ГлавнаяВся прозаМалые формыРассказы → Одиннадцатый анамнез

 

Одиннадцатый анамнез

борьбе за право частной собственности, после чего Сергей Анатольевич удалился в свою палату.

 

© Copyright: Владимир Михайлович Жариков, 2012

Регистрационный номер №0075300

от 9 сентября 2012

[Скрыть] Регистрационный номер 0075300 выдан для произведения:

 (отрывок из сатирического романа «Страна анамнезия»)

 

    Следующим собеседником Новостроева был человек в возрасте тридцати семи лет по фамилии Загребухин Сергей Анатольевич. Если верить судьбоносности его фамилии, то уже заочно можно сказать, что это человек, у которого характер определен только жадностью  и стремлением к обогащению. Такое стремление есть у каждого из нас, но у каждого оно  в разной степени превалирует (или нет) над остальными чертами характера. В случае если это стремление «сдерживается» другими, более положительными качествами, то о таком человеке никогда не скажут, что он жадный. Жадный человек, как правило, еще и завистливый.  Но если определяющей чертой характера является непомерная жадность и зависть…, то это уже гремучая смесь, об этом человеке многие откажутся даже поговорить, а не то чтобы общаться и сотрудничать с нимане то чтобы ая смесь, те присяжныхить от имени времениледним частям: иятия. . А если и говорят о таких людях, то непременно добавят, что такие, как Загребухин «за рубль зайца в степи догонят».

   Таким был Загребухин, причинами заболевания этого человека стала его жадность и зависть, и поэтому в ранжировании Новостроева он будет теперь значиться как «жертва собственной жадности и зависти». Беда таких жаднофилов в том, что они считают всех остальных людей такими же, как они сами – патологически жадными и завистливыми, стремящимися любыми способами «прибрать к рукам» все что возможно.

   Свое восхождение к богатству Сергей Анатольевич начал в 1990 году, будучи еще мальчишкой, на поприще «игры в наперстки». Его случайно взяли «на работу» мастера этого криминального ремесла, когда он стал проявлять нездоровый интерес к этой игре. Стоя молча у лохотрона, он наблюдал «как круто работал кидала», двигая наперстками. Но сам Загребухин не делал ставок по причине отсутствия у него денег.

   Поначалу игорные дельцы не замечали стоящего и жадно смотрящего на игру со стороны мальчишку, но когда он уже «намозолил» им глаза, то спросили его: «пацан, чего тебе надо?».

 

- Хочу научиться вот так вот лихо разводить лохов – ответил Сергей.

 

   После чего, эти ублюдки дали ему наперстки с шариком  попробовать. Полученная за время наблюдения «теория» очень помогла Сереже в этом кастинге, да и ловкость его рук понравилась кидалам. Так он с тех пор и «гонял наперстки» вместе с ними, выезжая в места скопления людей – вокзалы, базары и даже обочины автотрассы.

   Накопив бабла на обмане доверчивых людей, Сергей Анатольевич в начале 90-х годов активно включился в «челночную» торговлю женскими трусиками и к 2000-му году стал богатым предпринимателем, державшим несколько магазинов для «отмывки» денег и имел основной доход с игорного бизнеса. Но на этом его предпринимательская «жилка» не ограничивалась - он занялся «строительством» пирамид различного вида и мастей на рынке финансовых афер. При виде больших сумм наличных денег, Загребухин входил в состояние аффекта и жадно смотрел на купюры, не замечая того, как  самопроизвольно начинал облизываться подобно голодному зверю при виде добычи.

     Сергей Анатольевич патологически страдал жадностью и черной завистью к тем, кто жил лучше его. Все его партнеры и контрагенты, замечая эти нездоровые проявления, с опаской относились к его персоне и порой даже побаивались. Его акулий оскал, хищный взгляд и аффект при виде солидных сумм могли испугать любого. Он никогда не доверял даже самым близким людям и считал, что все его обманывают, хорошо при этом маскируясь.

   Появление болезни у Загребухина началось с его доносов в прокуратуру на своих партнеров и контрагентов. Он писал заявления с требованиями привлечь к ответственности за необоснованное завышение цен, уход от налогообложения, нарушения в бухгалтерском учете и прочие «шероховатости», коими в наше время грешит практически каждый предприниматель.  Сам же Сергей Анатольевич, имея «поддержку» городского прокурора, не боялся преследования за такие же свои «шероховатости».

