ОЛИГАРХ

23 января 2012 - ALEX JONES
article18325.jpg
                                        
В этом году город расплавила аномальная жара и окутала дымом лесных пожаров.
Ранним утром Евгений Иванович Петухов устало вошел в свой темный кабинет, подошел к окну и раздвинул плотные, тяжелые шторы.
Красноватый солнечный свет ворвался в помещение, осветил огромный полированый стол и отразился на стену, увешанную разными дипломами и фотографиями в дорогих рамках.
Он достал из холодильника бутылку импортного пива и тяжело плюхнулся в мягкое кожаное кресло у стола.
Сначала он приложил к голове запотевшую бутылку и закрыл глаза.
Голова болела всю ночь после вчерашней попойки со старыми друзьями по Комсомолу, отмечая свой 60й день рождения.
Вспоминали бурную комсомольскую молодость на номенклатурной работе, трудные годы перестройки и бандитского капитализма под знаменем демократии и прихватизации.
Среди друзей только он - Женька Петухов сумел так быстро сориентироваться, перестроиться и стать банкиром - владельцем крупного банка.
Слушая в этот вечер хвалебные тосты, он был горд, что обставил всех друзей в этой игре ‘господа-слуги’.
- Но если бы они знали какой ценой!- подумал он, наливая пиво в бокал.
Потягивая пиво, он почувствовал некоторое облегчение и опьянение, но его мысли прервал голос секретаря Марины по интеркому.
- Доброе утро, Евгений Иванович! Как вы себя чувствуюте после вчерашнего? Вам ничего не нужно? Может водочки - опохмелиться или крепкого чаю?
- Нет, Марина, ничего не надо. Я уже пива напился. Что там у меня сегодня по плану?
- Ничего особенного, если не считать 2 встречи с клиентами после обеда. Да, вам звонил один поляк по имени Ежи Комар и просил о встрече, если можно сегодня до обеда. Он в Москве по бизнесу всего на 1 день. Что ему сказать? Он будет звонить через полчаса.
- Окей. Пусть приходит в 11 часов,- ответил Петухов и подумал:
- Что нужно этому поляку? Небось кредит будет просить.
    Он опять отхлебнул пива и погрузился в воспоминания о прожитых годах.
Счастливое детство и молодость в самой лучшей в мире стране - СССР.
После окончания ВУЗа его заметили и взяли в номенклатуру ЦК ВЛКСМ. Затем поездки заграницу для пропаганды советского образа жизни, хотя он там понял, что страна - в глубоком застое, но лишь бы не было войны.
Кремлевские старцы ушли один за другим и появился Горбачев.
Началась перестройка с новым мышлением и предательством.
Запад диктовал, что делать и поддержал пьяницу Ельцына.
СССР развалился.
Дикий капитализм охватил Россию.
Воровали все и продавали за границу. Только номенклатура и преступность оказались готовыми к такому рынку.
Знакомый Изя прилетел из США и сказал:
- Старик, давай откроем банк. Деньги - это власть.
Старшие аппаратчики дали денег партии, КГБ - крышу и процесс пошел. Бабло прокручивали и ‘пилили профит’.
Пережили дефолт, наезды, стрелки - разборки.
Понесли людские потери, но он остался жив и спрятался на Рублевке.
Сейчас он – олигарх, сидящий на мешке денег, как на старой карикатуре из ‘Правды’.
К нему тянутся много рук, просящих бабла, зелени – капусты,
а он - господин Петухов, решает кому дать и под какой процент.
Неожиданно дверь его кабинета открылась и появилась улыбающаяся Марина.
- К вам господин Ежи Комар,- сказала она.
Следом за ней вошел молодой, красивый, изысканно одетый брюнет 30-35 лет.
Петухов встал, пожал ему руку и предложил сесть напротив.
Мужчина некоторое время смотрел ему прямо в глаза, видимо, пытаясь понять с кем имеет дело, а потом произнес по-русски с приятным акцентом:
- Меня зовут Ежи Комар. Я - бизнесмен из Польши и приехал только на 1 день, чтобы подписать контракт с моими русскими партнерами.
К вам меня привела просьба моей матери - Малгожаты Комар.
К несчастью, она погибла в автокатастрофе 2 года тому назад.
Она была для меня самым близким и дорогим человеком.
Она одна воспитала меня, научила русскому языку.
