ГлавнаяПрозаМалые формыРассказы → КИНОЗВЕЗДА

 

КИНОЗВЕЗДА

21 февраля 2013 - Элла Жежелла
article118662.jpg
Через десять  минут моя жизнь закончится. Конечно, я не умру на самом деле, но дальнейшее существование перестанет иметь смысл.
Сердце неистово колотилось.
Признаться, я ожидала, что вот сейчас свершится чудо или меня озарит какое-нибудь важное открытие, но нет - безысходность сдавливала сильнее  с каждой секундой.
0:00.
Мне исполняется двадцать пять.
Теперь все кончено.
Неважно, о чем мечтала, к чему стремилась, отныне я – всего лишь стареющая, незамужняя,  да еще и безработная тетенька.
Самый интересный, как говорят, отрезок  жизни уже прошел. Стремительно. Самое печальное, что я не могу причислить себя к «стрекозкам», которые  всю жизнь порхали, радуясь своему беззаботному существованию и ни разу не разочаровались.
То есть, по факту, так оно и было - всегда  хотела, чтоб было весело, стремилась к легкости во всем, но, на самом деле,  не получалось залить эту разъедающую горечь, которая образовалась внутри еще в школьные годы и никак не проходила. 
Хоть бы Денис позвонил, сказал, что все осознал и не может без меня.
Неужели я не заслужила услышать эти слова, когда они так нужны? Ну, что, волк в лесу сдохнет? Ведь это  ничего не изменит, по сути, просто будет уже не так невыносимо от ощущения пустоты.
Невольно вспомнилось, как много  лет назад я также гипнотизировала телефон, мучилась и страдала,  ожидая  звонка от Пашки, своей первой любви.
Конечно, телефон  молчал, как и полагается в подобных ситуациях.
Тетя Вероника ничуть не поумнела за целое десятилетие!  Кстати, теперь я   - отличная мишень, особенно для женщин, которые меня терпеть не могут. Отсутствие кольца на пальце  - главный аргумент в любых спорах.  Наслушалась, даже будучи моложе:
-Вероника, должна сказать, на корпоративе ты вела себя неприлично! Флиртовала со всеми мужчинами!
-Вернее, они со мной. Я пользуюсь успехом.
-Мдя? А что же на тебе никто не женится?
-Вероника,  почему ты такая несерьезная? Ведь взрослая уже, я в твои годы  двоих растила, когда муж меня бросил! А  ты легкомысленная, как девочка семнадцатилетняя!
-Характер такой. В душе я – ребенок.
Я до сих пор так и не поняла, что означало «быть серьезной». Надеть на лицо строгое выражение и не снимать его, в полной уверенности, что мои ценности – самые верные?
-Вот поэтому на тебе никто и не женится! В твои годы надо своих детей иметь, а не ребенком быть.
Да, любители самоутвердиться за чужой счет МОГЛИ вести себя так и  раньше, и пытались это сделать, но теперь ИМЕЮТ ПОЛНОЕ ПРАВО. Мне нечего будет им возразить, ведь и карьеру я тоже не сделала, да и не стремилась -  надеялась на успехи в творчестве,  которые принесут уважение и почести. Правда, мой талант, если таковой вообще имелся, не был оценен современниками.
Отныне и  мечты о признании  – тоже показатель глупости. Двадцатипятилетней безмужней тете надлежит просить Бога о том, чтобы тот послал хоть какого-нибудь оплодотворителя, дабы родить поскорее, пока окончательно не выстарилась, какая уж там известность, тем более - любовь!
 
 
Истории с хорошим окончанием всегда нравились мне меньше, чем с печальным.  Между двумя вариантами - «Она  считалась странной, мечтала стать знаменитой,  резала себе вены от одиночества и отчаяния, никто   не старался ее понять, а потом девушка повзрослела, стала умнее, отреклась от детских амбиций, вышла замуж и теперь респектабельная мать семейства» и «… не сумев смириться с обстоятельствами, так ничего и не достигнув, героиня покончила с собой»   я выбрала бы второй. 
Правда, существует, еще и третий, на который я уповала - «ей удалось все, о чем грезилось», но это уже сказка.
А почему нет? Моя биография располагала к такому развитию событий. В детстве я была из тех «странненьких», с которыми мамаши запрещают общаться детям.
-Взгляд у нее ненормальный, - говорили обо мне они, взрослые люди, не понижая голоса. 
Конечно, их дети  воспринимали меня также.
Стоило мне выйти на улицу, как обязательно попадалась компания сверстников, которые окружали толпой, начинали обзываться:
-Уродина!
-Чувырла!
На мой вопрос:
-Чего Вы от меня хотите? – вразумительного ответа не следовало. Только что-то, вроде:
-Знай,   ты – уродина.
Люди вообще жестоки к тем, кто отличается от них. Вероятно, во мне и правда было что-то странное, уж не знаю, в чем это выражалось, но так  говорили многие.
В школе ситуация усугубилась  классу к восьмому, так как у нас  появилась «Ылита», как они сами себя называли с придыханием. Пачка ребят, считавших себя ИЗБРАННЫМИ. Во главе с признанной красоткой Мариной, которую все называли Маринессой-принцессой, они ходили и утверждали, что-де «Мы – лучшие, вы – лохи». 
Конечно, им хотелось, чтобы все было, как в американских фильмах про школу -  когда кто-то из них говорит, что намечается вечеринка для «избранных», все остальные должны падать ниц  и орать: «Умоляем, пригласите и нас, недостойных!». Так и происходило! Меня бы все равно не позвали, но представителей «ылиты», вероятно, раздражало,  что я и не упрашивала.  Единственная девушка, котоая могла сказать школьным «авторитетам»: «Да плевать я на вас хотела!».
Еще будет какая-то девица, которая хвасталась тем, что сделала аборт в 15 лет,  определять мою значимость! Неважно даже, был ли сей  факт в  жизни Маринессы-принцессы на самом деле, суть  в том, что  она считала это поводом для гордости,  а парни, очарованные ее красотой, и девчонки,  изнемогающие от желания пополнить ряды «Ылиты», оскорбляли меня, пытаясь угодить. 
Говорят: «Проблемы в  школе? Смени ее на другую!». Только это – не выход. Ведь и в другое учебное заведение придется переносить себя.
Я больше жизни хотела встретить любовь. Не представляла себе, как это прекрасно, когда   ты идешь по улице, а он на тебя  поглядывает, когда   сама смотришь на человека, и знаешь, что он от тебя в восторге. 
 «Столько лет меня гнобили, неужели не заслужила любви-и-и?» - думала я, наблюдая, как ненавистную Маринессу-принцессу провожает очередной поклонник, а она, поймав мой растерянный взгляд, хмыкала и показывала комбинацию из трех пальцев. Иногда я исподтишка разглядывала признанную красавицу, представляя, как десятки потных ладошек теребят пуговички на ее модных кофточках,  и мне становилось тошно.
Российская школа воспитывает в духе: «обидели – сам напросился, покопайся в себе, побейся об стенку», и я всерьез размышляла о степени вины перед людьми. Что-то же есть во мне такое, за что именно над моими чувствами смеются!
-Тебя недолюбливают потому, что ты – особенная, - говорил Пашка, друг детства. Он был единственным одноклассником, желавший со мной общаться, невзирая на то, что в школе это считалось непрестижным.
И я стала объяснять отношение к себе особенностью. К тому моменту –  перечитала много книг и статей о знаменитостях, в которых обязательно было что-то, вроде: «По такой-то с детства было видно, что она – не такая, как все. Ровесники это чувствовали, потому избегали общения с ней.  Девочке было одиноко. Она часто плакала, ощущая себя непохожей на других... Знала бы будущая «звезда», какая её ждёт компенсация за все детские обиды!..»
В самом деле, приятнее думать, что всеобщая неприязнь  – предтеча счастливой жизни в будущем, чем считать себя изгоем.
Согласитесь, отличное начало для поучительной истории о том, что  «изгои общества» преуспевают в жизни! Но я же  трагик недоделанный! Любила печальные истории – пожалуйста. Причем, в моем случае, получился вариант №4, самый худший  - «… она была изгоем,  ничего не достигла, но и не умерла!». 
 
 
Я зарыдала бы в голос, но меня оглушил телефонный звонок.
-Да?
-Привет, Вероника! - это был Денис. ОМГ! - Поздравляю с Днем рождения!
-Спасибо,  - мое сердце замерло.  Легкомысленный Денис и не знал, что сейчас стал для меня  гласом Судьбы. 
-Говорят, хорошая примета, если первым поздравляет мужчина. Я успел, Вероничка?
-Да.
-Желаю тебе счастья! – бодро начал Денис.
-Спасибо.
-И здоровья, конечно!
 -Спасибо.
 -А еще я  желаю тебе  встретить свою любовь! – выдал он. 
Слезы так и  брызнули из моих глаз.
Ну, это уже чересчур!
Я из тех сентиментальных пошляков, которые считают, что пожелание найти свою любофф человеку, с которым ты… эээ… делил постель не один месяц - как-то цинично, неправильно! Да, изначально было ясно, что отношения  с Денисом носили легкий характер, потому едва ли ознаменуются свадьбой. Мы встречались пару раз в неделю, втайне от наших коллег, весело проводили время.  У нас не возникало неловких пауз, волнения, как с теми, в кого ты сильно влюблен, или когда ты, наоборот, ничего не испытываешь к партнеру.
Если бы мы  развлеклись пару раз, я бы воспринимала это легко,  но полгода, все-таки, срок, который заставляет сентиментальных пошляков строить планы. 
В преддверии Дня рождения, у меня появился порыв привести  отношения к чему-то более серьезному.   Денис же «не понимал» намеков, не желал рассказывать о своем детстве и  мечтах. Временами  я так его ненавидела, что начинала любить.
Пару недель назад меня уволили с работы,  и он перестал звонить.  Глупо было ожидать, что этот человек вдруг воспылает ко мне чувствами и сделает предложение, и, все же… 
-Спасибо, Денис, - наконец, изрекла я, глотая злость.
Что нужно для того, чтобы стать значимой?
Я думала, внешность. С годами похорошела. Многие считают меня симпатичной. Правда, это не помогло. Внимание появилось, а вот о глубине и мечтать не приходилось. Почему-то, мужчины изначально рассматривали меня, как девушку на пару вечеров, и никогда -  на перспективу.
Вот потому-то я и зацепилась мыслями за Дениса – семь месяцев, все-таки.
Ну, вот и он желает мне обрести счастье. С другим.
Так за что же кого-то любят?
Ну, как люди строят отношения, замуж выходят? Допустим, легкомысленная девица, коей я старалась быть, сильных чувств не заслуживает. Но ведь когда-то мне было 15-17. Тогда принципы были еще живы, а неловкая попытка обнять меня за талию в клубе смущала.   И, тем не менее, тогда меня тоже обделяли чувствами.
-Что это ты так надолго замолчала? – спросил Денис.
-Плачу, - честно сказала я.  - Ты меня до слез тронул!  Думала, ты забыл о моем существовании! 
-А я, вот, вспомнил и поздравил, - он «не понял» издевки. 
Снова пауза. Трубку ему вешать неудобно, а сказать больше нечего.
-Что ж, Денис, - решила я прервать это тягостное молчание. - Еще раз спасибо за поздравление.
 -Если что – звони, - и он отключился.
   Ну, не услышала  я ни разу за двадцать пять лет этих слов… Главных.   Зато волки в лесу останутся живы. Я, можно сказать, своим  существованием природу  сохраняю! Значит, какая-то польза от меня есть.
 