   Вначале прокуратура реагировала на сигналы Сергея Анатольевича методами своего «прокурорского реагирования», проверяя и перепроверяя факты, изложенные в «сигналах» Загребухина. Но после того как «факты не подтверждались» или «отсутствовал состав или событие преступления», бдительный бизнесмен снова начинал «свое расследование».

   Игорный бизнес Загребухина приносил огромный доход наличностью, часть которой сдавали в банк, а основную часть хранили в хранилищах казино и игорных залов. Патологически боясь хищений и обмана, Сергей Анатольевич распорядился свозить всю наличность в его личное хранилище, оборудованное для этих целей в подвале его особняка.

    Он часами мог сидеть в этом хранилище и смотреть на огромную денежную массу, не подозревая, что это опасно для его здоровья, потому что такое «мероприятие» всегда сопровождалось болезненным состоянием аффекта. Поначалу ни жена, ни сын не обращали внимания на его сидения в хранилище. Его постоянные и поочередные «разоблачения в обмане и хищениях» самых близких ему людей, настолько «достали» их, что им приходилось жить в постоянном страхе перед следующими, не менее скандальными «разоблачениями». 

   Однажды, войдя в состояние аффекта, Загребухин не смог уже из него выйти, ему вдруг показалось, что денег в хранилище стало подозрительно мало, и он рьяно принялся вручную пересчитывать купюры, пачки и упаковки. На эту «аудиторскую операцию»,  ему пришлось бы потратить не один день. Он дико орал, занимаясь «аудиторством» и когда на его зов прибежала жена с сыном, стал орать на них:

 

- Куда девались мои денежки? Кто из вас похитил часть моей налички, вы, что по миру хотите пустить меня с сумой? Сволочи! Никому нельзя верить, даже своей семье!

 

   Жена с сыном не знали, как им поступить в такой ситуации, кого вызывать - охрану, милицию или  скорую помощь? Они боялись, что эта огромная сумма наличности, хранящаяся дома, в этом случае подвергнется еще большему риску, а когда благоверный придет в себя, спрос будет только с них. После некоторого времени колебаний, видя совершенно безумные глаза Загребухина и неадекватное его поведение, жена решила вызвать скорую помощь. Так Сергей Анатольевич стал пациентом клиники.

 

- А почему Вы согласились участвовать в предложении Долбиелдаева? – спросил его Новостроев, - и какие права Вы хотите отстаивать?

 

- Как какие? – ответил Загребухин – свои права и в первую очередь право на свою собственность.

 

- А в клинике что, нарушается это Ваше право? – снова спросил Новостроев.

 

- А что нет? – ответил тот -  медсестры, санитары и нянечки у Вас все воры и мошенники, так и смотрят, как украсть у меня деньги. Были конкретные случаи моих жалоб бывшему главному врачу, на которые он не реагировал, или реагировал, так как наша доблестная прокуратура – «факты не подтвердились…», «не обнаружено…» «нет законных оснований в возбуждении уголовного дела…». Я предупредил главного врача, что если он не примет меры, то я буду вынужден жаловаться выше. А он отвечал мне улыбаясь: «Жалуйтесь, это Ваше право!». Так вот я хочу защищать это свое право.

   А то ведь работаешь, работаешь всю свою жизнь, а здесь нате вам, какой-то вор или мошенник может просто так поживиться результатами твоего труда. Это что, справедливо? Нет! Наши олигархи, например, ни хрена ничего не делают, все богатство «свалилось им на голову» за просто так, разъезжают по Куршавелям,  не в пример нам, честным предпринимателям. 

   А то и просто государство само отберет все нажитое долголетним и непосильным трудом, как у Худяковского. Да еще и посадят! Хотя я честно скажу Вам, доктор, Худяковский сам ворюга из ворюг, ему-то это поделом. Пусть узнает почем фунт лиха! Комсомолец хренов, ишь как развернулся со своего МЕНТРЁПанова банка, в президенты даже хотел идти после Ельцина, ишь куда загнул жулик всероссийского масштаба….

 

   Неизвестно, сколько бы длилась речь Загребухина, если бы Новостроев не прервал ее напутствием и пожеланиями удачи в борьбе за право частной собственности, после чего Сергей Анатольевич удалился в свою палату.

 

Рейтинг: 0 184 просмотра
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!