ГлавнаяВся прозаМалые формыРассказы → Ночные рассказы... Возвращение

 

Ночные рассказы... Возвращение

31 июля 2014 - Wladimir

Ночные рассказы...Возвращение


 

                  ВОЗВРАЩЕНИЕ

       В предыдущих своих рассказах я остановился на том, что мои армейские друзья проводили меня на железнодорожную станцию в Вольске. Пошел я в воинскую кассу, где мне сказали, что на сегодня на ближащий поезд плацкартных билетов нет, так как поезд проходящий. Если сегодня закажут, то завтра утром смогу уехать в плацкартном вагоне.

       Меня это совсем не устраивало, и я согласился в общий.

       Дали мне картонку, и я с трудом сел в общий вагон, где пристроился в отсек  к теткам с молодым парнем.

       Я так устал, что с их разрешения освободил третью полку под потолком, сунул под голову рюкзак и почти мгновенно заснул.

       Под утро тетки меня разбудили и сказали, что ночью была проверка, и они мой билет отдали тому мальчишке, так как у него билета не было. А ревизору сказали, что там солдат спит, он и не стал будить, потому что все солдаты брали билеты в воинской кассе и без билетов не ездили.

       Под утро приехали в Куйбышев (нынче - Самара). Этот парень тоже добирался в Оренбург, поэтому от меня не отходил. Пришлось и ему купить билет, хотя для меня он был бесплатный.

       Сели в поезд. Вышли в тамбур покурить. Он мне рассказал, что едет к тетке в Беляевку. По пути его на вокзале обокрали, когда он заснул. Вот так зайцем и добирается.

       Я посетовал, что до Беляевки поезда нет, а на автобусе зайцем не проедешь, и дал ему двадцать рублей на билет и на еду, так как он со вчерашнего дня ничего не ел (кстати, я - тоже). Он просил меня мой адрес, что бы вернуть деньги. Адреса я ему не дал. Сказал, чтобы он нашел бедную старуху и купил ей дрова или угля на зиму. И мы будем с ним в расчете...

        В Оренбурге мы расстались. Он все стоял и благодарил меня. И я с трудом его отправил на остановку автобуса.

        До поезда в Саракташ у меня оставалось часа два, и я уже в мыслях был дома.

        Иду по перрону. Навстречу полковник. Посмотрел я на него задумчиво и пошел дальше. Слышу голос:

-Солдат, подойдите ко мне...

        Пришел в себя. Чую - погорел. Подхожу строевым, докладываю:

- Товарищ полковник, ефрейтор такой-то по вашему приказанию прибыл.

-Ваши документы!

        Все, думаю, гарнизонной гауптвахты  не миновать! Вынимаю, подаю документы.

        Полковник внимательно просмотрел и стал задавать вопросы:

-Был приказ Министерства обороны, до 10 мая из части не отпускать...

-Мне разрешили, как "Отличнику ВВС", и Боевой и политической подготовки...

-Ясно... Кандидатом в КПСС в части принимали?

-Так точно...

-Вот что я тебе скажу, сынок...

Сейчас везде усиленные патрули, в связи с праздниками. Гребут метлой. Я понимаю, что ты уже почти гражданский, но очень обидно будет, что отпустили раньше - а домой прибудешь на десять дней позже. Имей ввиду

-Спасибо, товарищ полковник.

        Откозыряв, я пошел дальше, нашел местечко, пристроился и больше по вокзалу не бродил.

        Наконец подошел дачный пятьсот веселый поезд, и я сел в вагон. Этот поезд останавливался у каждого столба, даже, когда поселений не было. Одна дорога, от которой до деревни дойти или доехать можно.

        Наконец то, во втором часу дня добрался до Саракташа. Я выскочил из вагона и бегом побежал домой.

        До дома было километра четыре, но я пробежал их минут за двадцать. Прибегаю к дому, захожу во двор. Двери в сени открыты, а дома никого нет.  Туда-сюда и не знаю, что и думать.

        Тут открывается калитка и входит бабуля. Увидела меня и заголосила:

-Ох, внучек, не уберегли!

