяной в нашей “Молодой Гвардии”, а также, как ты спрыгнул ради её в ручей, но она ничего не ответила. Наверно, решила подумать или посоветоваться с мамой. Пошли лучше посмотрим, что нового в катаверной.
 
Наша школа находилась по соседству с городской больницей и несколько её зданий были прямо за забором школы. Одно из них - морг – обветшалое, страшноватое строение на местном жаргоне называлось катаверной. Мы подошли к забору и с замиранием сердца смотрели в разбитые окна, замазанные извёсткой, через которые можно было разглядеть лежащие на нарах накрытые тела с синюшними ступнями, на которых были небрежно написаны чёрной краской номера 4,13,17. Для нас же было испытанием на смелость - как можно дольше оставаться у забора.
Через 2 дня в нашей школе была траурный митинг по 3 ученикам из 10-го класса. Вся школа прощалась с 2-мя парнями и девушкой, зверски убитыми в городском парке.
По городу поползли слухи, что это сделала банда заключённых, сбежавших из тюрьмы недалеко от города. Нам запретили ходить в парк, так как бандиты не были пойманы.
Мне же не разрешали выходить даже на улицу и я целыми днями после школы слонялся по большому участку рядом с домом, катался на педальном детском автомобиле, привезённым отцом из Москвы и лазил с Борькой по сеновалу, скатываясь, как с горки, вниз по сену.
Однажды мама серьёзно спросила меня:
-         Что ты пристаёшь к Оле Сидоровой с какими-то глупостями? Её мама звонила мне и жаловалась на тебя и Борю Фридмана. Вы ей не даёте проходу и вовлекаете в какую-то банду. Прекрати это! Оля также рассказала маме, что ты прыгнул в ручей якобы ради её. А ты не подумал, что мог утонуть, ведь ты не умеешь плавать, а Боря тебя бы не спас? Он сказал Оле, что ты – дурак, если сделал это, а она ему тоже нравится. Кстати, вы с Олей родились в один день. Нас было двое на всё родильное отделение в то вреия и я подружилась с её мамой. Оставь Олю в покое. Она – хорошая и воспитанная девочка и не хочет с вами дружить. Иначе я всё расскажу отцу.
Отца я боялся. Когда мать обычно жаловалась ему на меня, он мгновенно свирепел и хватался за ремень, а мне приходилось убегать и прятаться, пока он не упокаивался.
Но сейчас я был больше зол на Борьку. Он же - предатель и интриган, а не Олег Кошевой – надо с ним разобраться. При встрече он стал оправдываться и признался, что Оля ему тоже нравится. Я не выдержал и побил его потому, что друзья так не поступают, хотя мама была права и меня предупреждала, что им нельзя доверять.
 
Через некоторое время мы уехали из этого городка, но у меня остались воспоминания детства, опыт детской дружбы и первой детской любви к красивой девочке, с которой мы родились в один день.
 
   © Copyright –Alex Jones 2012

© Copyright: ALEX JONES, 2012

Регистрационный номер №0044837

от 25 апреля 2012

[Скрыть] Регистрационный номер 0044837 выдан для произведения:
 
 
(рассказ первоклассника)
 
 
В небольшом городке на Южном Урале я начал учиться в школе.
Учительница единственного 1-го класса Ольга Петровна Вашева – пожилая полная блондинка учила нас читать, считать и красиво писать в прописях. Как я ни старался выводить буквы – у меня ничего не получалось, и она ставила мне только 3 или 4.
В нашем классе был только один отличник – Витя Ляготин – спокойный и розовощёкий крепыш, которого Ольга Петровна нам постоянно ставила в пример.
-         Ребятки, смотрите, как красиво пишет Витя. Ему никто не помогает дома и он всё делает сам. У него папа- рабочий. Молодец, Витенька!
 
От этих слов Витя ещё больше краснел и опускал глаза. Он был скромный и тихий.
Не то что шустрый Борька Фридман – мой лучший друг в классе. Он пришёл в школу уже прочитав роман А.Фадеева “Молодая Гвардия” и рассказывал нам на переменах о героях-молодогвардейцах, погибших в борьбе с фашистами.
Война закончилась 7 лет тому, но продолжалась быть для нас главной темой и игрой.
Однажды Борька решил создать Молодую Гвардию в нашем классе. Мне лично это понравилось, тем более, что он предложил мне стать Серёжкой Тюлениным, а себе взял имя Олега Кошевого. По субботам мы собирались у Борьки дома и живо одсуждали роман и наши планы. Как правило, в этот день Борькина мама жарила кролика и меня приглашали за стол вместе с его большой семьёй съесть вкусный кусочек кролика с картошкой.
Когда я спросил маму дома, почему она никогда не жарила кролика, она подумала и ответила: – Они – евреи и у них своя еда и свои традиции. Они считают себя умными, а остальных – дураками, любят командовать и жить за счёт других. Им нельзя доверять.
 