 
Я легла в постель, попытавшись вспомнить о чем-нибудь приятном.
Поневоле мысли возвращались к Пашке. Единственному человеку, с которым я ощутила себя любимой. Всего раз.
Я ведь знала же, к чему эти воспоминания  приведут, но не могла их остановить.
Ни к кому мужчине я  таких чувств, как к Пашке, не испытывала. Дело не в глубине, а  в накале.
Под Новый год, наши одноклассники были торжественно званы в кафе, снятое отцом Маринессы-принцессы. Хотелось ей  сделать  широкий жест. Меня, естественно, не пригласили.
Пашка  тоже не пошел - как и подобает лучшему другу,   решил составить компанию мне. 
Мы провели вместе новогоднюю ночь. Нет, я не отдалась ему , как это сейчас модно показывать в фильмах о подростках.  Скажу самое удивительное  – физической близости не было!   И такое, вот, случается в наше расхристанное время.
Я не помню, как мы с Пашкой перешли от беседы к поцелую,  ведь общались много  лет без намека на страсть.
-Какими же мы были идиотами, - сказал он хрипло. – Столько времени зря потратили.
-Тебе же нравится Маринка, - прошептала я.
Пашка тоже грезил о первой красавице. Никуда от нее не деться.
-Я раньше не видел, что счастье рядом.
В жизни  не была  в такой эйфории: в голове шумело, ноги подкосились, и не верилось в происходящее. Для меня, самой некрасивой девушки в школе, по мнению большинства, поцелуй был чем-то немыслимым и недостижимым.
Потом мы с Пашкой разошлись.
-Спасибо, Господи! – закричала я, придя домой. – У меня есть парень!
Правда, после НГ мой друг  не объявлялся дня три. Я извелась, но не решалась на фальстарт. Может, думалось мне, он протрезвел и теперь ему неловко?  Правильно, нормальный  с таким изгоем общества целоваться бы не стал.
 «Ну, нельзя же так  - приручать человека,  никем нелюдимого, одинокого, который с  трудом сходится с людьми, а  потом кинуть!».
Когда Паша позвонил, у меня сердце замерло.
-Да? – прохрипела я.
-Вероника! У меня  к тебе серьезный разговор, - сразу начал Пашка. Голос мне его не понравился. Если хочет сказать, что  произошедшее было ошибкой – пусть. Я продолжу с ним общаться. Все равно стану с ним дружить. Не могу оставаться одна!!!  Он мне нужен, кем бы ни был.
-Ты меня любишь? – спросил он вдруг тихо.
-Что? - накатило страшное волнение.
 -Ответь честно. Вероника, это очень важно для меня.
Меня охватило чувство, что, вот сейчас  снизойдет великое откровение, о котором я давно догадывалась. Сердце бешено колотилось, ноги немели, а дышать становилось  тяжелее.
Искушение  задуматься: «А почему я так себя чувствую?» – было велико все эти дни, но я упорно говорила себе «Нет», прекрасно понимая бесполезность этого насилия над собой. 
-Я тебя люблю.
И тут раздался оглушительный смех – в несколько голосов.
- Вот, чувырла! - среди гогочущих, я  с ужасом узнала ненавистную мне Маринессу-принцессу.
После памятного звонка   у меня, кажется, и помутилось в  голове.
Видимо, это должно было произойти рано или поздно,  не зря же я считалась странной, но отправной точкой стал тот разговор. 
Помню, как не могла усидеть дома и выбежала на улицу в двадцатиградусный мороз. Шла, облизывая пересохшие губы, отворачиваясь от немногочисленных прохожих. Было стыдно существовать. Неотступно жгла мысль «Они сидели и смеялись, уроды! Лучше  бы мне умереть, если я  такая никчемная!».
Тогда  перед глазами  появилась возможная газетная вырезка обо мне: «Юная Вероника Дергачова покончила с собой из-за насмешек  в школе. Она могла бы стать гением, господа. Сняться  в кино. Родить детей. Это уже не свершится.  Мэрией города было принято решение сравнять школу с землей, установить на ее месте мемориальную доску в честь Вероники Дергачовой».
Я не могла уснуть. Стоило закрыть глаза – сердце сжималось. Они посмеялись над моими искренними чувствами! И кто? Маринесса-принцесса!  «Эта шалавенка! Да такие жить не должны! А она еще смеет ржать!».
Почему-то, моя злость была больше направлена на нее, а не на того же Пашку.
Столько лет общаться, чтобы все это предать ради прихоти какой-то Маринессы-принцессы!
Я же не человек! Мои чувства – ничто. А Пашка согласился. Или сам же предложил?!
Ответ на вопросы я не получила, да и не стремилась.
Пашка не счел нужным перезванивать,  хотя позже здоровался. Однокласснички, как ни странно,  тему продолжать не стали, равно, как и тыкать пальцем. Может, что-то поняли. Кроме Маринки, она придерживалась той же линии в отношении меня: 
-Видали, как Дергачова палит на Пашку? А он хочет меня! – с восторгом говорила она. Хотя я давно уже перестала смотреть на своего бывшего друга.
Маринесса-принцесса  все торжествовала, упивалась. Я же  все никак не могла понять,  что   ей сделала,  черт побери, и  сходила с ума от ненависти. Иногда всерьез раздумывала: может, подловить Маринку в туалете и бить, бить, бить головой об унитаз, чтобы зубы повылетали.    ! Потом мне становилось стыдно. 
Вроде, казалось бы, ничего непоправимого не произошло, но ощущение несправедливости не покидало меня. Было противно ходить по улицам,  есть, пить, жить, я и самой себе была ненавистна.  Пробовала поделиться с взрослыми, но те, конечно, не воспринимали мои страдания всерьез:
-Тоже мне, повод – посмеялись! Посмотри на людей  ограниченными возможностями – живут! А ты из-за ерунды разнюнилась!
 -Юность кончится, все забудется, зачем так реагировать?  - и снисходительная улыбка на лице.
На мой взгляд, это то же самое, что сказать пятилетнему ребенку, который ушибся:
-Не плачь. Все равно ты когда-нибудь умрешь.
Только коленка-то болит.
Впрочем, они ошиблись - не забылось.
Просто пессимистичный «текст газетной вырезке» со временем сменился с «… Вероника умерла» на «… она поднялась  с колен и сказала «Сами сдохните, козлы!»,  стала богатой и счастливой».
ЭТО СТАЛО НАВЯЗЧИВОЙ ИДЕЕЙ, чтобы все Маринессы-принцессы и-Пашки   ПОРАЗИЛИСЬ -    СТРАННАЯ  ВЕРОНИКА ЧЕГО-ТО ДОБИЛАСЬ. Проехать мимо на шикарной тачке и окатить грязью. Как в фильме «Не могу сказать «Прощай»!
В тот же период  моя тоска по справедливости дошла до такого предела что я, замкнутая по натуре, стала стараться   чаще быть на людях. Чувство несправедливости  притуплялось, и начинало казаться, что  все может быть хорошо.   
Тогда же я впервые напилась в ночном клубе, куда пошла одна (а с кем было?). 
С тех пор желание легкой жизни росло  с каждым годом, а к моменту устройства на прошлую работу, оно  пересилило все остальные...  
 
 
Меня разбудил телефонный звонок.
Два часа ночи!
 «Паша! – была первая мысль. Тьфу. Проснись, Вероника. Какой еще Паша?  – Дени-ис!» - внутренне возликовала я.
Многие женщины - существа крайне наивные.  Как можно было даже предположить, что звонит Денис, учитывая наш последний разговор? И, тем не менее, сердце сладко сжалось.  Понял! Осознал!
Номер был незнакомым.
-Да? – отозвалась я хрипло.
-Здравствуйте, Вероника! – раздался незнакомый женский голос. –  Извините за столь поздний звонок… Я – кастинг-менеджер Ирина. Вы отправляли свою анкету на роль в клипе. 
-А… - только и произнесла я в ответ.
Сколько этих анкет было мною отправлено за последнее время!
Ирина поняла причину моего замешательства:
-Для участия в съемках  клипа начинающей группы «Бабуины».
-Да-да, - заинтересовалась я.
Действительно, три дня назад увидела объявление на сайте о кастингах и массовках и отправила анкету с фотографиями, претендуя на типаж «Секретарши».
-Ну, вот, Вероника, режиссер отобрал Вас по фото.
Дыхание перехватило.
Меня!
Впрочем, это еще ни о чем не говорит. По фотографиям меня выбирали довольно часто, потом требовалось приехать на кастинг, после которого мне благополучно   не перезванивали, или набирали с предложениями сняться в массовке телепередачи или   в роли  посетительницы ресторана (в числе 15 других девушек). Проекты, где   в кадре меня видно редко, разве что выбившуюся из прически прядку, ножку, сережку.
Либо поступали проще – просили снять на телефон, как я произношу какую-нибудь реплику, прислать запись менеджеру по кастингу… после чего также благополучно исчезали.
-Только Вы претендовали на роль секретарши, которая, по сценарию, бьет героя клипа по лицу…
-Да, у меня огненный темперамент, - вставила я.
-… но режиссер решил, что Вам подойдет другая роль.  Групповка. Не спешите огорчаться - вы   будете сниматься на танцполе! Крупным планом! В роли  танцовщицы гоу-гоу в клубе. Оплата  - 1000 рублей. Полный съемочный день… Извините, что так поздно предупреждаем, просто для съемок  отобрали другую девушку, настоящую танцовщицу, но она не сможет, - зачем-то стала объяснять Ирина. – Вот и решили взять Вас.
-А что нужно надеть? Я не готова в  белье сниматься. Или в  чем-то очень откровенном.
-Молодежное, яркое. Клубный стиль. Вероника, Вы готовы адрес записать?..
Вот, казалось бы, счастье! Только отчаялась до самого дна – пригласили сниматься. Столько лет ждала!
Тем не менее, мысль о том, что мне позвонили только потому, что заболела (илич то там с ней случилось?) другая претендентка,  была неприятна. 
Да, кино, ТВ – дело случая, а, все-таки…
 
 
Нелогично, что некрасивая девушка-изгой когда-то возмечтала о съемках. Как мне такое в голову пришло – сама не понимаю. 
Когда говорят «актриса», представляется пухлогубая красоточка.
Я не могла не сознавать, что  таланта особого  не имею.  У меня никогда не было желания перевоплощаться.
Я хотела статуса кинозвезды-однодневки: сегодня на пике популярности одна, завтра – другая. Главное – насладиться этим мигом, помня, что он скоро закончится. В противовес скучному существованию, хотелось  жизни яркой, красивой и лёгкой, часто влюбляться, ругаться, расходиться, находя бывшим бойфрендам сочные эпитеты.
Стоит ли жить ради одного мгновения?  Мне казалось, я для этого  родилась.
Да, красотой в школьные годы я  не блистала. «Зато во мне есть индивидуальность!». А что? «В несовершенстве черт этой актрисы – воплощение нашего времени», - представлялись мне вырезки из газет обо мне.  
Конечно, грудастых красоток зритель полюбит больше, чем меня – это ясно.  «Но мне повезет!» - думала я.  
Стала покупать журналы о «звёздах». Это был мой любимый ритуал – прийти домой, сделать сладкий чай, взять шоколадочку, сесть с ногами на диван и погрузиться в чтение чужих судеб. Часто встречалась примерно та же история:
«-Как Вы попали в кино?
-Я мечтала стать актрисой с детства. Один раз, поругавшись с одноклассниками, я пошла в парк, погулять. Села на лавочку. Тут ко мне подходит мужчина, и говорит: «Не хотите ли Вы сняться в кино?» Конечно, я не поверила в то, что мой новый знакомый – кинорежиссёр.  Мало ли, куда этот дядька  меня заманить может? На что он рассмеялся и вручил мне визитку. Сказал: «На кинопробы приедешь в Москву, с мамой». Выяснилось, что у режиссёра в моём родном городе живёт бабушка,  и он приехал её навестить...»
Это преисполняло верой в себя. Значит, и мне может повезти.
Иногда я надевала самую красивую юбку, красила губы и шла гулять по центральным улицам города, мечтая: «... тут к Веронике Дергачовой подошёл кинорежиссёр, и предложил сняться в кино».
Было очень жарко, трудно дышать, как будто вдыхаешь воду, и тонешь в ней, тонешь, захлёбываешься. Кажется, что помада растеклась по всему лицу. Конечно, я знала, что никакой кинорежиссёр в моём городке не окажется. Это была просто игра. Проецирование. Так интереснее жить – «А  встречу ли я его сегодня?» Погуляв, возвращалась домой, - проходными дворами.    Летний месяц превратился в ожидание… а потом вся жизнь…
Конечно, потом я разобралась  что в чудной сказке про «Золушку», есть и приписочка: «… а потом выяснилось, что продюсер фильма – мой отец. Но я и не знала, когда шла на пробы. И папа не знал, что меня утвердят. Это был такой сюрприз!».
 