Я ей обязан всем.
Она много рассказывала о СССР, часто вспоминала вас, Евгений Иванович, и просила обязательно с вами встретиться и передать привет.
Заметив у банкира какое-то замешательство, он остановился, внимательно посмотрел на Петухова и продолжил:
- Вы не помните ее? Она была переводчицей вашей делегации в Польше на фестивале советско-польской дружбы более 30 лет тому назад.
- Да, да... конечно, помню,- промямлил Петухов, хотя в его протрезвевшей голове не было ни одной мысли, и он был в шоке от обаяния этого красавца поляка.
- Не могу больше отнимать у вас время. Мне было приятно с вами познакомиться, а главное, наконец выполнить просьбу моей матери.
Благодарю вас за встречу,- сказал, улыбаясь, поляк и протянул Петухову руку.
Евгений Иванович с трудом вышел из оцепенения и, потрясая его руку, ответил:
-Мне тоже было приятно. Желаю удачи в ваших делах.
Поляк поклонился и вышел из кабинета.
Тут же влетела ошарашенная Марина, подала бумаги и затороторила:
- Он ушел так быстро. Какой мужчина! Я таких еще не видела.
- Я тоже, - опять промямлил Петухов, а в его голове крутилось имя - Малгожата.
Когда Марина вышла, он достал из бара бутылку водки, налил и залпом выпил стопку. Опять плюхнулся в кресло и воспоминания захватили его.
Это было в Варшаве на фестивале советско-польской дружбы лет 30 тому назад. Он - глава делегации ВЛКСМ. Встречи, концерты, застолья.
Как-то вечером на собрании делегации он, как обычно, инструктировал, что можно, а что нельзя. На собрание была приглашена и польская переводчица Малгожата Комар- высокая красавица спортивного типа.
Она спросила, есть ли к ней вопросы.
Тут Петухов вспомнил, что у него в комнате не закрывается окно и попросил ее:
- Пожайлуста, скажите кому надо, чтобы отремонтировали окно , а то я замерз вчера ночью.
- Хорошо, я зайду и посмотрю, что надо сделать,- ответила она, улыбаясь.
 Вчером она пришла к нему, осмотрела окно и сказала.
- Завтра я скажу работнику, чтобы он отремонтировал замок, а сегодня я не дам вам замерзнуть.
Она подошла к нему близко и он обомлел от ее предложения и от ее чарующего, гипнотизирующего взгляда.
Она положила руку на его голову. Он почувствовал легкий толчок и потерял контроль.
Полячка разбудила в нем азиатского зверя, который набросился на нее и стал страстно терзать ее руками, срывать одежду и осыпать поцелуями.
В постели они двигались вместе, как змеи, жадно вдыхая запах своих тел и наслаждаясь близостью и оргазмом.
В эту ночь им действительно было жарко от страсти, молодости и сладкой любви.
Лишь под утро она ушла, когда он уснул опустошенный, но счастливый.
Днем он ее почти не видел из-за занятости, но вечером она снова приходила к нему и они повторяли все, как в первый раз.
Так продолжалось почти неделю.
На прощальном ужине они сидели рядом. Иногда их взгляды на миг встречались, но они сохраняли конспирацию чувств.
Он знал, что ему будет за связь с иностранкой и она тоже, поэтому помогала ему сохранить непорочный облик комсомольского вожака.
Только на вокзале она обняла его и прошептала:
- Если у нас родится сын, я назову его Ежи. Будь счастлив!
 Всю дорогу в поезде он думал о Малгожате, о сыне Ежи, о комсомольском долге и, наконец, о свободе человека выбирать свой путь.
Он ничего не мог изменить. Он не мог спрыгнуть с поезда ибо думал, что это лишь мимолетное увлечение, страсть.
   Но прошли годы, а он так и не испытал ничего подобного с другими женщинами да так и остался один - без любви и семьи.
А тут этот поляк Ежи. Постой, какой Ежи?
- Да это же мой сын! - поразило его как молнией.
- Ма-ри-на!!! - заорал он в интерком.
Испуганная Марина заглянула в кабинет.
- Найди мне этого поляка и привези сюда,- скомандовал он.
- Есть, шеф!- мне он тоже нужен.
Банкир Петухов опять схватил бутылку, осознавая, что ни на какое бабло не купишь ни счастье, ни молодость, ни любовь.
 