        Я так и сел. Ноги подкосились. Оказалось, что дочь простудилась и заболела воспалением легких. И их положили в больницу.

        Я бабуле попенял, что так пугать не нужно. А сам сел на велосипед и поехал в больницу.

        Вот такая была у меня встреча с женой и дочкой.

        Жена рассказала, что бабулю чуть не заарестовали. Она самогон гнала, и кто-то заложил. Если бы не мой приезд, точно дело бы открыли. А так, вошли в положение. И еще купили три ящика перцовой и ящик вина.

        С этим я и уехал домой, пообещав, что много до их возвращения употреблять не буду.

        Приехал домой. Походил по двору, посмотрел огород, заглянул в сарай.

А там стоит мотоцикл. Как ушел в армию, так прислонил к стенке, укрыл старыми телогрейками, так он и простоял почти два года.

        Вывел его во двор, качнул, слышу, бензин плещется. Вывернул пробку, и дощечкой тщательно в баке размешал остатки топлива. Пнул скобу - он и завелся.

        Прогрел минут десять, сел и поехал на заправку.

        На заправке молодые ребята поздравили с возвращение, проверили машину, заправили... Рассчитался за бензин и оставил на пару бутылок вина, чтобы отметили мой дембель...

        Доехал почти до дому, а тут решил проехать до леса и обратно... Давно не ездил, потянуло. Да еще мотор так заманчиво урчал...

        Жму на газ,  смотрю, как земля под колеса бросается... Поднимаю голову, а тут овраг. А дорога серпантином спускается с одного берега и поднимается на другой. Я по тормозам, мотоцикл заносит, падаю. Фару разбил, подножку погнул, кронштейн трубы тоже. И колено - в хлам.

       В голове гудит. Поднимаюсь, а на той стороне оврага мужик стоит и со смеху угорает, аж руками взмахивает!

       Нащупал каменюку и полез в овраг, к этому мужику. Поднимаюсь, а это - чучело. Ветер дует, и рукава болтаются.

       Плюнул, вернулся к мотоциклу. По колену кровь течет, а суконные армейские брюки целые. Вот качество было!

       Поднял с земли, думал пехом переть придется, но он завелся с пол-оборота. Сел и поехал к другу.

       Пока доехал, в ботинке полно крови. Жена друга промыла рану, обработала, забинтовала. Друг носки принес, а сам аппаратом занялся. За полчаса все поправил. Выпили мы втроем бутылку водки, и я домой поехал.

      Бабушка как увидела забинтованную ногу, опять заохала! Еле успокоил...

      Три дня гуляли... по-деревенски. Пока все не выпили - не успокоились. А на четвертый бабуля нам заявила, что дом продавать надо, так как шашель ест (жучок древесный). Одним словом, линять нам надо.

       Можно было квартиру поискать и снова на завод устроиться. А там на очередь встать. Но решили мы в Ташкент возвращаться. Отец тогда в ГОСНИТИ зам начальника конструкторского отдела работал, мог поспособствовать в трудоустройстве.

        И вот я, вначале июля, с трехлетней дочерью в Ташкент на поезде поехал, а жена осталась магазин сдавать. Молодые были - безголовые.

        Дочь в вагоне двое суток орала, житья никому не давала, еле доехали. В Ташкенте отец с матерью нас встретили, и я смог хоть немного поспать.

        Кошмар этот продолжался. Ночью, чтобы родители смогли несколько часов поспать, я заворачивал дочь в одеяло, выходил на проспект, садился на скамейку и показывал ей звездное небо, приговаривая, что вон мама летит на самолете. Она засыпала, а я сидел и караулил...

        В ГОСНИТИ (Государственный Научно Исследовательский Технологический Институт ремонта и эксплуатации машинотракторного парка) начальник техотдела № 2 (Уманский) брал меня на 120 рублей, но жилья выбивать не захотел. А начальник техотдела № 3 Усачев Семен Семеныч давал 100 рублей, но обещал выбить комнату в коммуналке, так как у него увольнялся человек, который там жил. Выбора не было, пришлось соглашаться...

        А в этой комнате нужно было еще и ремонт делать...

                                          продолжение следует...