Мы с Борькой старались записать в нашу Молодую Гвардию других учеников 1-го класса, но это никак не получалось. Как в романе, мы долго отбирали кандидатов, но потом сталкивались с их непониманием и равнодушием.
Никто не хотел играть с нами в эту игру.
Была у нас в классе одна красивая девчонка Оля Сидорова, которая мне очень нравилась и я старался привлечь её внимание, но она как будто меня не замечала. Однажды я предложил Борьке взять её в нашу Гвардию санитаркой.
На что он ответил: – Какая санитарка? В романе нет санитарок – пусть она будет Ульяной Громовой. Это была стойкая и мужественная девушка. Она никого не выдала даже под пытками.
-         Ладно пусть будет Ульяной, мне всё равно, лишь бы она согласилась играть вместе с нами.
Мы с Борькой медленно шли по лесу и он продолжал рассказывать об Ульяне, других молодогвардейцах, но я думал об Оле- “лишь бы она согласилась”.
Вот мы остановились перед перекинутым через ручей бревном. Борька как-то замешкался и пропустил меня вперёд. Я пошёл по бревну, балансируя руками, остановился на середине, повернулся и неожиданно сказал Борьке:
-         Сейчас я спрыгну в ручей, а ты завтра скажешь Оле, что это я сделал ради её. Хорошо?
 
Борька заметно растерялся и начал меня отговаривать, но что-то толкнуло меня изнутри и я полетел с бревна в воду.
К счастью, ручей оказался мне по пояс, но вода была холодная. Довольный своим “подвигом” я быстро вылез на другом берегу и, выжимая мокрые брюки, подумал, что теперь то она будет со мной дружить.
На следующий день Борька подошёл к Оле на перемене и стал ей что-то рассказывать, поглядывая на меня, стоящего в стороне. Я же наблюдал за её реакцией. Она выслушала его, повернулась и ушла, ничего не сказав.
-         Ну что?- спросил я Борьку.
-         Я предложил ей стать Ульяной в нашей “Молодой Гвардии”, а также, как ты спрыгнул ради её в ручей, но она ничего не ответила. Наверно, решила подумать или посоветоваться с мамой. Пошли лучше посмотрим, что нового в катаверной.
 
Наша школа находилась по соседству с городской больницей и несколько её зданий были прямо за забором школы. Одно из них - морг – обветшалое, страшноватое строение на местном жаргоне называлось катаверной. Мы подошли к забору и с замиранием сердца смотрели в разбитые окна, замазанные извёсткой, через которые можно было разглядеть лежащие на нарах накрытые тела с синюшними ступнями, на которых были небрежно написаны чёрной краской номера 4,13,17. Для нас же было испытанием на смелость - как можно дольше оставаться у забора.
Через 2 дня в нашей школе была траурный митинг по 3 ученикам из 10-го класса. Вся школа прощалась с 2-мя парнями и девушкой, зверски убитыми в городском парке.
По городу поползли слухи, что это сделала банда заключённых, сбежавших из тюрьмы недалеко от города. Нам запретили ходить в парк, так как бандиты не были пойманы.
Мне же не разрешали выходить даже на улицу и я целыми днями после школы слонялся по большому участку рядом с домом, катался на педальном детском автомобиле, привезённым отцом из Москвы и лазил с Борькой по сеновалу, скатываясь, как с горки, вниз по сену.
Однажды мама серьёзно спросила меня:
-         Что ты пристаёшь к Оле Сидоровой с какими-то глупостями? Её мама звонила мне и жаловалась на тебя и Борю Фридмана. Вы ей не даёте проходу и вовлекаете в какую-то банду. Прекрати это! Оля также рассказала маме, что ты прыгнул в ручей якобы ради её. А ты не подумал, что мог утонуть, ведь ты не умеешь плавать, а Боря тебя бы не спас? Он сказал Оле, что ты – дурак, если сделал это, а она ему тоже нравится. Кстати, вы с Олей родились в один день. Нас было двое на всё родильное отделение в то вреия и я подружилась с её мамой. Оставь Олю в покое. Она – хорошая и воспитанная девочка и не хочет с вами дружить. Иначе я всё расскажу отцу.
Отца я боялся. Когда мать обычно жаловалась ему на меня, он мгновенно свирепел и хватался за ремень, а мне приходилось убегать и прятаться, пока он не упокаивался.
Но сейчас я был больше зол на Борьку. Он же - предатель и интриган, а не Олег Кошевой – надо с ним разобраться. При встрече он стал оправдываться и признался, что Оля ему тоже нравится. Я не выдержал и побил его потому, что друзья так не поступают, хотя мама была права и меня предупреждала, что им нельзя доверять.
 
Через некоторое время мы уехали из этого городка, но у меня остались воспоминания детства, опыт детской дружбы и первой детской любви к красивой девочке, с которой мы родились в один день.
 
   © Copyright –Alex Jones 2012
Рейтинг: 0 467 просмотров
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!