ГлавнаяПрозаМалые формыРассказы → Ночные рассказы... Возвращение

Ночные рассказы... Возвращение

31 июля 2014 - Wladimir

Ночные рассказы...Возвращение


 

                  ВОЗВРАЩЕНИЕ

       В предыдущих своих рассказах я остановился на том, что мои армейские друзья проводили меня на железнодорожную станцию в Вольске. Пошел я в воинскую кассу, где мне сказали, что на сегодня на ближащий поезд плацкартных билетов нет, так как поезд проходящий. Если сегодня закажут, то завтра утром смогу уехать в плацкартном вагоне.

       Меня это совсем не устраивало, и я согласился в общий.

       Дали мне картонку, и я с трудом сел в общий вагон, где пристроился в отсек  к теткам с молодым парнем.

       Я так устал, что с их разрешения освободил третью полку под потолком, сунул под голову рюкзак и почти мгновенно заснул.

       Под утро тетки меня разбудили и сказали, что ночью была проверка, и они мой билет отдали тому мальчишке, так как у него билета не было. А ревизору сказали, что там солдат спит, он и не стал будить, потому что все солдаты брали билеты в воинской кассе и без билетов не ездили.

       Под утро приехали в Куйбышев (нынче - Самара). Этот парень тоже добирался в Оренбург, поэтому от меня не отходил. Пришлось и ему купить билет, хотя для меня он был бесплатный.

       Сели в поезд. Вышли в тамбур покурить. Он мне рассказал, что едет к тетке в Беляевку. По пути его на вокзале обокрали, когда он заснул. Вот так зайцем и добирается.

       Я посетовал, что до Беляевки поезда нет, а на автобусе зайцем не проедешь, и дал ему двадцать рублей на билет и на еду, так как он со вчерашнего дня ничего не ел (кстати, я - тоже). Он просил меня мой адрес, что бы вернуть деньги. Адреса я ему не дал. Сказал, чтобы он нашел бедную старуху и купил ей дрова или угля на зиму. И мы будем с ним в расчете...

        В Оренбурге мы расстались. Он все стоял и благодарил меня. И я с трудом его отправил на остановку автобуса.

        До поезда в Саракташ у меня оставалось часа два, и я уже в мыслях был дома.

        Иду по перрону. Навстречу полковник. Посмотрел я на него задумчиво и пошел дальше. Слышу голос:

-Солдат, подойдите ко мне...

        Пришел в себя. Чую - погорел. Подхожу строевым, докладываю:

- Товарищ полковник, ефрейтор такой-то по вашему приказанию прибыл.

-Ваши документы!

        Все, думаю, гарнизонной гауптвахты  не миновать! Вынимаю, подаю документы.

        Полковник внимательно просмотрел и стал задавать вопросы:

-Был приказ Министерства обороны, до 10 мая из части не отпускать...

-Мне разрешили, как "Отличнику ВВС", и Боевой и политической подготовки...

-Ясно... Кандидатом в КПСС в части принимали?

-Так точно...

-Вот что я тебе скажу, сынок...

Сейчас везде усиленные патрули, в связи с праздниками. Гребут метлой. Я понимаю, что ты уже почти гражданский, но очень обидно будет, что отпустили раньше - а домой прибудешь на десять дней позже. Имей ввиду

-Спасибо, товарищ полковник.

        Откозыряв, я пошел дальше, нашел местечко, пристроился и больше по вокзалу не бродил.

        Наконец подошел дачный пятьсот веселый поезд, и я сел в вагон. Этот поезд останавливался у каждого столба, даже, когда поселений не было. Одна дорога, от которой до деревни дойти или доехать можно.

        Наконец то, во втором часу дня добрался до Саракташа. Я выскочил из вагона и бегом побежал домой.

        До дома было километра четыре, но я пробежал их минут за двадцать. Прибегаю к дому, захожу во двор. Двери в сени открыты, а дома никого нет.  Туда-сюда и не знаю, что и думать.

        Тут открывается калитка и входит бабуля. Увидела меня и заголосила:

-Ох, внучек, не уберегли!

        Я так и сел. Ноги подкосились. Оказалось, что дочь простудилась и заболела воспалением легких. И их положили в больницу.