 
© Copyright – 2010 Alex Jones
 
 

© Copyright: ALEX JONES, 2012

Регистрационный номер №0018325

от 23 января 2012

[Скрыть] Регистрационный номер 0018325 выдан для произведения:
                                        
В этом году город расплавила аномальная жара и окутала дымом лесных пожаров.
Ранним утром Евгений Иванович Петухов устало вошел в свой темный кабинет, подошел к окну и раздвинул плотные, тяжелые шторы.
Красноватый солнечный свет ворвался в помещение, осветил огромный полированый стол и отразился на стену, увешанную разными дипломами и фотографиями в дорогих рамках.
Он достал из холодильника бутылку импортного пива и тяжело плюхнулся в мягкое кожаное кресло у стола.
Сначала он приложил к голове запотевшую бутылку и закрыл глаза.
Голова болела всю ночь после вчерашней попойки со старыми друзьями по Комсомолу, отмечая свой 60й день рождения.
Вспоминали бурную комсомольскую молодость на номенклатурной работе, трудные годы перестройки и бандитского капитализма под знаменем демократии и прихватизации.
Среди друзей только он - Женька Петухов сумел так быстро сориентироваться, перестроиться и стать банкиром - владельцем крупного банка.
Слушая в этот вечер хвалебные тосты, он был горд, что обставил всех друзей в этой игре ‘господа-слуги’.
- Но если бы они знали какой ценой!- подумал он, наливая пиво в бокал.
Потягивая пиво, он почувствовал некоторое облегчение и опьянение, но его мысли прервал голос секретаря Марины по интеркому.
- Доброе утро, Евгений Иванович! Как вы себя чувствуюте после вчерашнего? Вам ничего не нужно? Может водочки - опохмелиться или крепкого чаю?
- Нет, Марина, ничего не надо. Я уже пива напился. Что там у меня сегодня по плану?
- Ничего особенного, если не считать 2 встречи с клиентами после обеда. Да, вам звонил один поляк по имени Ежи Комар и просил о встрече, если можно сегодня до обеда. Он в Москве по бизнесу всего на 1 день. Что ему сказать? Он будет звонить через полчаса.
- Окей. Пусть приходит в 11 часов,- ответил Петухов и подумал:
- Что нужно этому поляку? Небось кредит будет просить.
    Он опять отхлебнул пива и погрузился в воспоминания о прожитых годах.
Счастливое детство и молодость в самой лучшей в мире стране - СССР.
После окончания ВУЗа его заметили и взяли в номенклатуру ЦК ВЛКСМ. Затем поездки заграницу для пропаганды советского образа жизни, хотя он там понял, что страна - в глубоком застое, но лишь бы не было войны.
Кремлевские старцы ушли один за другим и появился Горбачев.
Началась перестройка с новым мышлением и предательством.
Запад диктовал, что делать и поддержал пьяницу Ельцына.
СССР развалился.
Дикий капитализм охватил Россию.
Воровали все и продавали за границу. Только номенклатура и преступность оказались готовыми к такому рынку.
Знакомый Изя прилетел из США и сказал:
- Старик, давай откроем банк. Деньги - это власть.
Старшие аппаратчики дали денег партии, КГБ - крышу и процесс пошел. Бабло прокручивали и ‘пилили профит’.
Пережили дефолт, наезды, стрелки - разборки.
Понесли людские потери, но он остался жив и спрятался на Рублевке.
Сейчас он – олигарх, сидящий на мешке денег, как на старой карикатуре из ‘Правды’.
К нему тянутся много рук, просящих бабла, зелени – капусты,
а он - господин Петухов, решает кому дать и под какой процент.
Неожиданно дверь его кабинета открылась и появилась улыбающаяся Марина.
- К вам господин Ежи Комар,- сказала она.
Следом за ней вошел молодой, красивый, изысканно одетый брюнет 30-35 лет.
Петухов встал, пожал ему руку и предложил сесть напротив.
Мужчина некоторое время смотрел ему прямо в глаза, видимо, пытаясь понять с кем имеет дело, а потом произнес по-русски с приятным акцентом:
- Меня зовут Ежи Комар. Я - бизнесмен из Польши и приехал только на 1 день, чтобы подписать контракт с моими русскими партнерами.
К вам меня привела просьба моей матери - Малгожаты Комар.
К несчастью, она погибла в автокатастрофе 2 года тому назад.
Она была для меня самым близким и дорогим человеком.