 
Я проснулась в хорошем  настроении, но что-то кололо под ложечкой. Сначала хотела вспомнить, из-за чего, но упорно заставляла себя не думать. Боль в сердце становилась сильнее. Вскоре ее уже невозможно было игнорировать, поэтому,  все-таки, пришлось дать себе вспомнить причины: «Мне уже двадцать пять!».
И померк свет, а утро перестало быть добрым. 
«Клип! – говорила я себе, дабы поднять настроение, -  состарюсь, появятся морщины, но в веках останусь молодой и симпатичной». 
Заставила себя собраться  и поехать на съемку.
В последнее время,  если честно, я уже и перестала надеяться, анкеты рассылала по инерции.
Полудетская фантазия – меня замечает взыскательный взгляд режиссера в толпе массовки, и я получаю роль (второстепенную, но яркую) – рассеялась быстро, с самой первой съемки.
Кастинги в кино проводятся регулярно, но претендентов без актерского образования даже не рассматривают, что справедливо.
 Иногда возникают приглашения на съемки  в рекламу, групповку в сериал (одна реплика), эпизоды. Это и по деньгам выгоднее, и крупный план гарантирует. Тем не менее, конкуренция велика. И потом, если посмотреть объявления на этих сайтах, чаще всего вы найдете: «…требуется КРАСИВЫЕ ДЕВУШКИ (или модельной внешности) 18-25)».
Правда, несколько раз мне попадались сообщения о поиске «интересных лиц». Складывалось все одинаково: приезжаешь в условленное место, выходит мальчик-бригадир лет 19, осматривает с головы до ног и выносит вердикт: «Вот вы останьтесь, а ты иди подальше».
В объявлении указано: «нужны новые, интересные лица»,  но глаза загораются только при  виде мисс 90-60-90:  «Мы не можем упустить такое лицо». Кастинг окончен.
Первоначальный отбор ведется по фото, только потом  одобренных особ приглашают на кастинг, уже из них выбирают счастливицу.  Талантливейшую из красивейших. 
По крайней мере, так происходит выборка из НЕПРОФЕССИОНАЛОВ, людей, которые, подобно мне, не учатся в театральных ВУЗах. Должно быть, у вторых другая система,  но  об этом  я не знаю.
Запись телепередач оказалась    процесс довольно скучным процессом. Обычно сбор зрителей часов в 8-9. Зрители ждут часов до 12, пока установят освещение, приедут ведущие, только тогда начинается запись … часов до 10-11 вечера. Оплата, как правило,  рублей пятьсот за смену. 
Перед тем, как начать, зрителей рассаживают по пресловутой методе: кто моложе  -  вперед,   меньше понравился бригадиру – назад. Какая у них там метода, я до сих пор не поняла. 
Некоторые тетки – сами неудавшиеся актрисы.   Особенно запомнилась Светлана,   весом в центнер   стояла над  гудящей толпой (хотя могла бы и «выйти в народ») и, впадая в экстаз от собственной значимости,  постанавливала: «Вот вы, такая симпатичная, вперед, а у вас ноги кривые – назад».
Рассаживать людей труд, на мой  взгляд, совершенно бесполезный, ведь зрителей почти  не показывают.
Атмосфера, какая-то особенная, истеричная, вечное движение, знакомства… вот вы – друзья, общаетесь, а после съемок расходитесь навсегда, забыв о том, что, за время ожидания, узнали друг о друге все. Люди с упоением делятся контактами, телефонами бригадиров, рассказами о прошлых съемках.
Не знаю, чем, но мне это так нравилось!..
Главное – со съемок у меня оставались фотографии, которые я выкладывала в соцсетях.  Для многих знакомых это было круто. 
 
 
Я, ожидая начала съемок, взглянула телефон.
Уже, между прочим, почти двенадцать дня. Странно, что, помимо Дениса, меня пока никто не поздравил.
В том году  был просто шквал звонков от коллег.
Вообще-то, меня любили в коллективе. Ровесники, конечно. Женщины постарше взывали к моей серьезности. В той компании я проработала почти три года. Все вечеринки, корпоративы – это Вероника. Сабантуй, вечеринка в честь Восьмого марта, Дня Коня Буденного – тоже я.
-Вероника – наше солнышко, - говорили обо мне.
И я радовалась, как дитя, что, наконец, обрела то, о чем мечтала со школьных лет.
Не могли же все обо мне забыть за пару недель?
Та же Люба, лучшая подруга, могла бы уже и СМСку кинуть. Или бережет   слова до вечера? 
Тетю Веронику не поздравили с началом старения! Ах, какое горюшко-то!
 
 
 
Наконец, на съемочной площадке началось движение.
Нам, девушкам, участвующим в съемках, стали объяснять, что требуется:
-Значит, так. Сначала снимаем общий план. Дискотека. Танцуем… Изображаем веселье… Давайте отрепетируем сначала. Вот Вы, - командовал режиссер, указывая на рыженькую девочку лет двадцати, - становитесь сюда. А вот брюнетку нужно подальше поставить. А то у солиста волосы темные, он сливается…
Должна быть композиция, Вы что! Это же так важно, кто стоит первым в колышущейся массе!
Дальше я уже не слушала. Перещелкнуло что-то внутри.
Ну и дура ты, Вероника! Тебе двадцать пять лет уже, в таком возрасте глупость непростительна! А ты все скачешь, как малолетка, в подростковой маечке!
 Был бы в этом смысл… Что, участие в клипе откроет  дорогу в большое кино? Едва ли.  Сколько таких скачет изо дня в день? На них и не смотрят.
Ну, покажут меня по телевизору, если клип будет в ротации, что сомнительно.  «Бабуины» какие-то.  Амбициозный мажор записал песенку и снимает клип.
Может, лет в девятнадцать эта съемка и поразила бы кого-то из бывшего окружения. Когда меня впервые показали по центральному ТВ в популярной передаче, где я сидела в зрительном зале, все обалдели, а сейчас… Семьи, дети, карьера. Ну, скачет тетя Вероника в клипе… тоже, достижение, ага. Двадцать пять – возраст ролей, а не бессловесной прыгающей групповки.
И я незаметно выскользнула из павильона.
Знала, что никто искать не будет.  Что есть я, что нет меня…
 
 
На улице я остановилась, дабы затянуться сигареткой, но вспомнила, что, вообще-то, не курю.
Столько лет ходила на массовки, в надежде, что на меня наведут камеру, тоннами выкладывала фотки со съемок, сообщала в  статусах в соцсетях, что, мол, меня сегодня покажут в такой-то передаче и гордилась,  если там действительно мелькала моя башка. И тут отказалась… сама.
Что со мной стряслось?
 «Бессмысленно все это» - подумала я.
Что делать теперь? Идти домой, в пустую квартиру? Купить тортик и слопать в одиночестве?
«Говорят, после двадцати пяти жиреют. Так что никаких тортиков!».
Сегодня и завтра – зарплатные дни, - вспомнила я.
 Мне тоже должны выдать все, что причитается, со всеми отпускными и больничными.
 Надо зайти на бывшую работу. Заодно и покажусь всем. Нарвусь (ну и словесо!) на поздравления, и войду в новую, ответственно-взрослую жисть без долгов.
 
 
Наверное, в свое время, засиделась я в секретариате – всех моих напарниц повышали, вот и мою последнюю, Любку,  ставшую лучшей подругой, готовились перевести.
Меня ни разу не собирались.
Иногда я порывалась уйти, но  передумывала. Менять, на самом-то деле, ничего не хотелось. «Еще успеется!  - думала я. Зато здесь меня считают солнышком».  И график 2 меня устраивал – была возможность бегать на кастингимассовки.
Да и, со своим стремлением к веселой жизни, я едва ли была способна сделать карьеру, вгрызаться, добиваться. Думала – перекантуюсь в секретарях, а потом меня заметят, и…
Время шло.
Ничего не менялось.
Вот все бывшие обидчики  стали создавать семьи. Их жизнь текла непредсказуемо.  Это заставило и меня прислушаться к неудовлетворенному голоску в голове. Я  начала безрезультатно  наседать на Дениса.
Когда и Маринесса-принцесса сочеталась законным браком и закатила шикарную свадьбу, у меня, признаться, была истерика.
Что же выходит, она снова лучше меня?
Я рыдала так, что бомж Васька, спавший на улице, постучал в мое окно (живу на первом этаже)  с претензиями – «Что ты воешь, дай поспать!».
М-да, в жизни больше событий забавных, чем грустных, если вдуматься.
 Каждая клеточка во мне вопила: «КАК ЖЕ ТАК?!».
Я, за неимением более ярких событий, часто думала: чем она, Маринесса-принцесса, сейчас, в эту секунду занимается?  Лежит с мужем в обнимку?
 Нет, конечно! Маринка, будучи замужней и беременной, сидит в Интернете, смотрит мою страницу в соцсетях и думает: «Какая же Вероника стала красивая!». 
Это было бы в духе Голливуда. Психологическая драма, за которую могут дать и премию Оскар. «На первый взгляд Марина А. кажется счастливой женщиной – любимый муж, ребенок. Но ее вот уже пару лет не покидает тайная ненависть и страсть к некой Веронике Дергачовой за то, что ту показывали по телевизору».
Ха-ха, скорее, эта участь постигнет меня. При таком раскладе, это я  буду следить за ее  жизнью до пенсии.
Собственно, сейчас так и происходит.
А в духе наших   сериалов, история может стать глупее, но ярче и продолжительнее -  я  забеременею от Дениса, у меня родится девочка. У Маринессы-принцессы – мальчик. И наша вражда продолжится на уровне детей. Неважно, в каких городах мы живем, моя дочь и сын Маринки встретятся и полюбят друг друга.
О чем я только думаю?
Какая вражда?
Это меня, за недостатком впечатлений, все еще волнует та ситуация, Маринесса-принцесса о школьных годах и забыла, полагаю.
По сути, и мне было бы наплевать на нее, если бы я  стала счастливой, но для этого сначала надо было простить и отпустить.
 Такой вот замкнутый круг.
 