        Я бабуле попенял, что так пугать не нужно. А сам сел на велосипед и поехал в больницу.

        Вот такая была у меня встреча с женой и дочкой.

        Жена рассказала, что бабулю чуть не заарестовали. Она самогон гнала, и кто-то заложил. Если бы не мой приезд, точно дело бы открыли. А так, вошли в положение. И еще купили три ящика перцовой и ящик вина.

        С этим я и уехал домой, пообещав, что много до их возвращения употреблять не буду.

        Приехал домой. Походил по двору, посмотрел огород, заглянул в сарай.

А там стоит мотоцикл. Как ушел в армию, так прислонил к стенке, укрыл старыми телогрейками, так он и простоял почти два года.

        Вывел его во двор, качнул, слышу, бензин плещется. Вывернул пробку, и дощечкой тщательно в баке размешал остатки топлива. Пнул скобу - он и завелся.

        Прогрел минут десять, сел и поехал на заправку.

        На заправке молодые ребята поздравили с возвращение, проверили машину, заправили... Рассчитался за бензин и оставил на пару бутылок вина, чтобы отметили мой дембель...

        Доехал почти до дому, а тут решил проехать до леса и обратно... Давно не ездил, потянуло. Да еще мотор так заманчиво урчал...

        Жму на газ,  смотрю, как земля под колеса бросается... Поднимаю голову, а тут овраг. А дорога серпантином спускается с одного берега и поднимается на другой. Я по тормозам, мотоцикл заносит, падаю. Фару разбил, подножку погнул, кронштейн трубы тоже. И колено - в хлам.

       В голове гудит. Поднимаюсь, а на той стороне оврага мужик стоит и со смеху угорает, аж руками взмахивает!

       Нащупал каменюку и полез в овраг, к этому мужику. Поднимаюсь, а это - чучело. Ветер дует, и рукава болтаются.

       Плюнул, вернулся к мотоциклу. По колену кровь течет, а суконные армейские брюки целые. Вот качество было!

       Поднял с земли, думал пехом переть придется, но он завелся с пол-оборота. Сел и поехал к другу.

       Пока доехал, в ботинке полно крови. Жена друга промыла рану, обработала, забинтовала. Друг носки принес, а сам аппаратом занялся. За полчаса все поправил. Выпили мы втроем бутылку водки, и я домой поехал.

      Бабушка как увидела забинтованную ногу, опять заохала! Еле успокоил...

      Три дня гуляли... по-деревенски. Пока все не выпили - не успокоились. А на четвертый бабуля нам заявила, что дом продавать надо, так как шашель ест (жучок древесный). Одним словом, линять нам надо.

       Можно было квартиру поискать и снова на завод устроиться. А там на очередь встать. Но решили мы в Ташкент возвращаться. Отец тогда в ГОСНИТИ зам начальника конструкторского отдела работал, мог поспособствовать в трудоустройстве.

        И вот я, вначале июля, с трехлетней дочерью в Ташкент на поезде поехал, а жена осталась магазин сдавать. Молодые были - безголовые.

        Дочь в вагоне двое суток орала, житья никому не давала, еле доехали. В Ташкенте отец с матерью нас встретили, и я смог хоть немного поспать.

        Кошмар этот продолжался. Ночью, чтобы родители смогли несколько часов поспать, я заворачивал дочь в одеяло, выходил на проспект, садился на скамейку и показывал ей звездное небо, приговаривая, что вон мама летит на самолете. Она засыпала, а я сидел и караулил...

        В ГОСНИТИ (Государственный Научно Исследовательский Технологический Институт ремонта и эксплуатации машинотракторного парка) начальник техотдела № 2 (Уманский) брал меня на 120 рублей, но жилья выбивать не захотел. А начальник техотдела № 3 Усачев Семен Семеныч давал 100 рублей, но обещал выбить комнату в коммуналке, так как у него увольнялся человек, который там жил. Выбора не было, пришлось соглашаться...

        А в этой комнате нужно было еще и ремонт делать...

                                          продолжение следует...

