ГлавнаяПрозаМалые формыРассказы → ПЕРВАЯ ЛЮБОВЬ

ПЕРВАЯ ЛЮБОВЬ

25 апреля 2012 - ALEX JONES
 
 
(рассказ первоклассника)
 
 
В небольшом городке на Южном Урале я начал учиться в школе.
Учительница единственного 1-го класса Ольга Петровна Вашева – пожилая полная блондинка учила нас читать, считать и красиво писать в прописях. Как я ни старался выводить буквы – у меня ничего не получалось, и она ставила мне только 3 или 4.
В нашем классе был только один отличник – Витя Ляготин – спокойный и розовощёкий крепыш, которого Ольга Петровна нам постоянно ставила в пример.
-         Ребятки, смотрите, как красиво пишет Витя. Ему никто не помогает дома и он всё делает сам. У него папа- рабочий. Молодец, Витенька!
 
От этих слов Витя ещё больше краснел и опускал глаза. Он был скромный и тихий.
Не то что шустрый Борька Фридман – мой лучший друг в классе. Он пришёл в школу уже прочитав роман А.Фадеева “Молодая Гвардия” и рассказывал нам на переменах о героях-молодогвардейцах, погибших в борьбе с фашистами.
Война закончилась 7 лет тому, но продолжалась быть для нас главной темой и игрой.
Однажды Борька решил создать Молодую Гвардию в нашем классе. Мне лично это понравилось, тем более, что он предложил мне стать Серёжкой Тюлениным, а себе взял имя Олега Кошевого. По субботам мы собирались у Борьки дома и живо одсуждали роман и наши планы. Как правило, в этот день Борькина мама жарила кролика и меня приглашали за стол вместе с его большой семьёй съесть вкусный кусочек кролика с картошкой.
Когда я спросил маму дома, почему она никогда не жарила кролика, она подумала и ответила: – Они – евреи и у них своя еда и свои традиции. Они считают себя умными, а остальных – дураками, любят командовать и жить за счёт других. Им нельзя доверять.
 
Мы с Борькой старались записать в нашу Молодую Гвардию других учеников 1-го класса, но это никак не получалось. Как в романе, мы долго отбирали кандидатов, но потом сталкивались с их непониманием и равнодушием.
Никто не хотел играть с нами в эту игру.
Была у нас в классе одна красивая девчонка Оля Сидорова, которая мне очень нравилась и я старался привлечь её внимание, но она как будто меня не замечала. Однажды я предложил Борьке взять её в нашу Гвардию санитаркой.
На что он ответил: – Какая санитарка? В романе нет санитарок – пусть она будет Ульяной Громовой. Это была стойкая и мужественная девушка. Она никого не выдала даже под пытками.
-         Ладно пусть будет Ульяной, мне всё равно, лишь бы она согласилась играть вместе с нами.
Мы с Борькой медленно шли по лесу и он продолжал рассказывать об Ульяне, других молодогвардейцах, но я думал об Оле- “лишь бы она согласилась”.
Вот мы остановились перед перекинутым через ручей бревном. Борька как-то замешкался и пропустил меня вперёд. Я пошёл по бревну, балансируя руками, остановился на середине, повернулся и неожиданно сказал Борьке:
-         Сейчас я спрыгну в ручей, а ты завтра скажешь Оле, что это я сделал ради её. Хорошо?
 
Борька заметно растерялся и начал меня отговаривать, но что-то толкнуло меня изнутри и я полетел с бревна в воду.
К счастью, ручей оказался мне по пояс, но вода была холодная. Довольный своим “подвигом” я быстро вылез на другом берегу и, выжимая мокрые брюки, подумал, что теперь то она будет со мной дружить.
На следующий день Борька подошёл к Оле на перемене и стал ей что-то рассказывать, поглядывая на меня, стоящего в стороне. Я же наблюдал за её реакцией. Она выслушала его, повернулась и ушла, ничего не сказав.
-         Ну что?- спросил я Борьку.
-         Я предложил ей стать Ульяной в нашей “Молодой Гвардии”, а также, как ты спрыгнул ради её в ручей, но она ничего не ответила. Наверно, решила подумать или посоветоваться с мамой. Пошли лучше посмотрим, что нового в катаверной.
 