 
На работу я пришла в обеденное время. Наши коллеги редко куда-то выходили, в основном, ели в кабинете, где сидел Денис.
Я остановилась у двери и глубоко вздохнула. Было страшно видеть их всех. Сама не знала, почему. Я уже хотела открыть дверь и поздороваться, как вдруг услышала свое имя.
… - между прочим, у Вероники сегодня ДР! – голос принадлежал моей близкой подруге Любке. Помнит, значит. 
-У кого? – уточнил Денис.
-Ну, привет. У Вероники нашей. Бывшего секретаря, - ответили ему.
-Ах, у этой… - пренебрежительно  произнес Денис.
Подслушивать под дверью нехорошо, знаю, но  все равно я не смогла бы и с места сдвинуться - ноги стали ватными.
-Денис, а мне казалось, у вас… ну… что-то есть! – Люба знала о нашей связи совершенно точно. Я рассказывала ей все.
-С чего ты взяла? – так искренне удивился Денис, что  сама бы ему поверила, если бы не… участвовала в процессе.  – Ну, ты сказанула! В жизни бы не позарился на нее.
-Почему? Она же няшная такая! - по-детски произнес наш молоденький курьер Володя.
-Что же сам не ухаживал за ней, раз так считаешь? – спросила Люба. Голос у нее был такой… гаденький.  Ей явно было приятно обсуждать меня за глаза в негативном ключе.
Кстати, курьер Володя ко мне частенько подкатывал, пусть не врет. Один раз я сходила с  ним в суши (это было до Дениса), но дальше поедания роллов у нас не зашло. Слишком юным он мне казался - ему тогда едва исполнилось 19.
-Согласен, девушка красивая, - сказал Денис, - но… Блин… Эээ…
-Да дура   какая-то эта Вероника, уж извините, - изрек курьер. – Потому и не ухаживал. Странная она.    Ну,  например, она мне говорила, что хочет сняться в кино.  На кастинги ходит. Что за бред? – захихикал он.
-Во-во, - согласился Денис. – Разбираешься, малой, ты в женщинах. Дура и есть. Актриса погорелого театра. С такой свяжешься… Себе же хуже. Будь она хоть сто раз симпатичной.
Мной овладело страстное желание распахнуть дверь, взять базуку, и…   ооооо! Но что-то держало меня на месте. И не отсутствие базуки.
«Они правы!» - думала я обреченно.
Два ухажера сравняли меня с землей, а возразить и нечего.
-Ну, что вы, в самом деле, такие злые, - слащаво произнесла Люба. – Просто незрелая девушка для своих лет, ну, все мечтает о кино...  А всем угодить  и понравиться она хочет потому, что в себе неуверенна.
Какая благородная! Ай, спасибо!   Защитница, блин!
-Да, товарищи, - произнес Денис, - мы должны гордиться тем, что с нами работала будущая «звезда» Вероника… как ее там?
И мои бывшие коллеги  залилилсь смехом, словно  это был свежайший анекдот.
Зачем он, Денис, это делает? Почему открещивается от меня, как от прокаженной? Словно знать мою фамилию – уже грех!
-Ее челка мелькала  во всех передачах… - не мог успокоиться  Володя. – Это – большое достижение!
-Хватит уже издеваться! -  сказала Любка. - Может, челку Вероники заметит Спилберг! Ну, в Голливуде актрис нет. Поэтому режиссеры, ха-ха-ха, смотрят, хи-хи, российские телеканалы, выискивая таланты..
А я-то думала, что меня любят в коллективе, а они… они… Ржали надо мной также, как в школе.
Наконец, мои ноги отклеились и я побежала в туалет, хлопнув дверью, иначе слезы брызнули бы из ушей.
 
 
История повторяется. 
Надо мной смеются, и некому вступиться.
Даже Денис  со всеми заодно. «Ах, эта…». И с этим типом я полгода встречалась! Позор какой… мне!
Исполняется аж двадцать пять, а все точь-в-точь так же, как в школьные годы.
Значит,  вернулась в ту же точку (в туалет), как по спирали, а потом  будет выход на новый уровень? И, наверное, этому должны предшествовать страдания. О,  меня снова раздирало то же чувство несправедливости, только, казалось, оно было во много раз сильнее, чем в юности. Тогда это было впервые, но у меня была надежда -  «вот стану взрослой, похорошею, найду любовь, разбогатею,  и докажу!».
Вот и сейчас хотелось того же – например, проехать мимо бывших  уже коллег на шикарной тачке,   окатив их жидкой весенней грязью,  но теперь я  сознавала, что не сделаю этого никогда.
Что ж такое -   вроде, стала привлекательной, симпатичной,  уже не унылая  и злая, как в школе, появились мужчины, но  меня все равно не любят, более того, продолжают смеяться за глаза!
Выходит, что  все эти годы стремилась стать второй Маринкой и подражала ей (даже самой себе в этом не признавалась), усвоив, что такие девушки нравятся больше.
Выходит, я – безнадежна?!  Или такие рождаются для того, чтобы  становиться плевательницами?
И тут меня пронзило какое-то новое чувство. Я не знала, как его охарактеризовать. Никогда такого не испытывала.
Я подставила руки под холодную воду – щеки горели.
Хм, к чему бы это?..
 
 
Я вышла из дамской комнаты, даже не причесавшись, зашла в бухгалтерию, получила свои деньги.
 Навстречу меня вышагивала Любка, сверкая ямочками.  Тем не менее, она привлекательной не выглядела. Сразу видно, что  смех ее был ехидным: глаза сузились, ноздри расширились. Увидев меня, она   вздрогнула.
-Привет! –   воскликнула Люба, попытавшись улыбнуться, но губы ее уже не выгибались и подрагивали при попытке растянуться.  Насмеялась девочка уже.
-Здорово, - сказала я сдержанно.
-Извини, что пока не поздравила… - сразу начала оправдываться Люба, но замолчала, удивленно разглядывая мое алеющее от холодной воды лицо. Да, выглядела я  «впечатляюще».  Будет, что обсудить с коллегами! «Только Веронике двадцать пять  исполнилось, и она реактивно постарела и пострашнела!». Во Денис-то поржет. С отвергнутым мню Володей.  – Эээ… - Любка даже мысль свою потеряла. - Просто не ожидала тебя увидеть, Вероника.
-Отчего же?
-Ты же как-то говорила, что умрешь, если не выйдешь замуж до двадцати пяти! -  напомнила Люба, как мне показалось, с упреком.
Я растерялась. Ну, знаете ли, это уже вообще хамство какое-то.   Как ты могла, тетя Вероника! Лучшая подруга ведь ждала, а ты не сдохла!
-Ну, извини,   не оправдала твоих надежд, - хмыкнула я.
-Что ты такое говоришь? – возмутилась Люба.
Я пожала плечами.
Возникла пауза.
Так и тянуло сказать ей что-то, вроде:
-Вот сами и сдохните, козлы! – а потом выйти на улицу, и поклясться кому-то что-то доказать.
Ооо, трепещите, те, кто недооценил Веронику Дергачову!   Но я  понимала – тем самым обреку себя на кабалу еще лет на десять. Уже «доказывала» Марине. Не хватало еще на Денисов-Люб размениваться.
Да, некоторым желание доказать свою значимость помогает добиться успехов в жизни, но я, как оказалось, не из числа. Не стоит и продолжать. Поэтому я только пожала плечами. Мне не терпелось уйти. 
-Так-то я  и умерла.
-В смысле?
-Старая я.  Вернее, пока еще жива, но агонизирую. Скоро-скоро умру и стану новой Вероникой. Ну, пока,  подруга дорогая! –   сказала я и  направилась к выходу.
 
 
Новое чувство, которым меня осенило на полу в туалете  «родной» конторки, накатывало снова и разливалось по телу.
Идя домой, пришло понимание,  что это за ощущение.
 Я боялась, что мои одноклассницы,  которые обзывали «чувырлой» выйдут замуж раньше. Что ж. Из нашей параллели я одна осталась без пары.
Боялась, что лет через  десять  лет останусь нереализованной.  Так и вышло.
И Маринесса-принцесса, согласно моим опасениям, пока устроилась лучше меня.
Ну, все сложилось, как я  и боялась.
Плюс  Денису  не нужна!
Но ведь теперь мне нечего бояться! Я имею в виду, больше нет рамок, в которые нужно вписаться, перестанут трястись поджилки – «Ах, ох, не успею! Ох, не докажу Марине. Ах, не выйду замуж до двадцати пяти. Какой кошмар, если не прославлюсь и не сыграю в кино!».
Свобода – вот, что это за новое чувство.
Ура, наконец-то  я  проиграла окончательно. Теперь можно признать поражение перед одноклассниками  и жить дальше. Стать той самой новой Вероникой. Свободной. И ничего не бояться. Тем более каких-то устаревших предрассудков.
Куплю я себе, все-таки, тортик!
 
             http://www.prozakonkurs.ru/contest_2013/life_2013_1/6121/

© Copyright: Элла Жежелла, 2013

Регистрационный номер №0118662

от 21 февраля 2013

[Скрыть] Регистрационный номер 0118662 выдан для произведения:
Через десять минут моя жизнь закончится. Конечно, я не умру на самом деле, но дальнейшее существование перестанет иметь смысл.
Сердце неистово колотилось.
Признаться, я ожидала, что вот сейчас свершится чудо или меня озарит какое-нибудь важное открытие, но нет - безысходность сдавливала сильнее с каждой секундой.
0:00.
Мне исполняется двадцать пять.
Теперь все кончено.
Неважно, о чем мечтала, к чему стремилась, отныне я – всего лишь стареющая, незамужняя, да еще и безработная тетенька.
Самый интересный, как говорят, отрезок жизни уже прошел. Стремительно. Самое печальное, что я не могу причислить себя к «стрекозкам», которые всю жизнь порхали, радуясь своему беззаботному существованию и ни разу не разочаровались.
То есть, по факту, так оно и было - всегда хотела, чтоб было весело, стремилась к легкости во всем, но, на самом деле, не получалось залить эту разъедающую горечь, которая образовалась внутри еще в школьные годы и никак не проходила. 
Хоть бы Денис позвонил, сказал, что все осознал и не может без меня.
Неужели я не заслужила услышать эти слова, когда они так нужны? Ну, что, волк в лесу сдохнет? Ведь это ничего не изменит, по сути, просто будет уже не так невыносимо от ощущения пустоты.
Невольно вспомнилось, как много  лет назад я также гипнотизировала телефон, мучилась и страдала, ожидая звонка от Пашки, своей первой любви.
Конечно, телефон молчал, как и полагается в подобных ситуациях.
Тетя Вероника ничуть не поумнела за целое десятилетие! Ждет какого-то звонка, когда все уже давно замужем! Кстати, теперь я   - отличная мишень, особенно для женщин, которые меня терпеть не могут. Отсутствие кольца на пальце - главный аргумент в любых спорах. Наслушалась, даже будучи моложе:
-Вероника, должна сказать, на корпоративе ты вела себя неприлично! Флиртовала со всеми мужчинами!
-Вернее, они со мной. Я пользуюсь успехом.
-Мдя? А что же на тебе никто не женится?
-Вероника, почему ты такая несерьезная? Ведь взрослая уже, я в твои годы двоих растила, когда муж меня бросил! А ты легкомысленная, как девочка семнадцатилетняя!
-Характер такой. В душе я – ребенок.
Я до сих пор так и не поняла, что означало «быть серьезной». Надеть на лицо строгое выражение и не снимать его, в полной уверенности, что мои ценности – самые верные?
-Вот поэтому на тебе никто и не женится! В твои годы надо своих детей иметь, а не ребенком быть.
Да, любители самоутвердиться за чужой счет МОГЛИ вести себя так и раньше, и пытались это сделать, но теперь ИМЕЮТ ПОЛНОЕ ПРАВО. Мне нечего будет им возразить, ведь и карьеру я тоже не сделала, да и не стремилась - надеялась на успехи в творчестве, которые принесут уважение и почести. Правда, мой талант, если таковой вообще имелся, не был оценен современниками.
Отныне и мечты о признании – тоже показатель глупости. Двадцатипятилетней безмужней тете надлежит просить Бога о том, чтобы тот послал хоть какого-нибудь оплодотворителя, дабы родить поскорее, пока окончательно не выстарилась, какая уж там известность, тем более - любовь!
 
