ГлавнаяВся прозаМалые формыРассказы → Ночные рассказы... Первый блин...

 

Ночные рассказы... Первый блин...

4 августа 2014 - Wladimir

Ночные рассказы... Первый блин...


   Первый блин…

       Конец ноября. Вызывает меня шеф и говорит, что надо лететь в командировку в Душанбе. Пришло указание из Центра, проверить состояние стендов испытания тракторных двигателей на ремонтных предприятиях.

       Оформил я командировку, забрал специальные бланки, купил билет и вылетел в Душанбе.

        С самого начала командировка не заладилась. Сложил вещи в автоматическую камеру хранения и поехал в Республиканскую Сельхозтехнику. Оформил прибытие и договорился, что с завтрашнего дня начну работать. Приехал за вещами, а камера не открывается. И так и сяк – никакого эффекта. На четвертый раз зазвенел звонок и подошел мент. Я ему говорю, что набираю код, а камера не реагирует.

       Он позвал работника камеры хранения и двух свидетелей. Тот открыл камеру своим ключом. (Код и там и там был одинаковым). После чего мент у меня спросил, что там в портфеле. Я назвал. Они открыли и проверили. После чего оформили протокол и содрали с меня пять рублей. Никакие аргументы, что это дефект камеры, не подействовали…(по-моему, так они наваривались, так как я просто деньги отдал).

       Мест в гостинице, как всегда, не оказалось. До часу ночи просидел в холле, а в час ночи принесли раскладушку в один номер. Содрали деньги , и я заснул часов на шесть. Утром забрал вещички и ушел на работу.

       В Сельхозтехнике меня отправили в отдел испытательного оборудования, сунули папки с документацией и все на этом.

        В отделе сидели три молодых таджика. Видно, по распределению попали.

       Я посидел часа два и захотел в туалет. Туалет был во внутреннем дворе. Я, не одеваясь, вышел из комнаты.

       Придя назад, я оделся, попрощался с таджиками и вышел…

       Когда проходил через площадь, решил посидеть на скамейке и подумать. Опять нужно было искать гостиницу. Но прежде надо было где-то перекусить.

       Достал бумажник, открываю, а там вместо ста девяносто рублей лежит червонец!... Пока ходил в туалет, меня таджики и обокрали. Хоть червонец оставили, что б совсем не пропал!

       Сижу я, как мешком пришибленный. Наконец, пришел в себя. Что-то ведь делать надо?

       Позвонил домой родителям. Отец сказал, что пошлет сорок рублей на Главпочтамт до востребования. А пока, я могу поехать по указанному им адресу и переночевать.

       Делать нечего, поехал по указанному адресу. Это были знакомые матери. Как смог, пояснил ситуацию и они приняли меня хорошо.

       Утром попрощался. Мне сказали, если деньги не пришли, то чтобы снова приходил.

Деньги пришли. Я все же решил зайти в тот отдел.

Прихожу, вижу, эти молодцы с огромного бодуна, в глаза не смотрят.

«Спасибо, -говорю,- хоть десятку оставили!» Молчат…

Вышел я, ушел на автовокзал и уехал в Курган-Тюбе.

       Дорога шла постоянно наверх. Сначала на один перевал, затем – на другой…

       Мотор автобуса натужно выл, на малой передаче. И под этот вой я заснул и спал до самого города…

       В Курган-Тюбе управился за пару дней. Решил пройтись пешком, посмотреть город. Но смотреть особо то и нечего было. Разве что поразили огромного вида собаки, лежащие на тротуарах. Люди обходили их стороной, сходя на проезжую часть дороги. Это были алабаи. Иной прохожий остановится, пороется в сумке и вытащит полбуханки хлеба или лепешку и даст собаке. Те при людях никогда не ели. Подгребет лапой под себя и смотрит. Затем меланхольно отвернется.

       На следующий день я уехал в Душанбе, а оттуда вылетел домой.

       Прихожу на работу, сдаю Усачеву документы, вижу, он краснеет от бешенства. Затем начинает орать, что командировку мне не засчитает и с меня все затраты через бухгалтерию сдерут.

       Ничего не понимаю. Наконец его зам, Охман Семен Петрович, поясняет, что я печати не поставил!!!

       Оглушенный, выхожу в сад, сажусь на скамейку. В голове, сумбур. Думаю, на сто девяносто обокрали, больше сотни сдерут, квартальную премию не дадут. Вот вляпался!

       Выходит Охман, спрашивает, как это я так попал. Говорю, про печати мне никто ничего не говорил. Командировка у меня первая, да еще там обокрали.

       Петрович спросил, почему я ничего про это не сказал. Я ответил, что кому до этого дело?...

       Семен ушел. Минут через пятнадцать вышел и сказал, что может все уладится. Взяли ГАЗик и поехали в Ленинабад( в Таджикистане) за триста километров. Там в реммастерской поставят печати. А в Москве никто на них и смотреть не будет. Сразу в архив и засунут, только галочку поставят, что выполнено…

       Так оно и вышло….