© Copyright: Wladimir, 2014

Регистрационный номер №0229738

от 31 июля 2014

[Скрыть] Регистрационный номер 0229738 выдан для произведения:

Ночные рассказы...Возвращение


 

                  ВОЗВРАЩЕНИЕ

       В предыдущих своих рассказах я остановился на том, что мои армейские друзья проводили меня на железнодорожную станцию в Вольске. Пошел я в воинскую кассу, где мне сказали, что на сегодня на ближащий поезд плацкартных билетов нет, так как поезд проходящий. Если сегодня закажут, то завтра утром смогу уехать в плацкартном вагоне.

       Меня это совсем не устраивало, и я согласился в общий.

       Дали мне картонку, и я с трудом сел в общий вагон, где пристроился в отсек  к теткам с молодым парнем.

       Я так устал, что с их разрешения освободил третью полку под потолком, сунул под голову рюкзак и почти мгновенно заснул.

       Под утро тетки меня разбудили и сказали, что ночью была проверка, и они мой билет отдали тому мальчишке, так как у него билета не было. А ревизору сказали, что там солдат спит, он и не стал будить, потому что все солдаты брали билеты в воинской кассе и без билетов не ездили.

       Под утро приехали в Куйбышев (нынче - Самара). Этот парень тоже добирался в Оренбург, поэтому от меня не отходил. Пришлось и ему купить билет, хотя для меня он был бесплатный.

       Сели в поезд. Вышли в тамбур покурить. Он мне рассказал, что едет к тетке в Беляевку. По пути его на вокзале обокрали, когда он заснул. Вот так зайцем и добирается.

       Я посетовал, что до Беляевки поезда нет, а на автобусе зайцем не проедешь, и дал ему двадцать рублей на билет и на еду, так как он со вчерашнего дня ничего не ел (кстати, я - тоже). Он просил меня мой адрес, что бы вернуть деньги. Адреса я ему не дал. Сказал, чтобы он нашел бедную старуху и купил ей дрова или угля на зиму. И мы будем с ним в расчете...

        В Оренбурге мы расстались. Он все стоял и благодарил меня. И я с трудом его отправил на остановку автобуса.

        До поезда в Саракташ у меня оставалось часа два, и я уже в мыслях был дома.

        Иду по перрону. Навстречу полковник. Посмотрел я на него задумчиво и пошел дальше. Слышу голос:

-Солдат, подойдите ко мне...

        Пришел в себя. Чую - погорел. Подхожу строевым, докладываю:

- Товарищ полковник, ефрейтор такой-то по вашему приказанию прибыл.

-Ваши документы!

        Все, думаю, гарнизонной гауптвахты  не миновать! Вынимаю, подаю документы.

        Полковник внимательно просмотрел и стал задавать вопросы:

-Был приказ Министерства обороны, до 10 мая из части не отпускать...

-Мне разрешили, как "Отличнику ВВС", и Боевой и политической подготовки...

-Ясно... Кандидатом в КПСС в части принимали?

-Так точно...

-Вот что я тебе скажу, сынок...

Сейчас везде усиленные патрули, в связи с праздниками. Гребут метлой. Я понимаю, что ты уже почти гражданский, но очень обидно будет, что отпустили раньше - а домой прибудешь на десять дней позже. Имей ввиду

-Спасибо, товарищ полковник.

        Откозыряв, я пошел дальше, нашел местечко, пристроился и больше по вокзалу не бродил.

        Наконец подошел дачный пятьсот веселый поезд, и я сел в вагон. Этот поезд останавливался у каждого столба, даже, когда поселений не было. Одна дорога, от которой до деревни дойти или доехать можно.

        Наконец то, во втором часу дня добрался до Саракташа. Я выскочил из вагона и бегом побежал домой.

        До дома было километра четыре, но я пробежал их минут за двадцать. Прибегаю к дому, захожу во двор. Двери в сени открыты, а дома никого нет.  Туда-сюда и не знаю, что и думать.

        Тут открывается калитка и входит бабуля. Увидела меня и заголосила:

-Ох, внучек, не уберегли!

        Я так и сел. Ноги подкосились. Оказалось, что дочь простудилась и заболела воспалением легких. И их положили в больницу.