© Copyright: Wladimir, 2014

Регистрационный номер №0229738

от 31 июля 2014

[Скрыть] Регистрационный номер 0229738 выдан для произведения:

Ночные рассказы...Возвращение


 

                  ВОЗВРАЩЕНИЕ

       В предыдущих своих рассказах я остановился на том, что мои армейские друзья проводили меня на железнодорожную станцию в Вольске. Пошел я в воинскую кассу, где мне сказали, что на сегодня на ближащий поезд плацкартных билетов нет, так как поезд проходящий. Если сегодня закажут, то завтра утром смогу уехать в плацкартном вагоне.

       Меня это совсем не устраивало, и я согласился в общий.

       Дали мне картонку, и я с трудом сел в общий вагон, где пристроился в отсек  к теткам с молодым парнем.

       Я так устал, что с их разрешения освободил третью полку под потолком, сунул под голову рюкзак и почти мгновенно заснул.

       Под утро тетки меня разбудили и сказали, что ночью была проверка, и они мой билет отдали тому мальчишке, так как у него билета не было. А ревизору сказали, что там солдат спит, он и не стал будить, потому что все солдаты брали билеты в воинской кассе и без билетов не ездили.

       Под утро приехали в Куйбышев (нынче - Самара). Этот парень тоже добирался в Оренбург, поэтому от меня не отходил. Пришлось и ему купить билет, хотя для меня он был бесплатный.

       Сели в поезд. Вышли в тамбур покурить. Он мне рассказал, что едет к тетке в Беляевку. По пути его на вокзале обокрали, когда он заснул. Вот так зайцем и добирается.

       Я посетовал, что до Беляевки поезда нет, а на автобусе зайцем не проедешь, и дал ему двадцать рублей на билет и на еду, так как он со вчерашнего дня ничего не ел (кстати, я - тоже). Он просил меня мой адрес, что бы вернуть деньги. Адреса я ему не дал. Сказал, чтобы он нашел бедную старуху и купил ей дрова или угля на зиму. И мы будем с ним в расчете...

        В Оренбурге мы расстались. Он все стоял и благодарил меня. И я с трудом его отправил на остановку автобуса.

        До поезда в Саракташ у меня оставалось часа два, и я уже в мыслях был дома.

        Иду по перрону. Навстречу полковник. Посмотрел я на него задумчиво и пошел дальше. Слышу голос:

-Солдат, подойдите ко мне...

        Пришел в себя. Чую - погорел. Подхожу строевым, докладываю:

- Товарищ полковник, ефрейтор такой-то по вашему приказанию прибыл.

-Ваши документы!

        Все, думаю, гарнизонной гауптвахты  не миновать! Вынимаю, подаю документы.

        Полковник внимательно просмотрел и стал задавать вопросы:

-Был приказ Министерства обороны, до 10 мая из части не отпускать...

-Мне разрешили, как "Отличнику ВВС", и Боевой и политической подготовки...

-Ясно... Кандидатом в КПСС в части принимали?

-Так точно...

-Вот что я тебе скажу, сынок...

Сейчас везде усиленные патрули, в связи с праздниками. Гребут метлой. Я понимаю, что ты уже почти гражданский, но очень обидно будет, что отпустили раньше - а домой прибудешь на десять дней позже. Имей ввиду

-Спасибо, товарищ полковник.

        Откозыряв, я пошел дальше, нашел местечко, пристроился и больше по вокзалу не бродил.

        Наконец подошел дачный пятьсот веселый поезд, и я сел в вагон. Этот поезд останавливался у каждого столба, даже, когда поселений не было. Одна дорога, от которой до деревни дойти или доехать можно.

        Наконец то, во втором часу дня добрался до Саракташа. Я выскочил из вагона и бегом побежал домой.

        До дома было километра четыре, но я пробежал их минут за двадцать. Прибегаю к дому, захожу во двор. Двери в сени открыты, а дома никого нет.  Туда-сюда и не знаю, что и думать.

        Тут открывается калитка и входит бабуля. Увидела меня и заголосила:

-Ох, внучек, не уберегли!

        Я так и сел. Ноги подкосились. Оказалось, что дочь простудилась и заболела воспалением легких. И их положили в больницу.

        Я бабуле попенял, что так пугать не нужно. А сам сел на велосипед и поехал в больницу.