             продолжение следует…

© Copyright: Wladimir, 2014

Регистрационный номер №0230520

от 4 августа 2014

[Скрыть] Регистрационный номер 0230520 выдан для произведения:

Ночные рассказы... Первый блин...


   Первый блин…

       Конец ноября. Вызывает меня шеф и говорит, что надо лететь в командировку в Душанбе. Пришло указание из Центра, проверить состояние стендов испытания тракторных двигателей на ремонтных предприятиях.

       Оформил я командировку, забрал специальные бланки, купил билет и вылетел в Душанбе.

        С самого начала командировка не заладилась. Сложил вещи в автоматическую камеру хранения и поехал в Республиканскую Сельхозтехнику. Оформил прибытие и договорился, что с завтрашнего дня начну работать. Приехал за вещами, а камера не открывается. И так и сяк – никакого эффекта. На четвертый раз зазвенел звонок и подошел мент. Я ему говорю, что набираю код, а камера не реагирует.

       Он позвал работника камеры хранения и двух свидетелей. Тот открыл камеру своим ключом. (Код и там и там был одинаковым). После чего мент у меня спросил, что там в портфеле. Я назвал. Они открыли и проверили. После чего оформили протокол и содрали с меня пять рублей. Никакие аргументы, что это дефект камеры, не подействовали…(по-моему, так они наваривались, так как я просто деньги отдал).

       Мест в гостинице, как всегда, не оказалось. До часу ночи просидел в холле, а в час ночи принесли раскладушку в один номер. Содрали деньги , и я заснул часов на шесть. Утром забрал вещички и ушел на работу.

       В Сельхозтехнике меня отправили в отдел испытательного оборудования, сунули папки с документацией и все на этом.

        В отделе сидели три молодых таджика. Видно, по распределению попали.

       Я посидел часа два и захотел в туалет. Туалет был во внутреннем дворе. Я, не одеваясь, вышел из комнаты.

       Придя назад, я оделся, попрощался с таджиками и вышел…

       Когда проходил через площадь, решил посидеть на скамейке и подумать. Опять нужно было искать гостиницу. Но прежде надо было где-то перекусить.

       Достал бумажник, открываю, а там вместо ста девяносто рублей лежит червонец!... Пока ходил в туалет, меня таджики и обокрали. Хоть червонец оставили, что б совсем не пропал!

       Сижу я, как мешком пришибленный. Наконец, пришел в себя. Что-то ведь делать надо?

       Позвонил домой родителям. Отец сказал, что пошлет сорок рублей на Главпочтамт до востребования. А пока, я могу поехать по указанному им адресу и переночевать.

       Делать нечего, поехал по указанному адресу. Это были знакомые матери. Как смог, пояснил ситуацию и они приняли меня хорошо.

       Утром попрощался. Мне сказали, если деньги не пришли, то чтобы снова приходил.

Деньги пришли. Я все же решил зайти в тот отдел.

Прихожу, вижу, эти молодцы с огромного бодуна, в глаза не смотрят.

«Спасибо, -говорю,- хоть десятку оставили!» Молчат…

Вышел я, ушел на автовокзал и уехал в Курган-Тюбе.

       Дорога шла постоянно наверх. Сначала на один перевал, затем – на другой…

       Мотор автобуса натужно выл, на малой передаче. И под этот вой я заснул и спал до самого города…

       В Курган-Тюбе управился за пару дней. Решил пройтись пешком, посмотреть город. Но смотреть особо то и нечего было. Разве что поразили огромного вида собаки, лежащие на тротуарах. Люди обходили их стороной, сходя на проезжую часть дороги. Это были алабаи. Иной прохожий остановится, пороется в сумке и вытащит полбуханки хлеба или лепешку и даст собаке. Те при людях никогда не ели. Подгребет лапой под себя и смотрит. Затем меланхольно отвернется.

       На следующий день я уехал в Душанбе, а оттуда вылетел домой.

       Прихожу на работу, сдаю Усачеву документы, вижу, он краснеет от бешенства. Затем начинает орать, что командировку мне не засчитает и с меня все затраты через бухгалтерию сдерут.

       Ничего не понимаю. Наконец его зам, Охман Семен Петрович, поясняет, что я печати не поставил!!!

       Оглушенный, выхожу в сад, сажусь на скамейку. В голове, сумбур. Думаю, на сто девяносто обокрали, больше сотни сдерут, квартальную премию не дадут. Вот вляпался!

       Выходит Охман, спрашивает, как это я так попал. Говорю, про печати мне никто ничего не говорил. Командировка у меня первая, да еще там обокрали.

       Петрович спросил, почему я ничего про это не сказал. Я ответил, что кому до этого дело?...

       Семен ушел. Минут через пятнадцать вышел и сказал, что может все уладится. Взяли ГАЗик и поехали в Ленинабад( в Таджикистане) за триста километров. Там в реммастерской поставят печати. А в Москве никто на них и смотреть не будет. Сразу в архив и засунут, только галочку поставят, что выполнено…

       Так оно и вышло….

             продолжение следует…

Рейтинг: 0 145 просмотров
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!