        Я бабуле попенял, что так пугать не нужно. А сам сел на велосипед и поехал в больницу.

        Вот такая была у меня встреча с женой и дочкой.

        Жена рассказала, что бабулю чуть не заарестовали. Она самогон гнала, и кто-то заложил. Если бы не мой приезд, точно дело бы открыли. А так, вошли в положение. И еще купили три ящика перцовой и ящик вина.

        С этим я и уехал домой, пообещав, что много до их возвращения употреблять не буду.

        Приехал домой. Походил по двору, посмотрел огород, заглянул в сарай.

А там стоит мотоцикл. Как ушел в армию, так прислонил к стенке, укрыл старыми телогрейками, так он и простоял почти два года.

        Вывел его во двор, качнул, слышу, бензин плещется. Вывернул пробку, и дощечкой тщательно в баке размешал остатки топлива. Пнул скобу - он и завелся.

        Прогрел минут десять, сел и поехал на заправку.

        На заправке молодые ребята поздравили с возвращение, проверили машину, заправили... Рассчитался за бензин и оставил на пару бутылок вина, чтобы отметили мой дембель...

        Доехал почти до дому, а тут решил проехать до леса и обратно... Давно не ездил, потянуло. Да еще мотор так заманчиво урчал...

        Жму на газ,  смотрю, как земля под колеса бросается... Поднимаю голову, а тут овраг. А дорога серпантином спускается с одного берега и поднимается на другой. Я по тормозам, мотоцикл заносит, падаю. Фару разбил, подножку погнул, кронштейн трубы тоже. И колено - в хлам.

       В голове гудит. Поднимаюсь, а на той стороне оврага мужик стоит и со смеху угорает, аж руками взмахивает!

       Нащупал каменюку и полез в овраг, к этому мужику. Поднимаюсь, а это - чучело. Ветер дует, и рукава болтаются.

       Плюнул, вернулся к мотоциклу. По колену кровь течет, а суконные армейские брюки целые. Вот качество было!

       Поднял с земли, думал пехом переть придется, но он завелся с пол-оборота. Сел и поехал к другу.

       Пока доехал, в ботинке полно крови. Жена друга промыла рану, обработала, забинтовала. Друг носки принес, а сам аппаратом занялся. За полчаса все поправил. Выпили мы втроем бутылку водки, и я домой поехал.

      Бабушка как увидела забинтованную ногу, опять заохала! Еле успокоил...

      Три дня гуляли... по-деревенски. Пока все не выпили - не успокоились. А на четвертый бабуля нам заявила, что дом продавать надо, так как шашель ест (жучок древесный). Одним словом, линять нам надо.

       Можно было квартиру поискать и снова на завод устроиться. А там на очередь встать. Но решили мы в Ташкент возвращаться. Отец тогда в ГОСНИТИ зам начальника конструкторского отдела работал, мог поспособствовать в трудоустройстве.

        И вот я, вначале июля, с трехлетней дочерью в Ташкент на поезде поехал, а жена осталась магазин сдавать. Молодые были - безголовые.

        Дочь в вагоне двое суток орала, житья никому не давала, еле доехали. В Ташкенте отец с матерью нас встретили, и я смог хоть немного поспать.

        Кошмар этот продолжался. Ночью, чтобы родители смогли несколько часов поспать, я заворачивал дочь в одеяло, выходил на проспект, садился на скамейку и показывал ей звездное небо, приговаривая, что вон мама летит на самолете. Она засыпала, а я сидел и караулил...

        В ГОСНИТИ (Государственный Научно Исследовательский Технологический Институт ремонта и эксплуатации машинотракторного парка) начальник техотдела № 2 (Уманский) брал меня на 120 рублей, но жилья выбивать не захотел. А начальник техотдела № 3 Усачев Семен Семеныч давал 100 рублей, но обещал выбить комнату в коммуналке, так как у него увольнялся человек, который там жил. Выбора не было, пришлось соглашаться...

        А в этой комнате нужно было еще и ремонт делать...

                                          продолжение следует...

Рейтинг: 0 118 просмотров
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!