 
 
Истории с хорошим окончанием всегда нравились мне меньше, чем с печальным. Между двумя вариантами - «Она считалась странной, мечтала стать знаменитой, резала себе вены от одиночества и отчаяния, никто   не старался ее понять, а потом девушка повзрослела, стала умнее, отреклась от детских амбиций, вышла замуж и теперь респектабельная мать семейства» и «… не сумев смириться с обстоятельствами, так ничего и не достигнув, героиня покончила с собой»   я выбрала бы второй. 
Правда, существует, еще и третий, на который я уповала - «ей удалось все, о чем грезилось», но это уже сказка.
А почему нет? Моя биография располагала к такому развитию событий. В детстве я была из тех «странненьких», с которыми мамаши запрещают общаться детям.
-Взгляд у нее ненормальный, - говорили обо мне они, взрослые люди, не понижая голоса. 
Конечно, их дети  воспринимали меня также.
Стоило мне выйти на улицу, как обязательно попадалась компания сверстников, которые окружали толпой, начинали обзываться:
-Уродина!
-Чувырла!
На мой вопрос:
-Чего Вы от меня хотите? – вразумительного ответа не следовало. Только что-то, вроде:
-Знай,   ты – уродина.
Люди вообще жестоки к тем, кто отличается от них. Вероятно, во мне и правда было что-то странное, уж не знаю, в чем это выражалось, но так  говорили многие.
В школе ситуация усугубилась классу к восьмому, так как у нас появилась «Ылита», как они сами себя называли с придыханием. Пачка ребят, считавших себя ИЗБРАННЫМИ. Во главе с признанной красоткой Мариной, которую все называли Маринессой-принцессой, они ходили и утверждали, что-де «Мы – лучшие, вы – лохи». 
Конечно, им хотелось, чтобы все было, как в американских фильмах про школу -  когда кто-то из них говорит, что намечается вечеринка для «избранных», все остальные должны падать ниц и орать: «Умоляем, пригласите и нас, недостойных!». Так и происходило! Меня бы все равно не позвали, но представителей «ылиты», вероятно, раздражало, что я и не упрашивала.  Единственная девушка, котоая могла сказать школьным «авторитетам»: «Да плевать я на Вас хотела!».
Еще будет какая-то девица, которая хвасталась тем, что сделала аборт в 15 лет, определять мою значимость! Неважно даже, был ли сей  факт в  жизни Маринессы-принцессы на самом деле, суть  в том, что  она считала это поводом для гордости, а парни, очарованные ее красотой, и девчонки, изнемогающие от желания пополнить ряды «Ылиты», оскорбляли меня, пытаясь угодить.  
Иногда я исподтишка разглядывала признанную красавицу, представляя, как десятки потных ладошек теребят пуговички на ее модных кофточках, и мне становилось тошно.
Говорят: «Проблемы в школе? Смени ее на другую!». Только это – не выход. Ведь и в другое учебное заведение придется переносить себя.
Я больше жизни хотела встретить любовь. Не представляла себе, как это прекрасно, когда   ты идешь по улице, а он на тебя поглядывает, когда   сама смотришь на человека, и знаешь, что он от тебя в восторге. Великое, должно быть, счастье, беседовать с человеком, который не считает тебя уродом!
 «Столько лет меня гнобили, неужели не заслужила любви-и-и?» - думала я, наблюдая, как ненавистную Маринессу-принцессу провожает очередной поклонник, а она, поймав мой растерянный взгляд, хмыкала и показывала комбинацию из трех пальцев.
Российская школа воспитывает в духе: «обидели – сам напросился, покопайся в себе, побейся об стенку», и я всерьез размышляла о степени вины перед людьми. Что-то же есть во мне такое, за что именно над моими чувствами смеются, ну!
-Тебя недолюбливают потому, что ты – особенная, - говорил Пашка, друг детства. Он был единственным одноклассником, желавший со мной общаться, невзирая на то, что в школе это считалось непрестижным.
И я стала объяснять отношение к себе особенностью. К тому моменту –  перечитала много книг и статей о знаменитостях, в которых обязательно было что-то, вроде: «По такой-то с детства было видно, что она – не такая, как все. Ровесники это чувствовали, потому избегали общения с ней. Девочке было одиноко. Она часто плакала, ощущая себя непохожей на других... Знала бы будущая «звезда», какая её ждёт компенсация за все детские обиды!..»
В самом деле, приятнее думать, что всеобщая неприязнь – предтеча счастливой жизни в будущем, чем считать себя изгоем.
Согласитесь, отличное начало для поучительной истории о том, что «изгои общества» преуспевают в жизни! Но я же  трагик недоделанный! Любила печальные истории – пожалуйста. Причем, в моем случае, получился вариант №4, самый худший - «… она была изгоем, ничего не достигла, но и не умерла!».  
 
 
 
Я зарыдала бы в голос, но меня оглушил телефонный звонок.
-Да?
-Привет, Вероника! - это был Денис. ОМГ! - Поздравляю с Днем рождения!
-Спасибо, - мое сердце замерло. Легкомысленный Денис и не знал, что сейчас стал для меня гласом Судьбы. 
-Говорят, хорошая примета, если первым поздравляет мужчина. Я успел?
-Да.
-Желаю тебе счастья! – бодро начал Денис.
-Спасибо.
-И здоровья, конечно!
 -Спасибо.
 -А еще я желаю тебе встретить свою любовь! – выдал он. - Человека, за которого ты выйдешь замуж, как и мечтала!
Слезы так и брызнули из моих глаз.
Ну, это уже чересчур!
Я из тех сентиментальных пошляков, которые считают, что желать найти свою любофф человеку, с которым ты… эээ… делил постель не один месяц, как-то неправильно! Да, изначально было ясно, что отношения с Денисом носили легкий характер, потому едва ли ознаменуются свадьбой. Мы встречались пару раз в неделю, втайне от наших коллег, весело проводили время. У нас не возникало неловких пауз, волнения, как с теми, в кого ты сильно влюблен, или когда ты, наоборот, ничего не испытываешь к партнеру.
Если бы мы развлеклись пару раз, я бы воспринимала это легко, как было с предшественниками Дениса, но полгода, все-таки, срок, который заставляет сентиментальных пошляков строить планы. 
В преддверии Дня рождения, у меня появился порыв привести отношения к чему-то более серьезному.   Денис же «не понимал» намеков, не желал рассказывать о своем детстве и мечтах. Временами я так его ненавидела, что начинала любить.
Пару недель назад меня уволили с работы, и он перестал звонить. Глупо было ожидать, что этот человек вдруг воспылает ко мне чувствами и сделает предложение, и, все же… 
-Спасибо, Денис, - наконец, изрекла я, глотая злость.
Что нужно для того, чтобы стать значимой?
Я думала, внешность. С годами похорошела. Многие считают меня симпатичной. Правда, это не помогло. Внимание появилось, а вот о глубине и мечтать не приходилось. Почему-то, мужчины изначально никогда не рассматривали меня на перспективу. Вот   я и зацепилась мыслями за Дениса – семь месяцев, все-таки.  Ну, вот  он желает мне обрести счастье. С другим.
Так за что же кого-то любят?
Ну, как люди строят отношения, замуж выходят? Допустим, легкомысленная девица, коей я старалась быть, сильных чувств не заслуживает. Но ведь когда-то мне было 15-17. Тогда принципы были еще живы, а неловкая попытка обнять меня за талию в клубе смущала.   И, тем не менее, тогда меня тоже обделяли чувствами.
-Что это ты так надолго замолчала? – спросил Денис.
-Плачу, - честно сказала я. - Ты меня до слез тронул! Думала, ты забыл о моем существовании! 
-А я, вот, вспомнил и поздравил, - он «не понял» издевки. - Правда, я – молодец?
-Ага! Еще какой!
Снова пауза. Трубку ему вешать неудобно, а сказать больше нечего.
-Что ж, Денис, - решила я прервать это тягостное молчание. - Еще раз спасибо за поздравление.
 -Если что – звони, - и он отключился.
   Ну, не услышала я ни разу за двадцать пять лет этих слов… Главных.   Зато волки в лесу останутся живы. Я, можно сказать, своим существованием природу сохраняю! Значит, какая-то польза от меня есть.
Жаль, за это медалей не дают…
 
 
 
