ГлавнаяВся прозаМалые формыРассказы → Осеннее Небо Го

 

Осеннее Небо Го

8 февраля 2014 - OOOOOOOOOOOOOOOOOOOOOO


© Copyright: OOOOOOOOOOOOOOOOOOOOOO, 2014

Регистрационный номер №0186917

от 8 февраля 2014

[Скрыть] Регистрационный номер 0186917 выдан для произведения:


 

   Дин вышел во двор Сашиного дома. Поздняя осень превратила высоченные тополя в мокрые эбонитовые виселицы, расквасила глинистую землю, а светло-серые и рыжие сталинки безнадежно потемнели. На душе у Дина было безрадостно. Смутное беспокойство тупой, ноющей болью терзало его. Он ждал чего-то, но не мог еще понять чего… Почему-то Дин вспомнил старую городскую гостиницу, постройки 1901 года. Года три назад её окончательно развалили - сейчас от неё остались одни стены, даже перекрытия пола разобрали. Когда он проходил мимо здания последний раз, то в пустом окне на втором этаже на зелёных обоях увидел чудом уцелевшее зеркало. В зеркале отражалось лишь небо, а некогда перед ним мелькало столько лиц… Он тогда ещё подумал, что единственное, что осталось в этой гостинице таким же, как и сто лет назад, так это осеннее небо над ней. И теперь перед мысленным взором Дина почему-то висело именно это зеркало с овалом отражённых небес. Какой-то инстинкт, наитие заставило Дина провести рукой в воздухе и негромко прочитать: 

 

«Стихи, как по капле,

Сочатся в твердь времён,

Исчезают в поседевшем небе.

Дама в чёрном

приподняла свою вуаль:

«Как жаль, что сегодня все мы умрём…»»

 

1905 год. Осклизлыми осенними дорогами везли на подводах трупы. В холодном номере во втором этаже гостиницы прижалась набеленной щекой к оконному стеклу дорого одетая молодая дама. Её неподвижный взгляд был направлен в нависшее свинцовое небо, губы неслышно произносили:

«Движенья ночи

          день странно повторял,

            И очи в очи

                Смотрелись страшно небеса,

                 Серо-синие, жестокие глаза.

                  Тяжёлый взгляд, как камень,

                Давил в тревожные сердца.

               Из ночи в ночи,

              Насквозь,

              Глаза глядят,

               Не замечая дня.

 

                 Чего хотят от живого

                  Эти пустые, бесчеловечные небеса?»

 

К подъезду гостиницы подкатил шарабан в сопровождении трёх конных казаков конвоя, на землю выпрыгнул энергичный мужчина в светло-серой офицерской шинели. Минута, и ненавистные руки мучительно потянули девушку за плечи, отвернули от окна.

-               Я за тобой, Ева! Собирайся. Поезд через полчаса. Почему ты так бледна?

Мужчина, подхватив с кровати валявшееся пальто, стал кутать в него безвольно стоявшую девушку.

-               Не надо, не надо, я прошу Вас… никуда ехать. Умереть можно и здесь, под этим страшным небом, на этой… заледеневшей земле, – дрожащими искусанными губами шептала девушка.   

-               Кто ты? Почему ты плачешь? – вздрогнул Дин. Этот женский голос… не сходит ли он с ума? Дин снова посмотрел в небо и услышал:

-               Меня зовут Ева. Эти рудники принадлежат мне… Они называют это революцией, а, по-моему, это просто безумие. Все эти расстрелы, плачущие женщины, дети, кровь… После всего, что случилось мне не нужны больше эти деньги! Муж убеждает меня, что нужно бежать, говорит про счета в банке. Про мои подписи. Они необходимы, чтобы перевести деньги за границу. А мне всё равно, где с ним погибнуть. Пусть всё погибнет…

Мужчина почти бегом, крепко обняв за плечи, вёл девушку по гостиничной лестнице, усаживал в коляску. Кони с места взяли вскачь, увозя их к поезду. Девушка отрешённо продолжала шептать:

                 «Закрыть (или не надо?) веки?

                    Не видно ничего

                Кроме этой сине-серой

                   Ледяной тоски.

 

               И только

              Пурпурная звезда

             В груди

                 Тлеет, греет  Вечно

               Сквозь замёрзшие

               стеклянные тела.

             Зачем?

 

                  Стихи по капле…

 

             Печаль стечёт

              Косым кнутом из неба.

              Дождя штрихи

                Над безмолвьем человечьих груд.

 

                 Бледное небо

              В мёртвой чахотке…

 

                 Опять убивают

               Ребёнка-Бога...

 

                Здесь не родятся

                 Счастья горячие руки,

                Чтобы обнять тебя».

 

Голос Евы совсем умолк вдали, Дин несколько секунд ещё прислушивался, а потом продолжил сам, обращаясь только к небу Го:

 

      «И день как ночь

                                                Сквозь бесконечные пространства

Звездой упавшей

Пропадёт,

Из глаз в глаза

Сквозь Вечность

Канет.

 

И нет конца

Той.

Открыты в криках рты.

Всё канет,

Вси поглотит мечты.

 

Доверчиво прильнёт к пустому лику.

И не к кому

Прижаться в целом мире

Обледеневшим грудям

Истосковавшейся земли.

 

Из глаз в глаза

Падёт

Погасшая звезда,

Из глаз в глаза

Падёт

Сквозь

Крик».

 

Рейтинг: 0 109 просмотров
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!