Наша школа находилась по соседству с городской больницей и несколько её зданий были прямо за забором школы. Одно из них - морг – обветшалое, страшноватое строение на местном жаргоне называлось катаверной. Мы подошли к забору и с замиранием сердца смотрели в разбитые окна, замазанные извёсткой, через которые можно было разглядеть лежащие на нарах накрытые тела с синюшними ступнями, на которых были небрежно написаны чёрной краской номера 4,13,17. Для нас же было испытанием на смелость - как можно дольше оставаться у забора.
Через 2 дня в нашей школе была траурный митинг по 3 ученикам из 10-го класса. Вся школа прощалась с 2-мя парнями и девушкой, зверски убитыми в городском парке.
По городу поползли слухи, что это сделала банда заключённых, сбежавших из тюрьмы недалеко от города. Нам запретили ходить в парк, так как бандиты не были пойманы.
Мне же не разрешали выходить даже на улицу и я целыми днями после школы слонялся по большому участку рядом с домом, катался на педальном детском автомобиле, привезённым отцом из Москвы и лазил с Борькой по сеновалу, скатываясь, как с горки, вниз по сену.
Однажды мама серьёзно спросила меня:
-         Что ты пристаёшь к Оле Сидоровой с какими-то глупостями? Её мама звонила мне и жаловалась на тебя и Борю Фридмана. Вы ей не даёте проходу и вовлекаете в какую-то банду. Прекрати это! Оля также рассказала маме, что ты прыгнул в ручей якобы ради её. А ты не подумал, что мог утонуть, ведь ты не умеешь плавать, а Боря тебя бы не спас? Он сказал Оле, что ты – дурак, если сделал это, а она ему тоже нравится. Кстати, вы с Олей родились в один день. Нас было двое на всё родильное отделение в то вреия и я подружилась с её мамой. Оставь Олю в покое. Она – хорошая и воспитанная девочка и не хочет с вами дружить. Иначе я всё расскажу отцу.
Отца я боялся. Когда мать обычно жаловалась ему на меня, он мгновенно свирепел и хватался за ремень, а мне приходилось убегать и прятаться, пока он не упокаивался.
Но сейчас я был больше зол на Борьку. Он же - предатель и интриган, а не Олег Кошевой – надо с ним разобраться. При встрече он стал оправдываться и признался, что Оля ему тоже нравится. Я не выдержал и побил его потому, что друзья так не поступают, хотя мама была права и меня предупреждала, что им нельзя доверять.
 
Через некоторое время мы уехали из этого городка, но у меня остались воспоминания детства, опыт детской дружбы и первой детской любви к красивой девочке, с которой мы родились в один день.
 
   © Copyright –Alex Jones 2012

© Copyright: ALEX JONES, 2012

Регистрационный номер №0044837

от 25 апреля 2012

[Скрыть] Регистрационный номер 0044837 выдан для произведения:
 
 
(рассказ первоклассника)
 
 
В небольшом городке на Южном Урале я начал учиться в школе.
Учительница единственного 1-го класса Ольга Петровна Вашева – пожилая полная блондинка учила нас читать, считать и красиво писать в прописях. Как я ни старался выводить буквы – у меня ничего не получалось, и она ставила мне только 3 или 4.
В нашем классе был только один отличник – Витя Ляготин – спокойный и розовощёкий крепыш, которого Ольга Петровна нам постоянно ставила в пример.
-         Ребятки, смотрите, как красиво пишет Витя. Ему никто не помогает дома и он всё делает сам. У него папа- рабочий. Молодец, Витенька!
 
От этих слов Витя ещё больше краснел и опускал глаза. Он был скромный и тихий.
Не то что шустрый Борька Фридман – мой лучший друг в классе. Он пришёл в школу уже прочитав роман А.Фадеева “Молодая Гвардия” и рассказывал нам на переменах о героях-молодогвардейцах, погибших в борьбе с фашистами.
Война закончилась 7 лет тому, но продолжалась быть для нас главной темой и игрой.
Однажды Борька решил создать Молодую Гвардию в нашем классе. Мне лично это понравилось, тем более, что он предложил мне стать Серёжкой Тюлениным, а себе взял имя Олега Кошевого. По субботам мы собирались у Борьки дома и живо одсуждали роман и наши планы. Как правило, в этот день Борькина мама жарила кролика и меня приглашали за стол вместе с его большой семьёй съесть вкусный кусочек кролика с картошкой.
Когда я спросил маму дома, почему она никогда не жарила кролика, она подумала и ответила: – Они – евреи и у них своя еда и свои традиции. Они считают себя умными, а остальных – дураками, любят командовать и жить за счёт других. Им нельзя доверять.
 