Я легла в постель, попытавшись вспомнить о чем-нибудь приятном.
Поневоле мысли возвращались к Пашке. Единственному человеку, с которым я ощутила себя любимой. Всего раз.
Я ведь знала же, к чему эти воспоминания  приведут, но не могла их остановить.
Забавно, в моей жизни было… эээ… Так. Стоп. Скажу, что было много мужчин – это охарактеризует меня не с лучшей стороны. Выражусь мягко - были не одни отношения, но ни к кому таких чувств, как к Пашке, не возникало. Дело не в глубине, а  в накале.
Под Новый год, наши одноклассники были торжественно званы в кафе, снятое отцом Маринессы-принцессы. Хотелось ей сделать  широкий жест. Меня, естественно, не пригласили.
Пашка тоже не пошел - как и подобает лучшему другу,   решил составить компанию мне. 
Мы провели вместе новогоднюю ночь. Нет, я не отдалась ему около  елки в парке, как это сейчас модно показывать в фильмах о подростках. Скажу самое удивительное – физической близости не было! Да. Я была влюблена в мальчика, с которым не спала. И такое бывает в наше расхристанное время.
Я не помню, как мы с Пашкой перешли от беседы к поцелую, ведь общались столько лет без намека на страсть.
-Какими же мы были идиотами, - сказал он хрипло. – Столько времени зря потратили.
-Тебе же нравится Маринка, - прошептала я.
Пашка тоже грезил о первой красавице. Никуда от нее не деться.
-Я раньше не видел, что счастье рядом.
В жизни не была  в такой эйфории: в голове шумело, ноги подкосились, и не верилось в происходящее. Для меня, самой некрасивой девушки в школе, по мнению большинства, поцелуй был чем-то немыслимым и недостижимым.
Потом мы с Пашкой разошлись.
-Спасибо, Господи! – закричала я, придя домой. – У меня есть парень!
Правда, после НГ мой друг не объявлялся дня три. Я извелась, но не решалась на фальстарт. Может, думалось мне, он протрезвел и теперь ему неловко? Правильно, нормальный  с таким изгоем общества целоваться бы не стал.
 «Ну, нельзя же так - приручать человека, никем нелюдимого, одинокого, который с трудом сходится с людьми, а потом кинуть!».
Когда Паша позвонил, у меня сердце замерло.
-Да? – прохрипела я.
-Вероника! У меня к тебе серьезный разговор, - сразу начал Пашка. Голос мне его не понравился. Если хочет сказать, что  произошедшее было ошибкой – пусть. Я продолжу с ним общаться. Не могу оставаться одна!!!
-Ты меня любишь? – спросил он вдруг тихо.
-Что? - накатило страшное волнение.
-Ответь честно. Вероника, это очень важно для меня.
Меня охватило чувство, что, вот сейчас  снизойдет великое откровение, о котором я давно догадывалась. Сердце бешено колотилось, ноги немели, а дышать становилось тяжелее.
Искушение задуматься: «А почему я так себя чувствую?» – было велико все эти дни, но я упорно говорила себе «Нет», прекрасно понимая бесполезность этого насилия над собой. 
-Я тебя люблю.
И тут раздался оглушительный смех – в несколько голосов.
- Вот, чувырла! - среди гогочущих, я с ужасом узнала ненавистную мне Маринессу-принцессу.
После памятного звонка   у меня, кажется, и помутилось в голове.
Видимо, это должно было произойти рано или поздно, не зря же я считалась странной, но отправной точкой стал тот разговор. 
Помню, как не могла усидеть дома и выбежала на улицу в двадцатиградусный мороз. Шла, облизывая пересохшие губы, отворачиваясь от немногочисленных прохожих. Было стыдно существовать. Неотступно жгла мысль «Они сидели и смеялись, уроды! Лучше бы мне умереть, если я такая никчемная!».
Тогда перед глазами появилась возможная газетная вырезка обо мне: «Юная Вероника N покончила с собой из-за насмешек в школе. Она могла бы стать гением, господа. Сняться в кино. Родить детей. Это уже не свершится. Мэрией города было принято решение сравнять школу с землей, установить на ее месте мемориальную доску в честь Вероники N».
Я не могла уснуть. Стоило закрыть глаза – сердце сжималось. Они посмеялись над моими искренними чувствами! И кто? Маринесса-принцесса! «Эта шалавенка! Да такие жить не должны! А она еще смеет ржать!».
Почему-то, моя злость была больше направлена на нее, а не на того же Пашку.
Столько лет общаться, чтобы все это предать ради прихоти какой-то Маринессы-принцессы!
Я же не человек! Мои чувства – ничто. А Пашка согласился. Или сам же предложил?!
Ответ на вопросы я не получила, да и не стремилась.
Пашка не счел нужным перезванивать, хотя позже здоровался. Однокласснички, как ни странно,  тему продолжать не стали, равно, как и тыкать пальцем. Может, что-то поняли. Кроме Маринки, она придерживалась той же линии в отношении меня: 
-Видали, как Вероника палит на Пашку? А он хочет меня! – с восторгом говорила она. Хотя я давно уже перестала смотреть на своего бывшего друга.
Маринесса-принцесса все торжествовала, упивалась.  
Вроде, казалось бы, ничего непоправимого не произошло, но ощущение несправедливости не покидало меня. Было противно ходить по улицам, есть, пить, жить, я и самой себе была ненавистна. Пробовала поделиться с взрослыми, но те, конечно, не воспринимали мои переживания-терзания всерьез:
-Тоже мне, повод – посмеялись! Посмотри на людей ограниченными возможностями – живут! А ты из-за ерунды разнюнилась!
 -Юность кончится, все забудется, зачем так реагировать? - и снисходительная улыбка на лице.
На мой взгляд, это то же самое, что сказать пятилетнему ребенку, который ушибся:
-Не плачь. Все равно ты когда-нибудь умрешь.
Впрочем, они ошиблись - не забылось.
Просто пессимистичный «текст газетной вырезке» со временем сменился с «… Вероника умерла» на «… она поднялась с колен и сказала «Сами сдохните, козлы!», стала богатой и счастливой».
ЭТО СТАЛО НАВЯЗЧИВОЙ ИДЕЕЙ, чтобы все Маринессы-принцессы и Пашки   ПОРАЗИЛИСЬ -    ТУПАЯ, СТРАШНАЯ   И БЕЗДАРНАЯ (С ИХ ТОЧКИ ЗРЕНИЯ) ВЕРОНИКА ЧЕГО-ТО ДОБИЛАСЬ. Проехать мимо на шикарной тачке и окатить грязью. Как в фильме «Не могу сказать «Прощай»!
В тот же период  моя тоска по справедливости дошла до такого предела что я, замкнутая по натуре, стала стараться   чаще быть на людях. Чувство несправедливости притуплялось, и начинало казаться, что все может быть хорошо.    
Тогда же я впервые напилась в ночном клубе, куда пошла одна (а с кем было?).  
С тех пор желание легкой жизни росло с каждым годом, а к моменту устройства на прошлую работу, оно пересилило все остальные...   
 
 
 
Меня разбудил телефонный звонок.
Два часа ночи!
 «Паша! – была первая мысль. Тьфу. Проснись, Вероника. Какой еще Паша?  – Дени-ис!» - внутренне возликовала я.
Многие женщины - существа крайне наивные. Как можно было даже предположить, что звонит Денис, учитывая наш последний разговор? И, тем не менее, сердце сладко сжалось. Понял! Осознал!
Номер был незнакомым.
-Да? – отозвалась я хрипло.
-Вероника? Здравствуйте! – раздался незнакомый женский голос. –  Извините за столь поздний звонок… Я – кастинг-менеджер Марина. Вы отправляли свою анкету. Потому и звоню, - кэп.
-А… - только и произнесла я в ответ.
Сколько этих анкет было мною отправлено за последнее время!
Марина поняла причину моего замешательства:
-Для участия в съемках  клипа начинающей группы «Бабуины».
-Да-да, - заинтересовалась я.
Действительно, три дня назад увидела объявление на сайте о кастингах и массовках и отправила анкету с фотографиями, претендуя на типаж «Секретарши».
-Ну, вот, Вероника, режиссер отобрал Вас по фото.
Это еще ни о чем не говорит. По фотографиям меня выбирали довольно часто, потом требовалось приехать на кастинг, после которого мне благополучно   не перезванивали, или набирали с предложениями сняться в массовке телепередачи или   в роли посетительницы ресторана (в числе 15 других девушек). Проекты, где  в кадре меня и не видно, разве что выбившуюся из прически прядку, ногу, сережку.
Либо поступали проще – просили снять на телефон, как я произношу какую-нибудь реплику, прислать запись менеджеру по кастингу… после чего также благополучно исчезали.
-Только Вы претендовали на роль секретарши, которая, по сценарию, бьет героя клипа по лицу…
-Да, у меня огненный темперамент, - вставила я.
-… но режиссер решил, что Вам подойдет другая роль.  Групповка. Вы и еще две девушки, которых мы отобрали, будете сниматься на танцполе. В роли молодежи на дискотеке. Оплата - 1000 рублей. Полный съемочный день… Извините, что так поздно предупреждаем, просто для съемок отобрали другую девушку, но она не сможет, - зачем-то стала объяснять Марина. – Вот и решили взять Вас.
-А в кадре меня будет видно?
-Конечно. Причем исполнитель будет танцевать именно с Вами. 
-А что нужно надеть?
-Молодежное, яркое. Клубный стиль.
-Хорошо.
-Вероника, Вы готовы адрес записать?..
Вот, казалось бы, счастье! Только отчаялась до самого дна – пригласили сниматься. Столько лет ждала!
Тем не менее, мысль о том, что мне позвонили только потому, что заболела (илич то там с ней случилось?) другая претендентка, была неприятна. 
Да, кино, ТВ – дело случая, а, все-таки…
 
 
 
Нелогично, что некрасивая девушка-изгой когда-то возмечтала о съемках. Как мне такое в голову пришло – сама не понимаю. 
Когда говорят «актриса», представляется пухлогубая красоточка.
Я не могла не сознавать, что таланта особого  не имею. У меня никогда не было желания перевоплощаться.
Я хотела статуса кинозвезды-однодневки: сегодня на пике популярности одна, завтра – другая. Главное – насладиться этим мигом, помня, что он скоро закончится. В противовес скучному существованию, хотелось жизни яркой, красивой и лёгкой, часто влюбляться, ругаться, расходиться, находя бывшим бойфрендам сочные эпитеты.
Стоит ли жить ради одного мгновения?  Мне казалось, я для этого родилась.
Да, красотой в школьные годы я  не блистала. «Зато во мне есть индивидуальность!». А что? «В несовершенстве черт этой актрисы – воплощение нашего времени», - представлялись мне вырезки из газет обо мне.   
Конечно, грудастых красоток зритель полюбит больше, чем меня – это ясно.  «Но мне повезет!» - думала я. Главное – попасть в струю.
Стала покупать журналы о «звёздах». Это был мой любимый ритуал – прийти домой, сделать сладкий чай, взять шоколадочку, сесть с ногами на диван и погрузиться в чтение чужих судеб. Часто встречалась примерно та же история:
«-Как Вы попали в кино?
-Я мечтала стать актрисой с детства. Один раз, поругавшись с одноклассниками, я пошла в парк, погулять. Села на лавочку. Тут ко мне подходит мужчина, и говорит: «Не хотите ли Вы сняться в кино?» Конечно, я не поверила в то, что мой новый знакомый – кинорежиссёр. Мало ли, куда этот дядька меня заманить может? На что он рассмеялся и вручил мне визитку. Сказал: «На кинопробы приедешь в Москву, с мамой». Выяснилось, что у режиссёра в моём родном городе живёт бабушка, и он приехал её навестить...»
Это преисполняло верой в себя. Значит, и мне может повезти.
Иногда я надевала самую красивую юбку, красила губы и шла гулять по центральным улицам города, мечтая: «... тут к Веронике Nподошёл кинорежиссёр, и предложил сняться в кино».
Было очень жарко, трудно дышать, как будто вдыхаешь воду, и тонешь в ней, тонешь, захлёбываешься. Кажется, что помада растеклась по всему лицу. Конечно, я знала, что никакой кинорежиссёр в моём городке не окажется. Это была просто игра. Проецирование. Так интереснее жить – «А встречу ли я его сегодня?» Погуляв, возвращалась домой, - проходными дворами.    Летний месяц превратился в ожидание… а потом вся жизнь…
Конечно, потом я разобралась  что в чудной сказке про «Золушку», есть и приписочка: «… а потом выяснилось, что продюсер фильма – мой отец. Но я и не знала, когда шла на пробы. И папа не знал, что меня утвердят. Это был такой сюрприз!».
 
 
 