Она одна воспитала меня, научила русскому языку.
Я ей обязан всем.
Она много рассказывала о СССР, часто вспоминала вас, Евгений Иванович, и просила обязательно с вами встретиться и передать привет.
Заметив у банкира какое-то замешательство, он остановился, внимательно посмотрел на Петухова и продолжил:
- Вы не помните ее? Она была переводчицей вашей делегации в Польше на фестивале советско-польской дружбы более 30 лет тому назад.
- Да, да... конечно, помню,- промямлил Петухов, хотя в его протрезвевшей голове не было ни одной мысли, и он был в шоке от обаяния этого красавца поляка.
- Не могу больше отнимать у вас время. Мне было приятно с вами познакомиться, а главное, наконец выполнить просьбу моей матери.
Благодарю вас за встречу,- сказал, улыбаясь, поляк и протянул Петухову руку.
Евгений Иванович с трудом вышел из оцепенения и, потрясая его руку, ответил:
-Мне тоже было приятно. Желаю удачи в ваших делах.
Поляк поклонился и вышел из кабинета.
Тут же влетела ошарашенная Марина, подала бумаги и затороторила:
- Он ушел так быстро. Какой мужчина! Я таких еще не видела.
- Я тоже, - опять промямлил Петухов, а в его голове крутилось имя - Малгожата.
Когда Марина вышла, он достал из бара бутылку водки, налил и залпом выпил стопку. Опять плюхнулся в кресло и воспоминания захватили его.
Это было в Варшаве на фестивале советско-польской дружбы лет 30 тому назад. Он - глава делегации ВЛКСМ. Встречи, концерты, застолья.
Как-то вечером на собрании делегации он, как обычно, инструктировал, что можно, а что нельзя. На собрание была приглашена и польская переводчица Малгожата Комар- высокая красавица спортивного типа.
Она спросила, есть ли к ней вопросы.
Тут Петухов вспомнил, что у него в комнате не закрывается окно и попросил ее:
- Пожайлуста, скажите кому надо, чтобы отремонтировали окно , а то я замерз вчера ночью.
- Хорошо, я зайду и посмотрю, что надо сделать,- ответила она, улыбаясь.
 Вчером она пришла к нему, осмотрела окно и сказала.
- Завтра я скажу работнику, чтобы он отремонтировал замок, а сегодня я не дам вам замерзнуть.
Она подошла к нему близко и он обомлел от ее предложения и от ее чарующего, гипнотизирующего взгляда.
Она положила руку на его голову. Он почувствовал легкий толчок и потерял контроль.
Полячка разбудила в нем азиатского зверя, который набросился на нее и стал страстно терзать ее руками, срывать одежду и осыпать поцелуями.
В постели они двигались вместе, как змеи, жадно вдыхая запах своих тел и наслаждаясь близостью и оргазмом.
В эту ночь им действительно было жарко от страсти, молодости и сладкой любви.
Лишь под утро она ушла, когда он уснул опустошенный, но счастливый.
Днем он ее почти не видел из-за занятости, но вечером она снова приходила к нему и они повторяли все, как в первый раз.
Так продолжалось почти неделю.
На прощальном ужине они сидели рядом. Иногда их взгляды на миг встречались, но они сохраняли конспирацию чувств.
Он знал, что ему будет за связь с иностранкой и она тоже, поэтому помогала ему сохранить непорочный облик комсомольского вожака.
Только на вокзале она обняла его и прошептала:
- Если у нас родится сын, я назову его Ежи. Будь счастлив!
 Всю дорогу в поезде он думал о Малгожате, о сыне Ежи, о комсомольском долге и, наконец, о свободе человека выбирать свой путь.
Он ничего не мог изменить. Он не мог спрыгнуть с поезда ибо думал, что это лишь мимолетное увлечение, страсть.
   Но прошли годы, а он так и не испытал ничего подобного с другими женщинами да так и остался один - без любви и семьи.
А тут этот поляк Ежи. Постой, какой Ежи?
- Да это же мой сын! - поразило его как молнией.
- Ма-ри-на!!! - заорал он в интерком.
Испуганная Марина заглянула в кабинет.
- Найди мне этого поляка и привези сюда,- скомандовал он.
- Есть, шеф!- мне он тоже нужен.
Банкир Петухов опять схватил бутылку, осознавая, что ни на какое бабло не купишь ни счастье, ни молодость, ни любовь.
 
 
© Copyright – 2010 Alex Jones
 
 
Рейтинг: +1 159 просмотров
Комментарии (1)
Врублевский # 29 января 2012 в 10:27 0
v