        Вот такая была у меня встреча с женой и дочкой.

        Жена рассказала, что бабулю чуть не заарестовали. Она самогон гнала, и кто-то заложил. Если бы не мой приезд, точно дело бы открыли. А так, вошли в положение. И еще купили три ящика перцовой и ящик вина.

        С этим я и уехал домой, пообещав, что много до их возвращения употреблять не буду.

        Приехал домой. Походил по двору, посмотрел огород, заглянул в сарай.

А там стоит мотоцикл. Как ушел в армию, так прислонил к стенке, укрыл старыми телогрейками, так он и простоял почти два года.

        Вывел его во двор, качнул, слышу, бензин плещется. Вывернул пробку, и дощечкой тщательно в баке размешал остатки топлива. Пнул скобу - он и завелся.

        Прогрел минут десять, сел и поехал на заправку.

        На заправке молодые ребята поздравили с возвращение, проверили машину, заправили... Рассчитался за бензин и оставил на пару бутылок вина, чтобы отметили мой дембель...

        Доехал почти до дому, а тут решил проехать до леса и обратно... Давно не ездил, потянуло. Да еще мотор так заманчиво урчал...

        Жму на газ,  смотрю, как земля под колеса бросается... Поднимаю голову, а тут овраг. А дорога серпантином спускается с одного берега и поднимается на другой. Я по тормозам, мотоцикл заносит, падаю. Фару разбил, подножку погнул, кронштейн трубы тоже. И колено - в хлам.

       В голове гудит. Поднимаюсь, а на той стороне оврага мужик стоит и со смеху угорает, аж руками взмахивает!

       Нащупал каменюку и полез в овраг, к этому мужику. Поднимаюсь, а это - чучело. Ветер дует, и рукава болтаются.

       Плюнул, вернулся к мотоциклу. По колену кровь течет, а суконные армейские брюки целые. Вот качество было!

       Поднял с земли, думал пехом переть придется, но он завелся с пол-оборота. Сел и поехал к другу.

       Пока доехал, в ботинке полно крови. Жена друга промыла рану, обработала, забинтовала. Друг носки принес, а сам аппаратом занялся. За полчаса все поправил. Выпили мы втроем бутылку водки, и я домой поехал.

      Бабушка как увидела забинтованную ногу, опять заохала! Еле успокоил...

      Три дня гуляли... по-деревенски. Пока все не выпили - не успокоились. А на четвертый бабуля нам заявила, что дом продавать надо, так как шашель ест (жучок древесный). Одним словом, линять нам надо.

       Можно было квартиру поискать и снова на завод устроиться. А там на очередь встать. Но решили мы в Ташкент возвращаться. Отец тогда в ГОСНИТИ зам начальника конструкторского отдела работал, мог поспособствовать в трудоустройстве.

        И вот я, вначале июля, с трехлетней дочерью в Ташкент на поезде поехал, а жена осталась магазин сдавать. Молодые были - безголовые.

        Дочь в вагоне двое суток орала, житья никому не давала, еле доехали. В Ташкенте отец с матерью нас встретили, и я смог хоть немного поспать.

        Кошмар этот продолжался. Ночью, чтобы родители смогли несколько часов поспать, я заворачивал дочь в одеяло, выходил на проспект, садился на скамейку и показывал ей звездное небо, приговаривая, что вон мама летит на самолете. Она засыпала, а я сидел и караулил...

        В ГОСНИТИ (Государственный Научно Исследовательский Технологический Институт ремонта и эксплуатации машинотракторного парка) начальник техотдела № 2 (Уманский) брал меня на 120 рублей, но жилья выбивать не захотел. А начальник техотдела № 3 Усачев Семен Семеныч давал 100 рублей, но обещал выбить комнату в коммуналке, так как у него увольнялся человек, который там жил. Выбора не было, пришлось соглашаться...

        А в этой комнате нужно было еще и ремонт делать...

                                          продолжение следует...

Рейтинг: 0 147 просмотров
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!

Популярная проза за месяц
116
109
105
94
84
83
81
81
78
76
75
74
73
70
68
66
66
65
Кукла колдуна 9 июля 2017 (Demen Keaper)
57
57
56
55
53
51
51
51
50
45
43
38