 
Я проснулась в хорошем настроении, но что-то кололо под ложечкой. Сначала хотела вспомнить, из-за чего, но упорно заставляла себя не думать. Боль в сердце становилась сильнее. Вскоре ее уже невозможно было игнорировать, поэтому, все-таки, пришлось дать себе вспомнить причины: «Мне уже двадцать пять!».
И померк свет, а утро перестало быть добрым. 
«Клип! – говорила я себе, дабы поднять настроение, - состарюсь, появятся морщины, но в веках останусь молодой и симпатичной». 
Заставила себя собраться и поехать на съемку.
В последнее время,  если честно, я уже и перестала надеяться, анкеты рассылала по инерции.
Полудетская фантазия – меня замечает взыскательный взгляд режиссера в толпе массовки, и я получаю роль (второстепенную, но яркую) – рассеялась быстро, с самой первой съемки.
Кастинги в кино проводятся регулярно, но претендентов без актерского образования даже не рассматривают, что справедливо.
 Иногда возникают приглашения на съемки  в рекламу, групповку в сериал (одна реплика), эпизоды. Это и по деньгам выгоднее, и крупный план гарантирует. Тем не менее, конкуренция велика. И потом, если посмотреть объявления на этих сайтах, чаще всего вы найдете: «…требуется КРАСИВЫЕ ДЕВУШКИ (или модельной внешности) 18-25)».
Правда, несколько раз мне попадались сообщения о поиске «интересных лиц». Складывалось все одинаково: приезжаешь в условленное место, выходит мальчик-бригадир лет 19, осматривает с головы до ног и выносит вердикт: «Вот вы останьтесь, а ты иди подальше».
В объявлении указано: «нужны новые, интересные лица», но глаза загораются только при виде мисс 90-60-90: «Мы не можем упустить такое лицо». Кастинг окончен.
Первоначальный отбор ведется по фото, только потом одобренных особ приглашают на кастинг, уже из них выбирают счастливицу. Талантливейшую из красивейших. 
По крайней мере, так происходит выборка из НЕПРОФЕССИОНАЛОВ, людей, которые, подобно мне, не учатся в театральных ВУЗах. Должно быть, у вторых другая система, но об этом я не знаю.
Обманщиков, которые наживаются на чужом тщеславии, много. Размещают объявления – «групповка на такой-то фильм», сотни желающих шлют им свои анкеты, после чего получают ответы, вроде
«Доброго времени суток! Ваша кандидатура утверждена на съемку в фильме "XXXXX" режиссера YYY!   Оплата за смену- 2600 рублей, оплата каждый день по окончанию съемочного дня! На счет внешнего вида - мы заказали специальные футболки. Вам нужно самостоятельно заказать их.    Необходимо будет заплатить за футболку, деньги Вам будут возвращены в конце первого съемочного дня! Футболка стоит 500 рублей. После съёмок она останется у вас!»
Иные и не мудрствуют лукаво:
«Здравствуйте. Просмотрели портфолио. Вы нам подходите, но по любительской съемке сложно определить Ваши внешние данные. Есть определенный формат. Эпизод - не массовка. Если вы хотите получить роль второго плана, необходимы качественные фото. Это ваша работа!!! К сожалению, мы не можем обеспечить всех бесплатной съемкой. Стоимость   -2500».
Также сайты, посвящённые кастингам,  блещут  разнообразием предложений:
«Модельному агентству «ХЫР-ТЫР-ПЫР» требуются девушки для работы. Обязанности: сопровождать заказчика в клубе/деловом ужине, общение. Оплата высокая. Требования: рост (строго) от 170 см, параметры 90/60/90, возраст от 16 до 22 лет».
Интересно, думала я, если сопровождать бизнесмена будет девушка, которой 23 – это моветон? Почему верхний предел не 21 или 24?
 Знакомые бизнесмены, наверное, станут потешаться над бедолагой, пришедшим с дамочкой старше 22 лет: «старушку нашел, на молоденьких денег нет»?
Я давно не верила в любовь, но и продажные чувства меня не влекли. Мысль о муже-олигархе не грела. Не хотелось зависимости.
Запись телепередач оказалась    процесс довольно скучным процессом. Обычно сбор зрителей часов в 8-9. Зрители ждут часов до 12, пока установят освещение, приедут ведущие, только тогда начинается запись … часов до 10-11 вечера. Оплата, как правило, рублей пятьсот за смену. 
Перед тем, как начать, зрителей рассаживают по пресловутой методе: кто моложе - вперед,   меньше понравился бригадиру – назад. Какая у них там метода, я до сих пор не поняла. 
Некоторые тетки – сами неудавшиеся актрисы.   Особенно запомнилась Светлана,   весом в центнер   стояла над гудящей толпой (хотя могла бы и «выйти в народ») и, впадая в экстаз от собственной значимости, постанавливала: «Вот вы, такая симпатичная, вперед, а у вас ноги кривые – назад».
Рассаживать людей труд, на мой взгляд, совершенно бесполезный, ведь зрителей почти не показывают.
Несмотря на всю затянутость, мне съемочный процесс всегда нравился.
Атмосфера, какая-то особенная, истеричная, вечное движение, знакомства… вот вы – друзья, общаетесь, а после съемок расходитесь навсегда, забыв о том, что, за время ожидания, узнали друг о друге все. Люди с упоением делятся контактами, телефонами бригадиров, рассказами о прошлых съемках.
Не знаю, чем, но мне это так нравилось!..
Главное – со съемок у меня оставались фотографии, которые я выкладывала в соцсетях. Для многих знакомых это было круто.  
 
 
 
 
Я, ожидая начала съемок, взглянула телефон.
Уже, между прочим, почти двенадцать дня. Странно, что, помимо Дениса, меня пока никто не поздравил.
В том году  был просто шквал звонков от коллег.
Вообще-то, меня любили в коллективе. Ровесники, конечно. Женщины постарше взывали к моей серьезности.
В той компании я проработала почти три года. Все вечеринки, корпоративы – это Вероника. Сабантуй, вечеринка в честь Восьмого марта, Дня Коня Буденного – тоже я.
-Вероника – наше солнышко, - говорили обо мне.
И я радовалась, как дитя, что, наконец, обрела то, о чем мечтала со школьных лет.
Не могли же все обо мне забыть за пару недель?
Та же Люба, лучшая подруга, могла бы уже и СМСку кинуть. Или бережет   слова до вечера? 
Тетю Веронику не поздравили с началом старения! Ах, какое горюшко-то!Что я, как девочка маленькая, в самом деле!
 
 
 
Наконец, на съемочной площадке началось движение.
Нам, девушкам, участвующим в съемках, стали объяснять, что требуется:
-Значит, так. Дискотека. Танцуем… Изображаем веселье… Давайте отрепетируем сначала. Вот Вы, - командовал режиссер, указывая на рыженькую девочку лет двадцати, - становитесь сюда. А вот брюнетку нужно подальше поставить. А то у солиста волосы темные, он сливается…
Должна быть композиция, Вы что!
Дальше я уже не слушала. Перещелкнуло что-то внутри.
Ну и дура ты, Вероника! Тебе двадцать пять лет уже, в таком возрасте глупость непростительна! А ты все скачешь, как малолетка, в подростковой маечке!
 Был бы в этом смысл… Что, участие в клипе откроет тебе дорогу в большое кино? Едва ли. Сколько таких скачет изо дня в день? На них и не смотрят.
Ну, покажут меня по телевизору, если клип будет в ротации, что сомнительно.  «Бабуины» какие-то. Амбициозный мажор записал песенку и снимает клип, в студии с зеленым фоном, а не на Мальдивах. Что тут особенного? Да и слова оставляют желать лучшего.
Может, лет в девятнадцать эта съемка и поразила бы кого-то из бывшего окружения. Когда меня впервые порказали по центральному ТВ в популярной передаче, где я сидела в зрительном зале, все обалдели, а сейчас… У всех семьи, дети, карьера. Ну, скачет Вероника в клипе… тоже, достижение, ага.  
И я незаметно выскользнула из павильона.
Знала, что никто мне звонить не будет. Что есть, что нет…
 
 
 
На улице я остановилась, дабы затянуться сигареткой, но вспомнила, что, вообще-то, не курю.
Столько лет ходила на массовки, в надежде, что на меня наведут камеру, тоннами выкладывала фотки со съемок, сообщала в статусах в соцсетях, что, мол, меня сегодня покажут в такой-то передаче и гордилась, если там действительно мелькала моя башка. И тут отказалась… сама.
Что со мной стряслось?
 «Бессмысленно все это» - подумала я.
Что делать теперь? Идти домой, в пустую квартиру? Купить тортик и слопать в одиночестве?
«Говорят, после двадцати пяти жиреют. Так что никаких тортиков!».
Сегодня и завтра – зарплатные дни, - вспомнила я.
 Мне тоже должны выдать все, что причитается, со всеми отпускными и больничными. Надо зайти на бывшую работу. Заодно и покажусь всем. Нарвусь (ну и словесо!) на поздравления, и войду в новую, ответственно-взрослую жисть без долгов.
 
 
 
Наверное, в свое время, засиделась я в секретариате – всех моих напарниц повышали, вот и мою последнюю, Любку, ставшую лучшей подругой, готовились перевести.
Меня ни разу не собирались.
Иногда я порывалась уйти, но передумывала. Менять, на самом-то деле, ничего не хотелось. «Еще успеется! - думала я. Зато здесь меня считают солнышком». И график 2\2 меня устраивал – была возможность бегать на кастинги\массовки.
Да и, со своим стремлением к веселой жизни, я едва ли была способна сделать карьеру, вгрызаться, добиваться. Думала – перекантуюсь в секретарях, а потом меня заметят, и…
Время шло.
Ничего не менялось.
Вот все бывшие обидчики  стали создавать семьи. Их жизнь текла непредсказуемо. Это заставило и меня прислушаться к неудовлетворенному голоску в голове. Я  начала безрезультатно наседать на Дениса.
Когда и Маринесса-принцесса сочеталась законным браком и закатила шикарную свадьбу, у меня, признаться, была истерика.
Что же выходит, она снова лучше меня?
Я рыдала так, что бомж Васька, спавший на улице, постучал в мое окно (живу на первом этаже) с претензиями – «Что ты воешь, дай поспать!». М-да, в жизни больше событий забавных, чем грустных, если вдуматься.
По сути, и мне было бы все равно до нее, если бы я стала счастливой, но для этого сначала надо было простить и отпустить.
 Такой вот замкнутый круг.
 
 
 
 
На работу я пришла в обеденное время. Наши редко куда-то выходили, в основном, ели в кабинете, где сидел Денис.
Я остановилась у двери и глубоко вздохнула. Было страшно видеть их всех. Сама не знала, почему. Я уже хотела открыть дверь и поздороваться, как вдруг услышала свое имя.
… - между прочим, у Вероники сегодня ДР! – голос принадлежал моей близкой подруге Любке. Помнит, значит.      
-У кого? – уточнил Денис.
-Ну, привет. У Вероники нашей. Бывшего секретаря, - ответили ему.
-Ах, у этой… - пренебрежительно произнес Денис.
Подслушивать под дверью нехорошо, знаю, но  все равно я не смогла бы и с места сдвинуться - ноги стали ватными.
-Денис, а мне казалось, у вас… ну… что-то есть! – Люба знала об этом совершенно точно. Я рассказывала ей все.
-С чего ты взяла? – так искренне удивился Денис, что сама бы ему поверила, если бы не… участвовала.  – Ну, ты сказанула! В жизни бы не позарился на нее.
-Почему? Она же няшная такая! - по-детски произнес наш молоденький курьер Володя.
-Что же сам не ухаживал за ней, раз так считаешь? – спросила Люба. Голос у нее был такой… гаденький. Ей явно было приятно обсуждать меня за глаза в негативном ключе.
-Эээ… в общем, дура   какая-то эта Вероника, уж извините, - изрек курьер. – Ну, например, она мне говорила, что хочет сняться в кино.  На кастинги ходит. Что за бред? – захихикал он.
-Во-во, - согласился Денис. – Разбираешься, малой, ты в женщинах. Дура конченная. С такой свяжешься… Себе же хуже.
Мной овладело страстное желание распахнуть дверь, взять базуку, и…   ооооо! Но что-то держало меня на месте.
«Они правы!» - думала я обреченно.
-Ну, что вы, в самом деле, такие злые, - слащаво произнесла Люба. – Просто незрелая девушка для своих лет, ну, все мечтает о кино...  А всем угодить и понравиться она хочет потому, что в себе неуверенна.
Какая благородная! Ай, спасибо! Снисхождения просит!
-Да, товарищи, - произнес Денис, - мы должны гордиться тем, что с нами работала будущая «звезда» Вероника… как ее там?
И мои бывшие коллеги  залилилсь смехом, словно это был свежайший анекдот.
Зачем он, Денис, это делает?
Почему открещивается от меня, как от прокаженной?
-Ее челка мелькала во всех передачах… - не мог успокоиться  Денис. – Это – большое достижение!
-Хватит уже издеваться! - сказала Любка. - Может, челку Вероники заметит Спилберг! Ну, в Голливуде актрис нет. Поэтому режиссеры, ха-ха-ха, смотрят, хи-хи, российские телеканалы, выискивая таланты..
А я-то думала, что меня любят в коллективе, а они… они…
Наконец, мои ноги отклеились и я побежала в туалет, хлопнув дверью, иначе слезы брызнули бы из ушей.
 