Мы с Борькой старались записать в нашу Молодую Гвардию других учеников 1-го класса, но это никак не получалось. Как в романе, мы долго отбирали кандидатов, но потом сталкивались с их непониманием и равнодушием.
Никто не хотел играть с нами в эту игру.
Была у нас в классе одна красивая девчонка Оля Сидорова, которая мне очень нравилась и я старался привлечь её внимание, но она как будто меня не замечала. Однажды я предложил Борьке взять её в нашу Гвардию санитаркой.
На что он ответил: – Какая санитарка? В романе нет санитарок – пусть она будет Ульяной Громовой. Это была стойкая и мужественная девушка. Она никого не выдала даже под пытками.
-         Ладно пусть будет Ульяной, мне всё равно, лишь бы она согласилась играть вместе с нами.
Мы с Борькой медленно шли по лесу и он продолжал рассказывать об Ульяне, других молодогвардейцах, но я думал об Оле- “лишь бы она согласилась”.
Вот мы остановились перед перекинутым через ручей бревном. Борька как-то замешкался и пропустил меня вперёд. Я пошёл по бревну, балансируя руками, остановился на середине, повернулся и неожиданно сказал Борьке:
-         Сейчас я спрыгну в ручей, а ты завтра скажешь Оле, что это я сделал ради её. Хорошо?
 
Борька заметно растерялся и начал меня отговаривать, но что-то толкнуло меня изнутри и я полетел с бревна в воду.
К счастью, ручей оказался мне по пояс, но вода была холодная. Довольный своим “подвигом” я быстро вылез на другом берегу и, выжимая мокрые брюки, подумал, что теперь то она будет со мной дружить.
На следующий день Борька подошёл к Оле на перемене и стал ей что-то рассказывать, поглядывая на меня, стоящего в стороне. Я же наблюдал за её реакцией. Она выслушала его, повернулась и ушла, ничего не сказав.
-         Ну что?- спросил я Борьку.
-         Я предложил ей стать Ульяной в нашей “Молодой Гвардии”, а также, как ты спрыгнул ради её в ручей, но она ничего не ответила. Наверно, решила подумать или посоветоваться с мамой. Пошли лучше посмотрим, что нового в катаверной.
 
Наша школа находилась по соседству с городской больницей и несколько её зданий были прямо за забором школы. Одно из них - морг – обветшалое, страшноватое строение на местном жаргоне называлось катаверной. Мы подошли к забору и с замиранием сердца смотрели в разбитые окна, замазанные извёсткой, через которые можно было разглядеть лежащие на нарах накрытые тела с синюшними ступнями, на которых были небрежно написаны чёрной краской номера 4,13,17. Для нас же было испытанием на смелость - как можно дольше оставаться у забора.
Через 2 дня в нашей школе была траурный митинг по 3 ученикам из 10-го класса. Вся школа прощалась с 2-мя парнями и девушкой, зверски убитыми в городском парке.
По городу поползли слухи, что это сделала банда заключённых, сбежавших из тюрьмы недалеко от города. Нам запретили ходить в парк, так как бандиты не были пойманы.
Мне же не разрешали выходить даже на улицу и я целыми днями после школы слонялся по большому участку рядом с домом, катался на педальном детском автомобиле, привезённым отцом из Москвы и лазил с Борькой по сеновалу, скатываясь, как с горки, вниз по сену.
Однажды мама серьёзно спросила меня:
-         Что ты пристаёшь к Оле Сидоровой с какими-то глупостями? Её мама звонила мне и жаловалась на тебя и Борю Фридмана. Вы ей не даёте проходу и вовлекаете в какую-то банду. Прекрати это! Оля также рассказала маме, что ты прыгнул в ручей якобы ради её. А ты не подумал, что мог утонуть, ведь ты не умеешь плавать, а Боря тебя бы не спас? Он сказал Оле, что ты – дурак, если сделал это, а она ему тоже нравится. Кстати, вы с Олей родились в один день. Нас было двое на всё родильное отделение в то вреия и я подружилась с её мамой. Оставь Олю в покое. Она – хорошая и воспитанная девочка и не хочет с вами дружить. Иначе я всё расскажу отцу.
Отца я боялся. Когда мать обычно жаловалась ему на меня, он мгновенно свирепел и хватался за ремень, а мне приходилось убегать и прятаться, пока он не упокаивался.
Но сейчас я был больше зол на Борьку. Он же - предатель и интриган, а не Олег Кошевой – надо с ним разобраться. При встрече он стал оправдываться и признался, что Оля ему тоже нравится. Я не выдержал и побил его потому, что друзья так не поступают, хотя мама была права и меня предупреждала, что им нельзя доверять.
 
Через некоторое время мы уехали из этого городка, но у меня остались воспоминания детства, опыт детской дружбы и первой детской любви к красивой девочке, с которой мы родились в один день.
 
   © Copyright –Alex Jones 2012
Рейтинг: 0 505 просмотров
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!

 

Популярная проза за месяц
175
142
127
118
117
Кто она, Осень? 28 сентября 2017 (Тая Кузмина)
116
​ТАЙНА ОСЕНИ 29 сентября 2017 (Эльвира Ищенко)
106
101
101
101
100
100
97
95
93
93
92
91
89
85
84
84
82
82
81
77
73
61
52
50