 
  
 
История повторяется. 
Надо мной смеются, и некому вступиться.
Даже Денис  со всеми заодно. «Ах, эта…». И с этим типом я полгода встречалась! Позор какой… мне!
Исполняется аж двадцать пять, а все точь-в-точь так же, как в школьные годы.
Вот и сейчас,   поневоле возвращаясь в те события минувших лет, подумалось: в Маринкиной постели уже тогда побывало большое количество мужчин, но ни один из них не отзывался о ней так, как обо мне Денис. Не факт, конечно, и, тем не менее, почему к этой доступной девице относились с уважением даже случайные партнеры – дарили цветочки на ДР, поздравили с Новым годом, а со мной до сих пор можно… так? 
Значит, вернулась в ту же точку (в туалет), как по спирали, а потом будет выход на новый уровень? И, наверное, этому должны предшествовать страдания. О, меня снова раздирало то же чувство несправедливости, только, казалось, оно было во много раз сильнее, чем в юности. Тогда это было впервые, но у меня была надежда - «вот стану взрослой, похорошею, найду любовь, разбогатею, и докажу!».
Вот и сейчас хотелось того же – например, проехать мимо бывших уже коллег на шикарной тачке,   окатив их жидкой весенней грязью, но теперь я  сознавала, что не сделаю этого никогда.
Что ж такое -   вроде, стала привлекательной, симпатичной,  уже не унылая и злая, как в школе, появились мужчины, но меня все равно не любят, более того, продолжают ржать!
Выходит, что все эти годы стремилась стать второй Маринкой и подражала ей (даже самой себе в этом не признавалась), усвоив, что такие девушки нравятся больше.
Выходит такие, как я – безнадежны?! Или рождаются для того, чтобы становиться плевательницами?
И тут меня пронзило какое-то новое чувство. Я не знала, как его охарактеризовать. Никогда такого не испытывала.
Я подставила руки под холодную воду – щеки горели.
Хм, к чему бы это?..
 
 
 
Я вышла из дамской комнаты, даже не причесавшись, зашла в бухгалтерию, получила свои деньги.
 Навстречу меня вышагивала Любка, сверкая ямочками.
Тем не менее, она привлекательной не выглядела. Сразу видно, что  смех ее был ехидным: глаза сузились, ноздри расширились. Увидев меня, она сначала даже вздрогнула.
-Привет! –   воскликнула Люба, попытавшись улыбнуться, но губы ее уже не выгибались и подрагивали при попытке растянуться.
-Ага, - сказала я сдержанно.
-Извини, что пока не поздравила… - начала оправдываться Люба, но замолчала, удивленно разглядывая мое алеющее от холодной воды лицо. Да, выглядела я «впечатляюще». – Эээ… - она даже мысль свою потеряла. - Просто не ожидала тебя увидеть, Вероника.
-Отчего же?
-Ты же как-то говорила, что умрешь, если не выйдешь замуж до двадцати пяти! -  напомнила Люба, как мне показалось, с упреком.
Я растерялась. Ну, знаете ли, это уже вообще хамство какое-то.   Как ты могла, тетя Вероника! Лучшая подруга ведь ждала, а ты не сдохла!
-Ну, извини,   не оправдала твоих надежд, - хмыкнула я.
-Что ты такое говоришь? – возмутилась Люба.
Я пожала плечами.
Возникла пауза.
Так и тянуло сказать ей что-то, вроде:
-Вот сами и сдохните, козлы! – а потом выйти на улицу, и поклясться кому-то что-то доказать. Ооо, трепещите, те, кто недооценил Веронику N!   Но я понимала – тем самым обреку себя на кабалу еще лет на десять.
Да, некоторым ненависть помогает добиться успехов в жизни, но я, как оказалось, не из числа. Не стоит и продолжать. Поэтому я только пожала плечами. Мне не терпелось уйти. 
-Ну, пока? – наконец, сказала я и  направилась к выходу.
 
 …
 
 
Новое чувство, которым меня осенило на полу в туалете родной конторки, накатывало снова и разливалось по телу.
Идя домой, пришло понимание, что это за ощущение.
 Я боялась, что мои одноклассницы, которые обзывали «чувырлой» выйдут замуж раньше. Что ж. Из нашей параллели я одна осталась без пары.
Боялась, что лет через  десять  лет останусь нереализованной. Так и вышло.
И Маринесса-принцесса, согласно моим опасениям, устроилась лучше меня.
Ну, все, как я и боялась.
Плюс Денису не нужна!
Но ведь теперь мне нечего бояться! Я имею в виду, больше нет рамок, в которые нужно вписаться, перестанут трястись поджилки – «Ах, ох, не успею!».
Свобода – вот, что это за новое чувство.
Ура, наконец-то я проиграла окончательно. Теперь можно признать это и жить дальше.
Куплю я себе, все-таки, тортик!
Рейтинг: +13 692 просмотра
Комментарии (21)
Элла Жежелла # 21 февраля 2013 в 09:08 +4
151b21abc550e1701e3a06650dd097d3
Анна Читари # 22 февраля 2013 в 17:23 +2
Прочла с удовольствием. Живо, жизненно, психологично. Сама я таких девушек никогда не понимала, дружить с ними было неинтересно, уж очень они замыкались на самой себе. Там даже раскрывать-то особенно нечего. Есть люди , которые живут "в себя", а есть --вовне. С первыми-холодно, со вторыми тепло, вот и весь секрет.
Элла Жежелла # 22 февраля 2013 в 19:57 +5
Рада, что оценили.
Многие люди, близко к сердцу пережившие разочарование, потом добиваются успехов... но, в данном случае, не вышло.
Да, демонстративные личности, которые живут лишь для того, чтобы доказать свою значимость кому-то, обречен на поражение. Ведь гонка становится постоянной. Лучше вовремя признать проигрыш, поплакать, и... жить дальше. В противном случае можно "зависнуть" на много лет в этом состоянии разочарования в жизни, а потом остаться ни с чем, как героиня. Впрочем, осознание - путь к выздоровлению.
Галина Карташова # 13 марта 2013 в 15:50 +4
Замечательно написано! Грамотно, что уже великий плюс в наше время.

Мне очень понравилась ЛГ, её независимость, решительность и чувство здорового юмора. В какой-то степени девушка вызывает сочувствие, хочется её приласкать и согреть. Уверена, что всё у неё будет хорошо. 25 лет - это ещё совсем юный возраст.

С удовольствием прочитала! Удачи автору! buket1
Элла Жежелла # 13 марта 2013 в 20:58 +4
Галина, не выразить словами, как я благодарна за такой отзыв! angel
Очень приятно, что мои скромные рассказы вызывают отклик у взрослых, состоявшихся людей. Таких, как Вы!
Наталья Бугаре # 10 сентября 2013 в 16:48 +4
Временами я так его ненавидела, что начинала любить. - Только за эту фразу 5 баллов. Хороший рассказ, сама жизнь, как она есть. 040a6efb898eeececd6a4cf582d6dca6
Элла Жежелла # 10 сентября 2013 в 16:59 +3
О, спасибо большое! От вас очень приятно прочесть такой отзыв!

Элла Жежелла # 10 сентября 2013 в 17:34 +3
Амбивалентность - любовь-ненависть, страстная злость, перетекающая в злую страсть... только творческим людям, думаю, подвластна гамма этих противоречивых чувств.
Игорь Истратов # 19 сентября 2013 в 22:00 +1
Понравилось, Элла, спасибо. Вспомнилось - "Всё, что происходит с человеком после четырнадцати лет, - не имеет большого значения..." (Владимир Киселев "Девочка и птицелёт")
Элла Жежелла # 19 сентября 2013 в 23:00 +2
Ооо, любимая книга моего детства!
Очень рада, что мой рассказ может вызвать и такие ассоциации.
Элла Жежелла # 19 сентября 2013 в 23:02 +2
Кстати, даже исходя из моего скромного жизненного опыта - самые яркие события (в плане эмоций) произошли у меня в 12-14 лет).
Остальное - повторения.
Елена Абесадзе # 2 октября 2013 в 09:45 +3
замечательный рассказ и написан интересно,что оторваться не могла.тоже,знаете ли вспомнилось....вы-молодец и у вас всё ещё впереди.не сочтите за банальщину. c0137
Элла Жежелла # 2 октября 2013 в 11:27 +3
Спасибо большое!
Ну, в 25 лет жизнь действительно заканчивается...
Одна.
Есть повод начать новую, если прежняя не слишком задалась, осознав ошибки прошлого.
А в 30-третью.
А в 40 расцвести... и вообще всё переписать заново!
Джон Маверик # 12 ноября 2013 в 21:46 +3
"Люди вообще жестоки к тем, кто отличается от них."
Увы, но это так. Хотя каждый человек хоть чем-то да отличается. Не надо бояться быть другим.
А двадцать пять лет - это ерунда. Так что у героини все еще будет, тем более, что главное она, похоже, осознала.
Хороший рассказ, спасибо.
Элла Жежелла # 13 ноября 2013 в 11:38 +2
sneg
Элла Жежелла # 13 ноября 2013 в 11:39 +2
Да, осознание-момент важный.
Главное - сможет ли человек, зависимый от мнения других, жить иначе. Без "Поеду-ка я в Италию, чтоыб выложить фотки, и все узнали...". Демонстративная личность - особый тип характера.
Элла Жежелла # 28 декабря 2013 в 14:33 +2
"чтобы", извините за описку.
Лилия Вернер # 26 декабря 2013 в 16:36 +1
Эта история очень напомнила мне американский фильм " Шоколад к завтраку". Те же проблемы, неудачи, смешные ситуации, в которые попадала героиня, её отношение к жизни и окружающим её людям...
Элла Жежелла # 27 декабря 2013 в 17:43 +1
Честно говоря, не смотрела.
Светлана Тен # 13 июля 2014 в 15:20 +2
Хороший слог,без заморочек и выкрутасов, согласно жанру повествования.
Мне нравятся эпистолярные вещи. Все любопытны чужие письма, чужие мысли, чужой крик или чужая радость.
Там нет наигранности, актерства. Там правда, искренность, неподдельность.
"Временами я так его ненавидела, что начинала любить" - хорошая психологическая фраза. Кратко и емко

Автор подпускает читателя на почти непозволительно близкое расстояние.
Метание одинокого человека в этом несовершенном, бренном мире.
Мире лжи, разврата, пошлости, повсеместной глупости и сиюминутного счастья.
Мы появляемся в этой жизни в надежде , если не завоевать весь мир или его маленький островок, то на худой конец, добиться его расположения.
Но огромному миру в действительности все равно: есть мы или нет, плывем мы или тонем, богаты мы или бедны, красивы или уродливы.
Он не крутится вокруг нас, а мы вращаемся вокруг него.
В этом мире нет ничего вечного. Человеческая жизнь лишь мгновение.
Вечно только время. Оно постоянно и абсолютно. Оно не проходит.
Это мы приходим, проходим, уходим…
«Мир, в общем-то, куча дерьма. Но он может быть и очень красивым.»
Единственное, что мы можешь сделать для себя - научиться любить этот мир.
Элла Жежелла # 13 июля 2014 в 17:54 +2
Спасибо большое за отзыв.
Единственный недостаток этого жанра -все путают героя и автора. Со мной так постоянно!
-Почему ты так переживаешь из-за замужества?
-Ты правда предпочитаешь случайные связи?
Ну, я рада, что так достоверно пишу, что героинь не могут не сопоставить со мной, но...

Действительно, миру все равно до нас. А мы все стараемся что-то ему доказать. Жаждем верить, что родились непроста, у нас великая миссия... А просто жить, дарить любовь, существовать так, чтобы от этого было кому-то лучше и теплее-тоже великая миссия.
Наверное, героиня поняла, наконец, это, и что жить для того, чтобы кому-то что-то доказать не стоит. Ибо всем -все равно, и за то время, что Вероника ждала того звездного часа, могла бы уже состояться, как личность, профессионал, может, чья-то любимая...